Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » AU » New old fairytale


New old fairytale

Сообщений 31 страница 49 из 49

31

-Федьку уже переправили, а нам надо поспешать,- рискуя сбить дыхание, пролаяла она. Камешек в кольце-маячке из янтарного превратился в прозрачный. Ещё один короткий марш-бросок, и она смогла немного объясниться: - Я видела мага. Древнего, сильного. И он видел меня. И я готова поклясться, что мы знакомы, что он знает, кто я!
Её неожиданно повело. Серафима покачнулась, но выровняла шаг, тряхнула головой...
-Я тоже знаю, кто ты,- совсем рядом произнёс знакомый голос. Особистка вздрогнула и подняла голову, чтобы оторопело уставиться на человека, которого в принципе не могло тут быть. - Ты - верная царская собачонка.
-В-ваня? - переспросила девушка, от неожиданности растеряв всю былую уверенность и собранность. - За что?.. Откуда ты...
А царевич совсем не изменился. Казалось, что он только-только вышел из царских палат. И выражение на лице такое же пренебрежительное, как когда ему пришлось навестить её в лазарете. Скорее всего Ивана туда пригнал сам царь, дескать, надо иногда своих же слуг баловать вниманием, тем более, что за спасение его мелочной душонки этой самой слуге и потрепали шкуру.
-Сэра, ты чего? - спросил царевич с какой-то странной, не своей, интонацией, но тут же поправился: - Ты чего, думала, что действительно что-то для меня значишь? А не слишком ли ты нос задрала? Будь ты хоть сотню раз княжна, по сути ты всё равно нелюдь!
Это был удар поддых. Серафима не любила упоминания своего титула - всё равно последние несколько столетий от него только название осталось да пометка о дворянском происхождении. И хуже было только такое уничижительное отношение к её магическим способностям.
Особистка подбоченилась и гордо ответствовала:
-Да, я - княжна! И я никогда не скрывала, что я - нечеловек! А что бы вы, люди, без нас делали? Что бы делал царь-батюшка в битве при Новиграде, если бы мой отец так мастерски не командовал дружиной? И почему-то ни одна скотина не решилась назвать князя Игоря проклятой нелюдью! Наоборот, Оборотень-Князь весь мир заставил уважать тридевятое! А ты, ты что сделал для своего же царства, Ванечка?!
Это было похоже на страшный сон. И царевич говорил тут как раз то, чего она более всего боялась услышать.
-А мать-колдунью что же не упомянула? И деда своего? Ну же, продолжай выезжать на заслугах старших!
Сэра чуть не задохнулась от такой наглости.
-Как ты смеешь в таком тоне говорить о них?! Да моя мать одна из лучших магичек страны! "Плач Ярославны" внесён в программу магической академии как классическое заклинание призыва и контроля! А мой дед...
-Давай-давай! Бахвалься дальше старым пнём!
-Да если бы не мой дед, тебя вообще не было бы на свете! - Серафиме захотелось отвесить царскому отпрыску оплеуху. Так сильно захотелось, что она даже сделала шаг вперёд. - Если бы он не спас твоего прадеда, не помог выполнить три службы, от вашего рода мало что осталось бы! И не смей надсмехаться над генералом-майором Сергеем Серебряковым, основателем ОСГ...
-Договаривай!
-Широко известным под позывным "Серый Волк". Доволен?!
О, царевич и правда был доволен. Он ядовито улыбался, будто загнал Сэру в угол и теперь готовился убить зверя и освежевать.
-Ты ведь и сама всё отлично понимаешь. Ты, Серафима, нелюдь, причём никчёмный,- он развёл руками в наигранном сожалении. - Всё, что ты можешь, хвалиться своими родными, а сама ты чего добилась? Стала воеводой? Или генеральшей? Выиграла решающую битву? Почему-то я об этом ничего не слышал,- он одарил девушку ехидной ухмылкой. - Вот поэтому я никогда и не обратил бы на тебя внимание. Ты - никчёмная оборотниха, выполняющая команды хозяина...
-Я не оборотень!- вскрикнула особистка, отшатываясь. - Я маг-перевёртыш с предрасположенностью к ликантропии!
-И ты даже хуже собаки,- продолжал нести ересь собеседник. - Собака хотя бы хозяина не тронет, а твоя волчья сущность рано или поздно себя покажет. Ты - чудовище, Сэра. Монстр, которого никто и никогда не полюбит. И всё, на что ты годна, сложить голову, чтобы какой-нибудь достойный человек продолжал жить.
-Неправда, неправда...- Сэра быстро отрицательно замотала головой, будто надеясь вытрясти из неё все эти ужасающие слова.
-Правда,- жёстко отрезал Иван. - И ты об этом знаешь. Недаром раз за разом лезешь в пекло. И напарников защищаешь ценой своей жизни лишь потому, что понимаешь, что на самом деле ничего она не стоит.
В глазах предательски защипало. Серафима закусила губу, но не смогла выдавить ни слова. Она стояла перед царевичем будто нашкодивший щенок, которого отчитывают за погрызенные тапочки. Опять аналогия с собаками...
-А как жалко ты выглядишь, когда ещё и влюбляешься в подопечных! - продолжал издеваться Ваня. - Так и бегаешь вокруг, чуть ли не хвостом виляешь! Интересно, а Андрей заметил, как ты к нему ластилась, псина шелудивая?
Упоминание имени Данилова заставило особистку встряхнуться и неожиданно здраво заметить:
-Ты не можешь знать об Андрее, Ваня. Да ты вообще не можешь здесь находиться! Ты уже пять лет с женой своей, царевной Еленой, живёшь в южной царской резиденции, у моря.
Нереальность происходящего стала очевидной. Сэра отшатнулась от псевдо-царевича и продолжила:
-Ты морок, Ванюша. Ты ненастоящий! Ты - отражение моих страхов, моя память о предательстве с моей же интерпретацией. А я сейчас нахожусь в лесу, я бегу с напарником домой! Андрей! Андрей, где ты?
Она заозиралась, но рядом был только мнимый царевич.
-Сейчас я найду Андрея и мы вернёмся в тридевятое! Слышишь, Ваня?! Я тебя больше не боюсь, тебя нет!
-Возможно,- неожиданно согласился собеседник. - Но не говори "гоп". Сначала найди этого пройдоху. И не факт, что вы выберетесь из этой передряги. Ты же такая бесполезная, Сэра.
Майор остановилась, сверля недруга взглядом, а потом медленно и чётко проговорила:
-Если понадобится, я отдам за Андрея жизнь, не колеблясь ни секунды! Ясно?
-Втюрилась в вора и убийцу. Запросы у тебя явно снизились.
Девушка почувствовала, как в груди расцветает огненный цветок звериной ярости. Хотя, казалось бы, из-за кого - проекции... Она чувствовала вину, когда выслушивала обвинения в свою сторону, но тут всё было совсем иначе.
-Ты можешь тысячу раз называть меня жалкой нелюдью и собачонкой,- прорычала она, опасно наклоняя голову и глядя на Ивана исподлобья. - Но одно ты должен уяснить очень чётко. Андрей Данилов - не чета тебе! Он опытный разведчик и диверсант, годами служащий на благо своей Родины! И что бы ты мне тут не пытался внушить, я никогда не назову его вором и убийцей! Потому что я люблю его и горжусь им!
Она впервые сказала об этом вот так, вслух. В запале, с горящими жёлтым огнём глазами, но с таким уверенностью и искренностью, что и сама неожиданно поняла - и правда любит. Сильно, так, что сердце исходится, готовое на осколочки разбиться, и бросает то в жар, то в холод. И на край света она за ним пойдёт, и кровью своей отпаивать станет, если понадобится, до полного собственного магического опустошения, и последний глоток воздуха отдаст без сожаления. И пусть он ещё хоть сто операций подпортит, пускай не слушается её и делает глупости. Свой же дурак, родной. Русская женская душа она такая - отходчивая и до глупости жертвенная.
-Я... Я найду его и сейчас же обо всём расскажу,- решила девушка, ныряя в какие-то кусты, оставив Ивана-царевича в полном остолбенении. То ли вражья магия перестала морок подпитывать, и он перестал выполнять свои основные функции - говорить и двигаться,- то ли и правда задела за живое его тирада перевёртыша. Хотя, что там живое может быть в проекции бездушной?..

[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-04-20 00:20:54)

+1

32

- Пусть и древний, но не бессмертный же. Кладенцом по кадыку и ему можно. Бежим, Сэра!
К ужасу Андрея, никуда она не побежала, а уставилась на него широко раскрывшимися полубезумными глазами.
-В-ваня?  За что?.. Откуда ты...
- Сэра, ты чего? Нет здесь никакого Вани и не было никогда. Уходим, уходим скорей.
  Он попытался взять ее за руку, но девушка с неожиданной силой  и яростью вырвалась. Начало гордой Симкиной речи про ее родословную Андрей пропустил мимо ушей, не запомнив и половины.
-А ты, ты что сделал для своего же царства, Ванечка?!
- Не знаю и знать не хочу про твоего  Ванечку и его ратные подвиги. Но если мы из Драконьего не уберемся, маг этот древний нас  обоих отправит к предкам твоим благородным, - пытается Андрей урезонить разбушевавшуюся напарницу. Пока словами урезонить. Что делать, он просто не знал. В первый раз на его глазах сходил с ума человек. И какой человек, Сэра, которую он...("Ты про Ванечку не забудь, мил человек!"- ехидно пропел в его голове внутренний голос.) Которую он в любом состоянии отсюда вытащит, вылечит, а если и не вылечит, то никогда не бросит.
А пошедшая в глубокий разнос Сэра продолжала свою лекцию-тираду по истории Тридевятого и ОСГ, изредка переводя дыхание и давая ему возможность выговорить только беспомощное: "Хватит, Сима, хватит".
Забыв обо всем, Андрей попытался ее обнять. Сэра с ужасом и отвращением отшатнулась.
-Я не оборотень! Я маг-перевёртыш с предрасположенностью к ликантропии!
- Да хоть лягушка болотная. Я тебя все равно люблю. Всякую люблю. Понимаешь ты это?
-Неправда, неправда...
-Правда. И ты об этом знаешь. Просто не нужен я тебе, Серафима Игоревна. У тебя Ванечка есть.
Сказал и остолбенел. Серафима плакала. Или это казалось ему так.
- И нечего тут реветь, дура контуженная. Все равно я для тебя куда угодно пойду.
То, что Андрей услышал потом, заставило его на несколько секунд окаменеть. Дорогих таких, нужных секунд. А потом броситься вслед за Сэрой, не по человечьим, по волчьим уже следам. Видно, опутала Серафиму эта древняя лярва, за собой в неволю позвала. Все было теперь ясно, точно небо после дождичка. Тварь убить. Симку вытащить. И всеми средствами, человеческими и нечеловеческими вылечить. Он ведь тоже может что-то теперь. Наверное, может. И ведут его волчьи следы обратно. Все дальше от границы, все дальше.
***
Вытер колдун серый пот со лба. Многое он видел, многое помнил, а сделал еще больше. Но девчонка его потрясла. Насмерть против колдовства стояла. И о проекции догадалась. Еле-еле заборол он ее. Но все же заборол.
- Ну, сынок, я свое сделал. Теперь ты свое начинай. Через полчаса Серафима своего ненаглядного прямо на засаду выведет. Два часа тебе на все про все.
- За час справлюсь.
- Ох, не говори "гоп". И наказ мой помни.
Как ни быстро бежит Андрей, да разве ж человек за зверем угонится, вот и он не угнался. Но едва присел передохнуть чутка, как загремел на поляне железный голос.
- Оружие на землю, ворье! Руки вверх и лицом вон к тому дереву!
Вспомнишь солнышко - вот и лучики. В полной боевой готовности.
- Еще чего!
Часа не прошло от начала дела, как услыхал колдун вороний крик с глухой поляны. Услыхал и на подмогу поспешил.
Плохо Владу приходилось. Не зря позвал.
В одном ошибся Андрей. Не стал офицера рубить. Решил о деле порасспрашивать.
- Говори, паскуда, где хозяин твой?
- Да близко я, - усмехнулся колдун и прочел свою "петельку".
В этот вечер отменила Диана децимацию...

