Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Blogs » Sanctuary


Sanctuary

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Блог ведется от имени персонажа. Комментарии не приветствуются.

Предисловие

На одной из заброшенных фабрик мистер Ди обустроил небольшое убежище, где хранятся химикаты, холодильник для глубокой заморозки, и другие приспособления для качественной уборки.
Так же, в небольшом трейлере есть несколько компьютеров, с помощью которых мистер Ди может удалить ненужные ему данные с камер наблюдения или добыть необходимые данные.
Трейлер огорожен металлической решеткой, не только по бокам, но и сверху, находящейся под напряжением всегда. Для входа и выхода из трейлера используется специальный код. Кодовый замок меняется раз в полгода, на кнопках аккуратно стерты цифры. Окна трейлера тонированные, что внутри не видно.
В трейлере имеется тайник, в котором хранятся поддельные документы на всю семью, большой запас налички. Там же, в трейлере есть запас еды и спальное место. Так, на всякий случай.
Трейлер заминирован, взрыв будет локальным, с целью уничтожить улики в трейлере. Так же, одновременно с этим с компьютеров будут стерты все данные.

http://s4.uploads.ru/t/QeoGw.jpg
http://sg.uploads.ru/t/lZesS.png
http://s2.uploads.ru/t/mzDXy.png

Отредактировано Damian McDougal (2018-03-14 22:48:55)

0

2

Раздавшийся в ночной тишине телефонный звонок разбудил супругов сразу же. Дэмиан, с привычной ему легкостью сел на кровати и взял телефонную трубку. Говорить лежа он не мог: уснул бы мгновенно. Но, поднеся к уху рабочий телефон понял, что звонит не он, а его домашний. На секунду он помедлил, а потом ответил на звонок. Кэсси делала вид что спит. Её грудь мерно вздымалась, но между бровей пролегла складка: она проснулась и слушала, о чем он говорил. Звонила не клиентка, а мачеха Дэмиана. Его отец пятнадцать лет назад снова женился и уехал на ферму. Сейчас Кристина просила его приехать к ним в Глазго, у его отца случился инсульт и он лежит в больнице. Дэмиан потер переносицу и опустился на подушки.
— Да... я постараюсь завтра приехать. Да. Спасибо, что позвонила. Спокойной ночи. — Он отключился. Полежал немного, глядя в темноту и повернулся к супруге. Он рассказал ей о звонке и о том, что должен ехать, хотя желания у него не было абсолютно. Он не видел отца около двадцати лет, так с чего бы ему ехать в такую даль? Чтобы навестить его в больнице? Как-то это глупо и... он его единственный сын, он должен съездить. Вдруг Кристине нужна какая-то помощь. Не смотря на то, что он почти не знал её, помнил, как она прислала им деньги, когда они нуждались. Да, ради этого стоит ехать, чтобы отблагодарить её, проявить участие. Через телефон он забронировал билеты на самый ранний рейс — через четыре часа. Он взял с собой только необходимые вещи на два дня. Дольше там задерживаться не имело смысла. Он только проведает Кристину, сходит в больницу к отцу, посмотрит, нужна ли женщине помощь, даст денег и уедет. Это можно сделать даже за день, а он останется еще на второй. Этого достаточно, убеждал себя Дэмиан, выходя из самолета в Глазго.
Кристина его не встречала. Зато таксисты услужливо предлагали его подвести и он согласился. Дома он забронировал номер в отеле и таксист вез его туда. Глядя через окно на улицы города Дэмиан вспоминал свое детство. В этом городе ничего не менялось, абсолютно. Те же дома, деревья, аллеи... он бы хотел увидеть его огни ночью. Ночью Глазго был даже красив. Особенно зимой, когда все улицы в снегу, а свет от уличных фонарей преломляется о падающие снежинки.
Он попросил таксиста подождать его. Зарегистрировавшись и оставив чемодан с вещами в номере отеля, Дэмиан попросил отвезти его туда, где можно взять машину напрокат. Он предположил, что у Кристины машины нет, а сам он будет ездить часто. Взять машину дешевле, чем такси. Там же, в автосалоне он спросил где можно купить карту, чтобы доехать до фермы. Карты оказались в продаже. Прежде чем ехать на ферму, МакДугал заехал в магазин, чтобы купить гостинцы. Он совершенно не представлял, что им нужно, поэтому купил пирожные и чай. И упаковку леденцов.
Надо же, он никогда не был на ферме отца... Чего стоило ожидать? он и на обычной ферме никогда не был. Наверное, Эйре и мальчишкам понравилось бы ездить на ферму во время каникул.
Дэмиан припарковался. На крыльцо вышла уже далеко не молодая женщина. Она помахала Дэмиану рукой и осталась на крыльце. Поверх вязаной кофты на её плечи была накинута шаль. На улице стоял мороз и он бы не обиделся, если бы она вошла в дом. Вытащив покупки, Дэмиан быстрым шагом прошел к крыльцу.
— Дэмиан, верно? — Они прежде не встречались. Мужчина кивнул.
— А вы Кристина?
— Да. Заходи.
Ди вошел в дом.

