Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Samaritan


Samaritan

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Sebastian Moran, Game Master, список будет пополняться.
Время и место: конец сентября 2015, Ислингтон, Лондон, затем смена локации (будет указана позже)
Краткое описание: обещание нужно исполнять?

0

2

Август промелькнул мимо, как не было. Дни клонируют сами себя, стабильность сначала нравится Полковнику, потом раздражает, дальше от нее тихо рвет мозг и нервы.
Политика – та еще грязная яма, до этих схем ему еще падать и падать.
Говорят, если долго лететь вниз, можно почувствовать задницей дно. Врут, мать их.

Дэвид ему наобещал свободу от этой паутины, но до 2016-го еще надо дожить. Дэвид не просто так в политику его сунул. Моран успел сделать и чуть-чуть - немного для себя. Связи, например, они дороже любой валюты. В каждой системе есть слабое звено. Моран щупает и прибирает элементы к рукам, складывает в коробку и запирает на ключ. Когда – нибудь любая марионетка сыграет свою роль, их для того делают.
Полученный конверт он вскрыл, присвистнул, и отложил пока. У Дэвида амбиции. Интересно, сам дошел, или подсказал кто?

Моран отдал бы хороший куш в любой валюте, чтоб поговорить с Дэвидом с глазу на глаз, перед тем, как все завертится.

Дэвид, где тебя носит, парень?
Себастьян думает о ребенке. Сколько ему, где он сейчас. Про мать не понял. У каждого должна быть мать, куда делась эта, бросила или что там у них с Дэвидом не так.

Моран сам не понял, что ему этот мальчишка. Может, свое вспомнилось, из детства. Сассекс, чужие, мелкие людишки, родственники отца, крысиная семейка.

«У меня есть сын». Дэвид на мушке ходит, а сына не забыл.
Барон Моран лучше сделал – вышвырнул его из дома как паршивого щенка.

Сентябрь пролетел следом, экспрессом.

К концу месяца Моран отсчитывает для себя срок, чтоб больше не ждать. На душе погано, но если человеку суждено, он умрет.
Маленький или большой, Леди с Косой любит одинаково всех.

Он смотрит на календарь, вертит в руках конверт – открыть, перечитать, или еще два – три дня терпит. Решает, что терпит, цепляется за эти 48 часов, зачем?

Пальцы не слушаются, Моцарт звучит резко. Моран обрывает игру, так же резко встает.

Надо выпить.
Мобильник вибрирует у него за спиной. Моран застывает на месте, потом поворачивается к столику – убедиться.
Дэвид, сукин ты сын, наконец-то.
Себастьян привычно набирает комбинацию букв и цифр, устанавливает контакт с передатчиком, получает информацию.
Лопоухий эйнштейн, автор системы безопасности, долго ему жить, сделал все как надо – цепочка работала, без сбоев.

Координаты указывали на  Ислингтон, значит, там ребенок. Где Дэвид?

Система работала в два конца. Отследить получателя было тяжело, но и отправителя – тоже.
Эйнштейна притянуть за уши, тот бы помог, но сейчас у Морана не было времени.
Они договорились насчет ребенка.
Ребенок, потом остальное. Дэвид сильно расстроится, если поймет, что его плохо расслышали.
***
Моран осмотрелся днем, все подготовил. Домой решил не возвращаться. К вечеру зашел в кинотеатр, взял бокал вина, расслабился на мягком диване, и отключился от всего, кроме дела. На экране что-то артхаусное, для антуража сойдет.

Бывают дела, решаются по щелчку пальцев, а может, для него это уже рутина. Делаешь работу, которую знаешь хорошо, получаешь результат, который хотел.
Простая причинно – следственная цепочка, на одном ее конце трое мертвых неповоротливых плохих парней. Вот им сегодня не повезло.
Пусто везде, как в первый день от сотворения мира. Моран цепко оглядывает пространство. Ни одной живой души. Четвертый, похоже, хозяин дома, умер раньше. Моран тут ни при чем, но так даже проще. Живые задают много вопросов, а Полковник не готов давать интервью.