Отредактировано Robert Stanley (2018-04-17 23:44:17)

+1

33

Магия спала лишь когда Сэра уже была неподалёку от того места, где они в прошлый раз вышли к лесопарку. Остановилась, затрясла лобастой головой - будто переключатель в голове щёлкнул.
"Господи, что же я натворила?!"
Конечно, рядом с ней никого не было, кроме царевича. Конечно, она не могла найти Андрея. Сложить два плюс два не так уж и сложно! И зачем, зачем она ломанулась в чащу, кто б ей сказал?!
"Я же говорила, говорила - древний, сильный маг! Обманул, затуманил разум тупой собачонке! Только бы с ним чего не произошло, пока я тут."
Она прислушалась к крови... И опустилась на землю, лапы не держали - нет отклика...
-Нет, нет, быть не может, нет,- забормотала волчица, изо всех сил напрягая остатки своих магических сил.
"Не сберегла, сгубила, в самый последний момент сгубила, нелюдь бесполезная!"
Сделав ещё одно глубокое погружение, Сэра почувствовала слабый отклик. Да, он был на грани чувств, но всё-таки был.
"Без сознания,"- поняла девушка. - "Поймали. Они меня будут ждать."
Ответ шёл из леса. Стал быть, не успели вороги перевезти пленённого разведчика. Но Диане наверняка уже сообщили, а значит, навстречу им должен был выдвинуться расширенный конвой.
"Вот и возможность тебе, дуре, голову в бою за молодца сложить,"- насмешливо заметил внутренний голос. - "И на этот раз тебе действительно надо торопиться."
Нельзя было допустить, чтобы отряд, поймавший Данилова, объединился с конвоем - против такой оравы она не выстояла бы при всём желании. Действовать быстро и эффективно.
Первым делом волшебница перекинулась обратно в человека. В ход пошла половина пузырьков, что она с собой взяла. Для человека такая гремучая смесь была бы верной дорогой к смертушке. Более того, даже ей, метаморфу, нельзя была выпивать сразу столько зелий, магичка добровольно устроила себе передозировку. Интоксикация шла медленно, но верно - час, может полтора, и сляжет внучка основателя ОСГ. А там уж, если в течение суток никто из своих не поможет... Ну да ей терять всё равно нечего.
Может, это и неплохо. Вот когда она оставалась заменять царевну Елену, абсолютно точно зная, что маскировку просветят в течение пары часов, было страшнее. Если бы не Федька, работавший в замке царя Константина под прикрытием, так бы в пыточной и окочурилась.
А сейчас Сэра уже не была ни человеком, ни зверем - просто машина для убийства. Передвигающаяся с безумной скоростью, чувствующая малейшее движение воздуха, ступающая ковру из иголок абсолютно беззвучно. Но и выглядела она устрашающе - бледнее смерти, с ярко-синими выступившими венами, горящими глазами и чуть вытянувшимися клычками. Демон во плоти, не иначе.
Она почувствовала отряд задолго до того, как увидела их сквозь просвет среди деревьев. Сначала был звук, причудливо отражённый лесным эхом. Трое солдат, один из которых тащит что-то тяжёлое, хромающий мужчина и старик.
"Неплохой расклад. Солдат уложу быстро, хромой вояка может натворить делов, но хуже всех, конечно, маг. Его надо бить в первую очередь. Но чем? Не магией же, почувствует..."
Если бы Серафима сейчас не была ходячей алхимической лабораторией, старик уже её почувствовал, но что волчица умела лучше всего, так это скрываться с любых радаров. Подбираясь ближе, она уже могла чётко различить голоса.
-Шибче, родненькие,- каркающий старческий голос. - И готовы будьте, ворог где угодно может быть, не чую я его.
-Зачем мы тащим этого...- молодой голос добавляет пару непечатных слов. - Почему нельзя было на месте пристрелить?
-Королеве он нужен живым,- голос зрелый, очень усталый, но всё же довольный. - Поверь, солдат, эта тварь за своё получит. И смерть его будет куда страшнее, чем просто пуля в голову - заслужил.
"Это мы ещё посмотрим,"- девушка оскалилась, как самый настоящий волк, даром, что в человечьем теле.
-Давайте привал сделаем,- просит ещё один солдат.
-Зачем привал? Не надо привал!- старый чародей заметно нервничает.
-Ну хоть можно я отойду на минуту, мокрое дело,- продолжает упрашивать парень. - Я вас нагоню.
Долгое мгновение все молчат, наконец, командир решается:
-Давай, но пулей! Мы тебе ждать не будем!
-Ясное дело...
Жизнь солдата оборвалась быстро, под тонкий хруст позвонков в шее.
"Минус один,"- перевёртыш скользнула меж деревьев. И теперь времени на раздумия не было. Одним кувырком она превратилась в убиенного и подобрала его оружие.
-Долго, боец,- приветствовали её, когда псевдо-солдат вышел к товарищам.
-Долго терпел,- невозмутимо отозвалась она, занимая место предшественника.
Всё, как она и чувствовала - один солдат тащит на спине Андрея, ещё один идёт сбоку, перед ними хромает боец с очевидными ранениями, маг идёт рядом. Лихов Александр Борисович, в своё время известный эксперт в области иллюзий. Говорили, глаза у него зоркие - любой морок насквозь видят, а сам уж так голову запутает, мамы родной не признаешь.
"Плохо, мою маскировку быстро раскроет. Надо торопиться."
Она будто споткнулась на тропе, нелепо взмахнула руками - боец, нёсший Андрея, повалился наземь с кинжалом в горле.
-Что за...
Пока все обернулись на звук падения тел, жизни лишился и второй солдат - от короткой автоматной очереди.
-Ах ты ж бл...!- ёмко высказался раненый боец, выхватывая из кобуры пистолет и моментально разряжая в сторону Сэры весь магазин. Особистка играюче уклонилась - только одна пуля на излёте прошила плечо насквозь. Но сейчас девушка не чувствовала боли.
-Стой! - старый маг вскинул руки. - Серафима, стой!
Девушка почувствовала, как морочный облик сползает с неё, как змеиная кожа. Встала на пути неизвестного ей вояки, не позволяя пройти к Андрею, без чувств лежащему за её спиной на теле солдата.
-Влад! Отставить! - боец оскалился, но пистолет опустил, не забыв обновить обойму. - Давай договоримся, княжна.
-Не о чем мне с вами говорить, Александр Борисович,- отрывисто пролаяла Серафима.
-Поговорить всегда есть о чём, Серафима свет Игоревна,- продолжал чародей. А метаморф почувствовала, как эмоциональный барьер её утончается. - Уходи, милая. Мы тебя не тронем.
-Я уйду с Андреем,- безапелляционно парировала она. - Мыслечёт - чёрт с ним, забирайте. Отпустите нас, тогда никто не пострадает.
-Нечисть проклятая, троих бойцов!..- начал было мужчина, которого Лихов назвал Владом.
-Его отпустить не можем,- быстро перебил того волшебник. - Можем отдать тебе мыслечёт - дескать, сбежала девка, не догнали. Наши жизни заложены, Сима, да ещё многих людей. Коль диверсанта не приведём, казнит Диана многих. Выбора у нас нет.
Они тянули время. Ждали, когда подойдёт подкрепление. Она уже почти слышала шуршание моха под армейскими сапогами, пока далеко, но уже слышала.
-Тогда и у меня нет выбора.
-Чтоб ты сдохла!
Они сдвинулись одновременно. В сторону Влада полетел огненный шар, боец в свою очередь метнул в девушку нож и начал стрелять, старый маг опустил на поляну купол - хитрую вариацию антимагического, позволяющую колдовать только одному, создателю.
Серебрякова не могла увернуться от всего и сразу. Нож пролетел мимо, но одна пуля засела в бедре, ещё одна попала в бок, чудом не задев внутренности. Пульсар, который она метнула в бойца, достиг цели и даже успел слегка опалить вояку перед тем, как потухнуть из-за купола.
Тело не справлялось с ранениями и интоксикацией. Сэра не чувствовала боли, один из заблаговременно выпитых эликсиров успешно глушил все эти ощущения. Так называемая "душа камикадзе". Но кровь текла рекой, а ткани начинали расползаться.
Одним нечеловеческим прыжком она приблизилась к Владу, выбивая из его руки пистолет. Била чётко, по ожогам, добиваясь максимальных болевых ощущений.
Когда нож, который оказался в рукаве Влад, пробил её бок, она уже видела улыбку на лице врага, ожидавшего, что она повалится в то же мгновение на землю.
Перед глазами помутнело - то ли от кровопотери, то ли чародей постарался. Старый дурак, он всё ещё надеялся пленить метаморфа и выдать в руки Диане...
Но Серафима даже не дрогнула, будто и не мешала ей холодная сталь в боку.
-Как ты... - только успел проговорить рано расслабившийся Влад, когда резко удлинившиеся когти нелюди проткнули его сердце. А в следующее мгновение метко брошенный дротик попал в глаз Лихова. Тот самый, смазанный ядом.
Сэра обессиленно опустила руки, перепачканные в её и чужой крови. Хотелось упасть на землю, свернуться калачиком и уснуть. Но времени не было, конвой приближался.
Девушка, хромая, подковыляла к лежащему на земле Данилову. Опустилась рядом на колени, вытянула руки, сканируя - жив, потрёпан, лишён энергии. Пальцы скользили по баночке с энергетиком, не давай открыть.
-Давай же... Давай,- бормотала Серая, уже и помогая себе зубами. - Сволочь...
Влив в Андрея остатки из бутылька, она быстро проглотила кровотворное - кровоостанавливающее пить нельзя было, иначе бы ослабела особистка. Даже жаль, что она была ещё жива - вот бы Мёртвой водой все раны смыть... Тьфу, мысли дурацкие в голову лезут... Одним рывком вытащила нож Влада - с таким аксессуаром далеко не убежишь. Быстро разорвала футболку и куртку, перетягивая свои раны и сооружая своеобразную шлейку, которой она обвязала Андрея. Кувырок - волчица пролезла под импровизированные верёвке и зубами затянула узлы. Диверсант, всё ещё не пришедший в сознание, оказался закинутым зверю на спину.
-Забыла.
Уже нагруженная своим суженым, Сэра подошла к телу мага.
-Простите, Александр Борисович. За всё простите.
Она зубами стащила с Лихова сумку, из которой пахло магией, артефактом. Ремень скользнул на загривок. Серафима мотнула головой, чтобы сумка с мыслечётом удобнее расположилась на волчьей груди.
Через 15 минут конвой нашёл отряд, зверски растерзанный ворогами. Они бросились в погоню по явным следам крови, но вспомнившая лавры родного деда Серафима мчалась быстро, в лучших традициях, даром, что израненная и с грузом. Ну да знаменитый Серый Волк мог на своей спине двух взрослых человек нести без проблем.
Она пересекла границу Драконьева и даже почти добралась до блокпоста своих. Почти. Немного силёнок не хватило. Вышло время, отведённое ей. Видимо, от кровопотери ей придётся жизни лишиться, а не интоксикации, какова ирония.
Сэра растянулась на земле, не в силах более сделать ни шага. Перекинуться бы, чтобы не зверем помирать... Ну да после смерти всё равно тело облик сменит.
-Вот так, Андрюша,- пробормотала она едва слышно, ослабила зубами один из узлов и осторожно выползла из импровизированной шлейки. - Тут и сказочке конец. Не поминай лихом. - Язык уже не слушался, но она продолжала бредить. - Всё правильно. В нашей сказке ты главный герой. А главные герои всегда должны жить долго и счастливо. А я... Я - помощница. Я помогла. Всё правильно. Поживи подольше... За нас обоих... Пожалуйста...
Темнота была совсем не страшная. Серафима сделала последний судорожный вздох и утонула в ней.
Будто кто-то перевернул страницу в книге с картинками - волчье обличье исчезло, оставив на земле израненную девичью фигурку.

