Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Hard Drive » Charlie Spark


Charlie Spark

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя персонажа:
Charlie Joann Spark | Чарли Джоэнн Спарк
2. Возраст и дата рождения:
01.02.1984 (31 год)
3. Профессия/род занятий:
Доктор лингвистических наук, преподаватель оксфордского университета
4. Биография:
О детстве Чарли есть мало что сказать. Отец – финансист, мать – домохозяйка, еще старшая сестра – вот и вся ее семья. Отец отсутствовал эмоционально, физически появлялся дома стабильно под вечер и по выходным. Не амбициозен, не карьерист, но приносил домой достаточно денег, чтобы семья не нуждалась во второй зарплате. Мать, обладая избытком времени и неутолимым стремлением к идеализации и порядку, реализовывала себя через воспитание дочерей. Уроки фортепиано и флейты, секция народных танцев, по вечерам сама занималась с детьми домашними заданиями. Ее было слишком много там, где следовало позволять самостоятельность. То ли ее контроль, то ли все-таки банальное отсутствие увлеченности заставляли Чарли постепенно оставить все внешкольные кружки и секции. Мать никогда не упрекала ее за это, тем не менее, Чарли не покидало чувство, будто она не оправдывает ее ожиданий. Позднее, с возрастом это внушение прошло. Теперь Чарли знает: если уж она не такая, какой бы хотела видеть ее мама, то эта проблема в ее глазах. Нет, конечно, на самом деле Чарли любит маму, но любить ее гораздо проще на расстоянии.
Старшая, Оливия, не редко ставилась своей сестре в пример. Еще бы: отличница, красавица, после школы поступила в финансовый колледж (как отец), после колледжа – сразу замуж. За адвоката. Мать никогда не скрывала гордости за нее. У Чарли же были другие интересы. Еще в старшей школе она увлеклась сочинительством стихов, тогда как Оливия подрабатывала репетиторством. Оливия казалась прагматиком, а Чарли влекли абстрактные вещи. Далекие страны и путешествия. Она еще не знала точно, чего хочет, но совершенно определенно не хотела распорядиться собою так, лишь бы мама была довольна ею, как Оливией. Любить двух совершенно разных людей одинаково, пусть даже родных детей, невозможно – и Чарли знала это. Нет, она вовсе не обижалась на мать за то, что та позволила узнать ей об этом так рано. Правда, понять это смогла далеко не сразу.
До университета Чарли не то, что бы увлекалась языками – учила испанский в школе, язык давался ей легко, наличествовало явное лингвистическое чутье. Да и оксфордский курс мезоамериканской культуры и истории выбрался едва ли не спонтанно, под вдохновением после первого путешествия по Мексике. Стоит ли говорить о том, что курс оказался одним из самых малочисленных по количеству посещающих из всех образовательных программ университета. Огромные лекционные аудитории, теряясь на фоне лишнего пространства, занимала группа – человек десять от силы. Занятия по иероглифической письменности, казалось ей, сожрут ее душу и оставят зомби со стеклянным взглядом всего-то в двадцать лет. Чарли до сих пор с содроганием вспоминает то время – самое трудное время, когда только начала постигать основы грамматики древнеиндейских языков. Когда глубокой ночью, откладывая в сторону карандаш после законченной работы, она буквально физически ощущала настигшее ее облегчение – нечто сродни освобождению от каторги. Однажды даже обнаружила в себе удивительную вещь: на изучении современных европейских языков она морально отдыхала. Со временем, незаметно для нее самой, жгучее обременение сменилось пониманием. Правда, тогда еще она и заподозрить не могла себя в том, что однажды вернется, но уже в качестве преподавателя.
Чарли окончила университет и лихой запах свободы вскружил ей голову: она наспех распрощалась с любимой семьей и под укоризненные взгляды матери укатила на целый год в Мексику. Там же практически сразу устроилась в местное туристическое бюро экскурсоводом. Работа ее мечты оплачивалась не щедро, жить приходилось в тесной квартирке, где вечно приключалась какая-то беда с трубами, а еще вставать затемно по утрам и привыкать к ежедневным переездам в жарком автобусе, но энтузиазма Чарли хватало на столько, чтобы не замечать этих маленьких житейских неурядиц. Она водила экскурсии в Чичен-Ицу, чудесный доиспанский город, наследие древней цивилизации майя. Один из самых популярных туристических маршрутов, как следствие, в любое время года наводнен туристами. Его самобытное величие, даже не взирая на толпы и вспышки камер, всегда производило на Чарли умиротворяющий эффект своей созидательной красотой. Она полюбила его, и где-то в глубине души мирилась с тлеющим в ней гаденьким презрением к тем спекулянтам, что понастроили неподалеку дорогих отелей с кричащими названиями навроде «Пирамиды Inn». Но помимо Чичен-Ицы, застывшего в истории чуда, для Чарли было чудом настоящим, и вполне себе живым, индейское племя Науа. Точнее сказать, «племенем» оно гордо именовалось в рекламных буклетах турагенства, на деле же являлось индейской коммуной – туристы в большинстве своем не видели разницы. Коммуна жила обособленно, вдали от города и пробираться к ним приходилось через