В блоге выкладываются рассказы.
Комментарии приветствуются, но не в этой теме.
Все опечатки, ошибки, в том числе и в пунктуации остаются на моей совести.

++

- Проходите, пожалуйста, Анечка. Позвольте я возьму ваше пальто, нет, обувь снимать не надо. Полы я не мыл.
В прихожей пахло кислой капустой и затхлостью, как будто квартиру не проветривали уже несколько месяцев. Но в целом было довольно чисто и опрятно. Уж ей-то было с чем сравнивать. В качестве социального работника она повидала множество квартир пожилых людей. Мало кто из них уже был способен поддерживать жилплощадь в порядке. Впрочем, к помощи социальных работников благополучные старики редко обращались. Им, как правило, есть с кем поговорить, и кому о них позаботиться.
Она сняла пальто и передала хозяину. Он аккуратно повесил его на крючок и указал в направлении кухни.
- Я - Вячеслав, мы с вами разговаривали по телефону. 
- Рада очному знакомству, - кивнула Аня, проходя вперёд. Сумочку девушка оставила также в прихожей, спрятав смартфон в кармашек внутри. Телефон мог зазвонить, а это сбило бы с нужного настроя, даже если он стоял на вибровызове. Ничего, полчаса без неё проживут. Возьмет его чуть позже.
- Присаживайтесь, пожалуйста, я налью нам чая.
Кухня тоже не казалось заброшенной, но вряд ли на ней готовили часто и вообще проводили много времени. Слишком уж чистенькая для человека, который не помыл полы.
На столе стояли две чашки из старого, должно быть ещё советского сервиза: на кромке была золотая кайма, которую она видела разве что у своей бабушки.
В центре расположилась тарелка, наполненная с горкой печеньем курабье, а по краям лежало несколько конфет «Золотой петушок».
- У вас очень уютно, - пододвинув чашку к нему поближе, чтобы легче было наполнить ее кипятком, из вежливости произнесла она.
- Благодарю, Анечка.
Когда Вячеслав сел напротив неё, она наконец получила возможность рассмотреть его повнимательнее. Он не был похож на мужчину, которому недавно исполнилось семьдесят пять лет. Она бы дала ему не более пятидесяти. Подтянутый, с едва выраженной сединой и неглубокими морщинами. На руках, которыми он держал свою чашку, не было заметных выпученных вен. Может быть, занимается спортом? Или просто с генетикой повезло. Как бы то ни было, ему многие ровесники могли бы позавидовать. Странно, зачем тогда ему все это? Он не похож на тяжело больного человека. Может, все дело в одиночестве? Бич современности. 
- Вы живете один? - поинтересовалась Аня. Фотографий на стенах не было, да и явное отсутствие женской руки в доме свидетельствовали в пользу этого факта. Чай был горячий, и она сделала маленький глоточек. 
- Увы. Я был женат однажды, но все закончилось много лет назад.
- А дети? 
- Не случились, - Вячеслав улыбнулся одними губами и взял печенье с тарелки. 
В других обстоятельствах могла бы возникнуть неловкая пауза, но Аня лишь удовлетворенно кивнула (ее мысль была верна) и непринужденно продолжила:
- Вы ознакомились с присланным мной договором? 
- Да-да, я даже его распечатал и подписал, нужна лишь ваша подпись, Анечка, как исполнителя, - Вячеслав тут же оживился, будто вернувшись из мутного омута своей памяти. Он развернулся и взял бумаги со столешницы позади себя и показал ей, но не отдал, вернув их на прежнее место. - Но прежде чем мы перейдем к делу, не могли бы вы рассказать о процедуре подробнее? Я читал, но не уверен, что все понял верно. 
- Да, конечно, - Аня улыбнулась. Она еще не получила сертификат, но это был лишь вопрос времени: экзамен был сдан, так что остались лишь формальности. Кроме того, Вячеслав не был ее первым клиентом. – Все просто. У нас у всех есть вживленный под кожу чип, который отслеживает наше здоровье и отправляет данные курирующему врачу. Новая прошивка этого чипа позволяет добавлять или списывать отведенное время. Для этого достаточно положить запястья донора и рецепиента друг на друга, вбить регистрационный номер в официальном приложении на планшете, компьютере или смартфоне и, вуаля, процедура идет автоматически. Чудеса современной медицины!
- И что, можно отдать определенное число лет, месяцев и дней? А если выбрать все, то процедура заканчивается смертью донора?
- Именно так, - с улыбкой подтвердила девушка и сделала несколько глотков из чашки.
- Но откуда я знаю, сколько мне осталось, если, например, не хочу отдавать все мне предначертанное?
- О, система делает все необходимые вычисления, анализирует здоровье, болезни, как существующие, так и будущие с помощью всевозможных показаний, и на основе статистики лет жизни с похожими заболеваниями, собранной за многие годы, делает выводы о сроке жизни.
- И какова вероятность ошибки?
- Система постоянно совершенствуется, так что в последнее время она точна как японские часы.
- А когда-то говорили «как швейцарские часы». Мир меняется, - со вздохом заметил Вячеслав.
- Время неумолимо, - согласилась Аня, тайком взглянув на часы. Ей еще в магазин надо успеть.