0

3

Кристина проводила его на кухню. Со второго этажа доносились какие-то звуки. На кухне стоял кислый запах. Кристина что-то говорила о том, что ему не стоило тратиться на покупки, но было видно, что она приняла их с радостью. Еще подходя к дому, Дэмиан увидел, что дела на ферме совсем плохо. Фасад дома облупился, его пытались обновить сдирая краску, но снять всю не получилось и кое-где оставались бледно-голубые выцветшие пятна.
— Спасибо, что приехал,  я так боюсь ехать в больницу одна... вдруг он... Ферму придется продать, если он не выздоровеет. — Кристина умолкла и мужчина поднял на неё взгляд. После инсульта отец не сможет работать, а ему было уже шестьдесят семь. Интересно, сколько Кристине?.. она выглядела за пятьдесят пять. Она младше отца, но женщина на ферме одна не справится.
— У вас нет рабочих? — глупый вопрос. Если бы рабочие были, то он бы их увидел. Кристина набрала воды в чайник и включила его.
— Нет, я... прости, телефон, — она вышла. В гостной раздражающей трелью заливался телефон. Оставшись на кухне в одиночестве, Дэмиан осмотрелся. Пластиковый столик у окна, три стальных стула с красными пластиковым сиденьями, полосатый пластиковый коврик на полу, кухонный стол с неработающей подсветкой, невероятно грязная раковина с бирюзовым резиновым кантиком, высокий бойлер на стене. Накренившийся шкафчик, облупившаяся краска по обеим сторонам дверцы, древняя плита с металлической крышкой, покрашенной черной с белыми точечками эмалью. Он подошел к плите, переставил кофейник на стол, поднял крышку плиты и рассматривал слой за слоем застарелые следы обедов и кофейной гущи. Холодильник был древней модели с кнопкой на ручке, на которую надо было нажать, чтобы открыть дверцу. Он не стал его открывать, вокруг ручки все почернело от отпечатков грязных пальцев.
На столе лежала разделочная доска с ножом, прикрывавшим крошки и пятна от варенья, и хлеб, упакованный в полиэтиленовый пакет, уже многократно использованный и побелевший от складок и трещин. На вешалке у раковины висело еще два полиэтиленовых пакета, каждый на своей прищепке, и синее в клеточку кухонное полотенце. Кристина все не шла на кухню. Её громкий голос было слышно, но он не прислушивался к словам.
— Прости, что долго. Звонили из ветклиники, спрашивали, когда можно будет приехать.
— Ветклиника?
— Да, мы разводим свиней. Отец тебе не говорил?
— Нет.
Он не общался с отцом больше двадцати лет. Пара звонков не в счет и та встреча... откуда он мог знать, что его отец свиноразводчик?
— Хочешь взглянуть на них? Они его гордость.
Дэмиан пожал плечами. Свиньи гордость его отца.
Он никогда не был горд своим сыном. 
— Вода закипела, где у вас тут кофе?
Она указала на красную коробку с пластмассовой крышкой. Он щедро насыпал кофе в кофейник и положил еще одну ложку, сказав, что теперь достаточно. Она не комментировал. Он снова вскипятила воду, потом поднес кофейник к крану и залил кофе ледяной водой.
— Умеешь! — сказал она. — Я думала, горожане пользуются только кофеваркой.
Он улыбнулся, она улыбнулась в ответ.
— Достань чашки, — попросила она.
Он не стал ставить блюдца, зато вынул сахарницу из шкафчика. Заглянул в нее, вернулся к шкафчику и положил в сахарницу несколько кусков сахара из коробки. Когда она встала, чтобы подкинуть еще дров в печку, он украдкой протер дно и края чашки рукавом.
Женщина открыла холодильник и достала из морозилки хлеб. Дэмиан хотел было сказать, что хлеб не стоит хранить в холодильнике, тем боле, морозилке, потому что влага в нем кристаллизуется и так он портится быстрее, но не стал.
Не нужно навязывать людям как жить и что делать. И она может решить, что раз он приехал из города и у него есть деньги, а по его виду понятно, что они есть, он будет учить женщину которая годится ему в матери как надо жить. Она нарезала колбасу, смазала заставший хлеб маслом и положила ломтик сверху.
— Прости, что я так скудно угощаю тебя, но с тех пор как твой отец в больнице, у меня ничего не делается.
Он видел, что холодильник почти пуст. Вероятно, она беспокоилась так сильно, что ничего не могла купить.
— Ничего, я понимаю. Он давно в больнице?
— Сегодня третий день.
Значит, она ничего не купила, потому что не было денег, понял Дэмиан.
— Что говорят врачи?