+

А Мёртвая и Живая вода у Сэры в сумке остались. Самое время о них вспомнить ;)

[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-04-20 00:20:23)

+1

34

Умей Тьма думать - был бы у нее когнитивный диссонанс. Сначала она получила Его. Вот совсем недавно стрелял да рубил, а теперь упал, точно тополь подрубленный. Хорошая добыча, легкая. Подразнили Тьму этой добычей, да и отобрали сразу. Не погиб он, мол, просто обессилен и обездвижен. Но обещали вернуть. Чуть позже и в нетоварном виде, но вернут обязательно. Что ж, Тьма подождет. У магов слово крепкое, не то что у людей. А потом Она появилась. Заклинание какое-то прочла, руки закрученные освободила, в рот живилку какую-то влила. Дрянь, дрянь, дрянь! Ничего, оба мои будут, только потерпеть надо. А он задергался, затрепыхался, к свету потянулся, к жизни. Да и пусть его. Там, в их нетонком мире, он все равно еще без сознания, да едва дышит от удавки магической. Все равно мой будет. И Она тоже. Там, у них, она свое получает уже. Его силы прибавляются, а она летит-падает прямо сюда, в темноту. Кровь-то хоть и магическая, а вытекает понемногу. Сначала Она, а потом Он. Не снесет потери, да за ней пойдет. Так всегда было. Так всегда будет. Еще немного и...
- Поживи подольше... За нас обоих... Пожалуйста...
        Умей Тьма звуки издавать, взвыла бы дурным голосом на всю округу. Пробудили, подняли его слова эти тихие, так что не просто встал, а вскочил-взлетел. А взлетев и разбираться не стал, где находится и что творится вокруг. Сразу в правильную сторону посмотрел и увидел, что лежит перед ним Серафима израненная. Осторожно, чтобы лишний раз больно не сделать, снял он у нее сумку с груди. А сумка будто и век его была, сама перед ним распахивается, точно ждет чего. Упаковку с бинтом он быстро нашел. Жаль, что одну и маленькую, но что есть то есть. В крайнем случае рубашка в дело пойдет, но кровь остановить надо. Никак без этого. А упаковочка не простая оказалась, с магией, слушается его как собака хозяина: сколько затребует, столько и отмотает ему...
         Теперь можно отдышаться да осмотреться. Только сейчас понял он, где находится и что для него Серафима сделала. И другое еще понял, что живой он ее даже до ближайшей больницы вряд ли дотащит. Одно оставалось: вдохнуть, выдохнуть и начать лечить ее теми средствами, в которых сроду не петрил, да на чудо надеяться. Зря он что ли кровь магическую пил?!
      -А ну-ка, сумочка, покажи свою аптечку.
      Увидал ту аптечку и мелом побелел. Ни одной этикетки на склянках нет. Как корова языком слизнула. Делать нечего: начал вручную пузырьки-бутыльки перетряхивать, цвет знакомый отыскивать, ан нет его, знакомого цвету. Почти совсем он отчаялся, когда на дне сумки две знакомые скляночки пузатые обнаружились, а в ушах насмешливый Сэрин голос зазвучал: "Живая и мертвая вода, они в комплекте идут".
        Ну, теперь пойдет дело. Начал он по одной ее раны разбинтовывать и мертвой водой, не жалея, обрабатывать, особенно вон ту, страшную, из которой прямо ему в руки пуля выпрыгнула. "Нет, Серафим, перепишем мы нашу сказочку. Посуду я за тебя, так и  быть, помою, а жить сама за себя будешь, ясно тебе?" Быстро-быстро работает Андрей, чуть медленнее работает мертвая вода, но тоже работает, заживляет, затягивает Сэрины раны.
      Теперь можно и за живую браться. Та еще, оказывается, у знахарей работенка! Так хорошо закрыла мертвая вода раны особистские, что если б сам их не промывал, так и не вспомнил бы, где они находятся. А он помнил. Все до одной помнил.
- Сима, звездочка моя ясная, потерпи, совсем малость потерпи, поднимем мы тебя, вот увидишь поднимем.
      Это что? Слезы? Нет. Это пот на ресницах. А почему соленый? От усталости. И одновременно от бешенства. Почему во всех этих книжках лживых пишут, что от живой воды сразу люди воскресают? Вот набрехали-то! А сколько нужно времени, чтобы живая вода подействовала? А вдруг и не живая она вообще? А вдруг загубил он Симку, диверсант недоученный?
      -Сима... Родная... Любимая... Ты живи, прошу тебя.... Хоть с Ванькой своим треклятым венчайся, только живи, слышишь?

Отредактировано Robert Stanley (2018-04-20 01:00:05)

+1

35

Сердце начинало биться медленно, неуверенно, в рваном ритме, будто сомневаясь ещё, нужно ли ему это делать. Вместе с этим воздух обжёг лёгкие, не желая привычно их наполнять - как будто можно за несколько минут клинической смерти разучиться дышать.
-...Хоть с Ванькой своим треклятым венчайся, только живи, слышишь?
-В Тридевятом запрещено многожёнство, - само сорвалось с языка ехидное замечание, и Сэра почувствовала себя до безумия вредной. С трудом разлепив глаза, особистка увидела склонившегося над ней Андрея со знакомым пустым бутыльком в руке. Майор неожиданно извиняющеся улыбнулась и пробормотала слабым голосом:- Ну вот, такие ценные эликсиры на мою шкуру потратил. Знаешь, какая Вода редкая? Нам комплекты такие раз в пять лет под расписку выдают...
Она пыталась спрятать за этими бесполезными сведениями абсолютную растерянность, смущение и тревогу. Если припомнить всё, что случилось за этот день, она так много натворила и наговорила... Как Андрей к ней относится после всего этого? Наверно, хорошо, раз вытащил с того света... Ну или просто побоялся возвращаться к Яге с известием о гибели внучки. Старая волшебница его после такого просто в пыль стёрла бы...
Хорошо, что он хотя бы не видел её под действием эликсиров, понял бы, с какой зверюгой двое суток бок о бок провёл. Эликсиры!..
-Я идти не могу,- пожаловалась девушка. Тело и правда было настолько слабым, что и руку не поднять. А что вы хотели, усиливая его возможности до предела стимуляторами? За всё приходится платить. - Тут блокпост неподалёку... Метров 800 к Северу... Может сходишь за подмогой и машиной, а я пока тут полежу... Птичек послушаю...
На самом деле её глодали противоречивые чувства. Серафима не хотела, чтобы он уходил, но при этом ей было ужасно неловко. Из-за произошедшего, из-за её слабости, из-за неопределённости. И из-за бреда, который она почему-то продолжала нести, вместо того, чтобы поблагодарить и выложить как на духу всё, что её терзало. Наверно, нервная реакция.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-04-20 22:04:11)

+1

36

- Слава Богу, что запрещено, - машинально отреагировал Андрей на наглую реплику, только спустя пару секунд осознав, что это означает. "Живая! Живая! И такая красивая!"
- Эликсиры на то и есть, чтобы тратить. Ничего, возмещу твоей конторе потерю.
      А в голове его щелкал калькулятор: " Раз в пять лет под расписку... Значит, стало быть, три года с хорошей зарплаты половину отдавать или пять лет со средней". Второе было труднее, но предпочтительнее. Иначе великий план просить у Деметрия подрасчетную в тартарары летел. Но разве это имело значение сейчас, сейчас, когда ему улыбалась, пусть и слабо, живая Симка?!
      - Птички... Это, конечно, хорошо... Романтика и так далее... Но лежать ты тут одна не будешь. Обнимай меня за шею и не рыпайся, майор. Теперь я командую, - спокойно сказал он, подхватывая ее на руки. - Восемьсот метров без привала проедешь, думаю.
       "Хорошо Симку на руках таскать, легкая она. И нести всего ничего. Километра не будет". Да он и больше бы пронес, если надо. Птички решили угодить Симке, а потому всю дорогу до блокпоста развлекали парочку пением. Идти он старался побыстрее потому только, что Сэра была еще слабенькой. Но где-то в глубине души хотелось ему, чтобы подольше не кончалась дорога. Вот так нести бы и нести далеко-далеко и не отпускать никогда.
       И все-таки отпустить пришлось. Вернее, на землю опустить. А руки поднять. Слишком близко подошли они к  блокпосту. Погранцы Тридевятого были людьми вежливыми, но добросовестными. Развели, разделили они диверсантов. Сэру в лазаретную отправили восстанавливаться, узнали кто, да в их контору звонить начали, а Андрею меньше повезло. Обыск ему сразу устроили. И документы на фамилию Купцова нашли. Проверили на аппарате, а тот и выдал, что подделка они, хоть и качественная. Естественно, попросили добра молодца рассказать по-хорошему, кто, откуда, что да как. Ну, ему скрывать нечего, рассказал. А они запрос во дворец Деметрия по телефону сделали. Личность-то его там подтвердили, только спросили, не пронес ли через границу особенного чего. И ответ получили, что никаких приборов странных при обыске не найдено. В тот же вечер доложили Деметрию, что опять вернулся Андрей без прибора волшебного.
       - Серафима Игоревна, через два часа приедут за Вами. Может быть, поужинаете пока? Хоть так сил прибавим. А там Ваши медики остальное доделают.