сельву. Их простенький аскетичный быт включал в себя в основном земледелие и скотоводство, они носили домотканую традиционную одежду, через одного изъяснялись на испанском, а возглавлял их самый настоящий вождь. Для Чарли это был уникальный опыт: она общалась с ними, слышала, как звучит живой науатль и говорила сама. Она получила эксклюзивную возможность прикоснуться к своему непосредственному объекту исследований – живому языку, и не преминула ею воспользоваться сполна. Впоследствии свой ценный опыт она перенесла в диссертацию, за которую позднее ей присвоили докторскую степень в области лингвистики. А еще помимо знаний Чарли привезла с собой несколько рецептов из традиционной и мексиканской кухни, и бесценные для нее ожерелье из сухих кофейных зерен и браслет с ракушками и куриной косточкой.
Агентство, где работала Чарли, специализировалось в основном на экстремальных туристических маршрутах по сельве и сафари. Люди были готовы платить большие деньги за возможность увидеть живого ягуара вблизи, не заключенного в стальную клетку. Такие маршруты составлял Андрэо Рамос, и сам же был проводником. Андрэо был испанцем и в Мексике прожил сравнительно недолго, но сельву знал, как знали ее местные заядлые охотники. Легко ориентировался в тропическом лесу и даже без компаса мог находить верную дорогу. По первости он безнадежно напоминал Чарли скаут-боя. В хорошем смысле, она завидовала его энергии – сама валилась с ног после целого дня на солнцепеке. Ему же были нипочем даже недельные маршруты. Он неизменно возвращался бодрый, хотя и весь в поту и пыли. Однажды Чарли спросила его, что же он делает в такой глуши. Андрэо насмешил ее, сказав, что скрывается от правосудия. Зря Чарли не поверила ему тогда – он ведь не шутил.
Они были вместе с Андрэо долгих десять месяцев. Она все пыталась убедить его поехать вместе с ней в Лондон. Он же просил ее остаться с ним в Мериде. Чарли вернулась одна. Она возвратилась в свой университет и принялась за освоение магистерской программы. Старалась загрузиться учебой и работой, лишь бы не тосковать. Спустя полгода смогла признаться себе в том, что была влюблена в Андрэо все это время – да и сейчас. Спустя еще полгода он неожиданно приехал к ней. Вскоре состоялась свадьба. Стоит ли говорить о том, что мама была категорически против ее выбора. До последнего отказывалась мириться с тем, что придется доверить свою дочь «какому-то проходимцу». Чарли была готова к такой реакции и не воспринимала ее выпадки против Андрэо. Зато, как бы ни странно, их отношения с Оливией заметно улучшились после ее замужества. Они жили в одном районе, всего каких-то двадцать минут неспешной прогулки друг до друга. Общались семьями и часто выбирались куда-нибудь вместе на выходных. Чарли успешно окончила магистратуру и осталась там же преподавателем, за столько-то лет сроднилась с кафедрой.
Несчастье, как это всегда бывает, настигло нежданно. Андрэо попал в ужасную аварию: в его форд лихо въехал на полной скорости старенький мерседес двести второй модели. Водитель, как показала экспертиза, был пьян и уснул за рулем. Для Чарли это была тяжелая утрата. Она несколько месяцев ходила как в тумане, все не могла смириться, что его больше нет с ней. Пришлось еще намучаться с бюрократией: прожив два года в Британии, Андрэо так и не получил подданства, по документам являлся гражданином Испании. Необходимо было уведомить консульство и запросить оттуда же необходимые справки. Но, протянув в два раза больше установленного срока, они отправили ей вместо справок престранный ответ: документы признаны сфальсифицированными. А вскоре к ней наведалась полиция. Они долго и муторно расспрашивали ее о покойном муже. Затем и вовсе поразили ее, заявив, что Андрэо семь лет назад был объявлен в розыск в Америке. Напоследок добавили, что у него было другое имя и другое гражданство, и, соответственно, их брак недействителен. Чарли была потеряна, ошеломлена и зла. Чуть было не наделала глупостей – ее ведь могли обвинить в укрывательстве преступника, а это серьезно. Ее тогда спас адвокат, муж сестры. Он здорово помог ей, выставив жертвой обстоятельств. Заставил саму ее поверить в то, что она ничего не могла знать. И заодно в конце присоветовал вернуть девичью фамилию. Она послушалась.
Долгое время Чарли пребывала в смешенных чувствах. Ей было больно от утраты, ведь она по-прежнему любила, но в то же время ощущала горесть обиды на человека, которого больше не было с ней. Со временем, конечно, все это притупляется, проходит. В том году Чарли много работала, практически никуда не выбиралась. Она наконец взялась за диссертацию, которую откладывала, пугаясь ни то ответственности, ни то объемов работ. Все чаще задерживалась на кафедре допоздна. Год назад ее труды были признаны достойными присвоения ей докторской степени в области лингвистики. За нынешний же год в глобальном смысле с ней не происходило ничего выходящего за рамки повседневности. Чарли по-прежнему живет в своей небольшой квартире в западном районе Лондона, все так же преподает в оксфордском университете и тратит в общей сложности по три часа на дорогу в день.
5. Внешность:

Mary Winstead

http://sa.uploads.ru/t/LS7yX.jpg

Густые темно-каштановые волосы, карие глаза. Обычно носит короткие стрижки. Черты лица тонкие и плавные, в фигуре прослеживается мягкость и женственность. Чарли высокая, а еще нередко надевает каблуки, становясь тогда чуть ли не одного роста с большинством ее знакомых мужчин. Она любит косметику, но красится так, чтобы это было едва заметно. У нее есть татуировка на левой лопатке – маленькая рыбка в геометрической фигуре. Она любит одежду ярких цветов и предпочитает юбки брюкам.
6. Характер:
О Чарли можно сказать, что у нее легкий характер. Она деликатна и обходительна. Пожалуй, чтобы иметь с ней плохие отношения нужно еще постараться. Она не привыкла скрывать своих истинных эмоций, хотя и чересчур эмоциональной особой ее вряд ли назовешь. Если симпатизирует кому-либо, то искренне и не стесняясь чувств, если вдруг ненавидит – то так же по-настоящему, от всей души. Но даже несмотря на кажущуюся мягкость, бывает, что проявляет неожиданную холодность. Словом, выразительный пример человека настроения.
О своей импульсивности знает давно и уже отчаялась сама с собою бороться. Бывает, увлекается неожиданной идеей – что сама потом поражается, как же так выходит. Примерами таких вдохновленных поступков полнится ее биография: столько судьбоносных решений принималось ею спонтанно, что будь она совсем чуточку менее решительной – и вышел бы совсем другой человек! Порой ей кажется, что понимать других людей куда проще, нежели чем понять саму себя. В ней явно выражена эмпатия, способность сначала прочувствовать на эмоциональном уровне, только потом уже постигнуть логически. Весьма чувствительна и жалостлива в душе к чужим бедам.
Чарли весьма неприхотливая к условиям. Хотя и привычная к комфорту, готова жить хоть в ветхой лачуге, благо, что относится к тому редкому типу людей, способных даже в хлеву навести уют и порядок. Есть в ней какая-то склонность к перфекционизму. К себе она требовательна в гораздо большей степени, чем к окружающим. К работе относится со всей серьезностью. С годами смогла выработать в себе невероятную усидчивость, что несомненно важно в ее профессии. А вот излишнюю легковерность побороть так и не смогла. Умна скорее по-житейски. Категорически не тяготеет к точным наукам, но что касается дела ее жизни – лингвистики – то это ее верный конек, ее страсть и заслуженная гордость (пусть и не «с первого взгляда» она к ней прикипела).
7. Навыки, умения:
-Лингвист, специализируется на индейских языках майя и науатль. Знает их классические и некоторые из современных версий. Обладает широкими познаниями истории и культуры мезоамериканских цивилизаций.
-Из современных языков превосходно знает испанский и французский. В студенческие годы учила немецкий.
-Умеет водить машину, но делает это крайне редко, так как своей не имеет.
-Немножко поэтесса – когда с ней случается подходящее настроение. Пишет не только на родном английском, но и на испанском, есть даже кое-что на современном науатль.
-Хорошо готовит. Особенно пироги.
8. Дополнительно:

9. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

10. Пробный пост:

с другой ролевой

- А внутри этой самой шкатулки были все ее украшения! И даже то чудесное золотое колье, которое она надевала только по особенным случаям! – продолжала свой рассказ вдова Кинни. Розовощекая дама, сидящая по правую руку от нее, принялась обмахиваться веером, а леди Мартен, хозяйка вечера, непроизвольно потянулась пухлыми окольцованными пальцами к своей пышной груди, на которой покоилось роскошное ожерелье. Богатый блеск восемнадцати крупных бриллиантов в оправе из чистейшего серебра приковывал куда больше взглядов, чем даже до неприличия глубокий вырез декольте ее платья.
- Неужели Вы совсем не боитесь грабителей? – не унималась вдова Кинни. По какой-то неведомой никому причине эта тема вызывала в ней особенный интерес. В то время как проблемы (активизировавшейся) преступности в данный момент интересовали леди Мартен куда меньше, чем роскошный туалет дамы с веером напротив нее. Вполуха внимая рассказам вдовы, она сожалела лишь о том, что не надела бриллиантовую диадему в пару к своему драгоценному ожерелью.
Сэр Мартен (о его приближении всегда сообщало характерное постукивание тростью) в своей обычной хозяйской манере как нельзя кстати вклинился в светскую беседу дам:
- Я за свою коллекцию спокоен – до тех пор, пока все хранится в надежном сейфе. А мой сейф самый надежный из всех, которых Вам только доводилось видеть! – сообщил он, нисколько не скрывая гордости и зашелся в раскатистом смехе.
Вечер был точно таким, каким и полагалось быть званому вечеру в благородном обществе. Он занимался приглашением мужчин, она отвечала за развлечение женщин. Салон леди Мартен как всегда имел успех, и уже к середине вечера гости успели выпить, посмотреть на знаменитую коллекцию сэра Мартена, отведать угощений и отыграть две партии в карты – те, кто знал и любил. Дом, снаружи – большой и безвкусный четырехугольник, внутри располагал огромным количеством комнат, как обжитых, так и почти пустых, чтобы не заблудиться его длинных коридорах с одинаковыми дверьми, потребовалась бы либо карта, либо провожатый. Аллен уже бывал гостем в этом доме раньше, но в этот раз его имя не числилось в списке приглашенных. Он помнил планировку комнат, то, как удачно располагался никем не пользованный чулан аккурат над кабинетом сэра Мартена. Помнил порядок, заведенный хозяйкой на приеме, когда она приглашает гостей танцевать и где хранит свою бриллиантовую диадему. Все это сохранилось в памяти со времен прошлого визита в поместье Мартенов, но тогда Аллен не испытывал столь острой нужды в деньгах, да и злоупотребление гостеприимством он всегда считал дурным тоном.
Отдаленные звуки музыки, доносившиеся из большой залы, нашли Аллена в крохотной полупустой комнатке на самом верху, что освещалась лишь светом полной луны, проникавшем в запыленное узкое пространство из единственного окна. Леди Мартен объявила танцы – понял Лефвер, и, убедившись в надежности закрепленного на ржавом крюке узла, перебросил веревку через оконную раму.

11. Предпочтительные жанры:
Приключения, юмор, бытовуха... Хотя, на самом деле к жанрам не прихотлива, лишь бы не скатываться в унылую тягомотину )

+3

2

Добрый день!
Спасибо за анкету. Прошу подождать до конца этого дня, пока успел только пробежаться по написанному взглядом. Вечером к вам вернусь)

0

3

Charlie Spark
Здравствуйте, ещё раз)
У меня нет вопросов к анкете, очаровательный пост) добро пожаловать!

Зайдите, пожалуйста, в следующие темы:
Профиль
Занятые внешности
Поиск напарников по игре
Обсуждение сюжета

Обратите внимание, что имя в Профиле пишется на русском языке.

Пришлю вам чуть позже ЛС.

0

4

http://sh.uploads.ru/t/zi9PU.png
http://sh.uploads.ru/t/i2rQt.png
http://sh.uploads.ru/t/2HUtg.png
http://sh.uploads.ru/t/Hu51m.png

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Hard Drive » Charlie Spark