Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Noir and the foggy colors


Noir and the foggy colors

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Участники: Robert Stanley, Kate Ferguson, Yuzuki Hori, Billy Williams, список может пополняться
Время и место: 30 августа 2015 года. Кентербери
Краткое описание: Никто не застрахован от ошибки на дороге. Ни знатный граф, ни скромный менеджер салона, ни массажистка, ни музыкант. Форс-мажорные обстоятельства, и перед лицом катастрофы вдруг все равны. Всем ли удастся быстро покинуть зону риска? Как следует себя вести, почувствовав приступ паники?

0

2

Прездку в Кентебери Кейт планировала давно, только изначально она должна была состояться раньше, пока погода была хорошая. Но работа диктовала свое, потом еще и обстоятельства то и дело менялись, и собираться пришлось теперь, когда погода немного ухудшилась, повысилась влажность и по утрам на местность опускался легкий туман.

Частенько ночью девушка не могла уснуть оттого, что замечталась с приятным предвкушением долгого общения с самым приятным человеком на земле, романтической обстановки, встречи с подлинным искусством и окружаюшей красотой. Маршрут поездки Кейт тщательно подбирала, много чего разузнала об окрестностях, и потом, эта поездка должна была стать очень личной. Но так не получилось.

Когда дата поездки приближалась, Кейт похвасталась о предстоящих выходных Юзуки и та проявила живой интерес ко всему. И Кейт предложила молодой сотруднице поехать вместе.

Непременно Кейт все рассказала Роберту, повздыхала немного в трубку и поездка превратилась из романтической в познавательную.
Но Кейт непременно нужно было попасть в Кентебери в августе по личным обстоятельствам, и еще нужно было оторваться от общей экскурсии каким-то образом. В Кентебери недавно умерла директор детского дома, в котором росла Кейт. И девушке было просто необходимо помочь ее дочке материально, чтобы та не продавала родительский дом. Надо было сделать это быстро и вернуться ко всем как можно более незаметно.

Поэтому с собой в назначенный день Кейт взяла подробную карту, закуски, термос с чаем. Все это поместилось в только что купленную элегантную сумочку от Диора. Как бы то ни было, но на этой поездке Кейт должна была выглядеть крайне стильно. Во-первых, рядом Роберт, а во-вторых, надо было произвести впечатление на оставшуюся сиротку, чтобы та не наделала глупостей и поверила Кейт. Поэтому привычные строгие костюмы сменились на короткие обтягивающие брюки, легкую летящую тунику и кожанную куртку, и, разумеется, никаких каблуков.

Отредактировано Kate Ferguson (2018-09-05 07:10:52)

+2

3

Иногда небеса делают людям подарки. Один из таких подарков, наиболее драгоценных и редких, но так часто не замечаемых людьми - возвращение к привычному чуду. Поверить в подобное трудно. Ведь чудо и считают таковым из-за его невозможности и неповторимости. Но Роберт не единожды получал явные доказательства того, что чудеса могут повторяться.  И отправляясь в эту поездку, он твердо рассчитывал на повторение чуда из далекого детства, когда перед его глазами впервые выплыли из туманной дымки очертания Кентерберийского собора. С тех пор он полюбил туманы. Ибо раз и навсегда поверил, что где-то в этом сером плену ждет освобождения удивительная красота. Надо только разглядеть ее. Только разглядеть...
        Он знал много мест, где думается, чувствуется и даже дышится по-другому. Мест, которые очищают и освобождают. Мест, из которых возвращаешься обновленным. Одним из них было Кентербери.
         Сейчас для него не было принципиальной разницы, ехать туда одному или в составе экскурсии. Сила, которой, как ему верилось, обладают эти места, действует одинаково на всех.
       Все, что Кейт щебетала в трубку, он знал и сам. Знал давно. А вот ее искренний восторг и неподдельный интерес к  предстоящей поездке оказался для него неожиданным. И даже приятным. По крайней мере отторжения не почему-то не вызывал. Если бы Роберта спросили сейчас о причине этого, он не смог бы ответить. Кентербери есть Кентербери. И да, она что-то говорила о прогулке по окрестностям. Зная ее удивительную способность становиться активной участницей всякого рода историй, он подумал, что эту путешественницу не помешало бы проводить. Просто так, на всякий случай. Ведь там же туман. Она может заблудиться. Поняв, что просто придумывает какие-то самооправдания по поводу того, почему он не против совместной поездки и прогулки, Роберт слегка рассердился. Не на Кейт. Скорее на себя. И, кажется, совершенно без причины. Хотя собеседнице этого почувствовать не дал. То ли из вежливости, то ли из сочувствия... Вдумываться не хотелось. Просто уж очень приподнятое настроение у нее было. Не хотелось его омрачать. Почему-то не хотелось... Воображение рисовало ему сейчас беззащитного маленького ребенка, открытого любому удару. У этого ребенка почему-то была внешность Кейт. И Роберт не ударил... То есть не отказал. Как отказывал некоторым леди во время так называемых "белых" танцев.
        Кроме верного фотоаппарата и небольшого количества легких закусок он взял с собой упаковку бинта. Мало ли, где придется гулять. Вдруг эта путешественница палец на прогулке порежет. У самого автобуса, к которому он надеялся прийти первым, его ждал сюрприз. С ним здоровался не беззащитный ребенок, а стильная красавица. Искренний комплимент сам сорвался с его губ. Правда он тут же осекся, мысленно возблагодарив небо за то, что другие участники экскурсии к месту отправления еще не подошли.
      - Ты обворожительна сегодня... Собираешься в гости?

Отредактировано Robert Stanley (2018-09-08 20:32:37)

+2

4

Кое-как освоившись в салоне при этом, так и не перешагнув через свои страхи, Юзуки вспомнила об учёбе. Нет, за всё это время она её вовсе не бросала, просто подвинула в приоритетах, и вследствие чего уделяла времени меньше, чем следовало бы. Однако поиметь из-за этого серьёзные проблемы пока не успела. А вот несерьёзных, но в тоже время ощутимых, нагребла вагон и маленькую тележку. И среди таких была необходимость подготовить доклад по теме связанной с экскурсиями. И в принципе ничего особенного и сложного, но найти на это время никак не удавалось. То лень разбирала, то просто не знала, за что ухватиться, а бывало и всё вместе. И так бы и маялась, если бы в один прекрасный день Кейт не похвастались предстоящей экскурсионной поездкой. Тут-то и пришло в голову воспользоваться таким прекрасным шансом.
Однако Юзуки напросилась не только из-за доклада. Она так же не оставляла попытки сблизиться с Кейт. Точнее ей казалось, что она уже была не пустым местом для неё, не просто подчинённой, которую легко заменить, а что-то да значила как человек. Иначе, зачем ей поведали об экскурсии? Ну и где-то в последнюю очередь экскурсия интересовала именно как экскурсия, как возможность посмотреть памятники истории. Подобные места она, конечно, любила, но не когда дел было по горло.
В общем, в дорогу Юзуки собралась налегке. Взяла с собой лишь университетский чёрный тряпочный рюкзак, украшенный розовыми цветами, а в него засунула воду, немного еды, блокнот для записей, простенький фотоаппарат и диктофон. Ну и ещё немного всяких мелочей, что обычно всегда носила с собой. Сама же оделась так же в чёрное, юбка до колен, блузка с длинным рукавом и кеды.
Явилась она без опоздания, но и не раньше времени. Не тот был случай, чтобы торопиться. Правда, когда заметила Кейт, шаг значительно ускорила, но приблизившись, замедлилась. Незнакомый мужчина, стоявший рядом с ней, сбил с толку.
— Доброе утро, — с лёгким поклоном обоим поздоровалась Юзуки, хотя будь Кейт сама и тогда бы просто сказала "привет".

+2

5

Путешествовал ли Билли? Конечно! Но  чаще всего это были какие то попутки, случайные знакомые или его друзья по жизни в городе. Он не был привязан к школе или работе. Тогда. Он мог в любое время отправиться в любой угол страны. Но.. Но он боялся оставлять маму. Пусть она сама пропадала, чем вызывала в его душе большие переживания, но все же он должен был быть в Лондоне. Его поездки были коротки и пока он не видел свою жизнь путешественником. Гитара и свобода- что еще нужно? Но время изменилось. Есть дед, есть Агата, все еще есть мама, временами есть работа. Но пока ему не так хорошо везет на нее как хотелось бы. И после того случая с гитарой даже было странно, что некоторые так относятся к творчеству. Да он играет на гитаре. Да на улице. Это ему в удовольствие, а не ради какой-то банальной цели разбогатеть и стать известным. Он не верит в сказки киношные, когда мимо проходит музыкальный продюсер и дарит билет в новую жизнь. Он сам построит себе свое будущее. Пусть путь будет сложен, но он чувствует прогресс.  Он уже  сам сочиняет. Но теперь в промежутках между какой-то обычной работой. Пусть он там устает, но  его голова отдыхает, когда дело доходит до творчества.  Лучше не поспать лишний час, чем не освоить новую мелодию. Он это делает для себя, а не для кого-то.   Это та мечта, что жила с ним на улице. И пусть теперь он не совсем уличный, но он все равно думает как тот мальчик в дырявом ботинке.
Даже не веря в счастливый случай, случай может случиться так сказать назло. Билли играл на улице. Пусть его мог кто-то увидеть, но он не просил милостыню. Он просто играл на лавочке. Нравится- не нравится его не волновало. Нравилось ему. Но его заметили и пригласили сыграть на каком-то мероприятии. Парень видел в этом только опыт.  И в назначенный день он пришел.  Организация была так себе. Но выбирать не приходилось.  В какой-то момент он даже пожалел, что согласился.  Пьяные шумные..  Гитара цела и слава богу- думал уже он.  И хоть ему и дали предоплату и он мог спокойно уйти не с пустыми руками, но.. он все же расчитывал на эти деньги. Но в этом шуме было сложно добиться нужного результата. И тот факт, что он нашел того, кто его привел сюда пока не работал в плюс.  И хоть они отошли, но все еще было шумновато. Да и этот хитрец пытался как то вывернуться из ситуации с деньгами. Но на счастье Билли внезапно появилась пара людей, должностями по выше.  Из их короткого диалога стало понятно, что музыку Уильямса они оценили. А один и вовсе видел в нем себя в молодости.. И он тоже когда-то играл на гитаре, когда жил в Кентебери.  И Билли все это старался не слушать. Но в какой то момент случилось что-то из серии: «Ты был в Кентбери? Как нет? Значит будешь?! Мы организуем! Приходи завтра по адресу..» В итоге Уильямс ушел с частью денег и визиткой. Вторую половину выудить из-за этих разговоров не получилось.  Пытать ли счастья в попытке забрать оставшееся? Билли решил рискнуть. Да и что- как будто его первый раз выгонят откуда-то. А так хотя бы можно будет попробовать вернуть оплату таки.  И его вспомнили. Не выгнали. Удивились про деньги и снова по пятому кругу рассказали о юношеских годах. Билли думал уже снова слинять так. Он не за сказками им тут приходил. Но разговор в итоге пришел к тому, что ему оплачивают эту поездку, раз тот нерадивый сотрудник так прокатил  с деньгами, да еще и им было сказано вообще о другой сумме. Так что  из-за жадности одного и благотворительности другого у Уильямса была оплаченная поездка. Зачем ему это? Он не понял, но дальше выкручиваться и требовать деньги вместо путешествия у него уже не было сил.  Потом решит что с этим делать. И чем ближе дата отъезда, тем больше он думал стоит ли ехать.  Хотя.. Хотя если судьбе так угодно, то пусть. Бесплатный сыр, так бесплатный.. Эту мышь уже ничем не напугаешь.  Билли все таки собрался и в обозначенный момент появился на месте отправления. Незнакомые люди его не пугали. Он не испытывал какой-то жажды постоянно говорить. Будет в дороге новую мелодию придумывать. Он едет за вдохновением. Остальное ему не нужно.  Выглядел он среднестатистически, без каких-то наворотов и лишних вещей. По минимуму. Только вот гитару оставил дома. Все-таки она место будет занимать. Хотя все равно в деталях его музыкальность просвечивалась. А именно в значках на рюкзаке.

