Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » Four Rooms


Four Rooms

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Sam Dalgaard, Claude Delalondre
Время и место: октябрь, 2014, квартира Сида
Краткое описание: однажды американец пригласил к себе на квартиру в Лондоне француза. История о том, что из этого вышло, и почему только англичанка-датчанка-полячка смогла спасти ситуацию и разобраться во всем этом безумии.
Режиссер: Родригес-Моррисон (привет тебе, дорогой товарищ)
Сценаристы, постановщики, монтажеры, операторы, мастера спецэффектов и кофемэне в одном лице: Тарантино-Дальгор, Рокуэлл-Делалондре... как-то так.

0

2

-Саманта, душа моя...
-Знаешь, Сидди, ты просто неповторим...- покачала головой девушка, перехватывая мобильник удобнее.
-Не, ну это-то понятно,- попытался перебить её собеседник.
-...Вроде бы не рыжий, а души - нет. Как и совести! - продолжила лингвистка, победно улыбаясь.
-Ну Сэээм,- заныл друг по второму кругу. - Ну чего тебе, жалко, что ли? Мне правда ну вообще не с руки заезжать к тебе за этими дурацкими ключами. Всего-то и прошу, что зайти, оставить связку моему другу, заодно прихватить какой-нибудь алкозельцер для бедняги Клода. Смилостивись, вредная валькирия!
-А что мне за это будет?- совсем не альтруистично поинтересовалась Сэмми, мысленно уже смирившаяся с тем, что не может отказать светловолосому приятелю.
-Натурой возьмёшь?
-Ты хочешь расплатиться со мной своим телом?- задумчиво мурлыкнула она, делая большой глоток кофе.
-Своим атлетичным и чертовски горячим телом,- важно поправили её. - По-моему, достойная плата!
-Достойная, если твоё "атлетичное и чертовски горячее" тело приберётся в моей квартире,- невероятно ехидно парировала Сэм, получая истинное наслаждение от их шуточной пикировки.
-И у кого после этого нет души и совести?!- искренне ужаснулся ведущий.
На самом деле, когда утром Сэм скакала по гостиной в поисках одной хорошей книжки, а нашла связку ключей, на которую был навешен брелок с Сидом из Ледникового периода, девушка сразу догадалась об их непутёвом владельце, с которым они недавно славно напились. Когда она позвонила другу и сообщила, что не готова к тому, чтобы их отношения вышли на качественно новый уровень, поэтому пускай приезжает и забирает собственность, Сидни искренне обрадовался. То ли его порадовали нашедшиеся ключи, с которыми он уже мысленно простился навеки, благо, запасная связка нашлась в бардачке машины, то ли отсутствие притязаний обаятельной лингвистки на его руку и сердце. Правда, потом Сид опомнился, что сегодня у него плотный график съёмок, но зато есть гостящий друг, "божий одуванчик" по словам Сида, отходящий от бурной попойки.
-Лааадно, не надо,- протянула Саманта. - Цени мою доброту! Но я буду не против, если заедешь ко мне на выходных с бутылкой чего-нибудь необычного.
-И носками,- поддакнул ведущий, припоминая их первую встречу.
-Мы ещё не настолько близки, Сидди!- парировала Сэм.

И вот примерно через час девушка уже ковырялась у двери друга, перебирая ключи и держа в руке пакет с таблетками из аптеки и пивом из продуктового. Наконец, замок послушно щёлкнул.
-Ванди хундр, и правда бардак не меньше, чем у меня,- тихо пробормотала валькирия, прикрывая за собой дверь. - Хэй! Есть тут кто живой?
Пройдя в гостиную, Сэм остановилась на пороге. Перед ней открылась впечатляющая картина. Скандинавка медленно обвела взглядом комнату, останавливаясь на бутылках, сонно бормочущем что-то мужчине и лежащей рядом девушке... С явными признаками насильственной смерти. Руки сами собой разжались, и пакет грохнулся вниз, с оглушительным звоном поздоровавшись с полом.
-Ни фига себе, ты тут пошалил...- выдала Саманта с каменным лицом. - Божий, блин, одуванчик...