+1

37

"Не надо ничего возмещать. Просто ближайшие пять лет помирать нельзя,"- хотела пошутить перевёртыш, но почему-то промолчала.
Она повернула голову и заметила лежащую рядом сумку с мыслечётом, из-за которого вся эта история и началась. Слова Андрея заставили Сэру растеряно поднять на него взгляд, но перед тем, как Данилов наклонился, чтобы взять её на ручки, девушка успела вытянуть дрожащую длань и вцепиться в ремешок сумы. Не уронила только чудом.
Далее Серафиму ожидало новое открытие - оказывается, быть слабой иногда бывает приятно. Одной рукой она обнимала своего любимого диверсанта за шею, другой крепко держала сумку. Было тепло, спокойно и не верилось, что всё наконец закончилось. Дыхание Андрея и мерное покачивание убаюкивало.
-Андрюша,- тихо позвала она и, не открывая глаз, прошепала: - Спасибо.
Вот бы никогда это не заканчивалось, ан нет, не всё коту масленица.
-Капитан Лазарев, пограничная служба Тридевятого царства,- представился пограничник. - Вы задержаны за попытку незаконного пересечения границы. Назовите свои имена и цель.
-Свои, капитан,- отозвалась девушка, недовольно глядя на него снизу вверх. - Серебрякова Серафима Игоревна, майор ОСГ. Мы  с напарником возвращаемся со специальной операции в Драконьем. Вас должны были предупредить, что мы можем заглянуть на огонёк.
Погранец оказался не из простых.
-Проверим,- угрожающе ответил он и позвал: - Антонов!
Из домика пограничной службы показался молодой парнишка:
-Здесь, товарищ капитан!
-Помоги барышне добраться до санчасти. И позови сюда Потапова.
Было ясно, что Сэре он мало верил. С помощью лейтенанта девушка встала на ноги и медленно поковыляла к лазарету.
-Извините, а у вас нет зеркала? - мимоходом спросила она у сопровождающего.
-Вот вы даёте, девушки,- поразился парень, осторожно поддерживая её. - На ногах едва стоите, а всё равно о красоте печётесь.
Серафима тихо рассмеялась.
-О красоте в ОСГ печётся только Варвара Красавина, у неё коса до пола. А мне зеркало для связи нужно.
Парнишка споткнулся на ровном месте, чуть не уронив перевёртыша.
-Вы из ОСГ?
-Майор Серебрякова,- повторила волшебница. -Осторожнее, пожалуйста, со старшей по званию!
-Серебрякова? Фамилия знакомая...- парень совсем смутился, но рискнул спросить: - А вот воевода Серебряков...
-Отец мой.
-Ооо... А правда, что он - оборотень? А то люди бают...
-Не оборотень, а ликантроп,- привычно поправила Сэра, переступая через порожек.
-А что, есть разница?- удивился пограничник, придерживая дверь.
-Конечно, есть! Оборотни это люди, на которых лежит проклятье. И они своих действий не осознают, когда шкуру надевают,- добавила девушка, ощущая непонимание со стороны непросвещённого собеседника. - Но мы отклонились от темы. Зеркало есть?
-Если оно вам для связи, то дать пока не могу,- виновато отозвался парень. - Вот как личность вашу подтвердят. А мы пришли, садитесь на кушетку, сейчас врача позову.
Серафима на пограничников не злилась. Всё-таки они - щит страны, от их бдительности ой как много зависит, но всё равно на душе скребли кошки.
Пока медик её осматривал, уже пришло подтверждение, и Сэре с почётом выдали небольшое зеркальце. Мобильник на задание девушка никогда не брала, а номер Яги наизусть просто не знала, потому и пришлось связываться по старинке. Бабулечка поохала, конечно, пожурила несознательную внучку (и это ей ещё не рассказали про Воду, ограничились жалобой на интоксикацию), но в результате была рада видеть кровиночку живой и примерно здоровой.
Когда к ней заглянул Антонов и спросил про ужин, она даже немного растерялась.
-Ну, если только немного. Подождите,- остановила она парня. - Что значит "за Вами"? В смысле.. За мной или за нами? Ну то есть... Я без Андрея никуда не поеду!
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

+1

38

- Серафима Игоревна... Не выйдет это у Вас. При всем уважении не выйдет, - замялся Антонов. - Только... не получится без него у Вас не ехать-то. Раскрывать или не раскрывать ей информацию с грифом секретно?
- Нет его уже здесь. Он тут на допросе такую ересь нес, что не проверить этого никак нельзя было. Мы в царский дворец звонили, проверяли. Так первая новость для Вас хорошая. Подтвердили оттуда, что свой он человек, а не шпион из Драконьего. Только приказали сразу срочно с усиленной охраной во дворец почему-то. Ну, мы и...  Да Вы не волнуйтесь так, свяжитесь с дворцом, подтвердите, что не шпион, и отпустят его на все четыре...
         А его на все четыре никто отпускать особо и не собирался-то. Сначала до Андрея и не дошло сразу, что "рабовозка" с конвойными именно за ним приехала. "Как же так? Обещали ведь отпустить после подтверждения!"
    - Почему? За что?
    - За отличную службу государеву! А ну, вперед!
     Не поехал, полетел фургон в сторону столицы, в сторону дворца царского. И только там, в фургоне в том, мозги у пассажира от колдовского морока до конца прочистились. Только теперь вспомнил он, что на радостях забыл у Симки воскресшей насчет прибора узнать. "Вот теперь надобно подумать без истерики, куда царская игрушка подеваться могла. У Дианки взяли? Взяли. В сумку Сэрину пихнули? Пихнули. Доставали из сумки потом? Нет, не доставали. Была на Сэре сумка, когда она в чащу ломанулась? Надо думать, была, раз потом при ней же оказалась. А был в ней мыслечет? Банки-склянки были, бинт волшебный был. А прибор?" Как Андрей ни старался, насчет прибора он вспомнить не мог. Случайно вытряхнуть из сумки такую ценную погремушку и не заметить этого ему вряд ли бы удалось. Тут-то и прилипла к спине его рубашка от поту холодного. "Отобрали, значит, у Сэры прибор! Хотя отберешь у такой, как же! Такие, как она, даже если потонут, то тело вверх по речке искать надо... Стало быть сама, по своей воле его отдала!" Снова встала перед глазами та поляна, патруль порубленный да пострелянный, да кадровик окаянный на краю поляны. Шепчущий, что получит свое Андрей. И еще что-то шепчущий... Последнее, что увиделось, что запомнилось тогда. Получается, она его жизнь на прибор этот выменяла. "Эх, Симка, бестолочь любимая, подвела ты нас обоих под монастырь! Хотя, стоп. Почему обоих-то? Погранцы-то с ней вон как нянчились. Значит, есть шанс, что не арестовывал ее никто. Вот бы славно было! А ироду коронованному или кто допрашивать будет соврать на голубом глазу, что, мол, сам царскую игрушку посеял. Вот и конец придет сказочке". В это время тормознул фургон у дворца. "Ну, бывай, майор, и прости-забудь своего напарника бестолкового".
***
- Ну, что. Поделись, душа моя, бесценным опытом, как царские задания выполнять надо.
- Доблестно и добросовестно, а желательно и с результатом.
- Ты Иванушку-дурачка отключай, государь от нас с тобой путного ответа ждет.
- Так я и не включал еще, - нагло улыбается Андрей, глядя в глаза Семену.
- И не стоит в твоем-то положении. Так что у нас с прибором-то? Взял из Драконьего?
- У меня что, выбор был? Взял, конечно.
- Так. А потом?
- А потом потерял.
На какое-то время Семка дара речи лишился, а потом, заикаясь перепросил.
- П-пот-терял?!
- Ну, да, потерял по пьяни. Отмечал окончание операции, упал, потерял сознание, очнулся - нет прибора.
- Не пиши, бестолочь, - почти шипит Семен секретарю. - Не видишь что ли? Издевается он. Так значит по пьяни? Так ты ж у нас непьющий вроде как?
- Надо ж когда-то начинать. Сначала за операцию, потом за свободу...
- Это за какую такую свободу, а?
- Да вот за такую. Увольняться от вас собирался после операции этой.
- Больше ничего добавить не хочешь?
- Нечего мне добавлять.
- А если б с тобой сейчас не я, а царь беседовал, ту же ересь нес бы?
- А что за разница-то?
- Слушай, а не решил ли ты часом прибор себе забрать и толкануть соседям заинтересованным?
Не выдержал Андрей, побелел, словно рубашка крестильная.
- По себе людей судишь, сво...
И сложился пополам, осел на каменные плиты. Кончилось, видать, Семкино терпение.
- Может, и сволочь, но на работе не напиваюсь. И делаю ее получше некоторых, - мягко улыбаясь, почти ласково говорит Семен. - Так, пиши, Савка, потерю мыслечета на себя берет. С отягчающими обстоятельствами, то бишь состояние алкогольного аффекту, ну, пиши, "пьянка", раз неграмотный, оскорбление его величества словом.
- Это когда ж?!
- А когда ты, дружок, прикинулся, что разницу между царем и палачом не улавливаешь.
- Ну ты и скоти...
- Савка, добавь там оскорбление царского слуги при исполнении. Записал? А теперь от меня резолюцию. "Врет как дышит, зачем непонятно. Стоит подумать дать".
- Сколько подумать, Семен Авдеич?
- Неделю. Хватит ему. И пары алкогольные выветрятся, и заодно вспомнит, где прибор посеял.
- А я контуженый. Плохо думаю.
- Ничего, ускорим.  А не будет прибора через неделю - так через неделю и три часа и тебя не будет. Савка, отсюда можно не отводить, чего зря гонять?
Прежде чем дверь запереть, обернулся Семен и страшно ему стало, хоть и виду не подал. Увидел он, что улыбается его "подопечный".

Отредактировано Robert Stanley (2018-04-21 02:37:02)