+3

6

Туман сгущался, влажность достигла, казалось, предела, и Кейт поежилась, понимая, что неплохая прическая, которую она сооружала все утро, и еще вечером придумывала, не выдержила такой погоды. С сожалением пришлось распустить волосы. Застыв от услышанного, Кейт уставилась на Роберта.
- То есть в гости? В гости к красоте природы и замков Кентебери? - Тут же пришлось сдаться. - Откуда ты знаешь? Я совсем ненадолго, только забегу, настучу по голове одной девушке и вернусь. - Кейт смущенно заулыбалась.

Тут явилась Юзуки и Кейт уживленно поджала губв. Итак хрупкая на вид Юзуки оделась в темное, и сейчас выглядела совсем школьницей, не хватало передничка. И еще того хуже, рослая Кейт выглялела мамочкой. Ужасно неловкая ситуация, но ничего не попишешь. Кейт поздоровалась, также приятно улыбаясь.
- С Робертом ты знакома! Он же сделал тебе ту прекрасную фотографию, которой мы потом украсили наш сайт. Ты там такая взрослая и вдумчивая. - Кейт не фантазировала, фотография была великолепна. Хотя Фергюсон - ненадежный свидетель, ей казалось все замечательным, что связано с Робертом.

Уже стали подтягиваться припозднившееся. Две тучные дамочки, явно похожие друг на друга, скорее сестры, пожилая парочка. Вокруг бегали дети. Мальчик и девочка, они пришли самыми первыми и цепляли во всю родителей. Парочка студентов, две подруги с шикарным декольте. Вокруг вдруг стало очень шумно, людей было много.

Наконец, начали запускать в автобус, Пару слов сказала эскурсовод, представила водителя, объявила предварительную программу. Атмосфера была спокойной и непринужденной. Кто-то фотографировался, кто-то пил таблетки от тошноты, а кто-то уже доставал подушечку. Одна девушка заметно нервничала, Кейт очень хотела ее поддержать, но та сидела в начале салона.

Кейт сунула Юзуки распечатку экскурсии, а Роберту стала снова рассказывать о том, какое замечательное и уникальное место Кентебери, приводила какие - то факты, количесиво памятников Юнеско, особенности местнвх поверий. В целом, просто умничала.
А затем притихла. Автобус тронулся, городской пейзаж сменился на небольшие домики, деревья, и экскурсия выехала на трассу.

+2

7

Капризы погоды желания ехать не отбили ни у кого.  Даже на сгущавшийся туман почти никто не ворчал. Кроме одного мистера "Я-все-видел-и-знаю", какие попадаются, к огорчению экскурсоводов и попутчиков, почти в любой экскурсионной группе и мучают людей рассуждениями о том, что раньше гиды были профессиональнее, экскурсанты культурнее, а при таком тумане  поездку вообще отменяли или переносили из-за  погодных условий. Но сегодня омрачить людям удовольствие не смог бы даже этот господин, ибо он был сопровождаем весьма решительной супругой, вовремя остановившей превращение потока сознания в поток словесный. Дети, которых родители явно к этой экскурсии заранее не готовили, вообще воспринимали начало поездки как забавное приключение. Экскурсия будет смешанной, значит. На  таких интересно наблюдать за пассажирами, а вот экскурсовода немного жаль. Ведь рассказывать придется с многочисленными лирическими отступлениями, учитывая интересы разношерстной довольно аудитории: и девушек, поехавших развлекаться, и студентов, решивших, вероятно, совместить развлечение с обучением, и малышей, которым родители вовремя решили объяснить, что познавать мир можно не только с помощью оргтехники, и паренька, похожего на уличного музыканта, рванувшего в Кентербери за впечатлениями и вдохновением, и собравшейся "в гости к красоте" Кейт, которая со своим характером явно собиралась в эту поездку настолько основательно, что могла бы в случае необходимости сама ее и провести... "Тяжело ей будет. Интересно, справится ли она? Хотя должна. Неопытному человеку вряд ли доверят смешанную группу". Вспомнив свою собственную первую экскурсию, Роберт улыбнулся воспоминанию,  мысленно пожелал экскурсоводу удачи и повернулся к Кейт.
        - Я не знаю. Я догадываюсь. По виду. И по взгляду. Все будет хорошо.
        Большего он говорить не стал. Знал, что она поймет его и так. Этикет - хороший кляп. Особенно если собеседник не хочет показать свою слабость.  Даже такую мелкую, как комплекс по поводу прически. Ненужный комплекс. Ей пошла бы любая. То, что Кейт не напрашивалась на дежурные комплименты, вызывало уважение. А вот вторая цель поездки - повторную улыбку. "Если бы ударом по голове, хоть в прямом, хоть в переносном смысле, действительно можно было изменить человека, насколько меньше ошибок совершалось бы на земле!"
        - Слишком сильно стучать не стоит. Мозги надо вправлять деликатно. Так надежнее.
       Она была удивительно легким собеседником. С ней можно было не подбирать высоких слов. Почему-то сейчас ему нужно было именно это.
     Наконец экскурсия началась. Иногда профессиональная привычка подолгу смотреть людям в глаза сильно мешала ему. Так было и сейчас. Какая-то усталость в глазах представленного им водителя от Роберта не укрылась. Спутать ее с суровостью было невозможно. Впрочем, улыбка и не входила в профессиональные обязанности водителя. Его дело - жизнь пассажиров. И если бы что-то было не так, кто бы доверил ему автобус в котором едут женщины и дети? Поэтому об этой мелкой детали Роберт забыл довольно быстро. А вот женщина-экскурсовод со своей задачей справилась отлично. Ее короткая вводная сумела заинтересовать и детей, и взрослых. Да и закончив ее, их сопровождающая продолжала отвечать на вопросы ребятни.
       А он слушал вводную номер два. Вводную в исполнении Кейт. То ли слова, то ли музыку голоса слушал. Перебивать ее не хотелось. Когда человек делает что-то с душой, он меняется в лучшую сторону. Изменила ли Кейт дорога? Или она была такой? Или его восприятие исказил лондонский туман? Понять это было трудно. Хотелось просто смотреть и слушать. Тем временем автобус выезжал на трассу.

Отредактировано Robert Stanley (2018-09-21 07:34:30)

+2

8

— А простите, — чуть сильнее, чем в первый раз вновь поклонилась Юзуки, — не узнара.
Точнее она просто забыла его. Слишком много человек приходилось пропускать через себя как на работе, так и на учёбе. К тому же, несмотря на уже довольно длительное пребывание в Англии ещё не научилась хорошо различать европейские лица. Попадись два человека одного возраста с одинаковой причёской и всё, гарантировано будут проблемы. А ещё Юзуки поняла, что проблемы могут появиться, если продолжит маячить перед глазами у начальницы и фотографа. И потому получив распечатку экскурсии, отошла в сторонку ожидать посадки. Она, конечно, не так себе представляла начало, но как сложилось, так сложилось. Как-то расстраиваться по этому поводу не стала. Вместо этого с интересом понаблюдала за резво бегающими туда-сюда детьми и по воображала себя в роли мамы. И в отличие от большинства сверстниц от такой роли не отказалась бы. Хотя тут возникал конфликт с текущими планами на ближайшие будущее, а как всё совместить, пока не представляла.
Когда же началась посадка, Юзуки уже не стала как-либо тревожить Кейт, а аккуратно прошла до своего места у окна и, заняв его, достала блокнотик для записей. И стоило автобусу только тронуться с места, как принялась делать заметки на родном языке. В первую очередь, отмечая разные тонкости работы экскурсовода.
Отметить Юзуки не забыла и парня севшего рядом. Милый. Однако разговор заводить не стала. Это отвлекло бы от основной задачи, да и кто его знал, может, ему тоже было не до разговоров. В общем, в перерывах между записями она стала просто смотреть в окно и восхищаться туманными пейзажами.

Отредактировано Yuzuki Hori (2018-09-25 22:48:58)

+2

9

Дорога – это всегда повод подумать. О великом или самом простом. Ты вроде сидишь на месте, а вроде и передвигаешься. В этот момент движения можно спать, читать, играть, просто смотреть в окно, но приятнее всего строить планы на будущее. Так как от легкого ощущения движения, кажется, что цель становится более достижимой, чем если бы ты об этом думал дома на диване или в парке на лавочке.  Идеальнее может быть только сидеть где-т высоко на закате и смотреть на город. И с постепенным заходом солнца  и включением городского освещения внутри тоже что-то меняется. Ощущение того, что у тебя впереди еще один новый день, за который надо успеть сделать по максимуму.
Билли привык к тому, что люди ведут себя странно. Он видел постоянно типичных их на улице, когда они не видели его. И быть может и сейчас не видят, занятые ожиданием посадки. Но его не раздражало все это. Ему было как-то все равно. Живя на улице он привык воспринимать это все как фон. Да, он обращал внимание на детали, но его не раздражали ни детский смех, ни нравоучения жены к мужу. Угрозы для себя во всем этом он не видел. Вмешиваться в чей-то чужой разговор он не планировал. Все едут с кем-то или зачем-то. Он относится ко второй категории.
Он любил, когда рассказывают. И дама экскурсовод определенно старалась, хотя ей и нещадно мешали. Это казалось таким неуважением. И Билли не понимал этого. Сразу возникал вопрос- кто из них вырос на улице? Он не знал много из школьной программы, но ему был интересен окружающий мир и люди, если они горели какой-то мечтой. Его творческого тянуло к таким же. Он там чувствовал себя на своем месте. И сейчас он его искал.  Пусть оно придет не сразу, но обязательно придет. Он поставил себе цель и хочет подобраться максимально близко к ней, пусть даже дальше певца в барах и не уйдет.  Но ему нужна была музыка. И чем больше времени забирала обычная работа, тем больше он в ней нуждался. 
Билли даже был рад тому, что гитара осталась дома. Тут бы он точно играть не стал. Публика была занята своими делами.  А чей-то сон прерывать было страшнейшей карой.  Уильямс сидел около девушки во всем темном. Музыканту казалось, что она тоже слегка чувствует себя не на месте тут, как и он. Вообще странно ехать в путешествие без компании. Хотя.. Хотя он едет в компании с Англией. А разве это плохо?  За столько лет жизни она успела не мало порадовать и теперь он узнает еще один из ее уголков.
Туман. Это упавшее на землю облако. Оно так мягко укутывало землю, что хотелось выйти из автобуса и бегать по полям, пока не скроешься из вида проезжающих машин. Туман- это что-то слегка волшебное. Он вроде есть, а вроде и нет. Он прячет без потерь то, что было так много лет на этом месте. Он хоть и не долгожитель, но довольно частый гость. В общем Билли любовался пейзажем. Его частью, что так слегка растворялась в туманной дымке.  Это все толкало писать. Он хотел песню? Сейчас в принципе можно даже накидать пару строк или всю целиком. И парень рьяно начал выводить буквы в блокноте. То и дело чирикал и снова возвращал.  Нужные слова были раскиданы по листу, остальные еще нужно было выудить из воздуха. Он аккуратно подсмотрел к соседке, но ни слова не понял. Толи подчерк специфический, толи вообще не английский.  От этого  предположения касательно девушки добавили еще красок одиночества и покинутости. Интересно зачем она едет? Почему одна? Обычно туристы таких наций еле умещаются  в автобус.  Собственно за этими мыслями Билли и случайно зазевавшись уронил карандаш, которым писал. Слегка завис. Добраться самостоятельно до него у парня не выйдет. Придется отвлечь девушку. Поймет ли она его? Хотя он мог и на пальцах попытаться объяснить.
- Прости.. – аккуратно обратился он в адрес Юзуки. - Не поможешь поднять…- не хотелось отвлекать ее от своих дел, но карандаш у него с собой был один и как бы надо было еще что-то делать до того момента, пока они не приедут. Да и вдохновение – оно такое не предсказуемое. Лучше быть готовым. Пока карандаш не укатился куда-то дальше. Бегать по всему салону за ним было бы проблематично.