Отредактировано Sam Dalgaard (2018-01-05 17:31:15)

+1

3

- Пожаста, сохраньте тишину на плосадке, вы мешайте съемчной группе снимать, - невнятно промямлил тот самый Клод, переворачиваясь на другой бок, лицом к лицу с трупом, и скидывая с себя тонкое покрывало, оставаясь в чем мать родила. - Харви, Харви, закрой пасть, от тебя дурно пахнет, - по-прежнему не открывая глаз, продолжил мужчина, мягко улыбаясь. Он поднял руку и похлопал мертвую женщину по щеке. - Хороший, мальчик, хорош...
Клод резко замолчал, почувствовав что-то неладное. У Харви на том месте должна была быть шерсть. Он резко распахнул глаза, которые тут же расширились от ужаса, и почти в каком-то животном порыве отпрыгнул в сторону, немедленно свалившись с кровати и потянув на себя покрывало, от чего тело девушки перевернулось.
- Матерь Божья, Матерь Божья! - воскликнул он, инстинктивно прикрывая свою наготу.
Наконец Клод заметил гостью и вновь помянул Божью Мать, только сейчас заметив, что говорил все это время по-французски, хотя сам находился в Лондоне, как он помнил, а здесь встреча с родственной душой, говорящей на родном языке, представлялась маловероятной. Ну разве только в каком-нибудь местном французском ресторане.
- Мадам, мадмуазель, - подумав, прибавил мужчина, - клянусь вам, что не знаю, что здесь произошло, и если вы можете внести ясность во всю эту странную и нелепую ситуацию, я буду вам премного благодарен. Я не вполне уверен, где я, и не знаю, как сюда попал, и даже где моя одежда.
Хотя трусы нашлись быстро. Они свисали с люстры прямо над головой незнакомки, от чего Клоду стало еще более неловко.
- Меня зовут Клод Делаландр.
Рубашка обнаружилась под кроватью. Она уже не была такой свежей и хорошо выглаженной, как он запомнил ее, но других вариантов не было, поэтому сценарист поспешно накинул ее на себя и принялся торопливо застегивать пуговицы. Пальцы слушались плохо, от чего обычная каждодневная процедура заняла значительно больше времени.

+1

4

-Божья Матерь? Не, я не она. А чё, сильно похожа? - Саманта нервно передёрнула плечами, переводы взгляд то на голого иностранца, то на его неживую даму.
Смысл того, что лепетал незадачливый приятель её золотоволосого друга, доходил до Сэм медленно, чему весьма способствовала обстановка.
-Я? Внести ясность? Чувак,- она развела руками. - Я-то вообще ничего не сделала, да. Только вошла.
Нагота француза её вообще не смущала. Когда много лет работаешь барменшей, и не на такое насмотришься. Кстати, это было одной из причин, почему временами скандинавка возвращалась за кофемашину в какую-нибудь тихую и уютную кафешку. Там не менее, заметив над собой предмет туалета, она всё же сделала шаг в сторону, после чего, быстро оглядевшись, заметила неизвестно что делающий в углу бильярдный кий. С его помощью Сэм, криво усмехаясь (нервное, наверно), сняла трусы с люстры и, не стягивая их с кия, осторожно протянула незнакомцу.
-Итак, дорогой Клод,- начала она, легко переходя на французский. - Мне вообще фиолетово, что тут произошло, что в квартире Сидди делает вон тот очаровательный труп, и кто его таки привёл в нынешнее состояние комнатной температуры. Я! Принесла! Ключи!
Выдав это, она хлопнула связку на тумбочку и даже сама подпрыгнула от того, как громко у неё вышло.
-На полу лужа пива и пачка таблеток, которые попросил купить твой заботливый дружок,- добавила Сэм. - И сейчас я звоню ему, сообщаю, что миссия выполнена, и навсегда исчезаю из этой чёртовой квартиры! Тролль таки юдр олл! Вне зоны действия!
Валькирия топнула ногой, случайно задев батарею бутылок, с дробным стуком раскатившихся по комнате. Замерев, лингвистка сделала глубокий вдох, выдох...
-Я оставила до хренища отпечатков пальцев,- пробормотала она, вновь вздрагивая. - От моей истерики никому легче не будет... Мне нужно спиртное, чтобы стереть отпечатки... И истерику.
С этими словами она оглянулась. Как ни странно, не все бутылки в комнате были пустыми. Хотя, возможно, эта бутылка с коньяком не была рассчитана на попойку, а стояла для того, чтобы один небезызвестный персонаж мог попонтоваться? Если верить этикетке, выдержка была неслабая...
Сэм медленно откупорила бутылку и сделала глубокий глоток прямо из горла. По пищеводу пронеслась огненная волна, а в голове неожиданно прояснилось.
-Чего делать будем, одуванчик? Тебе лучше рассказать тёте Саманте всю правду. А то я и разозлиться могу,- задушевно заявила скандинавка, прислоняясь к тумбочке и ласково прижимая бутылку "успокоительного" к груди.