+1

39

Серафима очень устала. Единственным желанием её было просто поспать - вот так незамысловато. Но, видимо, такой возможности её лишили.
"Усиленная охрана равно конвой. За что?"
-Как давно? - коротко бросила она.
-Да часа полтора уже... Серафима Игоревна, так что с перекусом?
-Не сегодня,- жёстко ответила девушка. - Можно Ваш мобильный для одного звонка?
Вот этот номер она набрала бы даже ночью с закрытыми глазами. Перед мысленным взором особистки встала карта местности, и она лихорадочно высчитывала время, пока в трубке звучали гудки.
-Алё. Это я, привет. Да, конечно, стыдно. Нет времени, у меня просьба к тебе,- голос у неё был чуть нервный и слабоватый, не похожий на обычный, собеседник тоже это заметил. - Мне нужен вертолёт с Новопеределкинского аэродрома к пограничному блокпосту номер 32. Да, срочно! Да, вопрос жизни и смерти, иначе я не стала бы тебя просить! - выдержка давала осечку, но Сэра лишь немного повысила голос. - Нет, пап, хоть я и тороплюсь, но истребитель мне не нужен! И как ты предлагаешь его сажать в лесу без полосы? Мне не до шуток сейчас! Да, жду. Спасибо.
Впервые за столько лет обратилась к родителю за помощью. Отбив вызов, майор машинально стёрла номер последнего звонка из памяти телефона и вернула его Антонову.
-Спасибо, лейтенант. За мной прибудут через 15 минут. Вы не против, если я оставлю зеркало себе? Мне нужно ещё с ним поработать. Могу вернуть его стоимость...
-Да ну бросьте!- перебил Антонов, который всё время общения с Серебряковым-старшим заворожённо смотрел на неё, пытаясь уловить отголоски звука из динамика. - Почту за честь подарить его Вам. Но вот только не думаю, что Вам сейчас полезно летать...
Перевёртыш только отмахнулась, вновь настраивая зеркало, но теперь на другого адресата.
-Жить вообще вредно. Нет времени обещанную машину ждать.
По стеклянной глади привычно пошли помехи.
-Маша! Да, жива! Да, знаю, что Федя добрался. Не благодари, свои же. Маш, срочное дело! - прервала волшебница поток благодарностей от будущей супруги Соколова. - Мне срочно нужна информация. Как служебная, так и слухи. Разузнай, что слышно об Андрее Даниловом. Примерно часа полтора назад его увезли с конвоем во дворец. Мне нужны причины, почему царь отдал распоряжение взять его под стражу. Да, подожду, конечно. Если что, я буду на связи.
Пожалуй, у зеркал было явное преимущество перед мобильными - мысленная связь ловилась и в небесах и под землёй (не считая специально экранированных помещений), а ментальную речь не заглушали ни порывы ветра, ни громкая музыка, ни ещё какие-либо звуки. Вот только силы тратились, которые сейчас были у майора на особом счету...
Вертолёт прибыл как по часам. Антонов проводил её до кабины и даже пожелал доброго пути, а Маша всё ещё не отвечала. Ну да это было предсказуемо, чай не за пять минут слухи по ведомству собираются.
-Куда летим, Серафима Игоревна? - поинтересовался пилот.
-В столицу,- скомандовала Сэра. - Прямо ко дворцу. Свяжись с диспетчером.
-Могут не дать разрешения на посадку,- предупредил лётчик, поднимая машину в воздух.
-Пусть только попробуют,- угрожающе процедила девушка, и парня даже передёрнуло от её тона. - Чай не птица залётная приземлиться желает, а девка княжеских кровей. И, между прочем, офицер с наградами. Заяви причину посадки - требование у царя аудиенции по праву крови. Не посмеют противиться.
-Понял.
Тем временем поверхность зеркала начала греть пальцы.
-Да, слушаю.
Долгое молчание. Короткое:
-Ясно.
"Столько шума из-за этой чёртовой игрушки?! Я не знаю, зачем она царю понадобилась, и лично его загрызу, если окажется, что самодержцу просто захотелось поставить её на полку!"
Вертолёт двигался быстрее машины, но слишком уж фора была внушительная. Словом, к моменту их приземления конвой уж час точно, а то и дольше, как достиг места назначения. При посадке предсказуемо пришлось поругаться с диспетчером, но когда Серафима перечислила в микрофон свои звание, регалии и титул, как сразу на вертолётной площадке нашлось местечко, а речь собеседника стала предельно вежливой.
Спускалась Сэра снова с поддержкой. Кто-то из дворовых бережно провёл её под ручку до самого царского кабинета.
-Прости, что без поклона, царь-батюшка, боюсь ноги не выдержат, коль попытаюсь склониться,- холодно проговорила она, стоя на пороге.  - Здрав будь.
-И тебе не хворать, Серафима свет Игоревна,- царь оторвался от бумаг и коротко кивнул. - Заходи, садись да молви, чего хотела, в ногах-то правды нет.
-И то верно,- покладисто согласилась девушка, продвигаясь осторожно, по стеночке.
Деметрий Иоаннович внимательно за ней наблюдал. Дождавшись, пока особистка доползёт до предложенной лавочки, с интересом спросил:
-Поди, нездоровится тебе, княжна?
-Не то слово, батюшка,- выдохнула Сэра, наконец, приземляясь. - Я ведь только со службы возвернулась, не ела, не спала, в бою израненная, зельями отравленная. А всё заради Отчизны, служу, живота не жалеючи.
-Добро,- ответ Серафимы царю понравился, он даже заулыбался в бороду. - Вижу, службу ты несёшь исправно. За то я тебя ценю и уважаю. Ну да полно оттягивать, говори, пошто от дел важных оторвать меня решила, о праве крови вспомнила? Первый раз на моей памяти такое. Видать, случилось что-то?
-Уж случилось так случилось,- согласно покивала перевёртыш. - Я сегодня, батюшка, смертушку приняла. Да напарник верный не сплоховал, возвернул меня, аки я пять лет назад царевича Ивана.
Вспоминать об этом факте биографии своего сына самодержцу было неприятно, но всё же он понимающе кивнул:
-О заслугах твоих помню. Но изволь к делу переходить, нет времени прошлое вспоминать да тему эту мусолить.
-Операция тяжкая выдалась,- продолжила Сэра. - Я два разу по краю прошла, напарник мой два раза по краю прошёл - а всё по воле твоей, царь-батюшка. Выполнили мы задание твоё, да вот только сам видишь, в каком состоянии я оказалась. Да пока я на лазаретской койке обследованию подвергалась, моего напарника задержали, в машину посадили да увезли.
Царь одарил особистку долгим взглядом.
-А напомни, Серафима Игоревна, в какой такой операции ты участвовала? Ежели напарника твоего незаслуженно задержали, а ты сразу ко мне направилась, стал быть, дело непростое?
-Вещицу волшебную для тебя, кормильца, добывали,- отозвалась волшебница легко, будто для неё это был совершеннейший пустяк. - Диковинный артефакт...
Деметрий нахмурился:
-Коли это та вещица, о которой я думаю, не пытаешься ли ты меня обмануть? Слуги верные доложили, что не удалось диковинку достать.
-Слуги верные, наверно, по столице Драконьева царства бегали? И по подземельям через ловушки крались. А потом и в бою с чародеем Лиховым и военными кровь свою проливали? Больно много они знают, да проверять информацию не торопятся,- ответила девушка, с трудом сдерживая закипающий внутри гнев. Конечно, легко судить да рядить, когда сам сидишь на пятой точке ровно, а другие всю грязную работу выполняют.
-Коль так, то докажи правоту свою,- пожал плечами мужчина. - Не то гневаться изволю да на происхождение и награды твои не посмотрю.
Сэра с трудом поднялась и подковыляла к столу царскому.
-Так чего тут доказывать, батюшка,- она раскрыла сумку и извлекла мыслечёт. - Принимай работу. Да прикажи сей же час выпустить Данилова из темницы. Оклеветали его слуги твои верные, подвели под монастырь.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-04-21 23:33:50)

+1

40

И захлопнулась за Семеном и Савкой тяжелая дубовая дверь, а окошек в этих апартаментах не предвиделось. Целых семь дней оставил ему Семка-душегубец, да плюс три часа бонусом. Замечательный срок, если с толком использовать. За это время можно было бы аж два раза смотаться игрушку царскую поискать. Даже если попутала его нелегкая, так можно было бы и полянку в восьмистах метрах от блокпоста обшарить, или по крайности заново в Драконье за прибором идти. Только кто теперь выпустит? С невыполненным заданием, оскорблением величества и чем еще там... И не так уж важно это все... Неделю он протянет как-нибудь, зато Симка под трибунал не пойдет. У них же строго все в конторе, а тут такая лажа вышла... Поэтому план тут только один может быть: про Сэру помалкивать, а Семку так выбесить, чтобы побыстрее порешил, а не куражился неделю. И составив такой план, решил Андрей выспаться, просто выспаться. Слишком много всего на него свалилось.
         На сегодня у Семена рабочий день окончен был. Плохо, что через шесть часов опять сюда тащиться. Но роптать ему было не на что. "Сколько лет такого чуда ждал. И вот оно на блюдечке с голубой каемочкой. Безоружное и много чего на себя наговорившее. Явно о чем-то умолчавшее, но мы разбираться не будем, не будем".
      Разбираться пришлось, потому как телефон завибрировал. Не любил Семен игрушек этих современных, а потому трубку с превеликой неохотой снял. Потому только снял, что номер знакомый оказался. С царским секретарем не шутить лучше.
      - Слушаю, Лукьяныч. Да, у нас, да, живой пока.
      - Что значит пока?!  - взревела трубка голосом друга, сотрапезника, а в отдельных вопросах и непосредственного начальника.
      - А что я делать должен был, скажи на милость? Засеял наш витязь где-то мыслечет по пьяни, а теперь еще меня и царя-батюшку черным словом кроет.
      - Отпускай! Срочно! Иначе быстро на его месте окажешься. Понял меня? - истерила трубка.
      - Понял, понял, Лукьяныч, успокойся только. Что там случилось хоть?
      - Царский приказ, срочный. Бумаги оформленные тебе потом подвезут. И если чего не так идет, разберись с медпомощью, а то нам с тобой головы поснимают.
       Все происходящее было Семену явно не по разуму. Что у них там? Военный переворот? Революция? Пятая колонна во дворце? Но раз приказали, надо делать.
        Допросная, конечно, место мерзопакостное, и все же заснул Андрей быстро. И снится ему лесная полянка. И стоит на той полянке Симка. В штатском стоит и своими сияющими глазищами на него смотрит. Вот век бы такой сон смотрел и не просыпался. Впрочем, так оно и будет, наверное, через неделю. А Сэра возьми и взговори ему Семкиным голосом: "Вставай, мыслитель, помилование вышло". Причем не просто Семкиным, а таким голосом говорит, точно игрушку любимую отняли. Открыл глаза - точно Семен. Бледный, удрученный. Но говорит подозрительно вежливо: "Так что можешь идти на все четыре стороны, пока "там" не передумали. И царя не забудь поблагодарить". Ага, как же. Не забудет. Вот только убедится, что с Сэрой все в порядке, а там уже и о благодарности подумает, и о заявлении на расчет, и обо всем прочем.
         "А где убедиться? Как убедиться? И куда ее с заставы отправить могли?" Только два способа и приходили в голову: либо самому попробовать связаться мысленно, либо к "ребятам-которые-все-знают" на поклон идти. Решил Андрей сначала первым способом попытаться, а уж потом, если не выйдет, второй попробовать. "Сэра, Сима, Серафима Игоревна, если живая, отзовись хоть как-нибудь!"

+1

41

-Теперь довольна?- поинтересовался царь, вешая трубку телефона. Аппарат, кстати, был допотопный, дисковой, но менять его самодержец не торопился.
Сэра молча кивнула. Девушка ощущала себя шариком, из которого спустили весь воздух, а потом немного подождали и дожали остатки.
-Шла бы ты отдыхать, княжна,- неожиданно по-отечески тепло посоветовал Деметрий Иоаннович. - Молодца своего ты спасла, я на него больше не гневаюсь, мыслечёт-то вы достали. Так что езжай домой, отоспись, если надо - отпуск возьми на пару неделек, я разрешаю.
Царское "я разрешаю" означало, что никто из начальства майора противиться уже не имел права. Впрочем, нечасто кормилец так слуг своих баловал. Серафима слабо усмехнулась:
-Что, настолько плохо выгляжу?
-Будто тебя слабым дуновением ветерка унести может,- честно ответил самодержец, перекладывая стопки бумаги. -Стража!
В дверь тут же сунулась рожа доброго молодца.
-Бери Серафиму свет Игоревну под белы рученьки и веди домой. Окажи любое содействие. И чтоб до двери проводил и проконтролировал. Головой отвечаешь!
-Понял, царь-батюшка.
-До свидания. Спасибо,- промямлила перевёртыш, которую богатырь крепко взял за плечо и подпёр, не давая сползти на пол.
-Тебе за службу верную спасибо, майор,- Деметрий перевёл взгляд на мыслечёт, лежащий на столе, и улыбнулся.
Во дворе Сэра замешкалась. Пришла в голову мысль, что может встретить тут Андрея. Хорошо хоть переоделась после осмотра, одежда в безмерной суме нашлась, но была, прямо скажем, неприглядная... Да ну, глупости в голову лезут. Дождаться бы его, да совсем плоха.
-А скажи мне, добрый молодец, нельзя ли в пыточный приказ весточку передать?
Детина остановился да в затылке неторопливо почесал.
-Можно, почему ж нельзя?- он достал из кармана форменной куртки телефон. - У меня братец двоюродный как раз там на проходной сегодня сидит. Я б так сбегал, да сами знаете, сколько по дворцовой территории трюхать, не хочу Вас одну оставлять.
Девушка слабо кивнула. И правда, дворцовый комплекс в Тридевятом был не хуже, чем у Дианы, даже получше. По крайней мере, без драконьего ангара, но с мини-зоопарком и конюшнями.
-Пусть передаст освобождённому Данилову, что я домой поехала.
-Будет сделано! - богатырь осторожно посадил подопечную на ближайшую лавочку, быстро поводил пальцем по экрану смартфона и прижал трубку к уху. - Колька! Здорово, брат! Хорошо, сам-то как? Слушай, я по делу. У тебя там должны узника выпустить по царскому приказу, Данилов, слыхал? Тот, которого сегодня привезли?- прикрыв рукой трубку, переспросил у перевёртыша. Та молча кивнула. - Он самый. У меня тут княжна Серебрякова просит передать, чтоб ты ему сказал, что она домой поехала. Ну да, она его из застенков и вытащила. Ой,- парень бросил на майора опасливый взгляд, но той было как-то всё равно, что страж болтает. Главное, что передал то, что просила. - Да-да на том самом вертолёте, что всех перебаламутил. Короче, ты меня понял. Передашь? Спасибо, брат! Увидимся!
Серафима уже ничего не соображала. Детина, к слову, оказался парнем хорошим, исполнительным. Машину взял, довёз, всё быстро и уважительно. Когда только-только опустилась на заднее сидение, правый висок прошило иглой боли, выдирая из дремоты. Вроде бы кто-то пытался с ней ментально связаться, но сил на это у девушки не было. Если надо - подождут.
В результате она неплохо подремала в машине, хотя голова всё равно оставалась какой-то чумовой. Исполнительный молодец, которого, как оказалось, звали Митей, довёл её прямо до двери квартиры и даже самолично открыл, забрав из трясущихся рук особистки ключ.
-Не хворать Вам больше, Серафима Игоревна!
-И тебе того же, Митя,- она слабо улыбнулась парню, ибо широкая улыбка на его простецком лице была жутко заразительной.
Первым делом чистоплотная майор приняла короткий душ. Оделась по-домашнему - в удобный и уютный спортивный костюм,- и переползла на кухню.
"Холодильник пустой,"- меланхолично подумала она, заваривая зелёный чай с жасмином, запах которого всегда приятно щекотал ноздри. - "Только и остаётся чаи гонять..."
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-05-04 21:57:28)