+3

10

Немного отъехав от Лондона, автобус попал под ливень. Капли сильно стучали по крыше и стекали вбок от скорости и ветра по окну. Кейт любила смотреть на дождь, но не теперь. Слишком опасной становится мокрая трасса для тяжелого автобуса. Почему-то Кейт начала заметно нервничать, то и дело перебирая ручку сумки.
Но сильный дождь также неожиданно прекратился, как и начался. Небо ненадолго прояснилось, солнце было скрыто облаками.

То и дело Кейт оборачивалась к Юзуки, высматривая что та делает и не скучно ли ей. Услышав сзади возню, Кейт также обереулась и поняв, что соседи что-то ищут на полу, Кейт тоже наклонилась, высматривая инорродный затерявшийся предмет, но ничего не обнаружила.
- Он где -то у вас, Юзуки, впереди тоже нет. - Кейт ласково улыбнулась, вежливо рассматривая действия Юзуки и молодого человека. А потом развернулась и села ровно.

Рядом через проход без умолку болтала слишком активная старушка. Кроме нее говорили еще многие и в автобусе царил какой-то веселвй шум.
- Надеюсь в посещаемых замках не будет могил, какие ты мне показал еще тогда, помнишь? - Весело рассмеялась Кейт. - Иначе я за себя не ручаюсь. Ты же тоже любишь старинные замки? Есть что-то в них призрачно-притягательное. Правда и ужасного о них пишут не меньше! Мистика, призраки, пропавшие люди и страх темного брошенного здания. Наткнулась недавно на такую статью о Кентеберри и ужасах его замков. Очень пугающе. - Кейт поежилась и уткнулась в плечо Роберта.

Автобус остановился на заправке. Люди повскакивали с мест и образовались внушительные очереди в кафетерий и в туалет. Водитель вышел и долго осматривал колеса, стучал по ним, что-то подкручивал. Кейт внимательно следила за ним и поэтому в общественные места попала последней. Тщательно умывшись и поправив макияж, Кейт быстро выскочила обратно к автобусу.

+2

11

Дорога хороша тем, что она меняет людей, заставляет их как-то по-новому раскрываться. У них даже глаза другими становятся. Что-то настоящее появляется во взгляде и в поведении, то, что в другое время и в другом месте люди хорошо скрывают. Вот и сейчас. Кто-то стал более разговорчивым, кто-то наоборот замолчал. Кого-то из пассажиров начавшийся ливень только усыпил, кого-то наоборот напугал. Что заставляет Кейт так терзать ручку сумочки, Роберт искренне не понимал. "Отсутствие зонта? Но до цели путешествия еще ехать и ехать, а если дождь не кончится, ей можно и куртку дать. Редко путешествует и не может преодолеть страх? Пройдет. Еще и посмеется над этим потом". Определенной долей самоиронии она все же обладала. Короткий быстрый взгляд на семейство с детьми подал ему и еще одну идею, касательно нервозности Кейт.
- Плохо? Попросить у них леденцов от укачки? - тихо спросил он, кивнув на шумное семейство. ("Придется, видимо, просить, раз сам об этом не подумал".)
       Ответ он получил не от Кейт, а с небес, причем в прямом смысле этого слова. Стучащий по стеклам дождь кончился так же внезапно, как и начался, а вместе с ним прекратились и мучения его спутницы, переставшей, наконец, теребить сумочку и занявшейся чем-то более интересным. Кейт, Юзуки и ее сосед искали что-то упавшее на пол. И, кажется, найти не смогли. Вскоре, однако, почти сама собой разрешилась и эта  проблема. На очередном повороте автобус слегка накренился и утерянное сокровище покатилось прямо ему под ноги. Этим сокровищем оказался видавший виды простой карандаш. Вряд ли он принадлежал Юзуки, скорее туристу-музыканту, ухитряющемуся работать в любой обстановке. Да, наверное, ему... Только обратиться к ему как?
  - Это тво... ваше? Возьмите, пожалуйста.
       Слова Кейт его даже позабавили.
       - А ты, смотрю, до сих пор забыть не можешь? - улыбнулся он. - И все равно поехала? Смело, смело... Только бояться не надо. Другое время, другие люди... А если призраки где-нибудь и есть, то свое место они знают. А если не знают, мы покажем.
       И ты же не одна, а с охраной едешь, - само собой вырвалось у него. Надеясь, что она об этом забудет, Роберт рассказал Кейт забавную историю из своего детства о неудачной попытке сфотографировать чудовище озера Лох-Несс.
     В автобусе было шумно и весело, а вот чересчур долгое пребывание на автозаправке заставило его нахмуриться. "Если там нужно подгонять так много, почему в автосервис не едет? Деньги экономит? Можно его понять, конечно, путевка не из дорогих, но надо же и меру знать. Всему на свете предел есть". Словно прочитав мысли Роберта, водитель решил дольше не испытывать ни его терпения, ни терпения остальных пассажиров. Ибо если одни, подобно Роберту, выражали свои мысли только кривой улыбкой, другие вели себя более эмоционально, как тот же мистер Всезнайка, громко и с отчаянной жестикуляцией разъясняющий всем желающим порядок подачи то ли жалобы, то ли судебного иска.
        К счастью, автобус вскоре тронулся, и дружелюбно-шумная атмосфера вновь воцарилась в нем.

Отредактировано Robert Stanley (2018-10-05 12:24:34)

+2

12

Паренёк по соседству тоже начал что-то писать, но что, Юзуки не рискнула всматриваться. Побоялась, что он мог заметить её неуместное любопытство. Хотя попытки всё же предпринимала, но ровно до тех пор, пока за окном не полило как из ведра. Такой внезапный дождь удивил и тем самым отвлёк даже от экскурсовода. Она уставилась в окно и просто наблюдала за тем, как там всё заливало, и параллельно радовалась тому, что находилась в сухом и тёплом месте. Однако полюбоваться на дождь у Юзуки толком не получилось. Во-первых, он довольно быстро закончился, что даже немного расстроило, ведь как-никак напомнил о доме. А во-вторых, её отвлёк парень с соседнего места, так как что-то уронил.
— Аа? — не сразу вернулась она в реальность, а когда дошло, что от неё хотели, конечно же, не смогла отказать. — А да, сейчас.
И беглый осмотр пола к сожалению результата не дал, мало того пока пыталась что-то рассмотреть во мраке, чуть не отправила туда очки. Вовремя придержала. В итоге пришлось вернуть блокнот в сумочку, включить фонарик на телефоне, и нагнуться насколько это было возможно, а ещё понадеяться, что водитель автобуса не надумает резко тормозить.
— Спасибо, — отозвалась Юзуки так удачно присоединившейся к поиску Кейт. — Тут кажется тоже.
Найти карандаш и правда не удавалось даже со светом и подсказками, словно провалился сквозь пол или она просто так плохо смотрела. Хотя под собой вроде проверила всё что могла, притом несколько раз.
— Ничего не вижу, — выпрямляясь и поправляя волосы, сообщила Юзуки соседу. — Могу..., — но предложить свой она не успела, вмешался Роберт, который внезапно нашёл пропажу, на что уже с улыбкой добавила. — А вот и он.
Дальнейшая же поездка пошла без приключений, ну как минимум до первой остановки и Юзуки вернулась к конспектированию. Всё-таки нужно было выжать максимум из экскурсии, это оправдало бы затраты и потом сэкономило бы массу времени. А потому даже когда автобус остановился, она никуда не пошла, а продолжила делать записи, пожалев, что не взяла ноутбук. Ну а что до перерыва и уборной, так пока не хотелось, потому решила всё оставить на следующий раз. А в случае чего дотерпит.

+2

13

То, что случилось дальше Билли никак не ожидал.  В его голове соседка отвлекалась, отдавала карандаш и дальше все занимались своими делами. На деле же, кажется, что все, кто рядом были почему-то решили вмешаться. Он так громко сказал? Или так скучно слушать эту потрясающую женщину экскурсовода?  Или все-таки ему не удалось остаться незамеченным? Практически год прошел с того розыгрыша на заброшке. Быть может его узнали? Он не болел звездной болезнью, но все же это было слегка странновато.
В общем Билли было до ужаса неловко и он на всякий случай не предпринимал каких-то действий, чтобы случайно не столкнуться с кем-нибудь лбом. Шишку он себе заработать никак не хотел, да и об искрах из глаз так же не мечтал.  Он не видел свой карандаш.  Рядом было много движения  и Билли просто надеялся, что карандаш не укатится куда то дальше, а то придется новый покупать. Вряд ли тут кто-то сможет ему одолжить, если только опять попытался начать вести диалог с соседкой.  Но планирование покупки оказалось излишним. Карандаш все-таки был найден.
-Спасибо..Да, это он.. - поблагодарил он мужчину,   который нашел таки его пропажу. По нему не было видно, что он узнал Уильямса. Значит все-таки банальная вежливость, а не что-то еще заставило всех  так активно участвовать в поисках его карандаша. Теперь ничто не отвлекало от попытки писать.  В адрес девушки он извиняющеся улыбнулся и уткнулся в свой лист. 
Так легко спугнуть вдохновение. Какой-то лишний звук или движение и тот поток мыслей, что до этого было не остановить, внезапно исчезает, как будто его и не было. Ведь же казалось, что все так элементарно и на поверхности, но теперь осталось только легкое ощущение тех слов, что не дошли до бумаги. Но музыкант не отчаивался. Надеялся, что слова вернутся.. Но всплыло только имя.
Юзуки.. Какое странное имя.. Но она говорила по Английски.. Видимо тут живет. Насколько долго он не решался считать.  Хотя определенно было интересно расспросить откуда она и как сюда попала. Наверняка за этим есть какая-то история. Даже у него есть своя история про Лондон. Но теперь Уильямс понимал, что та степень одиночества и покинутости, что он сперва приписал девушке, не является таковой.  Ее точно знаю соседи спереди. Значит она едет не одна, это только он один.  И все это добавляло какого-то стеснения. Он боялся, что опять скажет как-то слишком громко и в разговор ворвутся. Нужно ли ему это? Он не знал.. Он не против общения, но все же стоит ли все это сейчас затевать? Имя на всякий случай записал на полях, и не факт что правильно. Оно довольно странно смотрелось в разбросанных строчках от песни. Рифму красивую к нему подобрать было бы сложно. Но и песня была совершенно о другом.
Остановка.  Стадо слонов сперва пронеслось наружу. Билли выждал и просто вышел размять ноги, так как слегка устал сидеть. Он шагал взад и вперед около автобуса, далеко не отходя.  На ходу мыслилось как то лучше. В автобусе не было ощущения движения. Просто картинка менялась перед глазами. А так сами ноги давали ощущение земли и это начинало возвращать его в то самое состояние, до потери карандаша.  Правда звук пронесшегося мимо автобуса мотоцикла слегка сбил. Уильямс никогда не понимал зачем так гонять. Скорость быть может и давала адреналина, но тут могли быть последствия. В общем с мыслями о безумном гонщике он вернулся в автобус и сел на свое место. Теперь  он понимал как все собрать вместе. 
Сложно не подбирать сразу на гитаре мелодию. Ведь так проще придумывать. Музыка сама в какой-то момент начинает подсказывать какие слова ставить дальше. Но сейчас в его распоряжении только бумага, хотя он под нос себе мелодию все же мурлыкал.  И это помогало. Куплет и припев очень хорошо смотрелись вместе.  Туман так же не смог не остаться незамеченным. В общем пока Билли устраивала его песня, только вот ему не очень нравилось, что как то грустно она идет. Нужно было ее чем-то оттенить. Но пока за окном была все та же дорога, которая не навевала нужных мыслей. Быть может уже на месте архитектура захватит его  и он поймет куда двигаться дальше.  Или все таки стоит попытаться узнать что-то у девушки.. Хм… Но кресла спереди отчетливо напоминали, что есть пробелы в этом плане. Надо все таки набраться смелости…