- И с этим так сложно смириться. Что вы будете делать с этими годами? Жить вечно?
- О, нет-нет, - усмехнулась Аня. – Технологии еще не зашли так далеко. Годы могут продлить молодость, но не дарят бессмертие.
- И много так вы уже накопили? – поинтересовался Вячеслав, отодвинув чашку в сторону и положив обе руки на стол, сцепив пальцы в замок.
- Нет, мне всего 22 года, мне это пока не нужно, - вновь улыбнулась Аня.  
- А что же вы делаете с этими годами?
- Это конфиденциальная информация, - в миг стала серьезной девушка.
- Да ладно, умирающему человеку можно же раскрыть секрет. Тем более все уже подписано.
- Ну, хорошо, знаете, есть много богатых людей, которые готовы приобрести годы, чтобы продлить активную часть своей жизни, вновь набраться сил.
- То есть вы на этом зарабатываете.
Аня лишь смущенно улыбнулась.
- А зачем им посредники? Почему они не могут работать с системой напрямую?
- Из-за контроля государства, конечно. Никто не хочет, чтобы этот рынок сбыта стал неконтролируемым, ну и, конечно, налоги…
- Но как же оно контролирует этот рынок, если такие как вы берете годы бесплатно и продаете их за деньги?
- Ну, система не совершена, так всегда бывает в начале.
- То есть такая пирамида. А что вы будете делать, когда специалистам по забору лет запретят записывать годы на себя?
- Будем выступать посредниками, ведь не всегда годы передаются родственникам или друзьям, - со знанием дела ответила Аня.
- Но зачем? Такие люди как я отдают вам годы безвозмездно, а вы наживаетесь на этом, - не унимался Вячеслав.
- Это обычная схема, - пожала плечами девушка. – Всегда нужен кто-то, кто все организует.
- Ну хотя бы достойные похороны вы обеспечиваете?
- Э, да, - ответ получился слишком быстрый.
- Хорошо, - Вячеслав потянулся за документами. – Распишитесь, пожалуйста, Анечка, и завершим сделку. Удивительно, вроде будущее наступило, а бумажки никуда не делись.
Улыбка вновь вернулась на лицо девушки. Она воспользовалась протянутой ей ручкой и подписала договор не раздумывая.
- Что ж, теперь, пожалуйста, вашу руку.
Вячеслав положил правую руку на стол, а рядом свой смартфон. Телефон неожиданно для девушки был относительно новой модели.
- Я приложение поставил, если вы не против, можно воспользоваться моей техникой.
- Почему бы и нет. Итак, надо сфотографировать договор и загрузить его в систему. Вот так, - Аня действовала быстро, повторяя хорошо заученную процедуру. – Дальше, нажмите, пожалуйста, на чип на запястье. Система посчитает отведенное вам время. Это займет пару минут. Я съем пока конфетку.
- Да, конечно, угощайтесь, - Вячеслав слабо улыбнулся. Он протянул ей конфету и чуть сжал ее руку. Затем мужчина нашел свой чип под кожей, и чуть надавил на него. На экране телефона замелькали цифры, считающие минуты, часы, дни, недели, месяцы и годы жизни.
Аня развернула конфету и сунула в рот, повернув голову к окну. Снег пошел. Рановато в этом году.
Телефон запищал.
- Ого! Тридцать три года семь месяцев, десять дней, пять часов и три минуты! Да у вас отменное здоровье!  
- Кажется, тут цифры пришли, - заметил Вячеслав. – Вводить?
- Да, давайте.
- Так, шестизначный код вбит, что теперь?
- Теперь… осталось только соприкоснуться запястьями. Может быть, вы что-то хотите сказать? Остались какие-то незавершенные дела?
- Я рад нашему знакомству, Анечка. Спасибо, что уделили мне время, - Вячеслав протянул ей перевернутую руку. Аня положила свою руку поверх его. – Что-то я ничего не чувствую, а вы?
- Так и должно быть. Пока время не подходит к концу, вы не ощущаете ничего необычного. А затем почувствуете слабость и просто уснете. Этот способ совершенно безболезнен, что и является его большим плюсом.
- Такое безболезненное самоубийство с пользой для другого человека. Вот он - 21 век.
- Да, именно так, - Аня свободной рукой потерла лоб. – Осталось еще десять лет. Ее взгляд упал на договор. Внезапно она заметила, что ее личные данные указаны на стороне донора, а данные Вячеслава на стороне реципиента. – Здесь ошибка!
- Такого быть не может. Ошибки нет, - спокойно ответил Вячеслав. Его щеки порозовели.
Аня в ужасе посмотрела на него, а затем попыталась отдернуть руку, но он поймал ее и не дал прекратить процедуру.
- Этому методу не хватает управления по блютус, правда? Это ведь так просто.
Аня уже ничего не могла сказать, силы стремительно оставляли ее. Вскоре она даже не смогла держать голову, и та со стуком встретилась со столом.
- Понимаете, Анечка, посредники – лишнее звено. Только и существуют, чтобы завышать цены. Но в данном случае, вы оказались очень полезны. Спасибо вам. Спасибо, что уделили мне свое драгоценное время.
Часы в коридоре пробили полдень.