Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Old CV » James Moriarty


James Moriarty

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя персонажа:
Джеймс «Джим» Мориарти | James «Jim» Moriarty
2. Возраст и дата рождения:
38 лет, 03.06.1977
3. Профессия/род занятий:
Консультирующий преступник, владелец частного бизнеса
4. Биография:
– Скажите, миссис Андерсон, а почему кровь красная? – Ребенок стоял неестественно прямо. Не елозил, не пританцовывал на месте, как сделали бы другие дети в том же возрасте. Он не моргая смотрел на няню, которая в ужасе прикрыла рот рукой, заметив разодранные до мяса коленки. Женщина как будто мигом постарела на десяток лет.
– Что произошло, Джеймс? – Справившись с накатившим на неё ужасом, Оливия Андерсон опустилась подле ребенка, осторожно, стараясь причинить, как можно меньше боли, она обтерла рану влажным платком. Зашипев от внезапности, Мориарти неосознанно сделал шаг назад, стараясь избежать следующего прикосновения.
– Я упал. – Он никогда не говорил слишком много. Кратко излагая свои мысли, не желая тратить время на разъяснения. – А потом мне стало интересно. – Большего ребенок не посчитал нужным сообщить. Он не соврал ни словом, лишь немного не договорил. Джим действительно упал, навернулся на крутой винтовой лестнице, но ссадина на коленке была в несколько раз меньше. А потом пошла кровь. Ярко-алая, она буквально приворожила его и мальчик, не задумываясь о последствиях, расковырял рану тем, что было под рукой. Кажется, это был циркуль. Боль он почувствовал чуть позже, когда внимательно все рассмотрел, добираясь до невинно-розовой мышечной ткани. Еще одно касание влажной тряпицы и губы женщины сложились в тонкую полоску, она никогда не поймет своего подопечного, и все, что ей остается, молчать и не обращать внимания на странности. Родители мальчишки платят хорошие деньги, чтобы с этим можно было смириться. Джеймсу Мориарти пять лет и его жизнь — это череда экспериментов.

***
Ирландия прекрасна весной. Холодные ветра становятся чуть теплее, а на вечно хмуром небе исчезают облака, открывая взору всю его красоту, безмятежную, успокаивающую, бесконечную.
В особняке, грозно возвышавшемся на самом краю отвесной скалы, было тихо. Казалось, даже стены пропитались безысходностью и отчаяньем своих жильцов. За последние несколько месяцев жизнь стремительно покатилась в бездну. Еще недавно процветающий бизнес перестал приносить доход, а отца Джеймса обвинили в мошенничестве и убийстве. Все имущество было арестовано, и уже через неделю будет передано государству в уплату. Люди на улицах стали оборачиваться, стоит кому-нибудь из семьи Мориарти выйти до магазина. Мерзкие шепотки за спиной с каждым новым днем становились только громче, пока однажды, одна из ближайших соседок, с приторно сладкой улыбочкой на лице, не «выплюнула» свое негодование прямо в лицо, случайно встреченной на аллее, миссис Мориарти, пытающейся сдержать слезы, прячущей растерянный взгляд за шелковым носовым платком.
– Это разве плохо, то что делал отец? – Невинный детский голос заставил женщину вздрогнуть и вспомнить, что в этот парк она пришла не одна. Джим недоумевающе склонил голову к плечу. Он не понимал, почему мать так огорчилась, узнав правду. Разве те, кого отец обманул, не виноваты сами? Им не хватило ума, чтобы избежать аферы. Впрочем, сам родитель ненамного лучше. В конце концов ему не хватило интеллекта, чтобы избежать тюрьмы. А теперь платой за его ошибку, станет полное разорение и вынужденный переезд. Возможно не только из города. Возможно и из страны. Джеймсу Мориарти семь лет и его жизнь — это бесконечные вопросы, ответы на которые никому не нравятся.