+3

14

Наконец все расселись, водитель перед отъездом еще раз прошелся осмотром по колесам. И снова замелькала трасса, бескрайние поля, лесополоса, разметка: то сплошная, то пунктиром. Кейт болтала снова о замках, о своих страхах и воспоминаниях, то и дело намекая, что с охраной, конечно же не страшно. Пару раз Кейт поворачивалась к Юзуки, подавая ей безмолвные знаки заговорить с парнем по - соседству, обратить на него внимание и присмотреться. Конечно, ей хотелось, чтобы Юзуки как следует развлеклась, не все же время работать и учиться.

Люди понемногу успокоились, кто-то полез за перекусом, кто-то за книгой, кто-то устраивался отдыхать. Кейт замолчала и просто внимательно смотрела за дорогой. Внезапно автобус вильнул, Кейт было подумала, что на дорогу выскочило животное, и водитель решил объехать помеху. Но не тут то было. Удар о заграждение, еще удар, скачок в никуда, Кейт зажмурилась, отпустив сумку и вцепившись в кресло. Кто-то закричал, кто-то заругался на водителя, но по всей видимости водитель даже не нажал на тормоза.
Автобус буквально вылетел с трассы на обочину, накренился в воздухе и, упав на левый бок, еще проехался по земле и наконец остановился. Колеса продолжали крутиться.

Все, кто сидел справа упали в левую часть салона. Кейт пыталась уцепиться за подлокотник кресла, но когда автобус трясло, она точно также как и все слетела вниз и потеряла сознание.

Очнулась Кейт спустя неопределенный промежуток времени. Сразу послышались стоны, почувствовался запах то ли гари, то ли бензина. Кейт вцепилась в плечо, поморщилась от боли и поднялась кое-как. Видимо, хорошо зацепив поечо, когда летеоа вниз, Кейт порвала блузку, оцарапала кожу. Сильно болеоа голова и, кажется, была разбита губа. Рядом оказалась тучная дама с соседних кресел, и Кейт была буквально зажата между креслом и этой дамой. Пока Кейт освобождалась, она успела осмотреться, по коже пробежал мороз. Искареженная кабина водителя, только небо над головой, все перевернуто, сумкии и вещи разбросаны, страшно было смотреть на людей, вдруг кто-то из них не пережил эту катастрофу.

Единственные, кто были пристегнуты на правой стороне автобуса, оказались дети. Кейт слишком резко поднялась, залезла на боковины кресла и отцепила детей, снимая их и успокаивая. Родители были найдены почти сразу и Кейт спокойно завершила свою первую спасательную процедуру.

Далее Кейт тихо произнесла. - Роберт? - и стала пролазить по салону, как можно акуратнее ступая на окна и кресла. - Боже мой, отзовись. - К горлу подступали слезы и приступ тошноты,  начинала проявляться паника. В голове мелькала мысль о слишком резком запахе бензина и возможности взрыва. Хотелось бежать отсюда, выбраться любым способом, но без Роберта, даже слишком напуганная Кейт, не могла уйти.

Отредактировано Kate Ferguson (2018-10-12 16:02:31)

+3

15

Дорога учит людей открывать душу. Почти всех учит. Кроме тех, кто решил не просто на замок ее закрыть, а и ключ выбросить. К последним причислял  себя и Роберт. Поэтому сначала просто не мешал Кейт выговориться. Не вслушиваясь, не вдумываясь. Потому и не заметил, и не запомнил, когда прозвучали какие-то совсем простые слова, изменившие ход беседы. Что это были за слова? Кажется, случайная фраза, не связанная абсолютно с ее последней историей, после которой со всей пугающей очевидностью стало ясно: он первый человек в Лондоне, в Британии и на всей земле в целом, которому его живая как ртуть спутница такое про себя рассказывает. Нужное, не нужное, важное, не важное, простое, сложное, может быть, даже самое сокровенное и страшное. Выпаливает все то, что люди обычно держат глубоко внутри, оборачивает в слова истории, которые обычно рассказываются лишь взглядами, жестами, намеками. Порой на работе он тратил целые часы, чтобы человек показал свое настоящее лицо, свою душу или лучшую ее часть. И вот теперь он отталкивает его? Мысленно выругав себя сосредоточенной только на личных переживаниях бесчувственной скотиной, он начинал постепенно превращаться в настоящего собеседника для своей спутницы, начинал учиться слушать и слышать ее.
           Урок этот закончился так же неожиданно, как и начался. Кончился страшным ударом неизвестно чего неизвестно по чему. За первым ударом последовал второй, который, похоже, ничего уже не решал. Чтобы отправить не успевшего ни охнуть, ни крикнуть Роберта в свободный полет, вполне достаточно оказалось и первого. Какие-то доли секунды, пока сила, вырвавшая его из кресла, протащившая по салону и швырнувшая на одно из оказавшихся внизу пассажирских кресел, позволяла сохранять сознание перед замутившимся взглядом промелькнула быстро погасшая картинка-головоломка, в которой с трудом определялись люди  и вещи. Потом короткий грубый крик и удар, кажется, ногой, сбросивший его на что-то твердое, ставшее теперь полом. А дальше была тишина, провал, темная пустота...
         Из которой его вытянули холодок под щекой (твердая поверхность оказалась боковым стеклом), боль в ушибленном боку и рассаженной скуле, которой он, похоже, протирал во время падения  то, что было когда-то полом, а теперь ставшее боковой стеной. Боль не такая, к счастью, сильная, чтобы не позволить подняться и глубоко вдохнуть для проверки. Ему повезло: ребра остались целы. Одного беглого взгляда на покореженную водительскую кабину хватило, чтобы понять, в какую жуткую консервную банку превратился их автобус. Кричали люди. Пахло кровью, лекарствами, рвотой. Довершал "букет ароматов" запах бензина. Вот это было плохо. Плохо совсем. Нужно было срочно искать выход.  Смятая в гармошку передняя дверь им стать не могла. Оставались задняя дверь и окно. Туда он и начал пробираться, медленно, аккуратно, занимаясь попутно другим делом. В этот день ему повезло и второй раз. Сумка осталась при нем. В ней были нож и бинт, который он успел по кому-то отдать. Нож пригодился, когда пришлось помогать людям выпрастываться из сидений. Зажало тут многих, особенно в передней части салона. Что-то пришлось разрезать, что-то надломить, довершая разгром. Кого-то удалось успокоить словами, на кого-то прикрикнуть. Но успокаивались люди, надо отдать им должное, быстро. Сейчас это было не просто хорошо, это было замечательно. Судя по запаху где-то там, снаружи, продолжал вытекать бензин.
      О собственной боли он почти забыл, продолжая резать, выкручивать, выламывать. Сквозь весь этот фоновый шум он услышал, как его зовут по имени. Или это только показалось? "Ответить или поберечь разбитый рот?"
     -Не бойся, я здесь.
       И понемногу, по чуть-чуть, в общем потоке, в спасительную заднюю часть салона, пытаясь отыскать глазами Кейт, Билли и Юзуки. Разобрать что-то в общей суматохе и шуме было трудно, но, кажется, активная работа по самоспасению пассажиров шла и здесь. К его радости, здесь тоже сумели ее организовать. Хорошо бы кто-то дозвонился нужных служб. Но мечтать было некогда. Бензин, бензин... Среди пассажиров Роберт оказался единственным счастливым обладателем хоть какого-то инструмента, поэтому люди потеснились, давая ему дорогу. Однако на этом на сегодня его везение закончилось. Задняя дверь его надежд не оправдала. По сравнению со смятой и расплющенной передней она выглядела вполне прилично, но даже ножом не удалось раздвинуть ее створки на достаточную ширину.
        Оставался последний выход. Справится ли он со всем этим один? Трудно сказать, но пробовать надо.  Нельзя не пробовать.
        Наконец ему удалось разглядеть среди пассажиров знакомые лица. Теперь Роберту было ясно, что делать. Музыкант. Вот кто поможет. По весовой категории подходит. Помочь ему вылезти первым, и он поможет принять детей и  сильно пострадавших снаружи. Перекрыть голосом шум в салоне ему все-таки удалось.
        - Выходить здесь будем. Через это стекло. Попробую выдавить. Если нет - выбью. Тяжелое что-нибудь дайте. - Он перевел дыхание, говорить было трудно. - Сначала его пропустите, он показал глазами на Билли и отрицательно покачал головой в ответ на чью-то возмущенную реплику. - Потом осторожно подаем ему детей и тех, кто сам не сможет, потом вылезают остальные.
        Дальше предстояло самое трудное. Надо было как-то намекнуть своему будущему ассистенту, что неплохо бы посмотреть насчет бензина, когда физическая сила будет уже не нужна. Но как это сделать, не спровоцировав истерику в салоне, где большинство пассажиров - женщины? Вот вопрос. А догадается ли сам? Не известно.
         - Все, кому помогут выйти, отходят от машины подальше. Надо будет  посмотреть, что с водителем и топливом, - тихо закончил Роберт, надеясь, что тот кому адресованы его слова, правильно их поймет.
    Когда он закончил говорить,  ему передали уже освобожденный от чая металлический термос...