Он ищет уже десять минут, методично заглядывает в каждый угол, но ребенка нигде нет.
Себастьян замирает посреди комнаты и слушает тишину.
Есть. Справа, почти рядом, выступ, сливается со стеной, похоже, кладовка.

Моран быстро вскрывает запертую дверь. Ключи наверняка у одного из тех четверых, долго искать.
- Привет, малыш. Я друг твоего папы. Пошли отсюда.
Мальчишке не больше пяти. У него шок. Лёгкая ноша.
- Зажмурь глаза и молчи, пока я не скажу, что уже можно. Это игра такая, не бойся. На байке катался когда-нибудь?

Про конверт тут
*[Four Calamities] The end comes soon

Отредактировано Sebastian Moran (2018-09-03 02:29:07)

+1

3

[NIC]Tommy Jones[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/8/ef073d40e6669acb9d4d24cb245e2479-full.jpg[/AVA]Прижав коленки к груди и закрыв глаза, Томми прислушивался к каждому шороху за дверью. Ему было очень страшно, и он хотел к папочке. Папочка сказал, что беспокоиться не стоит, что это всего лишь игра. Но у людей, ворвавшихся в их дом, были пистолеты, и они ударили папочку так, что у того потекла кровь. Ему не нравилась такая игра. Он хотел, чтобы она прекратилась, и они с папочкой пошли бы в парк, как собирались, купили бы мороженое, повалялись бы на траве и съели по сэндвичу. Почему они не прекратили игру, когда Томми сказал им об этом? Почему схватили его за руку, сжав так сильно, что он не смог сдержать крика. А папочка продолжал повторять: «Томми, это всего лишь игра, слушайся этих людей».
Дэнни ничего не понимал. Если это была игра, то ему забыли объяснить ее правила. Чем он провинился? Что его бросили в темный стенной шкаф, в чьих черных углах точно водились монстры. Он боялся пошевелиться и взглянуть в темноту, чтобы не наткнуться на что-нибудь такое, что может ему очень не понравиться.
Что-то грохнуло и голос папочки умолк. Дальше он слышал лишь как незнакомые ему взрослые перемещаются по дому и изредка обмениваются короткими едва различимыми фразами.
Ему было страшно, что он не увидит папочку также, как больше не видел мамочку. А еще ему очень хотелось писать.
Он не знал, сколько прошло времени, когда дверь шкафа резко распахнулась и кто-то взял его на руки. Сначала он не сопротивлялся, решив, что это папочка пришел за ним. Вцепился в шею, сопя себе в локоть. Но мужчина заговорил, сказал, что он друг папочки. А затем приказал зажмуриться и, как папочка, начал говорить про игру. На «байке» Томми никогда не катался. И не собирался, потому что у него были совершенно другие планы.
Когда те мужчины вломились в дом и попытались его схватить, им пришлось за ним побегать. А когда они его схватили, то он цапнул одного из взрослых за палец и попытался пнуть. Пускай это ему мало помогло, но если это игра, и тем людям можно всех бить и делать больно, то почему ему нельзя?
И этот дяденька не внушал ему доверия. Он его раньше никогда не видел, а папочка всегда говорил лишь об одном своем друге, и этот человек был не он. Дядя Грэм пах лекарствами, потому что работал в больнице.
Томми открыл глаза и первое, кого он видел, это папочку. Тот лежал на полу и не шевелился. На лбу у него была красная точка, из которой скатилось пара капель крови.
Томми закричал. Он попытался вырваться, начал пинать мужчину ногами, то упираясь руками ему в грудь, то стуча кулаками по всему, до чего мог дотянуться.
- Нет, нет, я хочу к папочке, отпусти меня, долбоеб!
Ему не разрешали говорить это слово, но пусть лучше папочка поднимется, погрозит ему пальцем и спасет, чем этот злой дядька заберет его куда-нибудь, где живут монстры.