+1

5

Особенностью психики Клода являлось то, что все его реакции как правило запаздывали. Еще бы, ведь многие ситуации для начала надо было хорошенько взвесить, оценить, что-то для себя решить и только после этого уже как-то отреагировать. Поэтому за глаза его нередко называли «тормознутым», а кто-то считал непробиваемым. Что делать, если ты внезапно встречаешь Николь Кидман, и она даже вполне мило с тобой щебечет в одном из шикарных ресторанов Лос-Анджелеса? Конечно, болтать о своих историях, которые именно ей бы здорово подошли, хотя еще даже не написаны, а просто возникли у тебя сиюминутно в голове.И вот когда через пятнадцать минут она, вежливо извинившись, поспешит по делам, останется только биться головой об стол, что не сказал ей ничего, что мог бы. Ну хотя бы не заикался как школьник при виде красивой и уверенной в себе женщины. Та еще победа для взрослого мужчины. Ай да, Клод...
- Я... о, спасибо, - мельком улыбнувшись, Делаландр поспешил надеть трусы, что было непросто, учитывая, что часть спасительного покрывала занимала мертвая женщина. Для него в собственной наготе не было ничего смущающего. В своем доме он нередко ходил без одежды. Почему бы и нет,  если этого никого не напрягает и нет сквозняков. И Харви едва ли выглядел оскорбленным при этом. Но вот его новую и пока живую (выключить черный юмор, выключить, Клод) знакомую, да еще в подобных условиях, это могло разозлить.
И, Боже, она говорит по-французски, она просто святая.
- Вы знаете французский, мадмуазель, - наблюдая за ее немного нервными движениями, Клод меж тем уже готов был признаться ей в любви, которая не требовала ничего взамен и не отягощала обоих какими-либо взаимными обязательствами. Он просто был рад, что не нужно напрягаться и вспоминать английский, находясь прямо посреди Королевства. Чуток побоготворит еще и начнет вникать в суть ситуации, в которой оказался. Вот еще самую малость.
Меж тем девушка попыталась до кого-то дозвониться, не смогла, разозлилась, выпила коньяка (между прочим, лучшего, французского!) и предложила ему поведать ей, что же с ним приключилось.
Клод встал, по привычке поправил манжеты рубашки и первым делом нашел свои штаны (они были за креслом), после чего облачился в них и принялся напряженно и молча думать, разглядывая обстановку.
Итак, он проснулся голый в постели с трупом. Это необычно. И даже очень. И «даже очень» - слабые слова для описания всего этого. Но не стоит на этом останавливаться, подходящие эпитеты придут позже, как обычно. Стоит вернуться немного назад и понять, как он здесь оказался.
Клод бросил опечаленный взгляд на гостью (теперь он знает, что ее зовут Саманта, и с этим именем, что-то связано, надо только вспомнить, что именно) и сокрушенно произнес:
- Я не вполне уверен, мадмуазель... Дело в том, что я приехал на переговоры и повстречал... коллегу, Сида Моррисона, после чего мы выпили, и... я ничего не помню. Этот человек - мое проклятие. Я попадаю в неприятности,  когда наши пути пересекаются.
Они выпили, и судя по всему выпили столько, сколько достаточно целому отделению солдат, чтобы мучаться головной болью на следующей день. Кстати о похмелье, Клод начал ощущать его первые признаки. Скоро ему будет так плохо, что мало не покажется.
- Вероятно, это его квартира, а вы - та самая Сэм, - обрадованно произнес Клод. Какие-то воспоминания все же всплывали в его голове, и это не могло не радовать. - О, простите, я не должен был так говорить. У вас точно нет больше других лекарств, не с пола, - рассматривая пивную лужу и раздумывая, что все же ему придется выловить от туда таблетки, произнес Делаландр.
К мертвой девушке в постели он по-прежнему относился как к чему-то неодушевленному. Во-первых, это все какое-то недоразумение, он и мухи не обидит, это всем известный факт. Во-вторых, профессиональная деформация. В его среде кто-нибудь обязательно притворялся мертвым во имя искусства. Поэтому смерть казалась лишь какой-то игрой. Пускай и затянувшейся в некоторых случаях.
Хорошо было бы принять душ и переодеться во что-нибудь, а эту одежду желательно сжечь. Нет, дело не в возможной привязке к убийству, а в его брезгливости. Эту одежду точно оставалось только сжечь.
Кажется, до него постепенно все же стало доходить, что произошло. И он тяжело опустился в кресло.
- Господи, я провел ночь с трупом, - он в ужасе закрыл рот рукой, уставившись не моргающим взглядом на тело в кровати.