Отредактировано Robert Stanley (2018-10-18 07:12:34)

+3

16

Юзуки начинали забавлять попытки Кейт, свести её с кем-нибудь, и в данном случае с парнем соседом. В какой-то момент она даже почти рассмеялась от одной такой, но успела сдержаться, выдав лишь лёгкий смешок прикрытый рукой. А вообще будь у неё больше свободного времени и возможно серьёзно обратила бы на кого-то внимание. Но времени не было, учёба и работа съедали всё, а с учётом дороги даже больше чем следовало. Поэтому про какие-либо отношения можно было думать только разве что в шутку, как и делала.
Однако чтобы как-то порадовать Кейт, которая в этом вопросе воспринималась уже как мама, мечтающая о внуках, Юзуки всё же решила проявить интерес к пареньку. И для начала хотя бы просто познакомиться. Вот только даже слова сказать не успела, автобус метнуло, потом последовал удар, тряска, скачок...
Во всей этой череде не обещающих ничего хорошего движений и звуков, Юзуки успела лишь испугаться, а вот то, что хорошо припечаталась затылком к окну, а после виском к спинке расположенного впереди сиденья уже не заметила. Ну а дальше её просто выкинуло с кресла и отправило в свободный, но недалёкий полёт по салону. Где при опрокидывании автобуса набок повезло пролететь над сидениями, но не повезло попасть спиной на выступающую панель подсветки и вентиляции и так же приложиться к ней и головой.
Очнулась Юзуки от острой, пробирающей почти всё тело боли и шума возни вперемешку со стонами и криками. Сама она не понимала, стонала или нет, как и не понимала, что вообще происходило, и где находилась. Но так было только первые несколько минут, потом сознание к ней стало возвращаться, а вместе с ним и осознание ситуации. Вот только в отличие остальных она не поднялась и не полезла искать выход. Нет, попытку Юзуки конечно предприняла, но в ответ получила такую боль в спине, что чуть не отключилась вновь. И не пожелав больше её повторения, заплакав, осталась лежать неподвижно, с надеждой увидеть знакомое лицо, правда без очков, что куда-то улетели, сделать это было почти невозможно.

+2

17

Жизнь настолько непредсказуемая штука, что просто диву даешься, что она может подкинуть тебе на пути. И как все эти препятствия воспринимать? Как шанс стать лучше или закончить все одним махом, так как все прошедшее время было потрачено впустую?  Автобус ехал по маршруту, по которому миллион раз проезжал он сам и ему подобные. Дорога никак не менялась, так что предпосылок ей стать какой-то несчастливой особо не было. Да, от аварии никто не застрахован, но.. Почему именно сегодня? Чем этот день особенен? Обычный. Ничем не выдающийся. Туман как всегда. Погода как всегда. Да все как всегда. Быть может именно поэтому? Кто-то сверху решил внести разнообразия и не придумал ничего лучше, как это?
Билли не понял, что произошло. Он писал. Он был весь в своих мыслях. Он был не тут. Но это тут заставило вспомнить, что оно здесь и оно важнее. Удар. Боль. Крик. Нет. Даже крики.  В голове какой-то шум. Он сидел в проходе и его в него же и выкинуло. Он пытался встать. Он понимал , что надо. Понять где он. Понять, что случилось. Понять все. Внутри творилось что-то страшное. Он чуть шатаясь все же вцепился в ближайшее кресло.  Пусть соседку он так и не узнал, но так как она сидела рядом инстинктивно кинулся искать ее. Она сидела ближе к окну. Места столько свободного как у него не было. Все-таки хорошо, что он взял гитару. Она бы точно не пережила это происшествие. Но Юзуки он не видел. Случилось ли что-то? Он начал проходить вперед. Или назад? Сложно было ориентироваться.  Верх, них, лево, право- кого это сейчас волнует? Да и те кто уже пришел в себя начали активничать. Так что Билли наугад сунул нос в первые попавшиеся кресла. И кажется это было его место.
-Ей……… Ты жива? Эй…- в панике начал довольно громко говорить музыкант.   Кресла как то навалились так неудобно, что парень понимал, дело плохо. Он начал расшатывать переднее, так как перед ними уже никто не сидел.  И оно к счастью поддалось  и спинка откинулась. – Давай.. Давай выбирайся…- парень даже подал руку. 
В голове все еще шумело. И он бы хотел просто сесть и отдышаться. Запахи, стоявшие в автобусе, как-то доводили до тошноты. Он хотел на воздух. Он хотел оказаться подальше от автобуса. И кажется не он один.  Кто-то командовал парадом. Билли обернулся и понял, что этот тот самый человек, что нашел карандаш.  И сперва он и не понял, что тот ему предлагает активное участие в спасательной операции. Он дальше Юзуки и не думал. И когда с девушкой худо-бедно стало хоть чуть-чуть понятно, он все же пошел выполнять команды.
– Все будет хорошо.- последнее что было ей сказано. Он не врал. Он надеялся что так  и будет. Так должно быть. Мысль материальна. Все точно именно так и сложится.
Музыкант слегка с опаской прошел мимо толпы, желающих вылезти первыми. Он понимал, что давка никому не нужна и лучше медленнее спасти большее количество, чем два бегемота спасутся, растоптав остальных.  Но эти бегемоты смотрели озверевши.  Но Билли слишком был в шоке чтобы пугаться. Он дождался пока командир разберется с окном и выскочил наружу.  Прыжок вниз был куда более болезненный, чем обычно.  Тело кажется все еще не приходило в себя. Он не понимал где болит. Но свежий воздух как-то взбодрил. Правда бензином там пахло не меньше. Так что он постучал по обшивке и увидев лицо командира озвучил. - Думаю у нас не так много времени..
Пейзаж вокруг не смотря на аварию был прекрасен. Билли пытался понять заметили ли их кто-нибудь. И теперь он видел, что и уже пара машин остановилась неподалеку и ошалело смотрит на все это. Уильямс не понимал в чем прикол снимать их на телефон, но не помогать. Но надеялся, что хотя бы позвонили в службы спасения. Или мозгов не хватило. Правда до конца как-то успеть поненавидеть бездельников он не успел.  Из разбитого окна уже пищал детский голос.
– А дядя меня поймает? Точно? А если я упаду?- озвучивал пятилетний мальчишка. 
Но Билли уже протягивал руки и офигевал от того, что он дядя. Он?! Да ему семнадцать?! Это уже дядя? Он не привык к тому, что его считают взрослым. Обычно какая то малявка, юнец.. А тут дядя. Авария как-то сразу придала ему возраста. Хотя его детство давно закончилось, но все же это очень резало слух.
- Не упадешь.. Я мастер спорта по ловле арбузов. Думаю ты тоже немного арбуз.- принимая первого ребенка озвучил он.

+3

18

Пробираться было все сложнее, ближе к середине салона, людей и сумок было больше, видимо многих вытряхнуло именно сюда. Кейт еще повезло, что она смогла уцепиться и быть не в числе первых упавших. Приходилось наклоняться и вставать на кресла. Но Роберта она так и не видела. И лишь слабый голос с начала салона вывел Кейт из равновесия, пришлось встать на стекло, чтобы не свалиться.

Он был там, отрезан толпой от нее, но, кажется в порядке, раз мог помогать другим. Подойти ближе Кейт не могла, да и это было хорошо. Стоило прижаться к нему, как Кейт могла поплыть в свокй панике, страхе и абсолютно стать отрешенной от всего. Сейчас необходима была собранность, ведь Кейт могла быть нужна кому-то тут, более слабому. Тогда, тяжко выдохнув, Кейт повернулась спиной и бодро отправилась обратно.

Кейт помогла подняться тучной даме, из-за которой была зажата, и направила в сторону импровизированного  выхода. Похлопала по щекам женщину средних лет, убедилась, что та цела, посьаралась приободрить и командным голосом заставила двигаться в сторону выхода. Пришлось поискать среди вещей сумку одной задыхающейся девушки, в стрессовой ситуации у нее обострилась астма и Кейт нашла ей ингалятор и поручила в руки незнакомке, чтобы та довела ее. Из ручки дамской сумки Кейт соорудила жгут и перевязала руку девущки, в надежде остановить кровь.

Кажется, повеяло прохладой с той стороны, где был Роберт. Это означао, что ее супермэн нашел выход и спасение пассажиров - дело техники. Кейт радостно заулыбалась, это почти все. Вот-вот толпа в середине рассосется, и Кейт, наконец, сможет подойти к нему. Но тут по спине пробедал холодок. Юзуки! Ее Кейт не видела ни в серелине салона, ни в той стороне, где теперь выход.

Кейт судоржно стала искать девушку и услышала тихий плач между креслами. Подойдя туда, Кейт обомлела. И вот тут - то и есть проблема. Кровь, неестестесивенное положение тела.
- Я здесь, здесь - Бодро, но наигранно произнесла Кейт. - Здесь есть врач! - крикнула она в салон, но не услышав ответа остановила молодого парня, который протискивался с конца салона.
- Так! Снимай рубашку! Давай быстрее, оденешь куртку. - Получив рубашку и, кажется, даже хб, Кейт сразу же разорвала ее пополам. Паренек посмотрел на Кейт, как на умолишенную и тут же пропал в толпе.
Кейт, сев оядом с Юзуки приложила к ее голове ткань мужской рубашки, кое-как перевязав рукава на боку, чтобы повязка не слетала. Где-то наверняка был бинт, но искать его времени не было.

Тогда Кейт осмотрела ноги Юзуки, стараясь не причинить боль.И тут тоже все плохо. Двигаться девушка не может, да и не должна, спина совершенно явно не в порядке. К горлу подступала тошнота от вида крови и сопереживания. Да еще собственная разбитая губа отдавала металлически - соленым вкусом. Кейт было плохо, вот тут теперь, рядом с почти обездвиженной сотрудницей салона, которая вообще не должна была здесь оказаться. Чтобы Юзуки не видела растерянности, Кейт отверулась, перелапачивая сумки и приходя в себя. "Ее нельзя двигать, нельзя. Значит что? Значит мы остаемся тут, вдвоем. Запах бензина. Только бы Роберт выбрался, только бы он меня послушал, только бы он оказался там, снаружи. Господи, я спокойна, еще не все, еще не конец"

Обнаружив небольшое полупальто, Кейт укрыла Юзуки и подложила ей под ноги сумку.
- Ну все, все, девочка! - Кейт погладила пострадавшую по руке. - Посидим тут, вместе, сейчас приедут медики и вытащат нас. Ничего, ничего. Ты главное не плач! Слышишь! А то автобус смоет твоими слезами и нас не найдут. Давай, держись. Это я виновата, я во всем виновата. Зачем привлекла тебя в экскурсию, сейчас бы ты сидела дома, пила чай. Но ничего, ты в сознании, это уже огромный плюс! Слышишь? Люди выходят на улицу, это тоже плюс! Роберт жив, он встретит медиков, все сделает. Это тоже плюс. Ну смотри, у нас сплошные плюсы, а ты плачешь! Я рядом, никуда не ухожу и не уйду.