Отредактировано Game Master (2018-09-08 22:28:10)

+1

4

Ребенок очень похож на Дэвида, только карие глаза. Звереныш, дай волю, так и загрызет, не подавится. Похож.
Моран сильнее прижимает комок ненависти к себе, и собирается быстро уйти из пропахшего кровью жилища, но мальчишка упрямится.
Себастьяна в кладовку запирал родственник отца, за непослушание. Он в ответ колотил по двери руками и ногами, и ненавидел все семейство сразу, включая тетушку и чистеньких, прилизанных, послушных кузенов.
Только мать его любила, разного. На похороны он не пришел, побоялся светиться.
Моран встряхивает головой, чтоб прогнать пустые воспоминания, которые начинают наполнять комнату, превращаться в картинки. Это плохо.
Тут никого нет, Моран, кроме чужих мертвецов. Одного из них мальчишка называет «папочкой».

Полковник начинает злиться. «Начинает» - не точно. На него накатывает злоба. На мальчишку в последнюю очередь, но достается все  сразу ему.
Пора взрослеть, малыш.
- К папочке хочешь? Иди, – цедит Моран сквозь зубы.
Себастьян ставит свою ношу на пол.
- Твой папочка мертвый, парнишка. Его убил вон тот ублюдок, и вон тот, что дальше лежит. Еще один за стенкой валяется, мертвый, я проверял. Посмотри на них и запомни. Можешь пнуть каждого, плюнуть им в морды, ругаться можешь, кричать, тебе сегодня можно.
- Даю пять минут, потом нам надо быстро исчезнуть отсюда, иначе придут другие, такие же злые тупицы, и начнут стрелять. Понял?
Моран посмотрел на часы.
- Я тебе сочувствую, честное слово. Твой…папочка, наверняка был лучше, чем эти твари.

Моран не стал говорить ему, что у него есть еще один папочка. У Дэвида проблемы, вдруг им встретиться не судьба. Парню и так уже хватит.

Отредактировано Sebastian Moran (2018-09-13 18:17:47)

+1

5

[NIC]Tommy Jones[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/8/ef073d40e6669acb9d4d24cb245e2479-full.jpg[/AVA]Оказавшись на земле, Томми опешил. Взрослые не часто его слушали, даже папочка. Он то и дело выглядывал в окно последнее время, как будто ждал кого-то. И много хмурился. Томми думал, что это из-за него. Он как-то зашел в спальню отца и заметил чёрную железяку пистолета, из которой пуля вылетает, торчащую из-под подушки. Странно, подумал Томми, почему папочка спит с игрушкой под подушкой? Он не наигрался днём и решил поиграть во сне?
Недолго думая, Томми вытащил пистолет, гордясь тем, что только чуть-чуть потревожил папочку. Тот лишь резко вздохнул, но не проснулся. Пистолет был очень тяжелым, с какими-то узорами и буквами (читал Томми пока что неважно, но алфавит знал хорошо, в школе его хвалили): Д.Э.
Что это значило, Томми не знал, но когда он решил проверить какие пульки в этом пистолете, и может ли он попасть во что-нибудь, его остановил громкий окрик отца.
Папочка был очень зол, что Томми взял его игрушку. Хотя мальчик планировал ее скоро вернуть, папочка продолжал кричать, пока Томми не пообещал, что больше так не будет.
А теперь папочка молчал, уставившись сквозь него. И Томми охватил ужас, что не очень-то сочеталось с его желанием сходить по-маленькому. Но описаться на глазах у незнакомца было слишком стыдно. Он облизал губы, на которых ещё остался вкус съеденного когда-то батончика. Чужой сказал, что у него есть всего лишь пять минут. А пять минут это сколько? Много или мало? А вдруг они уже закончились?
Последняя мысль была настолько страшной, что ноги сами привели его к папочке. Сейчас его заберут, и вдруг Томми больше никогда не увидит своего отца? Как и мамочку.
Он опустился на колени, а затем и вовсе сел на свои ноги, всматриваясь в спокойное лицо отца. Складочки между бровями больше не было. Томми вытянул руку, выставив вперёд указательный палец и коснулся теплого лба отца, затем провел им до переносицы, ожидая, что папочка пошевелится и улыбнется ему. Но отец не шелохнулся. Может, это тоже игра? Просто надо понять ее правила. Ему же говорили, его же предупреждали.
Но сколько бы он не думал, сколько бы не сосредотачивался, ответ не приходил ему в голову.
Томми тыкал отца то в щеку, то в бок, пытаясь расшевелить, даже ущипнул его за руку, там, где больно. Но ничего не изменилось. Зачем Томми другие люди? Что такое «мертвый»?
Слезы Томми почувствовал только когда они, сквозь сомкнутые губы попали в рот. Соленые, горькие как лекарство, но легче не становилось.
Он уткнулся в отцовскую рубашку и сделал то единственное на что был способен пятилетний ребенок, заплакал.
А затем позволил незнакомцу забрать себя и больше не сопротивлялся.