+1

6

Сэм француза не торопила. Наоборот, с интересом наблюдала за тем, как новый знакомый усиленно ломает голову в попытках собрать по кусочкам память. То, что он пока был до безобразия спокоен, девушка приняла как должное - всё же чувак спросонья, разумеется, тормозит. А так Клод напомнил ей соседского сенбернара, которого она в детстве обожала тискать, а большая собака терпеливо сносила приставания вертлявой и шумной малявки.
"Аж рука тянется потрепать по холке,"- мысленно хмыкнула она, делая ещё один глоток из бутылки, впрочем, не торопясь исполнять столь не вовремя всплывшее желание.
-Сидди такой, это да,- подтвердила она, подпирая щёку ладошкой. - Пили - знаем.
Сид в качестве приятеля-собутыльника был просто идеален. С ним было весело, авантюрно, зажигательно, конечно, влипательно в приключения, но всё равно офигенно. Ну а большего Саманте от него и не было надо. Сидди порой поглядывал на неё странно, вроде бы в пьяном угаре они даже целовались разок... Ну да чего только "под мухой" не бывает. Хотя, несмотря на философский подход к делу, скандинавка не забывала подтрунивать над золотоволосым дружком. Взаимно.
-Та самая?- невзначай переспросила она. - Сидди трепался обо мне, будучи пьяненьким? Оу, это так милооо! Его можно понять - я ж так неимоверно хороша и талантлива. Сэм Дальгор, лингвист и знаток викингов и мумми-троллей,- она отсалютовала свободной рукой. Скрывать своё имя, чтобы втихую сбежать, было уже глупо, сама же брякнула, не подумав.
Одарив лужу оценивающим взглядом, девушка задумчиво протянула:
-Ну вообще, я маленький пакет из аптеки свернула и сложила в большой пакет. Так что есть вероятность, что они пока не промокли, но стоит поторопиться. Чувак, неужто ты брезгуешь?- добавила Саманта, хмуро усмехнувшись. - Ты как бы проснулся в постели с трупаком. Куда уж тут подмоченным таблеткам с пола.
Делаландр изменился в лице и осел в кресло, стеная. О, уже интереснее! Скандинавка склонила голову в бок и радостно воскликнула:
-О, дошло до жирафа! Боюсь спросить, одуванчик, твоя дама сердца окоченела ещё до того, как возлегла с тобой на сие ложе или уже после? И ты не заметил? Не, я просто не патологоанатом, на вид она пока вполне свеженькая,- увлеченно наблюдая за изменением цвета лица француза, продолжила балагурить она. - Не, мне просто интересно, может ты такой прям титан в постели, что бедняга ласты склеила? Так-то по тебе и не скажешь! Эк тебя корёжит...
Пожалуй, надо было быть более внимательной к неудачливому Дон-Жуану, но Сэм тоже можно было понять. Чем, как не чёрным юмором, можно спастись в такой ситуации?
-Ну ладно тебе, ладно, я ж шучу,- смилостивилась валькирия. - Хочешь коньячку? А, нет, не дам бутылку, вдруг ты с трупом целовался и заразу какую подцепил, ещё заразишь меня...
Приложившись к бутылке ещё разок, Сэм хихикнула, а потом, отклеившись наконец от комода, подалась вперёд и вытянула из складок покрывала бюстгалтер.
-Модерново,- оценила она, держа находку двумя пальцами на вытянутой руке. - Хотя чутка аляповато и слишком претенциозно. Впервые вижу лифчик с именем владелицы. Однако, удобно.
На левой чашечке цветастого, изукрашенного вишенками, бюстгалтера вилась вышивка, явно сделанная золотой нитью поверх, не при производстве.
-Клод, знакомься, это Ева,- Сэм кивнула в сторону тела. - Если, конечно, где-нибудь под диваном не лежит ещё одна потенциальная владелица сего предмета туалета. Вспоминай, одуванчик, где вы познакомились с Евой.