Отредактировано Kate Ferguson (2018-10-23 11:09:14)

+3

19

Хоть и с трудом, но оторвать резиновую окантовку заднего окна Роберту все же удалось. С выдавливанием стекла дело обстояло гораздо хуже. То ли оно деформировалось  при ударе, то ли глубина пазов, в которые они были вставлены, была слишком  велика, но сидело оно в них крепко. Гораздо крепче, чем требовалось сейчас. Утешало только то, что бить придется не руками. Воздух в салоне сделался невыносимым. Глотнуть свеженького хотелось всем, поэтому вместо того, чтобы дать место для замаха, люди придвинулись ближе.
      - Назад. Стекла будут.
       Сейчас было явно не до вежливых условностей. Удар. Еще удар. Еще и еще. Чей-то тихий мат за спиной. Первые трещины в стекле. Вздохи облегчения. Чей-то полустон-полувсхлип. "Неужели есть особо тяжелые? Бить быстрее. Сильнее бить", - мысленно говорит он себе. И продолжает. Удар. Еще удар. По салону летят осколки.  Стеклянная крошка путается в волосах, набивается за воротник. Но все это не так важно, как больно обжегшая лицо сильная струя свежего воздуха. Получается. Еще удар. Еще. Воздух в салоне, к радости пассажиров, становится все более свежим. Но Роберт не радуется. Среди пассажиров он успел заметить довольно тучную даму, а отверстие, которое от успел пробить, для ее габаритов явно мало. Бить быстрее. Сильнее бить. Удар. Еще удар. Вот теперь достаточно. Можно начинать...
  - Куртка, - тихо подсказал кто-то сзади.
  - Что?
  - Куртка, края... - С этими словами ему протянули сразу две куртки.
  - Спасибо.
   Только теперь Роберт сообразил, что предлагали добрые пассажиры: прикрыть курткой край окна, чтобы  люди не вылезали животом по мелким острым кусочкам стекла, которые вполне могли остаться в пазах. "Мог бы и сам сообразить, спасатель называется".
        Слова музыканта прозвучали приговором. Деликатность парня Роберт оценил, но если тот говорит это, простучав обшивку, - дело плохо. Времени очень мало, его почти нет. Но вот как объяснить это двум упирающимся малышам, которых уже подтолкнули к нему?
        - Ну, не трусь. Давай, я тебя подниму осторожненько - и прыгай. А там внизу стоит большой и сильный дядя. Он тебя быстро поймает и на землю поставит, - увещевает Роберт напуганного мальчугана. - Это почти как на батуте, только вверх не взлетаешь. Будь героем, вперед!
         Слова Билли про арбуз заставили Роберта улыбнуться, несмотря на весь ужас ситуации. Вот кто умеет с детьми работать! Личный пример - сильная вещь. Следующие "арбузы" безо всякого протеста забирались на руки и позволяли сбросить себя вниз. Роберт был уверен - долго пролететь им не дадут. выглянув из окна, он убедился, что для малышни музыкант нашел какие-то правильные слова. От автобуса дети отбежали на достаточное расстояние. Эту часть спасательной операции можно было считать успешно завершенной.
        Теперь в салоне оставались только взрослые.
        - Все, кто попадает на улицу, должны отойти от автобуса подальше. У кого цел телефон - звоните в службы.
        Теперь надо было разобраться с теми, кто покалечился больше всех. Тяжелых в автобусе, к счастью, оказалось не  так много. И их вполне можно было передать наружу. Всех. Почти... Одного взгляда на лежащую между поломанными сидениями Юзуки ему хватило, чтобы понять все. Спина... Вот теперь его обожгло страхом и хлестнуло осознанием собственной беспомощности. Простая передача через окно может искалечить ее еще больше, если не убить совсем. Вынимать бедную девочку нужно не просто осторожно, а на чем-то твердом и горизонтальном. Но взять это твердое и горизонтальное было неоткуда и негде. Мягкие сидения экскурсионного автобуса не годились для этой цели совершенно. Чем-то относительно пригодным могла бы стать задняя автобусная дверь, находившаяся сейчас на потолке, но изнутри без специального инструмента ее не снять. Покрытие пола и так деформировано при ударе, а при отрывании будет покорежено еще больше.  То есть несчастной придется ждать медиков здесь. Когда запах бензина ощущается даже в успевшем хорошо проветриться салоне.
         Теперь он будет вспоминать об этом всю жизнь. Вспоминать со стыдом и отчаянием. Времени на которые сейчас просто нет. Как нет их на страх и на горе. Там, внизу, протягивает руки мальчишка-музыкант, который, в отличие от него, Роберта, сделает сегодня все, что сможет, все, что должен. Которому Роберт обязательно скажет искреннее спасибо, но вряд ли сможет смотреть в глаза. "А пока не думать. Не думать ни о чем. И делать. Все, что можешь". И он делал... Там, у него за спиной, были люди, которые оказывали друг другу первую возможную помощь, подбадривали, утешали. На улице эвакуируемых людей принимал его помощник, который, как оказалось, умел поддержать не только физически, но и морально. Кем Роберт мог быть среди этих людей сейчас? Только грузчиком. Он им и был. Стараясь сделать так, чтобы люди, приподнимаемые им к окну и передаваемые вниз, испытали как можно меньше физической боли. Конечно, вину перед лежащей в салоне полудевушкой-полуребенком  этим не искупить, но пусть другим будет немного полегче.
        Сколько прошло времени, Роберт не знал. Для него время остановилось. Он считал не секунды, он считал пассажиров. Да и многие детали происходящего ускользали сейчас от его внимания.
        - Подаю.
        И передав, принимал следующего.
        Наконец они остались в салоне втроем.
        Оставлять Юзуки одну в салоне нельзя. А еще ее нельзя двигать. И нельзя пугать.
        Все возможное уже сделано. Осталось попытаться сделать невозможное. Почему-то казалось, что таким невозможным оно и будет. Тяжело опираясь на сиденье, Роберт стоит посреди салона и смотрит на Кейт. Бледную, грязную, в разорванной блузе, с дрожащими руками, шепчущую Юзуки какой-то типичный женский вздор... Смотрит и понимает: он не хочет ее смерти, он не простит себе ее смерти. (Душевных сил на ненависть к убийце-водителю у Роберта уже нет). Надо попытаться уговорить или хотя бы заставить ее выйти. "Кейт, уходи отсюда. Там утечка бензина. Я не хочу, чтобы ты была здесь. Ты должна уйти". Но, как известно, часто люди думают больше чем говорят. Вслух Роберт говорит тихое и простое: "Теперь ты".

Отредактировано Robert Stanley (2018-10-31 19:46:03)

+3

20

Боль и страх все, что тревожило Юзуки. Ни запаха бензина, ни запаха крови она просто не замечала, было банально не до этого. Даже разбитая голова отошла на второй план. Да и не болела она так сильно на фоне спины. Последнюю же, как будто разрывало, а стоило пошевелиться то накрывало, так что аж в глазах темнело. И это только при движении верхней частью тела. Ногами же даже шевелить не пыталась. Боялась, что боль будет ещё сильнее. Хотя в данном случае больше пугало, что и вовсе не сможет ими этого сделать. И такие подозрения вместе с паникой, с каждой мучительной минутой проведённой в неподвижном состоянии её одолевали всё сильнее. И всё сильнее выжимали из неё слёзы.
В тоже время кто-то пытался помочь, тянул руку, но Юзуки это проигнорировала потому как потянуться в ответ могло оказаться слишком невыносимой пыткой. Лучше было не двигаться, так хоть с трудом, но удавалось терпеть, ну как минимум не кричать от боли. А ещё надежда навязчиво убеждала, что если немного полежать, неподвижно, то всё пройдёт, как обычный ушиб. Однако верилось в это с трудом, ведь обычные ушибы так не болели.
В итоге желающий помочь ушёл. Заверил, что всё будет хорошо и исчез. А интересно был бы он таким уверенным, окажись на её месте? И очередная порция боли попыталась убедить, что нет. Всё-таки с такими ощущениями быть хорошо уже ничего не могло.
Оставшись одна, Юзуки закрыла глаза и попыталась расслабиться, насколько это было возможно, но естественно оно не удалось. Было слишком паршиво и страшно, но, тем не менее, боли стало меньше или как минимум так начало казаться.
Однако покой долго не продлился, и нарушила его Кейт. И с одной стороны увидев её, Юзуки обрадовалась и даже почувствовала себя лучше. Ведь её не забыли и не бросили, а это много значило в такой момент. А с другой стороны Кейт не дала спокойно лежать и своими действиями причинила боль, от которой захотелось выть, но чтобы не заставлять волноваться сдержалась и лишь простонала.
— Есть ещё один плюс, — с трудом отозвалась Юзуки, когда снова почувствовала себя лучше и даже еле улыбнулась, — вы не виноваты, я ведь сама решила ехать.
И она и правда не собиралась никого винить в случившемся, ну как минимум Кейт и Роберта точно. Всё-таки на экскурсию она поехала из-за учёбы, а не по чей-то прихоти. Так что если и было кого винить, то это учёбу и водителя автобуса или компанию организатора.

+2

21

Он ехал за вдохновением, а не играть в игры со смертью. Он ехал найти новое, а не бояться потерять незнакомцев. Он поехал совершенно случайно, а.. А ну тут вообще никто не застрахован. Неприятности случаются не по расписанию. Могло взорваться здание, куда он пошел по каким-то делам, или могли решить в банк, в который он зашел случайно или задавить на дороге. Это судьба. Если бы он не сел в автобус, то его бы все равно это потом нашло. Сложно избежать того, что запланировано. И кому из счастливчиков по этому путешествию в никуда повезет в итоге?  Играть музыку как в Титанике Билли точно сейчас не будет, да и утонуть сейчас можно только в вое, нытье и безразличии. И почему не было желающих помочь среди проезжающих? Как будто бы автобус просто устал и решил прилечь, а не что-то случилось. Хм.. Он бы вряд ли остался в стороне. Но ценить жизнь учат или хорошие родители или улица. И видимо не всем так повезло с учителями.
Спасти одну он не мог, когда его просили спасти многих.  Автобус казался опасным и лучше было как можно быстрее опустошить его, чтобы хотя бы прекратить давку и тем самым не увеличить число пострадавших по ее вине. Он не мог больше ничем в тот момент помочь Юзуки, но на другое его вполне хватало.  Его не сковывал страх, хотя голова все еще была в каком-то подвешенном состоянии и только недавно определилась с тем где верх, а где них, не зависимо от положения железного короба.  Уильямс не хотел искать виноватых, пусть делают это потом комментаторы из интернета и кабинетные чиновники, он тут- и пока он не виноват в том, что бездействовал.
Он не понимал откуда столько силы в их предводителе, но наверное ситуация служила каким-то волшебным эликсиром, пробуждая внутри все запасы.  Билли хотел бы и помочь, но места было не так много, чтобы там ковырялся кто-то еще. Он ждал команды и старался не собрать все мысли в кучу.
Он не был большим специалистом по автобусам, но тут и дурак бы разобрался, что бензином просто так пахнуть не будет. Пробит бак, а не просто опрокинулась канистра в запаске.  И этот запах казался везде, хотя снаружи автобуса было лучше. Каркас не давил своим еще мертвым телом, угрожая металлическими объятиями. Но там было много несчастных, кому все еще это угрожало и просто так убежать ловить первую попутку, чтобы оказаться дома у деда- было бы верхом эгоизма.
Билли не знал что делать, он не спасал раньше так активно кого-то. Конечно, будь он в прошлой жизни копом или пожарным, было бы понятнее, но.. но сейчас в руки неуверенно передавался ребенок. Музыкант боялся, что будет не готов ощутить вес и упадет вместе с мелким, но он не должен разбить арбуз. Нет. Хватит и той карусели что уже случилась.  Но они не упали и Билли постарался максимально мягко поставить ребенка на землю.
- Так… а теперь играем в еще одну игру…  видишь вот там упавшее дерево?  - Билли указывал  на дерево неподалеку, почему оно такое не было времени понимать, но хотя бы не у автобуса и безопасно. Не на земле же ему сидеть.  -  Помнишь, как гномы спасались? Беги тута, оттуда заберут нас орлы! Только аккуратно! Орки могут заметить…  – он не знал, читали ли родители этому ребенку эту сказку, но все же надо было как-то продолжить неформальное общение. Правда один арбузик не побежал. Он отошел на пару шагов и ждал пока еще пара детей окажется на свободе.  Кто-то ныл, что без Сью не пойдет, кто-то что без своего медведя.. Билли даже пришлось обменять свои часы на этого медведя, чтобы хотя бы часть детей отошла на требуемое им расстояние. – Да, да, это залог. Я потом вернусь за медведем в автобус и мы обратно поменяемся.   А сейчас идите… - на счастье пара ребят была по старше и все-таки они сдвинулись с места. Теперь около него не  ныла стайка вытащенных, они как испуганные совята сидели на дереве и ждали своих взрослых. Одна девочка так и не стала отходить со всеми, а стояла подле него и он пару раз чуть не зашиб ее, отвлекаясь на остальных. Но он на нее не злился. Он бы сам сейчас хотел, чтобы он бы не один, но..
-Мама сейчас тоже спустится.. Не переживай.. Мы всех вытащим оттуда! Все будет хорошо.. - воспользовавшись паузой, постарался успокоить ее музыкант.   Но там были в ответ какие-то странные бормотания. А еще что-то отдать в залог парень просто не мог, так что пришлось только обнять. -Ты мне веришь? Я разве похож на обманщика?- в ответ последовал шмыг носом, но все же далеко она не ушла, но хотя бы не начала реветь. И это было точно хорошо- хотя бы не давала разрастись панике.
Сам Билли не знал, на кого он похож. Он устал, но не давал себе шанса расслабиться и эта пауза казалась лишней. Он не знал, что там происходит внутри, но вскоре из окна уже было видно более взрослое лицо. Он помог спуститься мужчине, а тот далее помогал ему спускать остальных.  Особо впечатлительные женщины искали своих детей. Но Билли их всех посылал к дереву, благо дальше никто убежать не смог. Видимо все-таки боялись орков, но это уже его мысли.  Вскоре появилась и мама той самой девочки и когда они встретились самому Билли стало так спокойно, будто его мама нашла, а не какие-то чужие люди нашлись спустя недолгого времени. В какой-то момент Уильямса сменили и другие люди. Но он чувствовал усталость каждой клеточкой. Он слышал писк, вздохи, кто-то все же начал звонить. И от этих гудков в голове казалось играет целый оркестр. Музыкант не понял сколько прошло времени. Минута или пять, но он просто отошел в сторону, закрыл глаза, а когда открыл был не один.  К нему даже подбежал какой-то странный мужчина со стремянкой. Со слов он понял, что тот проезжал мимо и просто направился с ним к автобусу. Так выходить было проще, только держи лесенку и подавай руку.  И вот поток закончился..  Но Уильямс не понимал все ли?  Пассажиры рассортировались по пространству. Кто-то был около автобуса и откровенно мешал, кто-то был у того дерева, кто-то у дороги привлекал внимание. Но все были группками. Один он один.. Как и сел в автобус… Он решил найти командира и полез на стремянку. Она шатнулась, но его вовремя поймали.  Он поблагодарил.  Что-то все меньше сил геройствовать у него.
- У вас тут все хорошо?- уточнил он сунув нос уже снова в автобус. – Помощь едет…-оглядываясь, добавил он.

