Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » [Blindness] Got us a battle, leave it up to me


[Blindness] Got us a battle, leave it up to me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Aidan Norton, Alan Gant, DCI Carter, Irene Adler
Время и место: сентябрь, 2015, парк, парковка поблизости, затем больница.
Краткое описание: зло наказуемо.

0

2

У них с Элис выработался своеобразный ритуал. Каждый вторник, как только ей исполнилось полгода, Эйдан брал ее в парк. Когда у Ирен было время, она присоединялась к ним и они устраивали небольшой пикник, словно обычная среднестатистическая английская семья.
Элис уже вовсю пыталась ходить, а птицы, белки и гуляющие рядом собаки приводили ее в неописуемый восторг, ещё больше мотивируя к тому, чтобы начать тут же бегать, чтобы угнаться за новыми ощущениями.
Такие моменты бесценны.
Скоро им с Ирен придётся озаботиться безопасностью чрезмерно активной и любопытный малышки.
Периодически он ловил на себе взгляды женщин, которые улыбались при виде того, как они с Элис играют. Некоторые из них, не стесняясь, подходили поболтать. Говорили о том, что Элис очень красивая, и что ей повезло с таким папой. А ещё они явно не замечали кольца у него на пальце, из-за чего приходилось возвращать их с небес на землю.
Это тоже уже превратилось в обыденность, хоть и немного раздражающую часть их прогулки.
Но было в этом и нечто положительное. Никто больше не помнил о “Шелковом душителе». Он вновь стал обыкновенным человеком.
- Все Элис, пора домой, - небо наливалось свинцом, грозя пролиться в любой момент.
Эйдан собрал сумку и взял малышку на руки, накинув ей на голову капюшон, который она тут же попыталась снять.
Машину он припарковал недалеко, на подземной стоянке. Заплатив за парковку автомату, Эйдан поудобнее перехватил дочь, позволив ей наконец избавиться от капюшона и направился к своему транспорту - все, что осталось от прошлой жизни. Квартиру пришлось продать. Несмотря на консьержа и камеры, она стала местом паломничество его фанатов и антифанатов. Жильцы, мягко говоря, оказались не слишком счастливы. Оставалась лишь выставить ее на продажу за цену в два раза меньше ее стоимости.
Мимо Эйдана проехал Лэнд Крузер, в остальном парковка оказалась совершенно безлюдной. Усадив Элис в детское кресло, Эйдан бросил сумку на заднее сидение. Раздался первый удар грома, в Лондон пришла гроза. В этот момент позади него послышались торопливые шаги и кто-то внезапно ударил его чем-то твердым по затылку. Перед глазами заплясали яркие вспышки. Его подхватили под руки не дав упасть.
Дезориентированный Нортон попытался освободиться, услышав как Элис сначала испуганно захныкала, а спустя несколько секунд заплакала во всю силу своих легких.
- Не трогайте ее, - еще один удар пришелся в солнечное сплетение, и руки, держащие его, исчезли. Он упал на землю, приложившись головой о кузов своего автомобиля.
Нападавших оказалось двое. Они были в масках-балаклавах и в черных одеждах. Темные тени в тусклом освещении парковки.
- Долорес наверняка умоляла тебя о том же. Послушался ли ты ее?
Эйдан не помнил ни какой Долорес. Он не знал имен своих жертв, узнавал лишь из газет и тут же забывал, как нечто несущественное. Запомнилась лишь первая.
Элис продолжала надрываться. Мужчина наклонился к ней, и Эйдан отчаянно схватил его за руку. Еще один удар в ребра, второй по пальцам.
- Не прикасайтесь к ней, она всего лишь ребенок! - не отпуская, хрипло произнес он. Перед глазами по-прежнему мелькали звезды, и если бы не крики Элис, он бы с удовольствием позволил бы себе потерять сознание.
- Тебя бы стоило задушить, так же, как ты душил их, беспомощных и испуганных, но у нас слишком мало времени, - вонючее дыхание поблизости, лезвие чего-то острого, видимо ножа, утыкается в шею, отчего Эйдан инстинктивно задирает голову.
- Не причиняйте ей вреда, - просит он.
- Не причиним, мы же не звери, как ты.