+1

7

Клод был расстроен. Как тут не расстроиться, когда еще вчера жизнь была размеренной и вполне счастливой, а на следующей день на тебя сваливаются проблемы, с которыми ты понятия не имеешь, как справиться. Время для печали и воспоминаний о хороших временах. И Харви в отеле невыгуленный сидит. Наделает кучу на ковровое покрытие, придется платить и извиняться перед менеджером отеля, ведь Клод как обычно не сообщил, что приедет с псом. А может и до него добрался Сид, и нет уже его малыша Харви? Нет, на такое американец не способен. Ну правда же?
Клод потер виски, пытаясь думать. Думать было не просто. Творческий разум отличался хаотичностью. Сосредоточиться на чем-либо дольше минуты становилось мукой для него. И вот француз уже размышляет, какой замечательный сюжет мог бы получиться из всей этой истории. Загадочное убийство проститутки, несчастный герой, типичный персонаж Вуди Аллена, и экзальтированная помощница (может, Майли Сайрус?). Хотя Родригес уже что-то подобное написал и даже снял. Но что с того? Все сюжеты были использованы еще Шекспиром, что ж теперь вообще не писать?
Так, Клод, соберись. Дав себе мысленную пощечину, Делаландр вернулся в реальность, где от тяжелого похмелья у него раскалывалась на части голова, в постели по-прежнему находился труп, а знакомая черта во плоти была вполне довольна сложившимися обстоятельствами. И это все до завтрака! Не лучшее начало дня. Самое невозможное из всех, что можно себе представить. Даже будучи сценаристом.
Падать ниже уже, кажется, было некуда, поэтому Клод поплелся за таблетками, которые, как выяснилось, были хорошо упакованы, так что это почти не считается. Аккуратно двумя пальцами приподняв пакет, француз, смирившись с неизбежным, сунул руку внутрь и достал второй. Стряхнув капли пива с упаковки, затем с руки, он вытащил блистер с таблетками и вытащил парочку себе на ладонь. По привычке Клод осмотрел их со всех сторон на предмет всяких неожиданностей, прежде чем закинуть в рот. Желудок у него был слабоват. Следовало всегда сохранять бдительность с тем, что в него отправляется.
- Я ничего не помню, - отчаянно напомнил Клод. Слова Сэм о его мужской состоятельности его не задели. В Париже он жил с Харви один. Пес предпочитал спать на подушке рядом с хозяином. И это их обоих вполне устраивало. Много женщин выдержали бы подобное поведение? Много ли отношений было у Клода? Был ли он расстроен по этому поводу?
Ответом на все три вопроса было «нет».
Отношения с женщинами требовали больших энергозатрат. И не то, чтобы Клод не любил отдавать. Любил и еще как. Ему нравилось делать женщину рядом с собой счастливой. Но вскоре они покидали его, оставляя с разбитым сердцем, стоило им узнать его получше.
С Харви было куда проще.
Вернувшись в кресло, Клод закрыл лицо руками, пытаясь вспомнить хоть что-то из событий вчерашнего вечера. Ну должны же быть у него хоть какие-то воспоминания. Если вдруг он убил эту женщину, он ведь бы это запомнил, ведь так? Если у него был секс с ней, хоть какие-то ощущения должны были всплыть в памяти?
Но нет, ничего.
- Не трогал я ее, - неожиданно громко даже для самого себя воскликнул Делаландр, поднимая на нее оскорбленный взгляд. От упоминания коньяка Клода чуть не вырвало. А когда Сэм предположила наличие у него заразы, он окинул ее уже совсем неодобрительно. Зачем она так с ним? Он же не виноват, что дорогу ему вновь перешел Сид Моррисон. Это Сид во всем виноват. Всегда виноват Сид!
Но тут девушка обнаружила лифчик, и Клод тут же позабыл обо всем. Он видел раньше эту деталь гардероба. Вскочив с места и словив легкий приступ качки, Делаландр забрал у нее «улику» и внимательно осмотрел.
А потом вспомнил...
...как Сид размахивает этим самым предметом над головой и произносит «будет круто, Клодди». А вокруг темно и какая-то женщина настойчиво трясет перед ним своим голым бюстом...
- «Легкая добыча». Это клуб. Надпись с серебром на визитках. Одно лишь название. Закрытый. Попасть туда могут только те, кто в курсе о нем. Даже вывески на здании нет. И чтобы пройти, - для значимости своих слов, Клод выставил вверх указательный палец, - надо знать пароль.