***
Новый вечно мрачный город, изменил его жизнь полностью. Теперь они вдвоем с матерью жили в небольшой квартирке на самой окраине Суссекса, маленького городка, располагающегося на юго-востоке Англии. Обшарпанные стены, потрепанная мебель, и смрад. Дышать полной грудью там невозможно, стоит попробовать и легкие забьются ужасной вонью, вызывающей тошноту. Джим только морщится каждый раз, когда ему приходится туда возвращаться, окидывает презрительным, совсем не соответствующим подростку его возраста, взглядом всех вокруг и проходит внутрь. Он думает, что это ненадолго, еще пара лет, и он сможет уйти, найти способ взобраться обратно к вершине общества, путей для этого пугающе много.
Мориарти раздражает школа. Ему не нравятся скучные увлечения ровесников. Но его привлекают сложные, запутанные и страшные истории. Он зачитывается ими, анализирует, продумывает, как бы сам действовал, и понимает, что моральные рамки, в которые его столько лет пытаются уместить, ничего не значат. Еще Джеймсу нравятся числа. Он поглощен математикой, её причудливой логикой и законами. Тем, как из совершенно непримечательного уравнения может получиться что-то поражающее воображение.
– Что, только с книжками и получается проводить время? – Нахальный голос подросток узнал бы из тысячи. Карл Пауэрс. Местный заводила. Чемпион команды по плаванию. И самый настоящий глупец. Ему доставляло удовольствие насмехаться над теми, кто тратил свое время не на бессмысленные развлечения, кто не восхищался им. Карл учился в параллельном классе, но отчего то, они пересекались слишком часто, и при каждой встрече он не забывал бросить какую-нибудь колкость. Неважно про что. Одежду, семью, увлечение точными науками. В ответ пловец получал только высокомерный взгляд, и молчаливое обещание скорых мучений. Джим никогда не отличался ангельским терпением. Сегодня должны пройти соревнования по плаванию в Лондоне, и Пауэрс, как «звезда» команды, уедет на них через пару часов.
Достать нейротоксин оказалось до обидного просто. Рука не дрогнула ни на мгновение, пока Мориарти, словно зачарованный, с дотошностью перфекциониста, мешал мазь для лечения экземы с ядом. Все было просчитано до минуты, возможность ошибки исключена. Ирония судьбы, мальчика погубит то, что он любит, пожалуй, даже больше чем издевательства над одноклассниками – вода.
На следующий день в школе объявили траур. Джеймс только пожимает плечами, и чувствует липкую капельку пота, скатившуюся по спине и скользнувшую за ремень брюк, когда приезжий полицейский мимолетно скользнул по нему взглядом и ничего не сказав прошел в кабинет директора. Кажется, они так и не догадались в чем дело, и это будоражит. Все сработало как швейцарские часы, идеально и точно. Если они не разгадали такой простой ребус, может стоит попробовать еще? Джеймсу Мориарти двенадцать лет и его жизнь — это медленный путь во тьму.

***
Старшая школа стала площадкой для экспериментов, со временем все более жестоких. Джим искал свой предел, что-то, на что ему не хватит сил или возможностей. И не находил. Привычная усмешка с каждой новой попыткой леденела, обрастала высокомерием. «Профессор», так его прозвали тут. К Джеймсу можно обратиться по любому вопросу, от очередного теста до кражи со взломом, вопрос стоит только в цене. Об этом знали все, но те, кто мог с хоть что-то сделать, только качали головой и журили доносчика, за клевету на «хорошего мальчика Джима». Это было своеобразным вызовом ему. Чем-то, что гоняло кровь по организму чуть быстрее.
Дома, в маленькой квартирке на окраине, все так же несет дешевым алкоголем. Мать пьет не переставая, погружаясь в свое горе, живя прошлым, не желая принимать настоящее, где от «леди Мориарти», владелицы небольшого состояния, осталось только имя. У женщины проблемы с печенью и периодически течет кровь из носа. Она забывается случайными связями в ближайшем баре, а потом ковыляет обратно, по дороге выблевывая недавний, скудный ужин. По прогнозу врачей ей осталось совсем немного, но Джеймсу все равно. Он давно не ощущает никакой привязанности, сказать по правде, он вообще ничего не чувствует, кроме непрекращающейся жажды еще одной «дозы», от предсказуемо идеального плана. Дома он появляется только тогда, когда ему звонят соседи, обеспокоенные особенно сильным смрадом, доносящимся из-за их двери. Джеймсу Мориарти семнадцать лет и его жизнь — это нахальная усмешка вперемешку с презрительно-высокомерным взглядом.