+1

6

Морану хочется курить. Запах крови дергает нервы, пыль в комнате лезет в ноздри, кажется, мозги у него тоже как пыльный мешок. Надо быстрее, но Себастьян дожидается, когда мальчишка сам согласится уйти. Шум не нужен, когда можно все решить миром.

Моран берет на руки ребенка, одновременно подхватывая с пола пистолет покойника – «папочка» при жизни был не дурак, знал толк в игрушках. Хороший глок, да еще с вензелями. Так бы не взял, любопытство загрызло - что за буквы и завитушки на мужском пистолете.
«Д Э». Затейник был его хозяин. Что пистолет держал при себе – понятно, узорчики на нем зачем?

Любопытство - не порок. Ай, порок, да еще какой. Ствол мог быть в деле.

Они выходят в ночь, и через пару поворотов от дома плюс 5 минут чистого времени оказываются в тупике. Моран оставил там байк.
Запах кошачьей мочи и гнилых яблок.
- Хочешь отлить? Давай, тут можно.
Моран расстегивает ширинку,  перегораживает собой выход на улицу – чтоб мальчишка не сбежал.

- Как твое имя? Меня зовут Алекс, без всяких «сэр», «мистер» и прочего.
Себастьян снимает куртку, заворачивает в нее своего пассажира. Сажает его вперед, пристегивает на карабин широким ремнем, и давит на газ.
- Держись, не бойся. Едем домой. Тебя больше ни одна крыса не тронет; я позабочусь.

Покурить не успел. Дома можно, сейчас некогда.

Отредактировано Sebastian Moran (2018-09-20 00:12:19)

+1

7

Выйдя на работу с больничного после аварии, Кейт обнаружила, что салон практически встал без нее. Нет, клиенты обслуживались, девочки работали, но вот отчетность хромала, чеки в беспорядке, звонки также в разнобой. Прошло время, пока Кейт собрала все снова в кулак, лишила премии некоторых. Работы было много, а неожиданный звонк от Ирен выбил из рабочей колеи.
-  Оо, Ирен! ...- было обрадовалась Кейт, но тут же напряглась
- ... То есть? Ну конечно, в салоне, уже давненько вышла.... Какой ребенок?? ...Я? Но...я же...
Кто привезет?... Только не он, Ирен, ты же помнишь... Принято. Да, конечно, буду ждать.

Оправившись от разговора, но не оправившись от личности "перевозчика", Кейт вышла в секретарскую.
- Мисс Кейт, на вас лица нет! - Спросила всегда внимательная Роза.
- Роза, очень важный клиент! Попроси Хайди подготовить комнату для обслуги. То есть постель перестелить, все лишнее унести, картины перевесить, не к чему там обнаженные фигуры. И еще... эмм, Роза! Возьми из кассы и сбегай в детский! Пара комплектов одежды, игрушки...не знаю, ну машинки и супермен, мягких не нужно, зайди в кондитерский, купи торт. Давай, давай, не таращься на меня, шевелись, времени в обрез.