+2

8

-Полегче, моряк,- хихикнула девушка, охотно отдавая бюстгальтер пошатнувшемуся французу. - Не хватало ещё, чтобы ты навернулся и повредил себе чего-нибудь. Я лингвист, а не медик.
Сэм ни капли не раскаивалась из-за своих шуточек, она вообще редко жалела о чём-либо. Так сказать, слов не воротишь, так зачем воду зазря мутить?
Делаландр так тщательно изучал предмет гардероба, что Сэм грешным делом почудилось, что он сейчас начнёт обнюхивать лифчик или, того хуже, ещё и на вкус попробует.
"Лишку хватила,"- недовольно подумала она, отставляя бутылку на комод.
-Никогда раньше не слышала,- буркнула Саманта задумчиво. - Что странно. Так-то я спец по барам, клубам и пабам Лондона. По крайней мере тем, в которых народ изволит напиваться.
Короткого взгляда на сценариста хватило для того, чтобы сделать вывод:
-Видимо, предназначение сего заведения вовсе не в дружеских посиделках со стаканчиком виски под приятную музыку. Эх, Сидди,- скандинавка с наигранным неодобрением покачала головой. - Есть ли вообще хоть одно злачное место в этом городе, где он ещё не побывал?
Несмотря на достаточное свободные взгляды на тему взаимоотношений, всякой бурдой, касавшейся борделей, свингеров, БДСМ-оргий и прочей непотребщины, она откровенно брезговала. Физкультура ради физкультуры без любви казалась ей мелочной пошлостью. Вот любовь - другое дело, но там-то дело постелью не ограничивается.
-Место-то помнишь?- переспросила валькирия, доставая мобильный из кармана. - Или мне нужно срочно обзванивать знакомых любителей нестандартного секса? И пароль,- спохватилась она. - Пароль помнишь? Лучше скажи добровольно. Или мне придётся тебя пытать...
Мысленно лингвистка уже составила план действий, обдумала пути отхода и даже алиби себе сочинила.
-Значит, слушай сюда,- командным тоном начала она. - Первым делом нам надо наведаться в этот твой клуб. Там попытаемся выяснить, куда ваша компашка отправилась после увеселений, попутно, возможно, сможем понять, в какой именно момент бедняжка Ева распрощалась с жизнью. По логике вещей это однозначно было после клуба, там она явно ещё была живее всех живых, судя по твоему задумчивому виду. Наша легенда,- Сэм на секунду замолчала, что-то просчитывая. - Иностранец и переводчица. Скажем, что ты с другом веселился всю ночь и где-то посеял кошелёк. По-английски говоришь не очень, в чём я уже убедилась недавно, да ещё помнишь всё хреново, поэтому попросил меня помочь. Ходим, значит, пытаемся восстановить твой ночной путь.
Теперь труп удостоился долгого изучающего взгляда. Сэм почесала в затылке и заметила:
-Только мы не можем бросить её тут так. При комнатной температуре она быстро выдаст своё местоположение соседям специфическим амбре,- вариантов решения этой проблемы было не слишком много. - Надо засунуть её в морозильник. Надеюсь, холодильник у Сидди достаточно вместительный... Вытащим из морозильной камеры ящики, а туда упихаем твою подружку. Только чур, тащи её на кухню сам!
Энергия в Саманте уже бурлила и требовала выхода, поэтому она уверенно направилась к пищеблоку квартиры Сида, правда, в какой-то момент Сэм остановилась и, обернувшись, добавила:
-Я слышала, что трупы коченеют после смерти. Мне теперь даже интересно, как ты будешь её сгибать, чтобы воссоединить с холодильником.

Отредактировано Sam Dalgaard (2018-03-03 00:30:17)