***
Джим и сам не знает, когда точно за ним закрепилось звание того, кто решит любую проблему за нескромное вознаграждение. Он просто делает это. Продумывает до мелочей театральное представление, чтобы потом раздражаться непрофессионализму подобранных актеров. Даже самый гениальный сценарий может испортить паршивое исполнение. Это настолько не нравится Джеймсу, что он готов поубивать каждого из своих клиентов, но не делает этого, только повышает цену, хоть таким образом компенсируя свои усилия.
Мориарти тоже играет. В добропорядочного гражданина, который исправно платит все налоги, с небольшой квартиркой и частным бизнесом. В его доме не несет алкоголем, и не лежит полуразложившийся мусор в подъезде. О прошлом Джима не знает никто, и он только улыбается старушке соседке, в ответ на её просьбу помочь с тяжелыми пакетами. А в то же время в тюрьме, перед самым своим освобождением, нелепо погиб отец. Заточка между третьим и четвертым ребром оказалась роковой.
«Выполнено». Краткий писк телефона привлек к себе внимание сидевшего вместе со старой вдовой Роуз, за чашечкой горячего чая, преступника. Прочитав сообщение он ни на миг не изменился в лице, только отложил устройство в сторону, продолжая увлеченно слушать про неблагодарных внуков. Джеймсу Мориарти двадцать шесть лет и его жизнь — это театр.

***
Убийства. Шантаж. Наркотики. Проституция. Контрабанда. Теракты. Кражи. С годами все стало слишком простым. Банальным и скучным. Сплетенная паутина функционирует без перебоев, а планирование больше не гонит кровь в жилах. Нет того предвкушения, горящих в прекрасном безумии глаз, только усталый тон и безразличие. Джима буквально ломает от нехватки развлечений. Его выворачивает наизнанку до того, что мысль разом все оставить, насовсем, больше не вызывает отторжения. Джеймсу хочется пустить себя пулю в висок, наверняка, на дорогом персидском ковре, его мозги будут прекрасно смотреться.
Жизнь стала чрезмерно серой, такой же, как и город за окном. Все слишком просто. Слишком скучно. Слишком не интересно. Слишком знакомо. Каждый день, как повтор тысячи других таких же. Все по кругу. Люди однообразно глупы, не способны добраться даже до второго дна, не то что глубже, и это удручает. Джеймсу Мориарти тридцать три года и его жизнь — это удушающая рутина.

***
Как бы Мориарти не любил точные расчеты, без права на погрешность, к жизни его вернула самая обычная случайность. Несколько решенных головоломок и небольшие убытки, от внезапно рухнувших планов. Шерлок Холмс. Сколько всего в этом имени. Гениальный, как он сам считает, консультирующий детектив, который подобно ребенку радуется каждому новому убийству, заботливо продуманному Джеймсом. Он единственный, кто смог подобраться достаточно близко, чтобы интерес преступника взлетел до небес. Их игра была завораживающей. Хождение по грани, где любой неверный шаг может привести к падению. Страсть, эмоции, настоящий вызов, вот чем она была. Холмс стал самой интересной фигурой на шахматной доске, ферзь из него вышел просто великолепный. Впервые за много лет, Джиму пришлось использовать свой мозг на полную. Недавняя рутина отошла на задний план и кровь вновь побежала по венам быстрее.
Мориарти наслаждался, смаковал каждую минуту Большой игры, не задумываясь, что и ей, со смертью одного из игроков, когда-нибудь, обязательно настанет конец.
Финальная сцена. Крыша. Сколько раз он все переигрывал, менял, считая, что простое убийство не достойно такого представления. Руки Джеймса едва заметно подрагивали в нетерпении и в то же время, где-то на самом дне желудка, противным колючим клубком свернулось разочарование. В эпилоге он вновь останется один на один с удушающей повседневностью, не будет азарта, разжигающего пламя в душе, напряженной игры разума, не будет ничего, что в последнее время заставляло его жить. Останутся только элементарные задачки из дешевой газетенки. И это действительно огорчает.
Выстрел оказался оглушающим и внезапным. Пока Джим падал на холодный бетон в ушах у него не переставая звенело. Хотелось поморщиться, хмыкнуть и закатить глаза, но нельзя. Это не кино, и возможность сыграть свою роль у него только одна, без повторных дублей и профессиональных каскадеров. Больно ударившись о камень, Мориарти раскусил небольшую капсулу, спрятанную под языком, и его дыхание замерло, а температура стремительно упала. Почти клиническая смерть будет стоить ему долгих недель в постели, но итог стоит того.
Когда полиция наконец врывается на крышу, они не находят ничего, кроме аккуратной лужицы липкой крови. Джеймсу Мориарти тридцать шесть лет и его жизнь — это Большая игра, которая завершилась патом.