0

4

Она промолчала. Он все понял. Холодный бутерброд и горячий кофе не сочетались. Колбаса была не то заветреная, не то перемороженая.
— Хочешь посмотреть свинок? — резко предложила она уже во второй раз.
— В другой раз, — отказался Дэмиан. Женщина погрустнела. Снова сказала, что его отец гордился своими поросятами и свиноматками. Дэмиан не стал ничего говорить, только глотнул кофе. Тот успел сильно остыть и теперь оказался гадостным дешевым пойлом.
— Ты ездила сегодня в больницу?
— Нет, ждала тебя. Когда ты улетаешь?
— Завтра вечером. Меня ждут.
— На работе?
— Да, там тоже.
— Ты еще встречаешься с той девушкой, которая родила от тебя?
— Я женат на ней. У нас трое детей.
— Я не знала. Твой отец не говорил.
— Потому что он не знал. Не спрашивал. Мы поедем в больницу?
— Да... я только соберусь.
Женщина покинула кухню. Дэмиан не стал доедать бутерброд и допивать кофе. В больнице купит в автомате себе какой-нибудь батончик или потерпит до отеля. Помыв обе кружки и сунув недоеденные бутерброды в мусорный пакет, Дэмиан тщательно завязал его, чтобы Кристина не увидела, как он "транжирит" еду. Отец всегда ругал подобное расточительство. Завтра с утра он заедет в магазин и купит ей свежую еду.
Дэмиан ждал Кристину в машине. Женщина вышла к нему в стареньком пуховике и села в машину.
— Мы обычно ездили в город на тракторе. Так тратится меньше бензина.
— Тебе не нужно беспокоиться о бензине. Просто скажи как проехать к больнице. Я не знаю, в какую его положили.