+1

9

Сценарист плохо воспринимал грубость. Естественно, ему нередко приходилось выслушивать в свой адрес весьма нелицеприятные эпитеты от зарвавшихся режиссеров и актеров-небожителей, но то была работа. А в работе он был одним из винтиков, необходимых для создания творческого продукта. Это раньше кинематограф являлся великим искусством. В его времена фильмы производились как детали на фабрике. Хлоп-штоп-али-оп-получилось, что получилось, продюсер счастлив, фокус-группа не рыдает и не кидается в экран чем попало, отправляем в прокат. Оскар, конечно, не прилетит, но будет на что купить багет, Шардоне и вкусного сыра.
Куда ответственнее оказывалось писать книги. Ты оставался наедине с читателем, твои мысли против его. Ты должен восхищать и дарить вдохновение. Никакая переработка, актерская игра или спецэффекты не помогут сделать твое письмо лучше. Только ты...
Клода бросало в дрожь, стоило ему сесть за собственный манускрипт. Что он может сказать людям?..
Что он сжимает лифчик возможно убитой им проститутки. И женщина, которую он впервые видит, обещает его пытать, если он не вспомнит адрес и пароль клуба для извращенцев.
На лице Клода отразилось глубокое оскорбленное удивление. У него вообще мимика была подвижная.
Ой нет. Может все же лучше забыть обо всем и стать раком-отшельником? То есть вернуться к своей привычной жизни. В Париж, домой, в любимую кровать с любимым постельным бельем...
- Зачем пытать? - не выпуская лифчик из рук, возмутился Клод. - Клуб в районе Камден-Тауна. Недалеко от Хай-Стрит. Там необычная дверь. Дверной молоток в форме... кхм... мужского достоинства, а ручка... ну, несложно догадаться. Я узнаю, как только увижу. Пароль: Глубокая глотка.
Меж тем, Сэм перешла от угроз к действиям, излагая дальнейший план, как генерал раздает приказы. В общем-то Клод не возражал, чтобы им помыкали. Так было даже удобно, вроде и не ему решать возникшие проблемы. Чем плохо?
Делаландр слушал и кивал, не обидевшись на замечание насчет английского (то, что он писал сценарии на этом языке, не означало, что он жаждал на нем говорить).
Но потом она обратила внимание на труп и...
Клод тяжело сглотнул, чувствуя как дурнота подкатывает к горлу. Француз выронил бюстье и снова сглотнул.
Он. Засунуть труп в морозильник. Окоченевший труп. Она шутит? Должно быть шутит. Конечно же, шутит.
На его лице даже мелькнула улыбка.
Но она не шутила.
- Veuillez m’excuser, mademoiselle, - не очень внятно произнес Клод и не спеша отправился в ванную. Он бы побежал, но воспитание не позволило. К счастью, квартира была небольшая, и нужная комната нашлась быстро. Закрыв за собой дверь, француз на автопилоте включил кран и только после этого согнулся над унитазом. Его вырвало. Затем последовал новый спазм, и Клода вновь стошнило. Только почувствовав некоторое облегчение, он сел на пол и облокотился на дверь, прижавшись к ней затылком.
Взгляд упал на ванную, и Клод нахмурился. Ему в голову пришла блестящая идея.
В одном из сценариев был персонаж, что убивал людей, а затем растворял их тела в серной кислоте и погорел на том, что однажды выполнил свою работу недостаточно аккуратно. А еще был американец из Алабамы, рыгающий и почесывающий свою мошонку при любом удобном случае, не выпускающий сигареты из зубов. Этот персонаж как-то оставил тело в ванной в холодной воде, обложенным льдом.
Клод воспрял духом. Ему заметно полегчало. Он поднялся, закрыл водосток и включил кран с холодной водой над ванной, а сам умылся, прополоскал рот в раковине и поправил прическу.
Куда проще поместить тело в ванну, чем ломать несчастной конечности, пытаясь засунуть ее в морозильник. Как бы она не прожила свою жизнь, окончить ее в холодильнике Сида эта женщина не заслужила.
Вернувшись в комнату, куда более уверенный в себе Клод произнес:
- Нет времени на то, чтобы прятать трупы. Я отнесу ее в ванную. Холодная вода уже наливается. Обложим ее льдом.
Откуда в нем столько внезапной уверенности, он не знал. Может это американец из Алабамы заговорил. Главное не перенять у того еще и вредные привычки.
Остановившись перед кроватью, Клод вздохнул. Все это не по-настоящему. Всего лишь его бурная фантазия. Он потер ладони друг о друга, какое-то время не решаясь ничего сделать.
Наконец, он обернул тело простыней и взял ее на руки. Теперь точно надо довести дело до конца.
Ему удалось пронести женщину, не ударив ею об косяки или стены, что было чудом. Открыв дверь в ванную ногой, он торопливо, хоть и аккуратно погрузил женщину в холодную воду. Затем закрыл кран и героически отправился на поиски льда.
Он никогда не будет прежним.
О, Сид, лучше бы тебе хорошенько спрятаться.

Отредактировано Claude Delalondre (2018-03-04 09:39:08)