+3

22

Слова Юзуки прозвучали как приговор. Эта хрупкая девочка ни в чем не винила никого. Но Кейт винила себя за обоих. Подкатили предательские слезы и Кейт поджала губы.
- Ох. Но если бы не мой болтливый язык, ты бы никуда не поехала. Поверь, этого факта мне хватит до конца жизни. И главное теперь нам сделать так, чтобы ты поправилась как можно быстрее. Я в тебя верю.
Кейт опустила голову словно побитый котенок и постаралась совладать с эмоциями.

В салоне вдруг стало очень тихо. Так, что зазвенело в ушах. Оказалось, что все пассажиры были эвакуированны Робертом и Билли.
Кейт обернулась на тихие слова Роберта и просто улыбнулась. Вся в слезах, какой-то копоти она сидела и улыбалась грустной улыбкой. Роберт был похож на персонажа Брюса Уиллиса из "крепкого орешка". Такой же усталый, совестливый, благородный, еле державшийся на ногах в последних эпизодах и абсолютно надежный.

Точно с такой же грустной улыбкой Кейт вспомнила, как первый раз Роберт спас ее и честь салона от мистера Мерроу. И кажется, Роберт был также весь в ссадинах, с осколками разнесенного кабинета и также думал не о себе.
- Я на минутку, я никуда не ухожу. - Успокоила Кейт Юзуки и протиснулась по окнамк Роберту. Не дойдя пару шагов, она остановилась. Надо было заставить его уйти без девушек. Но как? Ради этого Кейт даже была готова показаться ужасной, лишь бы ему было проще. Но как назло в голове ни одной толковой мысли о манипуляциях. И поэтому, слегка помолчав, Кейт начала откровенно.
-  Эмм, Роберт, это исключительна моя вина, что я втянула тебя и Юзуки в эту авантюру. Из-за этого вы пострадали. Как ты? - Кейт подошла и ласково провела по щеке, осматривая ссадины. - Я останусь с Юзуки. Все же я женщина, со мной ей будет легче, если что-то срочно понадобиться. - Кейт заговорщически шепнула. - Я хочу попробовать заставить ее вызвать родителей, все же неизвестно что там дальше будет. Родители необходимы, я сама со всем не справлюсь. Надо, чобы она рассказала как их найти, номер счета. Понятно, в таком состоянии это нелегко, но пока скорой нет я займусь и этим тоже.
- Кстати насчет скорой. Очень нужна твоя помощь в общих фразах рассказать им, что с Юзуки, договориться, рассказать и не дать тем, кто ходячие мешаться тут. А то знаю я людей, побегут с ссадинами к врачам, но первая бригада, оказавшаяся тут должна немедленно заняться Юзуки. Кроме тебя и меня никто не знает о ее состоянии. Поэтому я здесь с ней, а ты ждешь снаружи медиков и приводишь сюда.

Кейт задумалась. Возможно, врачи не захотят сюда заходить без того, как автобус на предмет опасности не осмотрят пожарники и спасатели. И тогда ожидание незахотевших рисковать медиков может затянуться. Какой смельчак из тех, кто давал клятву, захочет взорваться? Но это их дело, а Кейт остается здесь рядом с нивчем неповинной девушкой.

В окне появился Билли и от неожиданности Кейт подпрыгнула, перепугавшись насмерть. Показалось что это уже взрыв. Кейт никак не ожидала, что возле автобуса стоит стремянка. Это было хуже. Значит те, кто уже в безопасности могут подняться снова в автобус, а Кейт не хотела бы, чтобы Роберт имел возможность вернуться в салон.
- Боже, вы меня напугали. Нет, нет, у нас все в порядке, мы просто собрались сменить окровавленную рубашку и поменять повязку из подручных средств, так что хорошо бы, чтобы мужчины как раз занялись встречей спасателей.

С этими словами Кейт развернулась и отправилась к Юзуки. Ноги подкашивались от самого представления крови, но Кейт старалась быть смелой и деловой, нельзя было показывать свою слабость.
Да, она снова не обняла Роберта, не прижалась к нему, и неизвестно получится ли им еще оказаться рядом, но этого нельзя делать. Кейт расслабиться, поменяет решение, струсит. А если она больше его не увидит? И не сможет сказать самого главного? Что же тогда? А тогда гореть ей в аду с этим невысказанном и мучаться целую вечность. Но не теперь, сейчас нельзя давать себе слабину.
Кажется, в далеке завизжали сирены. Или это только кажется? Слуховые галлюцинации на почве стресса? Возможно, но Кейт еле добралась до больной и рухнула рядом, усевшись на колени и закрывая лицо руками.
- Это что, мы еще на Бали полетим, за обезьянами гоняться. - Не открывая испуганного лица тихо пошутила Кейт.

Отредактировано Kate Ferguson (2018-11-01 20:50:39)

+3

23

Что ни говори, а автобусное сиденье он явно недооценил. Хорошая вещь. Удобная и полезная. Даже если вывернуто с корнем. Единственная сейчас опора в этом мире. Не духовная, нет, но для физической сгодится вполне. Не даст упасть. Вот так бы стоять и не отцепляться, пока не спасут. Других версий событий Роберт не рассматривал. Незачем. И не до этого. Все ушибы начали болеть разом, словно только этого момента и ждали. Еще недавно буквально из ниоткуда бравшиеся силы таяли сейчас не только с каждым движением, а с каждым вдохом-выдохом. На каждую фразу сбивчивой речи Кейт у него был убойный контраргумент, но упражнения в риторике могли обойтись сейчас очень дорого, поэтому он молчал, давая выговориться.
        Неожиданно в окне появилось знакомое лицо. "Какого дьявола он тут делает, интересно?! Взлететь хочет? Так рано". Все ли в порядке у него? В общем и целом да, если не считать того, что душа просит чуда, тело - обезболивающего укола, а лежащий в сумке фотоаппарат - замены внешней линзы. Юзуки его товарищ по несчастью видел и так. Но теперь, кажется, паническая атака началась у Кейт. "Только бы этого он не увидел. Не надо. Нет". Она спасала людей. Теперь надо спасать ее репутацию. Хотя бы попытаться спасти.
      Роберт отцепляется от спасительного кресла и делает несколько шагов к окну с таким расчетом, чтобы заслонить от парня то, что происходит в салоне. 
      - Все живы, - говорит он, стараясь, чтобы голос его звучал как можно спокойнее.  - Спасибо.
      И замирает, увидев, на чем паренек стоит. Стремянка. Спасение.  Видит и понимает: Кейт этим чудом воспользоваться сейчас не захочет. А он... Просто не сможет. Если он вылезет сейчас, обратно в салон ему не войти. Сил на это упражнение ему явно не хватит. Но вот как объяснить это маленькому герою?  При последних словах музыканта решение этой коммуникативной задачи пришло само и достаточно  быстро.
      - Помощь едет? - быстро переспрашивает Роберт очевидное. - Тогда зачем здесь стоять? К ним давай, скажи пусть сначала дыру с утечкой латают. Только быстро. Я жить хочу. И они тоже.
       Он специально говорил именно в таком порядке. "Слышит Юзуки? Вряд ли она сейчас в сознании. Слышит Кейт? Пусть слышит. Пусть остынет и подумает, чью шкуру пытается спасти своими неумелыми фантазиями. У меня не девять жизней, и в этой я больше никого разочаровывать не собираюсь. Пусть думает обо мне любую гадость. Может, сама догадается, что уйти надо". 
       - Только скорее, ладно? Скажешь, девочка с травмой спины и два человека в панике. Вперед, ну!