+1

3

Полдень, вполне золотой, хоть и не июльский, именно потому, наверное, и сиял особенно светло. Для лондонского сентября такая погода вообще была сущим подарком, и не принять его от жизни, не развернуть, не восхититься, не насладиться им было бы самой черной неблагодарностью. Алану совесть такого точно не позволила, тем более, что там накануне вечером мистер Грант пообещал сам себе, ну-ка? Правильно – пару-тройку дней ничего не писать, не править, не искать в сети справочных материалов по маньякам разного рода, дать отдохнуть глазам, которые опять начали болеть и слезиться. Усталость и сухость глаз – профессиональная, можно сказать, болезнь литераторов, наряду с геморроем, ага. Но если последняя напасть покуда лорда обходила (он надеялся, что по широкой дуге), то зрение… не то чтобы садилось, но иногда требовало пощады. Что там года три назад советовал офтальмолог? Не больше двух часов в день за компьютером? Да-да, это даже не смешно. Сколько там на самом деле часов в день он пялится в экран монитора? А сколько часов в ночь? Вот то-то.
Все-все, пора на воздух! – выходя из ванной и полотенцем стирая остатки крема для бритья со щек, призвал себя Алан. Золотистое сияние из окна – отличный манок здорового образ жизни, что ни говори. Так что недосушенный таки лит.трудами лорд наскоро перехватил чего пожевать, не утруждая себя (а главное, экономку) полноценным завтраком, прихватил с собой термос с чаем и сверток сэндвичей, и отправился на пикник. А хоть бы даже и в парке на газоне, что, если в центре мегаполиса природа являет себя вот так? Ну, не нэрнские пляжи, конечно, не шотландские лужайки, холмы и оленьи тропы, но… терпко-сладкий аромат есть, деревья с прядями осенней желтизны есть, белки, берущие орехи с ладони, есть, птицы есть, пусть и не особо певчие (хотя теньканье синиц – тоже песня), дети и собаки в наличии, а что еще нужно человеку для счастья? Еще, пожалуй, только быстренько собрать манатки, успеть выбросить в урну обертки и пустые пакетики из-под орехов, когда капризное английское небо нахмурилось и грозно загромыхало, да добежать до машины на подземной стоянке, пока не хлынуло, чтоб там, в салоне скромного серого «Вольво» пересидеть ливень. И ведь даже последнее Алану почти удалось бы, не будь в громадном помещении с низким потолком такой отличной акустики. Детский плач литератор не услышать не мог, а поскольку он не стихал, не подойти поближе, чтоб взглянуть, в чем дело, тоже было никак невозможно.
Однако! Это что за …дементоры? – вышедший из-за массивной бетонной колонны Грант с минуту взирал на то, что творилось возле одной из машин, сам поражаясь тому, что страха не чувствует ни грана, а вот азарт и предвкушение закручиваются под ложечкой в сладостно-леденящую воронку.
– Знаете, джентльмены, – сказал он громко и раздумчиво в спины окапюшоненных мужчин, кого-то самозабвенно пинавших. – На вашем месте я бы постарался поскорее скрыться с места преступления. Лондонская полиция, вы не поверите, бывает иногда донельзя шустрой, особенно когда ее не ждут. Вы ведь не ждете? А я ее уже вызвал. – Алан помахал рукой, в которой многозначительно светился экраном мобильный. – У вас примерно две минуты. Полагаю, вы можете даже успеть.