+3

10

Ничего не понимающая Сэм послушно отступила в сторону, пропуская сценариста. Разгадка оказалась тривиальной и пришла вместе с булькающими звуками, слабо заглушаемыми шумом воды. Секунду девушка обдумывала реакцию мужчины - на её лице отразились недоумение вкупе с нахмуренным лбом, удивление с приподнятыми бровями, а затем и нехорошее ехидство с кривой ухмылкой только правым уголком губ. Лингвистка хмыкнула. И неожиданно для себя самой разразилась истерическим хохотом. Нет, только посмотрите на него! Проснулся с трупом в обнимку, ещё неизвестно, что ещё с ним ночью делал, а невинное предложение запихнуть бедняжку в морозильник вызвало такую бурную реакцию! Ишь ты, какой нежный! Можно подумать, она, Сэм, каждый день только и занимается тем, что прячет тела по холодильникам! Валькирия-патологоанатом, блин!
Это уже было больше похоже на безумие. С трудом заставив тело перестать содрогаться от приступов смеха, Сэм стерла с лица слёзы и метнулась на кухню, чтобы умыться холодной водой. Помогло. Делаландра она встретила уже практически в нормальном состоянии, если не считать предательский правый уголок губ, так и норовящий подняться, и дергающееся веко левого глаза.
"Ну Сидди, ну ленивец проклятущий, встретишься мне на узкой дорожке, расквитаемся ещё! Досрочно попадёшь в Валгаллу. С гарантией!"
-Вот такой настрой мне по душе,-  одобрила Саманта, вторично пропуская Клода. - Да не осторожничай так, ей хуже уже всё равно не будет.
Но француз всё равно пронёс тело аккуратно. Скандинавка на миг даже позавидовала почившей. Большинство тех случаев, когда лингвистку пытались потаскать на ручках, заканчивались либо ударом о косяк, либо падением. Возможно, проблема заключалась в количестве выпитого обеими сторонами или всё же в том, что сама она в этот момент дико ржала, отбивалась и вырывалась?.. Да неее, бред какой-то!
Дождавшись, пока Делаландр закончит манипуляции с ванной, холодильником и льдом, Саманта забрала с тумбочки ключи, которые сама же и привезла, и махнула рукой:
-Пошли, одуванчик. Нас ждут великие дела.

Кэб поймали быстро, до Камден-Тауна добрались тоже без происшествий. Насладившись видом дверного молоточка, Сэм скривилась:
-Феее, какая пошлость. Сам стучи, я это безобразие трогать руками не собираюсь.

Отредактировано Sam Dalgaard (2018-03-17 20:57:19)

+2

11

Пока они ехали, а Клод страдал от последствий похмелья, он пытался думать. Например, о том, как докатился до жизни такой. Нет, Сид несомненно был виноват, но почему Клод всегда ведется на эти его «пойдем, посидим где-нибудь». Ведь после первых трех раз можно уже догадаться, что ничего хорошего дальше не произойдет. Ну почему, почему он доверяет этому сомнительному типу, американцу до мозга и костей? В этом же нет никакого смысла. Может, это с ним что-то не так? Может, это он жаждет найти приключения, чтобы его «скучная серая» (цитата Сида) жизнь наполнилась красками и смыслом?..
Да ну, нет. Глупость какая.
Клод обхватил голову руками, но пальцы были теплыми. Как жестоко!
О трупе, оставленном в ванной под тающим слоем льда, он больше не думал. Что ж поделать, сценаристы, такие легкомысленные…
Кэб остановился рядом с «Легкой добычей», и водитель бросил на них усмехающийся взгляд. Клод поднял брови, посмотрел на Сэм и покачал головой.
- Нет, она не моя подружка, - убедившись, что девушка этого не слышит, тихо сообщил Клод. – И я обычно не хожу по таким местам.
- Оно и видно. С вас 43 фунта.
Вот это «оно и видно» прозвучало довольно обидно, поэтому Клод отдал кэбмену ровно 43 фунта и никаких чаевых. Пускай подумает о своем поведении впредь.
Вновь столкнувшись с той самой ручкой, но помня недавнее «оно и видно», Клод мужественно не попросил у Сэм салфетку, а прямо голыми руками схватился за анатомически идеальный металлический орган и почти непринужденно постучал три раза. И ничего не произошло. Пришлось повторить фокус с мужественностью, после чего из-за двери послышалось глухое:
- Мы закрыты. Приходите после 8 вечера.
- Нам нужно задать всего несколько вопросов насчет вчерашнего вечера. И это очень важно.
Клод не собирался сдаваться. Не сегодня. Не при даме. Он же должен отстоять свою честь, после того как провел ночь с мертвой леди… зачем, ну зачем сейчас об этом вспоминать? Его опять начало мутить.
- А, это ты, голубок, - произнес все тот же ровный голос. Клод не успел удивиться, как дверь открылась. – Мы поспорили, когда ты придешь. Я выиграл.
На пороге стоял тощий татуированный парень с пирсингом в носу, бровях, губе и черт еще знает, где.
- Гони 50 фунтов.
- Что? Почему?
- Таковы условия, - пожав плечом, сонно заметил парень. Обескураженный Клод протянул ему купюру. Молодой человек уставился на нее, как будто не ожидал столкнуться с ней так быстро.
Клод протиснулся мимо него. Что-то подсказывало ему, что говорить надо с кем-то другим.
- Эй, а пароль? – бросил ему в спину парень.
- 50 фунтов – мой пароль, - недовольно процедил Делаландр, начиная понимать, почему его предки так ненавидели англичан.
- Справедливо, - согласился юноша.

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » Four Rooms