         Атеистом Роберт не был, но уровень своей религиозности оценивал цинично, трезво и честно: "Два дюйма от пола, да и то в исключительных случаях". Вероятно, здесь и сейчас наступил именно такой. Сегодня Роберт Стэнли видел ангелов. Нет, не тех которые с крыльями, в белых одеждах и суровыми взглядами судей всего и вся. Эти выглядели проще и лучше. Они были одеты в форму спасателей. У них в руках были ящики с инструментами. И несмотря на размеры этих ящиков, они бегом бежали к их несчастному автобусу, крича что-то пока неразборчивое. Кажется, чтобы он вылезал.  Это еще успеется. "Полетим, Кейт, полетим. Хоть на Бали,  хоть на Мадагаскар, главное не в Вальгаллу", - думает он, прикипая к задней стене к задней стене автобуса. Тоже хорошая опора, между прочим. Прикипая и прислушиваясь к еле слышному здесь позвякиванию инструментов и  тихим ругательствам за окном, где уже вовсю возились с их многострадальным транспортным средством ангелы маршрута Лондон - Кентербери.
        Ему казалось, что время тянется долго, бесконечно долго. Наконец, он услышал за стеной слова, которые так надеялся услышать. "Все, не взлетят теперь". Чем там должны заниматься мужчины? Встречать медиков? Ну, теперь можно заняться и этим.
На этот раз он взял сумку и воспользовался стремянкой, оставленной добрым пареньком. Хорошо хоть далеко идти не пришлось, врачи были уже рядом. И даже не один. К его радости, на место аварии выехало несколько бригад, и одна из них почти в полном составе была сейчас рядом.
-Нет, детей и тяжелых в салоне не осталось.
-Всего двое. Нет, не родственницы...
   -Кажется, девятнадцать. Разбита голова и повреждена спина. Жива... Во всяком случае была... Нет, старались не шевелить. На твердом, на полу... Не известно, не проверял... Слезы были, значит, наверное чувствует... Примерно в середине салона...
   - Ушибы... очень сильные... осталась ухаживать... ее сотрудница... Поскорее, пожалуйста...
    Один из спасателей, вскрывавших автобус, посмотрел на Роберта взглядом, в котором ясно читалось: "Двоих в автобусе бросил, да?"  Чем на это можно было ответить? Только виноватым кивком.
      Нет, в больницу он не поедет. Страховка компании? Нет, спасибо, у него есть собственная. Нет, у него самого нет тяжелых травм. 
      Вскрытие автобуса продвигалось быстро. И так же быстро уходили силы. Оставалось оглядеться по сторонам и убедиться, что всем пассажирам уже оказывают помощь.
       Наконец медики попали внутрь. Дело было сделано. Можно спокойно уходить. Пока ходят ноги. А вон там замечательное дерево. Чудесная опора. Из автобуса его не видно и идти до него недалеко. Тридцать шагов.  Всего тридцать шагов. Целых тридцать шагов... Каждый из которых сейчас отдавался внутри так, словно его подвесили за ребро на крюк. "Не шататься. Держать спину", - мысленно приказывает он себе. У него ведь все в порядке. В порядке... В порядке? У облюбованного дерева Роберт  ухитрился присесть, а не упасть. Его внутреннее топливо закончилось.
         Осталась лишь выпотрошенная пустая оболочка. Правда, находящаяся в полном сознании оболочка, даже пытающаяся сообразить, когда появятся силы дойти за обезболивающим. Соображалось плохо. По крайней мере, практические вопросы решаться сейчас не хотели. Хуже того, физическая боль растеребила воспоминания. С беспощадной отчетливостью перед ним начали всплывать все мелкие детали, которые он когда-то не смог заметить. Или не захотел? Счастливые сияющие глаза с крошечными, едва заметными морщинками вокруг. Теплая улыбка, обращенная ... Ко всему миру? К нему лично? Да что он о себе возомнил такое? Теплая беззащитная открытость. Какие-то забавные истории из явно не очень счастливого детства. Десятки маленьких шагов навстречу, несмотря на все попытки оттолкнуть... Умение оставаться красивой даже в горе и сильной даже в автокатастрофе... Сегодня он опять сделал все, чтобы ее оттолкнуть... И, похоже, на сей раз это ему удалось. Вот только не надо этого теперь. А вдруг у нее там не просто ушибы? Вдруг, она, как и он, двигалась и действовала, как говорят медики, "на чистом адреналине" и сейчас испытывает то же, что и он? "Кейт, прости меня. Я иду", - думает он и пытаясь рывком вскочить на ноги, бессильно опускается на землю, набирая в руку горсть земли: боль снова оказалась сильнее. "Прости меня, Кейт". 
        Но, к сожалению или к счастью,  на ошибках жизнь не кончается. "Отдохнуть, собраться  и прежней твердой  походкой идти к медикам за новокаином. Принять потерю и продолжать жить..." С этими мыслями он прикрыл глаза.
   
      "Мы ведем репортаж с места аварии, произошедшей с туристическим автобусом на экскурсионном маршруте Лондон-Кентербери. Водитель автобуса в тяжелом состоянии доставлен в реанимационное отделение одной из лондонских больниц. Человеческих жертв среди пассажиров нет".

Отредактировано Robert Stanley (2018-11-04 10:09:32)

+3

24

Поправиться Юзуки определённо хотелось притом как можно скорее, ведь надо было учиться и работать, но здравый смысл и страх в один голос говорили, нет, даже кричали, что всё — конец! Отучилась! Отработалась! Приехала что называется, точнее, теперь будет ездить до конца своих дней, в кресле. Хотела увидеть мир своими глазами, а в итоге придётся сидеть дома и смотреть на него через камеры гугла, да ещё и обузой для родных стать. И думать она так начала из-за того что рискнула-таки пошевелить ногами и как и опасалась, результата это никакого не дало. А если бы ещё и могла себя осмотреть, то увидела бы, что с неё потекло всё то, что хотела дотерпеть и довезти до следующей остановки, но этого никто не видел, так как была накрыта.
Однако говорить об этом Кейт, Юзуки не стала. Всё же она сама ещё не могла принять данный факт. Да и вдруг ошибалась, вдруг оно было поправимо, и тогда уже недели через две могла бы выйти на работу и продолжить делать массаж заплывшим от жира клиентам. На фоне печальной перспективы это больше не выглядело так плохо как раньше. Да куда там! Даже готова была переспать с подобными кабанчиками, лишь бы ноги не отняло. А ещё смолчала, чтобы Кейт меньше переживала и винила себя в случившемся. Становиться камнем на её шее не было никакого желания. Да и в будущем будь возможность, при самом худшем развитии событий, скрыла бы это.
— Не..., — Юзуки вновь попыталась отговорить Кейт, брать на себя вину, но из-за того что вместе со словами закрутила головой, не договорила. Боль пронзила такая, словно через хребет пропустили металлический штырь и там оставили. — Да..., — морщась, добавила она, соглашаясь остаться одна.
Да одной было даже лучше, спокойней, только главное, чтобы её случайно не забыли. Вот этого Юзуки боялась. А ещё, когда потеряла из виду Кейт, осознала, что ей становилось хуже. Усилилась слабость, голова ощутимо пошла кругом, в горле пересохло и затошнило. Может, это было и раньше, но в поле внимания оно попало только сейчас.
— Бари? — неторопливо переспросила она, отвлекаясь от борьбы с тошнотой, так как вырвать в такой ситуации было не самым лучшим вариантом развития событий, и так же неторопливо продолжила. — Да, я бы хотера увидеть обезьян в живую. Но бегать за ними...? — Тут Юзуки запнулась, понимая, что бег для нее, возможно, мог навсегда остаться лишь только в памяти. — Да-да, обязатерьно... на Рождество ири на Новый год. Втроём. Нет, вчетвером. Я позвоню тому танцору. Забыра его имя, — она попыталась улыбнуться. — Кстати, тогда между нами ничего не быро.
И на этом Юзуки позабавила сложившаяся ситуация. Ведь получалось, что болтала она не только чтобы отвлечься от тошноты, боли и страха, но и чтобы Кейт меньше боялась и переживала. Да из услышанных разговоров, она понимала, что с автобусом что-то не так, да и запах бензина до неё уже дошёл, но вот тут включался эгоизм. Не могла Юзуки как истинный герой из кино, сказать всем, чтобы оставили её, и ушли в безопасное место. Язык не поворачивался, а потому просто тянула время, пыталась успокоить начальницу и надеялась на лучшее. И лучшее сталось, в автобус вошли спасатели и медики.
И что там дальше в ответ стала говорить Кейт, она уже не слушала, всё внимание перешло к врачам, которые сходу ей что-то вкололи. Ещё они, конечно же, взялись расспрашивать о самочувствии и осматривать тело, а буквально через минуту подбежал санитар с жёсткими носилками и какой-то непонятной штукой, которая оказалась фиксатором для головы.
Несколько минут ушло на то, чтобы Юзуки переложили на носилки и хорошо на них закрепили. За это время боль и тошнота, наконец, ушли. Увели и Кейт с автобуса. Она вроде как сопротивлялась, но спасатели оказались настойчивыми. Место всё же было не безопасным. Однако когда вынесли на улицу и понесли к машине, Кейт вернулась и просилась поехать вместе. Юзуки в принципе была не против и даже рада этому, с медиками и без боли надежда на лучшее существенно окрепла, но её не пустили, не смотря на все уговоры. Отправили к другой бригаде, поскольку тоже требовалась помощь.

+2

25

Он просто хотел понять все или нет. Просто хотя бы для себя поставить точку. Чтобы спокойно сесть где-нибудь и просто ждать пока его увезут. Усталость была жуткая. Кажется каждый волос на голове практически ныл от нее, хотя остальным частям тела досталось куда больше. Но это был всего лишь дежурный вопрос. И его послали дальше.. Он только кивнул. Оказывать первую помощь Юзуки он не рвался. Быть может женщина имеет образование, связанное с этим, так что пусть каждый занимается тем, что может. Он захватил медведя, про которого говорил один из детей, так как игрушка была неподалеку от окна.  А теперь ему надо идти к врачам. Да. Про бак точно нужно предупредить. Ага. Так что он слазит с стремянки , но нога чуть соскальзывает, так что он практически слетает с нее. Слегка горели руки и ноги не были готовы к столкновению. Но надо идти.. Да, надо.. Ох,уж и опасное это дело.. Но все же на каком-то автомате он все же направился к медикам.  Да, там и без него была куча желающих помочь, но.. но они хотели помочь только себе. Кажется они забыли, что их вытащили и что надо помочь другому. Они замкнулись на том, что те кто с ними ехал с безопасности и все.. Можно забыть.. Да, там остались вещи, но это не ценнее жизни. А у него не было кого-то важного в автобусе. Мама, гитара, дед- все были вне этого путешествия. Он был один.  Он не совершил подвига, он просто постарался во всей этой ситуации остаться человеком. И пусть его воспитала улица, но она учит жизни, а не как игрушку в магазине по дороже выпросить.
Он все передал врачам, хотел пойти за ними следом, но они отказались от провожатая. Да, тут все же один автобус и они точно не смогут ошибиться и найдут дорогу сами. Стремянка на месте, подержать ее наверное они сами смогут. Теперь все? Его миссия окончена? Можно он уже поедет домой? Или хотя бы пойдет? Он готов и на попутке.. Только бы скорее от сюда. И не потому что ему противна ситуация. Ему противен эгоизм, наплевательское отношение и вообще все эти клоуны рядом. Его осмотрели врачи. Ничего серьезного не нашли.  А было ли оно? За всей этой какой-то нечеловеческой усталостью он ничего не чувствовал.  Но медведь в руках напомнил про реальность.  Только от него отошли врачи, как возник ребенок. Билли как то на автомате улыбнулся и отдал игрушку. В глазах человечка было счастье, как будто ему вернули что-то очень дорогое. Но быть может оно таким и было? Не ценой, а тем человеком, который подарил? Медведь не был каким-то новомодным и чувствовалось, что он прошел уже большой путь, но все равно оставался любимой игрушкой. А у Билли дома такой же игрушкой была гитара и он готов был отдать все, чтобы снова оказаться рядом с ней.
Он вдруг понял, что хоть и устал, но не хочет ехать, так что пропускал всех остальных вперед себя. Он уже не следил за автобусом и уж тем более за теми тремя, что там были. Он знал, что их нашла помощь.  Но не верил, что новое транспортное средство окажется более удачливым и он точно окажется  в месте назначения. Зря он согласился.. не нужно было ехать.. Быть может он напишет про это песню.. Да, судьба не просто так дала ему этот билет. И пусть он не оказался в один конец, но все же заставила вспомнить те колючки, что постоянно били в бок, когда у него не было постоянной крыши над головой.  Так что он даже не понял, когда перестал идти и все же оказался в машине. Кто-то с ним говорил кажется и он на автомате последовал. Да, команды он хорошо выполнял..  Пусть творческому человеку и нужны страдания, чтобы творить, но все же лучше, когда они не связаны со страданиями других людей. Что потом стало с той дамой, Юзуки и командиром?  Билли надеялся, что все хорошо…

+3


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Noir and the foggy colors