+1

42

Ничего у него с первым способом не получилось. Хотя говорило сердце, что не случилось с ней худого, слабая просто. Или разговаривать не хочет. Идти во дворец ее искать он посовестился. Уж больно видок непрезентабельный сейчас был. Да и вряд ли она на территорию пыточного приказа пойдет. Не место ей здесь. И ему рядом с ней, похоже. А вытащила - так... Из благородства и благодарности. Солоно, невесело было от таких мыслей. А вот на проходной ждал Андрея сюрприз-подарочек.
- Просила Серафима Игоревна передать, что домой поехала.
- Домой?
- Домой, домой к себе.
"Вот, значит, и попрощались, майор... Но кто ж ее домой в таком состоянии отпустил? Ее в больницу надо! Еле ходит ведь. Хотя у нас любые чудеса возможны при большом желании". Ну, раз так, значит и он на чудо способен. Сам ее найдет, сам выходит.  Только как найти? Не у этого же на проходной спрашивать. Еще трижды окликал Андрей Серафиму. Молчит, не отзывается Серафима. Ну, второй способ остался. Мозги не отбиты пока, некоторые нужные вещи помнятся.
И покинув дворец, попросил Андрей у прохожего телефон на минуточку. Сперва Сэру набрал. Нет оттуда ответа. Другой номер набирает Андрей. Отвечает ему трубка соколовским голосом.
- Слушаю Вас.
Что ж, на "вы" так на "вы".
- Здравствуйте, капитан. Если голос узнали, то скажите, по какому адресу майор Серебрякова проживает?
- Для каких надобностей?
- По личному вопросу.
- Ей по личным и неличным вопросам отпуск дали, - ехидничает трубка.
- Говори адрес, - в лицо бросается краска, а кровь начинает закипать так, что это, наверное, даже собеседник почувствовал.
- Да пошутил я, - миролюбиво и на этот раз без ерничанья говорит Соколов. - Заречная 19 дробь 10, двадцать пятая квартира. Войдешь, там коридорчик на три квартиры. Ее направо без номера будет.
-  Спасибо, Федь.
И посветлев лицом, возвращает телефон прохожему. А потом летит домой в порядок себя приводить. Увидит Симка такого лешего - точно на порог не пустит. Закончил с этим делом и собираться начал. Точнее думать, как собираться. Понял внезапно, что не то что любимых цветов, цвету любимого Симкиного не знает. Взгрустнулось ему, конечно, но цветов решил не брать. Решил что-нибудь попрактичнее, фруктов для витаминов да мяса, потому что ликантропам его, наверное, много требуется. И в путь, на Заречную. И дом, и подъезд, и даже дверь заветная отыскались быстро. А входить боязно. Немеет рука, не хочет на звонок давить. Мало чего он по этой жизни боялся, а теперь стоит и труса празднует. Кто знает, вдруг не ждут его там вообще. Минут пять с мыслями собирался, а потом нажал все же кнопку. Прочная в квартире дверь была, с хорошей звукоизоляцией, спросили о чем из-за двери или нет, не услышал он, может, из-за звукоизоляции той, может, из-за того, как сердце в груди грохало...
- Это я, Сима.

+1

43

Из прострации девушку выдернула трель дверного замка. Резко, безжалостно сминая только-только начавший растекаться по телу покой. Серафима дёрнулась и чуть не упала со стула, чудом не расплескав уже порядком остывший чай.
-Кого нелёгкая принесла?..- буркнула она, отставляя чашку на стол, и побрела по коридору к двери. Велико было желание затаиться, мол, нет никого дома, но она всё же глянула в глазок и оцепенела.
На её лестничной площадке стоял Данилов. Цивильно одетый, с пакетами, страшенно деловой. Она-то думала, и не увидит его больше - задание они выполнили, а после застенков одно желание - дома закрыться на седьмицу, чтоб ни одна живая душа не беспокоила. Потом бы им и видеться было бы незачем. А он... И ведь нашёл же как-то...
Звериный слух с лёгкостью миновал звукоизоляцию. От родного голоса у девушки по спине побежали мурашки. Майор нахмурилась, передёргивая плечами - а ну, прочь, окаянные!
Будто перед прыжком в ледяную воду, она сделала глубокий вдох и повернула ручку замка. Распахнула дверь и встала, опираясь плечом о косяк и скрестя руки на груди.
-Сэра,- она насмешливо улыбнулась, пытаясь спрятать страх, неуверенность и неловкость. - "Это я, Сэра." Вижу, что ты. Зачем пришёл? Ой, смотри, добрый молодец, прямо к зверю в пасть лезешь,  в самое логово хищника. Адрес-то как узнал?
Это было не важно. Совсем не важно. Серафима из последних сил хваталась за обрывки своего образа бой-девки, нарочитой язвительностью пытаясь прикрыть беспомощность и смущение. Уставшая, слабая, до безобразия домашняя. Он ведь видел, наверняка видел то, что она натворила на поляне с военными. Не полностью, урывками, выплывая из забытья, но видел. Боится её теперь? А зачем пришёл тогда? Хочет прояснить всё? Она не в той форме, чтобы отгавкиваться... И чтобы нести ответственность за слова, которые бросила в горячке, будучи одураченной магом из Драконьева царства. Или он из сострадания пришёл, типа чтобы выразить благодарность? Не дай Бог, начнёт жалеть. Какое унижение для боевого метаморфа... И жалость это совсем не то чувство, которое она хотела бы вызывать в Андрее.
-Заходи, коль не шутишь, чего на пороге топтаться?- Сэра отвернулась и медленно по стеночке двинулась обратно на кухню. Не надо было пускать в свою берлогу, если не хотела показать уязвимость, ведь дом - личное пространство, которое может очень много рассказать о человеке. Но не смогла прогнать, ведь это же Андрей... Её квартира была отражением её самой - минимум всяких побрякушек, так, пара сувениров и артефактов, что подарили друзья. Ни одной фотографии или картины на стенах. Но на полу ковёр - пушистый, мягкий. Она любила ходить по дому босиком. Раздельный санузел, ванная небольшая, на раковине только мыльница с кусковым мылом, на полках идеальный порядок - стаканчик с зубной щёткой, паста, парочка баночек-бутылочек со средствами для ухода за волосами, фен, бутыль с пеной для ванны с запахом ромашки и ещё каких-то луговых трав, никакой косметики, кремов и лосьонов. Она не признавала ни жидкое мыло, ни гели для душа - слишком резкий запах, пользовалась исключительно кусковым. В зале - фортепиано, гитара на диване, в уголке арфа, на стеллаже притаились парочка блок-флейт и скрипка. Звериный слух - идеальный слух. А ещё фотообои, будто не в гостиной, а посередь леса сидишь. В спальне помимо кровати и письменного стола несколько больших шкафов с книгами и только один с одеждой - заметно уступающий собратьям в размерах. На кухне угловой диванчик, который так удобно раскладывать, отодвигая стол, когда в зимний вечер завариваешь огромную чашку чая и заваливаешься читать книжку, обязательно накрывшись лёгким одеялом. Рядом пара стульев для случаев, когда места редким посетителям на диване не хватало. Обычно они были задвинуты, но сегодня один был повёрнут к входу - на нём сидела Сэра до прихода напарника. На холодильнике музыкальный центр, но нигде в квартире не найдёшь телевизор - глупые пустые картинки. Компьютер есть, ноутбук. Удобно потому что. И да, на кухне много сортов чая, все в плотно закрытых стеклянных банках, чтобы запах не смешивался и не забивался в нос без спроса. Кофе Сэра пила редко.
Конечно, на антресолях хранилась и экипировка для скалолазанья, и спортивные лук с арбалетом, но в последние годы волчица редко бывала дома, а когда оказывалась, пыталась судорожно восполнить всё то, что на службе было ей недоступно. Настрелялась, накарабкалась уже, куда уж больше. Дом создан для отдыха.
Типовая квартира - маленькая, узкая, но всё же своя.
Сэра опустилась на диванчик и оглянулась на Андрея. Взгляд у неё был странный - усталый и как будто бы извиняющийся.
-Проходи, мой руки. Будешь чай? Зелёный, с жасмином. Только заварка уже едва тёплая... И наверняка начала горчить... Но налей себе, если хочешь,- она сложила локти на стол и уткнулась лбом в предплечье.
Тяжело. Слишком много мыслей и вопросов. Слишком много произошло. Слишком устала.
-Андрей,- глухо произнесла она, не поднимая головы. - Ты... В общем... Прости. Я чёрт знает чего наговорила... И... Ну, ты мне ничего не должен, хорошо?
Ещё чего доброго подумает, что некрасиво уходить из жизни испытывающей к нему симпатию волшебницы. И будет рядом из чувства благодарности. Нет. Слишком это.
-Если тебе так будет легче, забудь всё, что я говорила. Не надо себя переламывать. Ухаживать там за мной... Если не хочется - не делай.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-05-05 15:14:29)