5. Внешность:

+

http://sh.uploads.ru/yGnBz.gif
Эндрю Скотт | Andrew Scott

Квадратная форма лица. Телосложение типа – эктоморф. Обладатель темно-карего, почти черного цвета глаз. Брюнет. Джим непостоянен в своем образе, может при необходимости стать неприметным и приземленным, как большинство людей. В «обычной» жизни, носит дорогие классические костюмы от известных брендов, сшитые по фигуре на заказ. Предпочитает тонкий, едва заметный парфюм. Почти не носит аксессуаров, за исключением аккуратной, не вычурной, но выполненной со вкусом булавки для галстука и запонок.
6. Характер:
Джеймс болен. Его настроение скачет с ужасающей скоростью. В одно мгновение он может широко улыбаться, гипнотизировать собеседника со спокойствием сытого удава, а спустя мгновение взорваться, сорваться на крик и угрозы, совсем не метафорические. Педант и перфекционист. Не терпит незавершенность, каждое дело доводит до конца, чем бы оно ни было. Гениальный лицемер и актер, меняет маски так же просто, как повседневную одежду. Любитель пафоса, театральщины и позерства. Мориарти избалован вседозволенностью, для него нет никаких рамок, ни моральных, ни физических. Игнорирует все, что ему не нравится, следует только своим желаниям. Властолюбив и амбициозен, всегда стремится к вершинам. Не цепляется за общественное мнение, считая его посторонним, никому не нужным шумом. Во взгляде горит безумный огонек, и порою кажется, если вовремя не остановиться, уйти подальше от безумца, он сожжет, выжжет изнутри и самого Джима, и каждого, кому не повезет оказаться рядом. Всегда следит за своим внешним видом. Дорогие костюмы и парфюм давно стали неотъемлемой частью гения. Не считается с жертвами. «Все когда-нибудь умрут», это девиз Джеймса по жизни. Считает смерть чем-то приземленным недостойным воспевания в искусстве. Но вот цепочку событий, зависимость одного от другого, то, как простейшее, даже незамеченное никем, в силу своей незначительности, действие может привести к ужасной катастрофе, это по-настоящему вдохновляет Мориарти. Ему нравится просчитывать вероятности, учитывать даже те самые незначительные мелочи, исключать саму возможность ошибки. Он зависим от «работы». Как последний наркоман, ради новой «дозы», готов пойти на все. Склонен к спонтанным поступкам. Легкомысленно относится к собственной жизни. Если чтобы поставить красивый финальный штрих, понадобиться пустить себе пулю в висок, сделает это без колебаний. Любит деньги, и то, что за ними следует, но не ставит их основной целью, важнее гению именно власть. Тотальный контроль над всем, что его окружает. Предпочитает старую музыку современной. Когда мозги начинаю буквально «скрипеть» от нехватки «развлечений», может провести время за просмотром очередного «шедевра» киноискусства, разнося в пух и прах сюжет и поступки героев.
7. Навыки, умения:
Гений. Амбидекстр – одинаково владеет обеими руками. Прекрасный стратег и тактик. Знает несколько языков. Хорош в математике, особенно том её разделе, что связан с вероятностью. Разбирается в химии, биологии, физике, астрономии. Видит людей «насквозь». Без проблем манипулирует другими. Великолепный актер. Неплохой программист, с техникой на «ты». Уверенно пользуется отмычками. Повышенный болевой порог.
8. Дополнительно:
-
9. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

10. Пробный пост:

+

Развязка уже совсем близко. Декорации расставлены, а зрители на подходе. Все что осталось, это пригласить главных героев. Предвкушающая улыбка не покидала лица Джеймса последние несколько часов. Он нетерпеливо крутился на стуле, не в силах сосредоточиться на чем-то еще, кроме предстоящего действа. Неловко взмахнув рукой, преступник задел наполненную до краев, давно остывшим кофе, кружку и смахнул её со стола. Звон расколотого фарфора заставил поморщиться и встать, буквально подскочить на месте, отходя на несколько шагов. Темно-коричневое, почти черное пятно, некрасивой кляксой растеклось по лакированному паркету. Закатив глаза Джим наконец остановился, зацепившись взглядом за полковника, находившегося на другом конце комнаты. Моран должен стать, в их небольшой с Шерлоком игре, важным звеном, тем, кто будет смотреть на происходящее сквозь оптический прицел винтовки.

Странный он человек, и интересный. Единственный кто смог оставаться рядом столь длительное время, чтобы в Мориарти даже проснулось что-то вроде уважения. Спокойный, молчаливый и исполнительный. Три слова в полной мере характеризующие его. И они же стали основой долгого сотрудничества. Себастьян порой похож на статую. Аккуратно исполненную искусным творцом. Холодную, бездушную, с жестоким взглядом и автоматом в руках. Бывший военный. Идеально ровная осанка и безразличие к чужой жизни. Это впечатляло и разочаровывало одновременно настолько, что иногда Джиму хочется взвести курок и выстрелить, в плечо или может быть живот. Просто чтобы посмотреть, как он среагирует, появится ли во взгляде, обычное для простых людей, отчаянное желание жить? Или там так и останется бездонная пустота?

Рука сама потянулась к оружию, беспечно лежавшему на прозрачной поверхности кофейного столика. Сталь приятно охладила излишне горячие пальцы. Сняв пистолет с предохранителя Джим вскинул руку, направляя её на полковника, все это время молча наблюдавшего за метаниями Мориарти. Приподняв бровь, напрочь фальшиво удивляясь, он не двигался, все так же расслаблено оставаясь на своем месте. По птичьи склонив голову к плечу, Джеймс задумчиво хмыкнул и нажал на курок. Оглушающий хлопок и криминальный гений возвращает оружие на место, заливисто смеясь, то ли над собой, то ли над ситуацией. Выстрел был холостым.

Короткий писк телефона отвлек от дешевого спектакля, который он устроил. Вернувшись к столу, мужчина подхватил устройство. «Все готово. Уотсон на месте». Всего несколько слов и предвкушение вновь охватило его. Убрав мобильный в карман, Мориарти направился к выходу.
– Пора начинать шоу. – Остановившись возле самой двери он на одно недолгое мгновение оглянулся. Широкая, полубезумная улыбка возникла сразу же, стоило услышать слишком громкий, в установившейся тишине, звук затвора. Все должно пройти по плану. Никаких осечек, никаких возможностей для побега. Удивительно, но Джим совершенно не сомневается в Моране. Он знает, что тот выполнит свою работу с точностью совершенного механизма, не отвлекаясь и не мешкая, именно так, как скажет гений, даже если будет уверен, что нужно сделать иначе. А Джеймс всегда умел ценить, когда актеры исполняют прописанную для них роль вплоть до запятой, не портя сценарий никому ненужной инициативой. Жаль, что таких очень мало. Третий звонок прозвенел, представление вот-вот начнется.

11. Предпочтительные жанры:
Все что угодно

Отредактировано James Moriarty (2018-04-23 03:59:11)

0

2

Доброго времени суток,
Спасибо за терпение. Напишите нам, пожалуйста, пробный пост на широкую тему: отношение Мориарти к Морану. Какие-нибудь зарисовки на тему их сотрудничества.
Спасибо.

0

3

Mind Palace
пост добавлен
момент взят тот, что был перед событиями у бассейна, акцент больше на мысли, нежели действия.

Отредактировано James Moriarty (2018-04-23 03:53:35)

0

4

У меня нет возражений.
Добро пожаловать в игру.

Зайдите, пожалуйста, в следующие темы:
Профиль
Поиск напарников по игре
Обсуждение сюжета

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Old CV » James Moriarty