Отредактировано Alan Grant (2018-02-16 18:38:02)

+2

4

В следующее мгновение был только звон в ушах и неясная тень впереди. Он потер глаза, подняв отяжелевшую руку, в попытке избавиться от пелены, но это не помогло. Голова разрывалась от боли на тысячу частей, и его мутило. Звон превратился в какой-то монотонный гул, который становился все выше и неприятней, и вскоре перешел в отдаленный детский плач. Ему нужно было что-то сделать. Что-то сделать с этим плачем, становившимся невыносимым.
Он коснулся затылка и резко втянул воздух сквозь сжатые зубы от острой боли.
Ребенок продолжал плакать. И наконец к нему пришло осознание, что этим ребенком была Элис.
Развернувшись, он уперся одной рукой об асфальт, чтобы не упасть, а второй попытался нащупать дочь в царящем вокруг полумраке.
- Все хорошо, Элис, прости меня, все хорошо, - он нащупал ее маленькую ручку и чуть сжал своими пальцами.
Девочка чуть успокоилась, продолжая изредка всхлипывать, привычно схватилась за него.
Шум в ушах снова стал слышен, стоило ребенку утихомириться.
Нужно было позвонить Ирен, ей следовало забрать дочь, он не сможет вести машину.
Телефон был в кармане, но стоило ему убрать руку от Элис, как она снова начинала плакать. Он все же вытащил смартфон и разблокировав его, нажал по памяти на кнопку вызова. Ирен в телефонной книге значилась под номером один.
Нортон не был уверен, что она взяла трубку, потому что ее голоса он не услышал, но противный писк в телефоне прекратился.
- Ирен, тебе следует немедленно приехать. С Элис все в порядке, она просто испугалась, но тебе нужно ее забрать. Парковка рядом с парком.
В подробностях не было необходимости. Жена знает. Телефон был больше не нужен, и Эйдан его просто выронил.
Зажмурившись и несколько раз моргнув, он заметил движение, отпустив Элис, которая уже успела чем-то отвлечься, и больше не собиралась плакать, он повернулся к человеку.
- Кажется, я должен вас поблагодарить, - Нортон прищурился, пытаясь разглядеть, судя по всему, мужчину. Зрение подводило его, а звук собственного голоса болезненно отражался чуть ли не во всем теле.
Надо было подняться. С ним бывало и хуже.
- Меня зовут Годфри, - в имени было что-то неправильное, и Эйдан поспешил исправиться, - меня зовут Эйдан Нортон. Это моя дочь, Элис. Ее мать, Ирен, должна приехать. Скоро.
Он говорил все это лишь потому, что не был уверен, что не потеряет сознание. Возможно только этот человек сможет помочь Ирен найти дочь.

+2

5

С минуту Ирэн держала в руках телефон, пытаясь понять, что произошло. Отбой Эйдан не нажал, и миссис Нортон слышала какие-то глухие звуки, похожие на человеческую речь.
Она поднесла телефон к уху, но никто больше не говорил с ней.
Миссис  Нортон лишь поняла, что нужно приехать на парковку и забрать дочь, потому что малышка чего-то испугалась.
Элис не была истеричным ребенком, а общаясь с любимым папочкой вообще обретала осознание себя как центра вселенной. Определенно, так оно и было. Нортон обожал дочь, ни разу Ирэн не видела ее испуганной, когда оставляла их вдвоем.
Потом, его голос. Он звучал слишком спокойно и размеренно, словно Эйдан подбирал слова, прежде чем сказать.
Что-то произошло. С ним.
К тому же, испуганные дети обычно плачут. Она бы услышала детский плач.
Все эти мысли вихрем пронеслись в голове миссис Нортон, а она уже бежала на улицу, на ходу запахивая на груди легкое осеннее пальто.
Она взяла кэб, думая, что можно будет доехать всем вместе на машине мужа, если речь идет о недоразумении, и все в порядке.
После отъезда Кейт существовало как минимум одно неудобство: приходилось садиться за руль самой. Ирэн не любила водить, и всячески избегала этого, как могла.
Кэб гораздо удобнее, хотя и дороже. Да, сейчас приходилось думать о деньгах, и об их количестве. Салон только начинал приносить прибыль. Оставшиеся от прежней жизни активы были и страховочным капиталом Нортонов на случай, если дела пойдут не так хорошо, как ожидалось.
Она оказалась на злосчастной парковке очень быстро.
Элис Маргарет спокойно сидела на своем месте, довольная абсолютно всем. Рядом с Эйданом находился какой-то человек, которого она оценила одним взглядом, окинув с головы до ног, сделав отметку про себя «не опасен». Вероятно, случайный субъект.
- Эйдан, вот я. Дорогой, что здесь такое происходит, и кто этот человек? Тебе нужно в больницу, у тебя кровь.
Она сдерживала эмоции при посторонних, и говорила односложно, скупо, пытаясь получить как можно больше информации, услышать его голос, понять в каком он состоянии.
- Я миссис Нортон, это мой муж. Вы знаете, что с ним произошло? -  она обратилась к человеку, все еще стоящему рядом.