+1

44

- Я тебе всегда все прощал. И прощать буду. И "дубину", и остальное все. Даже то, что трудно. Даже то, что ты сейчас сказала. - Медленно, очень медленно заговорил он, без приглашения присаживаясь на диван рядом с Сэрой. - И забывать я ничего не собираюсь. А про переломы лучше помолчи давай. Слишком много я себя переламывал. И впредь не собираюсь. И молчать больше не буду. Да, вы в "конторе" все из себя такие там: сильные, умные, натасканные на трюки, которые нормальному человеку в страшном сне не приснятся. Только чего она стоит, наука эта ваша, если вы леса за деревьями не видите? Если не всех не таких сильных и обученных ниже себя считаете? Если считаете, что мир на расчете стоит, когда его на чем-то другом основывали?
         Много, слишком много у него накопилось. И говорил он сейчас со своей ненаглядной, словно здоровый человек перед ним сидел. Безо всякой жалости говорил.
        - Нет, рассказывали нам на медподготовке, что при контузии головой повредиться можно. Но не до такой же степени-то! Неужели ты до сих пор не поняла, что люблю я тебя, со всеми твоими припадками люблю, со всей твоей дурью, со всем твоим ерничаньем? - Неожиданно для самого себя он мягко, но настойчиво приподнял ее голову и посмотрел ей в глаза. - Иначе не было бы меня здесь, понимаешь, не бы-ло. Стал бы я перед Федькой унижаться и адрес твой выпрашивать, если б не так было? Сама подумай. Да, нахлебалась ты со мной горя не столовой ложкой, а половником, понимаю. Только я к тебе не извиняться, я как к человеку, ладно, ликантропу нормальному пришел. Потому что придурком оказался, не только сам полюбил, но и в твою любовь поверил.   
      Заварка действительно была горькой. Но не заметил этой горечи Андрей. На сердце горше было.
       - Пойми ты, чудо лесное, мне за тобой ухаживать только в радость будет. И лучше меня этого никто не сделает.
     То ли свет так упал, то ли взаправду он Симкину слезу увидел, не понял Андрей, да и разбираться не хотел. Только стер он у нее это видение тыльной стороной ладони. Грубовато, но правильно стер.
       - Я об этом, может, давно-давно мечтал. Просто поухаживать за тобой как за путной. Чтобы ты сначала поворчала, а потом улыбнулась. У тебя это здорово выходит.
       Подойдя к окну, он слегка приоткрыл его, добавив в комнату свежего воздуха и света.
       - С ребятами я созвонился уже. Отгулы мои законные двухнедельные государь вернул, говорят. Так что буду тебя, Серафима Игоревна, эти две недели на ноги ставить, - улыбнулся Андрей.
      А потом вдруг неожиданно опять от Сэры к окну отвернулся.  Потемнели, потухли его глаза, пропала улыбка. Снова зазвучали в ушах Сэрины слова, что забыть лучше о словах ее искренних. На какие-то доли секунды не хватило ему воздуху, точно вновь удавку невидимую на горло накинули. Вздрогнул он слегка, но совладал с собой, справился. Даже прежним, нормальным, спокойным, чуть насмешливым голосом спросить сумел: "Так, расскажи, майор, что тебе там медицина-то прописала.  Не Федьке же опять звонить".

Отредактировано Robert Stanley (2018-05-05 23:16:52)

+1

45

Внутри всё сжалось, горло перехватило спазмом, и глазам стало невыносимо горячо.
"Нет. Нет, неправда. Быть не может. Он не может... Мне снится! Может, я на самом деле умерла? И это просто видения умирающего мозга?"
Слеза скользнула по щеке, но её стёрла с грубоватой лаской тёплая ладонь. Слишком реальная для того, чтобы быть просто видением. И волшебница слушала, не в силах вклиниться в монолог Данилова. Она заговорила только когда мужчина замолчал, ожидая её ответа и глядя в окно, выходящее на парк.
-Брось, какая медицина... На мне всё... как на собаке заживает...- с трудом, едва слышно, выдохнула она, борясь со срывающимся голосом и боясь поднять взгляд. Вслед за первой, поспешно стёртой, слезинкой покатились новые, беззвучные, но будто обжигающие лицо. Побелевшие губы измождённой волшебницы изогнулись в болезненной ухмылке, хотя больше всего ей хотелось завыть от тоски и невыносимой боли, поселившейся в груди. Во сто крат сильнее, чем все её ранения вместе взятые.
Неужели он действительно  был рад?.. Нет, Серафима не верила. Он просто хотел её подбодрить. Не осознавал опасности.
-Ты видел, что я сделала с солдатами?.. - вытолкнула она через силу. - Андрей, я... Я - монстр. Чудовище, понимаешь? Я голыми руками могу... Я - зверь!- выкрикнула Сэра, уже не в силах сдерживать рыдания. По телу будто прошла судорога, магичка выгнулась, задыхаясь, но продолжая отрывисто выкрикивать такие болезненные слова, зажмурясь и крепко зацепившись пальцами за край стола. - Машина для убийства! Проклятая нелюдь! Я рождена для войны! Меня невозможно любить! Не давай мне ложных надежд! С таким нельзя шутить, даже во благо! Как ты не понимаешь?!
От последнего крика в горле запершило, и девушка чуть не закашлялась. Подтянула ноги на диван, обняла колени, на вид став неожиданно маленькой и очень хрупкой, будто в противовес словам, что произносила.
-Зверь хорош на поле боя, но не дома,- чуть тише продолжила Сэра. -Я понимаю. Перестань меня мучить... Уходи, пока отпускаю!
Она давно смирилась и осознала своё место. Даже в родной конторе никто не решался перейти с метаморфом через черту дружбы, ну да она и не настаивала. Так проще - никого не любить. Иногда, конечно, случались осечки, как с царевичем, но и это чувство она смогла вытравить из души. И Андрея забыть сможет, нескоро, но всё же... И для этого он должен исчезнуть из её жизни, иначе глупое сердце не успокоится! А оно вообще теперь способно успокоиться?..
-Пожалуйста... Не обрекай себя на меня... Уходи... Я же жить без тебя не смогу...- в перерывах между рыданиями жалобно просила наследная княжна. Гордая, смелая, язвительная особистка, готовая за друга пойти в Бездну и вернуться оттуда. Лихо водящая байк и играюче лазающая по скалам. Не раз побывавшая за гранью, бесстрашная Серафима Серебрякова.
-Прости... Я сейчас... такая жалкая...
На неё слишком многое свалилось в последнее время. Большое нервное потрясение, истощение, интоксикация, голод, усталость. Иногда реакции тела перевешивают даже стальную выдержку, и тогда, раз уж психика пошла вразнос, не спасёт ни выучка, ни обычное самообладание.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

+1

46

Скорость, с которой он метнулся за стаканом ледяной воды, была поистине волшебной.
       - И ничего ты не жалкая... пей, Сима, пей...
       Но стакан Андрей девушке в руки не дал, поил сам. Надо же было занять чем-то свои собственные руки. И душу занять. Вот в этой внезапной наступившей тишине, в которой слышно только легкое клацанье клычков по стакану, перемежающееся звуками аккуратных глоточков и тихими всхлипываниями.
       - Ты не жалкая... ты самая лучшая... просто устала... Ну, еще глоточек давай. Вот, молодец... А солдаты... Это война. И на войне убивают. И нечего себя за это казнить. Это наша работа, Сим...
        Вот ей-то точно нечего казнить. Она свою работу отлично выполнила. Что она там сотворила с солдатами, Андрей не знал и знать не хотел. Слишком хорошо помнил, как Серафима после боя выглядела. Туда мразям и дорога. Да и ему, если разобраться, тоже. И то, что об этом куске своей жизни ничегошеньки не помнит, оправданием не является. Чем там Сэра занималась, понятно. А вот что он натворил, пока ей там шкуру трепали? С поля боя побежал? Оружие бросил? Пощады запросил? Память не подсказывала ничего. То есть она еще и воспоминания ему почистила, чтобы не психовал?! От таких мыслей хотелось застрелиться. Здесь и сейчас. Удерживало только одно. Маленький плачущий комочек на диване. Которому нужно было вытереть слезы... Которому нужно было улыбнуться... С которым нужно было серьезно поговорить, чтобы горячку не порол. Под второй стакан водопроводной водички.
      -Оклемалась немножко? Говорить можешь? Ну, тогда давай разберемся. Монстр, говоришь, чудовище? Перестань дуру гнать. Я бы такого напарника голыми руками, как ты выражаешься. - Он нахмурился. Богатое воображение услужливо подсовывало ему версии забытого прошлого, и были эти версии одна другой мрачнее. - Ты это сделала? Нет. И где твоя чудовищность, спрашивается? Так, молчим, не перебиваем. Делаем еще глоточек, и дальше поехали. Нелюдь... В крысу, типа, оборачиваешься. Так бывают женщины, которые и без превращений крысы. Так что лучше физически, чем морально. Зверь? Да чего тут особенного? На такой службе многие звереют. И что? Не жить теперь? Еще глоточек давай. Вот так, умница. Э, нет, стакан пока не отдам, рановато. Имеешь потребность порой луне песни петь? Ну, должны же у тебя недостатки быть. Если на людей в это время кидаешься, так тебя можно на дачу вывозить. У меня махонький домик у леса есть. Побудешь там, пока не пройдет - и все дела. И никто с тобой не шутит. И ложных надежд тебе не дает. И колечко твое обручальное не отдаст. Замуж так замуж, майор.  Тем более, что ты везде хорошая, и в бою, и дома. Для остальных ты кем угодно можешь быть, разрешаю. А для меня ты  че-ло-век. И всегда им останешься. Ну, последний глоточек. Водичка, конечно, не волшебная, но помочь должна...
      А она и вправду помогает. Тише, реже становятся всхлипывания. Вот и прекратились совсем. Сидит на диване и смотрит своими глазищами-блюдцами. Только если прогонит, значит, вправду все было. Такие как Симка трусов не то что любить, уважать не могут. И ничего у него на этом свете не останется. И никого.
    - Отпускает она... деловая какая. Ты меня спросила, хочу я уходить или нет?
    Спокойно так спрашивает. Точно о пустяке говорит, а не судьбу свою решает.
    - Не будем больше плакать сегодня, а?