Роза молча вылетела, а Кейт направилась на кухню заваривать чай, потом на ресепшн передвинуть на час клиента, чтобы в салоне было пусто, потом проверить Хайди и комнату. Все делалось в спешке, в ажиотаже. Девочки были отправлены на обед, Роза в магазине, Хайди побежала в прачечную, в салоне осталась только Кейт, охрана и массажист.

Человек, которого Кейт знала как Хоггарда, подъехал. Кейт была в холле и как могла весело улыбалась. Но колени все еще дрожали. Увидев мальчика, Кейт наклонилась и тихо произнесла.
- Ну привет.

+1

8

[NIC]Tommy Jones[/NIC][AVA]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/9/8/ef073d40e6669acb9d4d24cb245e2479-full.jpg[/AVA]Его учили, что разговаривать с незнакомцами плохо, со взрослыми - опасно. Если предлагают конфету, надо вежливо отказаться и немедленно рассказать маме и папе. А кому ему рассказывать? И почему это может быть опасно? За чью ногу теперь он может ухватиться? К чьему плечу прижаться, чтобы можно было не сдерживать слез?
Томми никогда не ездил на мотоциклах. Он их только видел на дороге, непременно изображал, как они тарахтят, и делал вид, вытягивая вперёд две руки, словно это он управляет таким же зверем. В мотоциклах было что-то живое. Казалось, что под металлом скрывается тёплая мохнатая шкура неведомого существа. И если приложить ухо, можно услышать, как он дружелюбно урчит. Голоден ли он? Или недоволен тем, что пришлось долго стоять? Но как только хозяин его оседлает, он снова помчится, и ничто не сможет его остановить.
Сегодня был неподходящий день для такой поездки. В другой бы его охватило море эмоций. Но не сегодня. Даже если в животе носились бабочки, и иногда дух захватывало, это не смогло его отвлечь от мысли, а что будет дальше?
Он не супермен, чтобы спасти себя из беды. Ему бы очень хотелось обладать какой-нибудь суперсилой, но у него ее не было. Совсем никакой, даже малюсенькой, типа убийственного лазера из глаз или хождения сквозь стены.
И супермен не придет, чтобы его выручить, и хоть Алекс сказал, что позаботится о нем, Томми не мог ему доверять. Не полностью. Он его не знал.
А теперь ещё и эта тетя. Томми отступил на шаг назад. Ему все ещё хотелось к папочке. Рядом с ним все самое страшное становилось обыденным. Он скучал по нему.
Томми вытер нос тыльной стороной ладони и насупился прежде чем ответить:
- Привет.

+2

9

Кейт выпрямилась во весь рост и еле слышно выдохнула. Мальчик казался самым обычным и в чем его ценность было непонятно. Сотни таких вот красавчиков преспокойно отправляют в детский дом, как и Кейт в свое время. А этого вот прячут, берегут. Сам Хоггард бережет. Для Кейт это значило многое.
- Возьми платок. - Кейт протянула свой белоснежный с пингвином в уголке. - Ты нверное замерз на этой адской машине. - Кейт кивнула в сторону мотоцикла.
- Не переживай, здесь спокойно, это твоя броня. Может внутри у нас не сильно моральные люди, но из внешнего мира мы пускаем только по записи. - Кейт криво улыбнулась. Сама она периодически видела свою главную опасность. И она как-то связано с этим мальчиком. Зачем Хоггарду этот ребенок, в чем главная загвоздаа этой ситуации? В любом случае рано или поздно Кейт все узнает. А теперь ребенку нужен уход и покой. Пока только лишь это главное.
- Ты, наверное, голоден? Пойдем со мной, на кухне уже накрыли. Я очень люблю сладкое, особенро если нервничаю. Вот сейчас как раз тот самый момент. А ты что любишь? - Кейт ласково улыбалась. Но не так, как клиентам салона, а по-другому. Искренне, нежно, по-домашнему уютно.

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Samaritan