Первое, о чем она подумалось: Эйдан потерял сознание по какой-то причине, и ударился головой при падении. Случайный свидетель происшествия очень кстати. Оказавшись один на один с необходимостью посадить мужа в машину и везти в клинику, она не смогла бы сделать ничего.

Ее телефон остался в холле, на столике, и единственным оправданием была спешка. Даже вызвать службу спасения без посторонней помощи  миссис Нортон сейчас не могла бы.

Отредактировано Irene Adler (2018-02-22 20:48:08)

+1

6

Две минуты?.. Ради бога! Да на той скорости, какую развили эти дементоры недоделанные, он бы могли добежать до канадской границы, как говаривал умница О`Генри. Чуть меньше двух весьма неприятных минут, собственно, пришлось пережить мистеру Гранту, пока эти несостоявшиеся мастера футбола с чьим-то бренным телом в роли мяча пялились на того, кто прервал их увлекательное и, судя по глубине ступора, о-очень интеллектуальное занятие. Алан успел не меньше пяти раз мысленно обозвать себя чертовым шотландском придурком с овечьим навозом вместо мозгов, (невзирая на половинную всего лишь принадлежность к горному клану), и троекратно, по меньшей мере, проклясть эти свои корни, которые вспучивались вот эдак внезапно всегда и до крайности некстати. Потому что происходило это всегда в моменты, когда здравый рассудок вопил буквально о том, что вмешиваться… а вернее, вляпываться в такую… и такую… и еще вот эту… и вон ту авантюру не-на-до. Лучше пройти мимо, нет, обойти за милю, лучше молчать, лучше вообще ничего не заметить… было бы лучше.
Однако, к счастью или несчастью, наша реальность с сослагательными наклонениями ладит плохо, и переиграть тот же момент – не прислушаться к детскому реву, не всмотреться в странное сборище у чужой машины, не выйти из-за колонны и не брякнуть эдакое любезно-залихватское уведомление – уже не представлялось возможным. Пришлось просто ждать, вроде бы равнодушно поигрывая телефоном, похлопывая им небрежно по ладони – мол, ждем-с, решайте, джентльмены – утереться и свободными беспрепятственно уйти, или нахала за компанию с уже поверженной жертвой начать метелить и загреметь по-полной.
– Ты не знаешь, во что вмешался, – надо же, и шипение из-под капюшона ну чисто назгулье.
– Нет, не знаю, но полиции будет интересно, да? – экранчик в ладони литератора понятливо мигнул, а сам литератор прищурился на второго, что-то убиравшего в карман. – Особенно то, что у вас нож… но явно не скин-ду.
Ребенок хныкал и скулил, всхлипывая, что-то невнятно пробормотал за спинами развернувшихся налетчиков тот мужчина, которого избивали. Алан, стоявший в обманчиво расслабленной позе, старался казаться безмятежным, и даже не мог толком сообразить – на него или против него работает время. Потому что, с одной стороны, если они будут думать дольше тех самых заявленных двух минут – его точно буду бить, и вероятнее всего, ногами, (раз уж они в этом такие мастера), но с другой… судя по усиливающемуся шуму ветра и дождя, все больше шансов, что не он один такой умный, кому хотелось бы живо нырнуть в салон родимой машины или хотя бы под крышу. А не единственный свидетель – это…
Ага, вот они, долгожданные шаги, дробный стук каблучков и обрывки разговоров снаружи, про то, что здесь, по крайней мере, сухо!.. Гроза в сентябре, что творится с погодой!.. И Меган, как обычно, не взяла зонт из машины… – вот тут-то, собственно, «дементоры» и дали деру, точнее, растворились будто, юркнув в проходы мимо авто, и приседающий на корточки Алан еще успел увидеть, как их капюшоны чернолаково заблестели в дождевых потоках снаружи.