+1

47

Сэра хотела было возразить, что напарник у неё самый лучший на свете, хоть и слегка бестолковый, но послушно слушала и пила. Ледяная вода обжигала нёбо и скатывалась по пищеводу, наполняя пустой желудок. Потянулась за стаканом - не отдали. Ну и пожалуйста, не очень-то и хотелось.
И на людей она не бросалась никогда. Просто в полнолуние выбиралась на крышу и пару ночей не спала, только смотрела на луну. Всё же Серафима гораздо меньше зависела от волчьей ипостаси, чем тот же отец, которого порой могла вернуть в разум только мама. Он был просто ликантропом, а Сэра - полноценным метаморфом с сильным магическим потенциалом. Прямо как дед. Но у нас как принято, людская молва судит человека уже за то, что он способен совершить. Даже если никогда этого не произойдёт.
А Андрей всё говорил, говорил... Постепенно, в груди перестало клокотать, слёзы высохли на щеках, а голос мужчины был таким родным и уютным, что девушка невольно заслушалась. И все её страхи если не исчезли, то покаянно затихли, прихлопнутые веником железной диверсантской логики.
-А ты...- решилась она, хлюпнув носом. - Правда не хочешь?
И замерла в ожидании ответа, будто от него зависит вся её жизнь. Впрочем, так оно и было.
Андрей сидел так близко, что она слышала его дыхание. Серафима медленно потянулась, забрала у него стакан и поставила рядом с чашкой, наполовину наполненной всё тем же чаем, но теперь уже окончательно остывшим.
-Не будем. Постараемся,- серьёзно ответила она каким-то не своим голосом. Очень мягким и юным, будто разом скинула года лет до 15-ти. А потом повернулась и, привстав на коленях, обняла Данилова за шею.
-Андрюша,- тихо произнесла она. - Не уходи без меня на дело больше, пожалуйста. Я думала...- она снова хлюпнула носом, пытаясь опять не разреветься. - Вдруг ты... Я не успею... И как дальше жить? Чуть с ума не сошла. Федька подтвердит.
Серафима сжала руки чуть крепче, будто боясь, что Данилов испарится, как утренний туман, и уткнулась носом ему в шею.
-Расскажи мне о себе,- попросила. - Я ведь ничего не знаю... Ты - боец, в рукопашке и меня, и Федьки на голову выше. И вообще крепкий. Тогда, на поляне... - она вздрогнула, вспоминая. - Вообще без энергии только при мне продержался 7 минут, а ведь вырубили тебя ещё раньше... Из-за меня, из-за морока этого проклятущего... А ты продержался так долго, не умер... Я верила, что ты выдержишь, и ты смог... Ты раньше в силовых работал? А... А родился где? У тебя есть хобби? Какую музыку любишь? Я хочу всё-всё-всё узнать...
Непривычно доверчиво прижимаясь к человеку, с которым её не связывали кровные узы, но всё же повязанному с ней кровью, Сэра впервые за свою взрослую жизнь почувствовала, что всё наконец встало на свои места.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-05-07 19:15:17)

+1

48

Вопрос хочет или не хочет Андрей проигнорировал. Ибо риторический. И так все ясно.  А потом с расширившимися глазами слушал начало сбивчивой Сэриной речи. Она из-за него чуть с ума не сошла. А он про нее таких гадостей тогда надумал. " Эх, права ты, Симка, дубина и есть, бесчувственная причем". И ведь простила. Все простила. И то, что он ее в минуту слабости дурой контуженой честил, забыла совсем. Слезла скорлупа, и осталось под ней золотое ядрышко. Большое сердечко у маленькой Серафимы оказалось. В прямом, наверное, смысле. Вон как стучит: точно ему в грудную клетку просится. Нет, не расстанутся они теперь. Рядом будут. Сколько получится, но рядом. И в горе, и в радости, и в полдень, и в полнолуние.
        Если, конечно, не передумает Сэра после его истории. Но прыгать в прорубь так прыгать.
        - У меня попроще все, чем у тебя было. Не так красиво и героически. Грязно, можно сказать, было. Что такое промзоны Тридевятого, ты, наверное, и сама знаешь. А если не знаешь, так и не представлять лучше. Вот и я из такой. В трех днях от столицы. По сравнению с другими районами у нас даже прилично было относительно, потому что не только два завода, но и парочка карьеров с ископаемыми. Кто хотел работу найти, тот мог. - Не выдержал он, паузу сделал. Тоска по родному - дело такое, колет порой под ребрышки. - Но и преступность у нас по сравнению с соседями специфическая была. У тех только люди, а у нас еще и нелюдь всякая. - Сказал и осекся, вспомнил с кем говорит, но, опустив голову продолжил. - Упыри там, ведьмаки. ("Вот как ей о таком рассказывать, как? Поймет ли Сэра, что не про нее это, не про Федьку и вообще не про таких как они?") То есть не бойцом у нас там просто нельзя было быть, а то плохо кончить можно. А самыми погаными из ведьмаков братья Шохины были с папашей со своим, - не поднимая глаз рассказывал Андрей. - Весь район в страхе держали. И проживали эти твари на моем участке. Сначала на отцовом, потом на дядином, а потом на моем точнее. Отец у меня в силовых работал там. В человеческих, правда, не особистских. Одним из лучших бойцов считался, если не самым лучшим. Он у меня и был первым тренером. - Говорить стало трудно, голос стал более тихим, хриплым, и чудом не срывался. - А еще он принципиальным был. И гонял в хвост и гриву всех, кто заслуживал, маг там не маг... Забили его шохинские насмерть, у самого дома забили. Опознали только по пряжке на ремне, да и та была гнутая. Кто тот бой видел, говорили, что отбился он почти, да против магии ничего не смог... А меня потом дядя доращивал и к себе же в органы взял... Рядовым сначала, потом погоны заработались. Ну, это за добросовестность больше, наверное. Когда отца не стало, Шохины со своими распоясались совсем. Ну, как обычно бывает в маленьких городках. Ребят били, к девушкам приставали, деньги собирали с кого могли... Делали мы там с ребятами, что могли и как могли, но заканчивать как-то надо было. Полгода операцию готовили, даже провели нормально. Кого-то, естественно, при сопротивлении, остальных скрутили... Только вот в тюрьму все отправились кроме Шохиных. Прямо из зала суда ведьмаков выпустили. Представляешь, как они нам в лицо смеялись? - При одном воспоминании его лицо потемнело. - Они не только ведьмаками, но и бойцами классными были. Все четверо. Год на тренировочку, потом нашел в деревушке за городом деда одного, научил он паре словечек ваших, чтобы ведьмакам треклятым временно колдовать не дать и вынудить по-людски драться. А дальше дело техники, - криво улыбнулся рассказчик. - И все по законам жанра потом, служебное расследование, срыв погон и увольнение с выговором и обещанием волчьего билета по всему Тридевятому. Про все Тридевятое приврали, конечно, но у нас в районе даже вагоны грузить не брали. И в двух соседних районах тоже. Мол не нужно нам такое сокровище. Настя, девушка моя, потерпела-потерпела и сломалась, расстались мы. И что оставалось? Собрал вещи и вперед, столицу покорять. Сначала по съемным комнатам мотался, грузчиком был, слесарем, склады охранял. А однажды просто повезло. В царскую охрану дополнительный набор был. Тесты она общефизическую, огневую и рукопашную подготовку хорошо прошел, на психологическую чудом каким-то тоже. Поэтому на послужной списочек глаза решили закрыть временно. Взяли сначала на ворота с испытательным сроком. Потом продвигать начали. Допродвигались до нынешней моей должности. Сперва все хорошо было. Только последних два года случилось что-то. То не так, это не этак. Потом самодержец наш вообще вопрос ребром поставил. Не можешь, мол, без магии прибор взять, бери с магией. А остальное ты лучше меня знаешь...
     Закончил и замолчал. Никогда и никому он столько про себя не рассказывал. Страшно, стыдно было такое рассказывать, но лучше пусть сейчас все знает, чем потом.
    - Вот так, Сэра.

+1

49

Серафима слушала внимательно и тихо, как мышка. Наверно, Андрей никому до неё этого не рассказывал и сейчас, впервые за несколько лет, сквозь боль душевную, выговаривал всё. Иногда человеку нужен просто кто-то, кто выслушает. И в борьбе с горем в груди ещё и плечо подставит.
Стоять на коленях даже на достаточно мягком диване было не очень удобно, спина затекала, да и в целом... Сэра слегка сдвинулась, пытаясь перенести центр тяжести, и сама не поняла, в какой момент оказалась на коленях своего любимого диверсанта. Тот был так поглощён тоской, что, кажется, и не заметил её манёвра, а волшебница, на миг
мысленно смутившись, предпочла сделать вид, что так всё и задумывалось.
Всё же, несчастья, настигшие Андрея, были гораздо важнее. Серафима знала о промзонах, даже бывала там несколько раз. То искала украденный артефакт, то контрабанду отслеживала, то преступника ловила. Ещё разок, помнится, подпольную лабораторию по изготовлению наркотиков у химического предприятия накрыла. Маленькие городки, где местные царьки творили всё, что им хотелось - Сэра давно предлагала начать массовые громкие чистки, чтоб неповадно было, но пока начальство всё ещё колебалось. Всё же бороться с подобными бандами в силах были только настоящие обученные особисты, а штат ОСГ едва ли перевалил за сотню-две душ, если считать внештатных сотрудников. То ли считали высшие чины, что посылать на подобные задания много бойцов всё равно что гвозди микроскопом заколачивать, то ли не хотели столицу в целом и царя в частности без особой охраны оставлять, то ли боялись притрагиваться к промзонным городкам, как к гнойникам... И всё же, пару месяцев назад зачистили пару штурмовых отрядов Богородинск и Царёв. Разумеется, осторожно, без шума и пыли - сменилась власть в городках, разбойники донимать перестали да охрана из людей с минимальной противомагической защитой осталась. Маленькая, но победа.
Сэра молчала. Андрей говорил, погружался в свою боль с головой, а она просто слушала. Ей ли не знать об упырях и ведьмаках-самоучках. У Лысой горы какой только живности не водилось, всё последствия магических экспериментов, так она ещё волчонком познакомилась с самыми разными тамошними обитателями. Да и с ведьмаками и ведьмами всё понятно - в семье не без урода. Не все существа, рождающиеся с магическими способностями, стремятся нести добро и защищать людей. Точно так же, как не все учёные стремятся придумать лекарства от всех болезней - кто-то придумывает новые вирусы. Не все, даже очень талантливые, правители пытаются построить в своей стране утопию - кто-то становится кровавым диктатором. Примеры можно приводить бесконечно. И всё же магическому сообществу стоило обратить внимание на отбор одарённых детей. Возможно, даже стоит изымать их из неблагополучных семей. Когда-то такое даже практиковалось, но в последние годы больно много стали говорить о сомнительной "демократии" и не менее сомнительных "правах человека". Нет, дело хорошее, но это смотря как вывернуть...
На упоминание мужчиной бывшей девушки магичка внешне не отреагировала, но сердце всё равно кольнула иголочка ревности. Наверно, Андрей так же себя чувствовал, когда слышал о царевиче Иване... Но подождите, у Сэры-то с Ванькой ничего и не было! Впрочем, сейчас это было совершенно не важно.
Девушка чувствовала боль, отчаянье и страх быть непонятым, которые нет-нет, а проскальзывали в речи её... суженого? Не верится, до сих пор не верится. Но как он мог думать, что она может не понять? Перевёртыш представила, что кто-то посмел даже просто поднять руку на кого-то из её родни - на родителей, братьев, их жён и детей (пока немногочисленных, но волчицей всё равно уже трепетно любимых)...
-Всё правильно сделал,- сказала она чётко и с расстановкой, машинально гладя затихшего Андрея по спине. - Я бы за своих... Всё правильно. Добро должно быть с кулаками.
Она не была столичной штучкой и домашней барышней. Да, с семьёй Сэре повезло, её любили, холили и лелеяли. Но никогда не скрывали от мира, не врали во благо. Уже в 10 лет Серафима знала, что будет как дедушка Серёжа защищать людей и помогать царю. Знала, что в мире есть злые люди и магические существа, знала вкус крови на клыках и уже не боялась стрелять из настоящего пистолета.
-Прости, что заставила тебя всё это вспомнить,- её тон смягчился, а сама магичка покрепче обняла любимого, не переставая ласково скользить ладошкой по его спине и не торопясь слезать с его колен. Почему-то ей казалось, что сейчас она была как никогда нужна ему.
[NIC]Серафима Серебрякова[/NIC][AVA]https://d.radikal.ru/d11/1804/ef/fcdc3af6e58c.jpg[/AVA][STA]Зверски обаятельная особа[/STA][SGN]Выпей - может, выйдет толк,
Обретешь свое добро,
Был волчонок - станет волк,
Ветер, кровь и серебро. (с)

[/SGN]

Отредактировано Caitlin Whelan (2018-05-07 21:33:58)

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » AU » New old fairytale