Господи, он еще пытался звонить, этот избитый джентльмен! Нет, не пытался, звонил, черт возьми! – Грант, качнул головой то ли укоризненно, то ли восхищенно, не решаясь прервать человека, с таким трудом подбиравшего слова, и пока постарался успокоить взглядом и улыбкой девочку в салоне машины, на чье бледное заплаканное личико наткнулся глазами.
– О благодарности мы поговорим потом, сэр, сейчас вам надо в больницу, – начал было Алан. но снова умолк – этому явно властному и суровому человеку важно было сообщить ему насущно необходимую информацию, это был очевидно, и по тому, как мужчина все сильнее бледнел и смаргивал, и потому, в конце концов, что не сообщают вот так запросто имя дочери и жены, будь он хоть трижды спасителем, этот первый встречный. – Да, да, я понял, Элис и Ирэн. Я побуду с Элис и дождусь Ирэн, не волнуйтесь. А для вас вызову скорую, мистер… Нортон. Пожалуйста, не вставайте. – Грант придержал завозившегося мужчину за плечо.
Не дело, конечно, вот так возлежать на асфальте, но… Судя по тому, как он путался с собственным именем, ему вполне могли и по голове пнуть, а это совсем скверно, уж лорд-то знал. Наконец-то и Алану пришло время действительно начать звонить: сначала в скорую, поднимаясь на ноги, а потом – только сейчас, на самом-то деле! – в полицию. Ну да, он солгал этим ублюдкам в капюшонах, но блеф-то удался, это главное. Полиция обещала немедля быть, а скорая запаздывала… просто безобразно запаздывала. Нельзя же так оставлять человека валяться – сбитым в складки потертым ковриком, и лорд снова присел перед пострадавшим на корточки, заговорил тихо и внятно:
– Позвольте мне помочь вам сесть в машину. В мою машину, а ваша пусть тут постоит, хорошо? Я отвезу вас в больницу, скорую мы долго прождем.
Закинув его почти безвольную руку себе на плечо, Грант действительно помог мужчине подняться. Зрелище, наверное, было жалким, но Алан боялся, что правая рука опять подведет, и он может не удержать этого… Нортона, если тот начнет валиться, и тогда грохнутся оба. Но обошлось, мужик оказался крепкий – даже ноги переставлял, пусть и еле-еле, и в машину залез практически сам.
Скорой все не было. Можно подумать, не вода с неба лилась, а свинец, пострадавших не успевали развозить по больницам… Девочка снова захныкала, Грант метнулся к ней, влез наполовину в салон чужого автомобиля, улыбнулся мягко:
– Привет, Элис. Не плачь, пойдем лучше к папе. Вон он там тебя ждет, видишь? Пойдём? А потом я покажу, что для тебя просила передать в подарок белка. Рыжая такая, с пушистым хвостом.
Озябшие маленькие ручки доверчиво обняли его за шею, Алан подхватил ребенка так ловко, что сам себе подивился. Усадив малышку рядом с отцом, он улыбнулся еще шире и теплее, протягивая на ладони последний из пакетиков с орехами – здорово, что н был в кармане. Лорд как раз вскрывал его по требовательному «Открой!» крохи-принцессы, когда цокот женских каблуков перекрылся голосом: «Эйдан, вот я…».
Пальчики Элис уже вовсю шуршали в блестящем нутре пакетика, и Грант наконец окинул взглядом ее мать. Худенькая большеглазая брюнетка, не красавица далеко. Алан чуть наклонил голову в приветствии:
– Миссис Нортон. – Старомодно, но правильно и безотказно. – Я Алан Грант, и если Вы не возражаете, я отвезу вашего мужа в больницу, пока этой скорой дождешься. Вы поедете с нами? Думаю, так всем будет спокойнее.

Отредактировано Alan Grant (Вчера 05:24:38)

+2


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » [Blindness] Got us a battle, leave it up to me