0

5

Его отец лежал в палате 9А, просто подняться на лифте и ориентироваться по указателям. Значит, еще не умер. Значит, они еще.. Кристина сказала, что он без сознания. Дэмиан подумал, что нельзя идти с пустыми руками, но что он мог купить ему? Опять это будет "расточительство". И все же он купил цветы в киоске, букет ярко-красных гвоздик с покрашенной в желтый цвет декоративной веточкой. Кристина стояла рядом и хмурилась. Может, ему стоило купить цветы ей? Да, она же женщина, они все любят цветы. Завтра он купит ей букет красивых цветов.
Идя к палате он почувствовал, что волнуется, но бояться ему нечего. Старик без сознания и по словам Кристины, вряд ли очнется в ближайшее время.
Кристина вошла в палату первой. Дэмиан потоптался на пороге пару секунд, а потом вошел. Взгляд сразу упал на большое окно, которое сейчас было закрыто жалюзи светло-зеленого цвета. На подоконнике стояла ваза. Её расписной бок кокетливо выглядывал из-за светло-зеленой полосы. Наверное, этот цвет жалюзи должен был освежить белую комнату с серым полом, но по мнению чистильщика только придал ей болезненности и холода. С другой стороны, он и представить себе не мог какой-то другой палаты. Он взял стоящую на окне вазу и заглянул за дверь, находившуюся левее от входа в палату. Это, как он и подумал, была ванная комната. Унитаз, скромная душевая и маленькая раковина. Набрав в вазу воды, он поставил в неё цветы и замер, глядя в блеклое зеркало. На него из зеркала смотрел мрачный, небритый мужчина, между бровей которого пролегла морщина.
Кристина позвала его. Наверное, он стоял так уже долго... взяв себя в руки, он вышел в палату и показал ей вазу с цветами, выдавив из себя подобие улыбки. Ваза и цветы в ней нисколько не освежили комнату, в которой лежал больной. Скорее наоборот, ваза с цветами была неуместна, казалась ярким жизнерадостным пятном, невесть как очутившимся в этой блеклой холодной комнате. Дэмиан сел в кресло рядом с Кристиной. Она держала его отца за руку. наверное, ему следовало сесть с другой стороны на стул и тоже взять его за руку, но одна мысль об этом вызывала отвращение.
Дэмиан нашел в себе силы взглянуть в лицо лежащего на больничной койке человека. Назвать его отцом у него не поворачивался язык. В больничной палате лежал совершенно незнакомый ему человек, человек, которого он давно забыл. Кристина встала, сжала плечо Дэмиана и сказала, что хочет поговорить с доктором, оставляя его наедине с отцом.
Несколько минут он просто сидел и смотрел на лежащего на больничной койке человека и ничего не чувствовал. Абсолютно никакого родства. Ни ностальгии, ни печали, ни сожаления. Дэмиан не чувствовал ничего. А потом пришла злость. Он сжал кулак, медленно выдохнул и наклонился к уху мужчины.
— Мне есть что тебе сказать. Очень много, но боюсь, я не успею. Поэтому перейду к самому главному. Я зарабатываю очень много, столько, сколько тебе и не снилось. Сколько ты даже и представить не можешь. Помнишь, ты говорил, что я никчемный и не смогу заработать даже на колледж себе? так я заработал. И обеспечиваю семью. Жену и троих детей. Мы живем в большом красивом доме в одном из элитных районов Лондона. Я люблю свою жену, она самая лучшая женщина в мире. Самая красивая и самая надежная. Я ей не изменяю, потому что она может быть такой разной, что открыв глаза я удивляюсь, что это она. И я счастлив. А ты сдохнешь.
Дэмиан сел. Он надеялся, что это кривое, истекающее слюной лицо — только парализованная маска поверх живого сознания, которое слышало каждое слово. В этот момент дверь со свистом отворилась. Он медленно поднял голову и открыл глаза, полагая, что это медсестра.
— Дэмиан, как он? — Вошла Кристина с пластиковым стаканчиком кофе.
— Без изменений, — пожал плечами мужчина. — Я вас оставлю... подожду тебя в машине.
— Хорошо... — она проводила его взглядом. Он аккуратно, без хлопка прикрыл за собой дверь и быстрым шагом покинул здание больницы. Только в холле притормозил, купил себе орешки в пакетике и минералку. Есть хотелось безумно. Но ничего, отвезет Кристину на ферму и поужинает в номере отеля.
Кристина пробыла в палате не долго, он даже не успел съесть орешки, когда она вернулась в машину.
— Это ведь не твоя машина?
— Нет, я взял напрокат.
— А ты где-то остановился? — видимо она пыталась вспомнить есть ли у него друзья, у которых можно переночевать.
— Да, в отеле.
— Это наверное дорого.
— Я могу позволить себе не думать об этом, — довольно резко ответил он.
— Ты мог бы остаться на ферме.
— Нет. Я уже заплатил на номер. Доброй ночи. Завтра утром я заеду к тебе.
— Хорошо, спокойной ночи, Дэмиан.
Он дождался пока она зайдет в дом и выехал на дорогу. В отель, скорее в отель.

0

6

Войдя в холл отеля, он как будто попал в другой мир. Рождественское украшение с золотыми яблоками и белыми ангелами, стулья цвета карамели, люди в приличной одежде, мягкий ковер, тепло. Видели бы они кухню на ферме! Дэмиан поднялся в номер, сразу же заказал туда ужин и настойку. Ему чертовски сильно хотелось выпить и забыть все, что он сегодня видел. Забыть перекошенное лицо отца, Кристину, ферму, свиней, которых он так и не увидел. Забыть все воспоминания, что поднялись волной когда он приехал в больницу.
Может, даже к лучшему то, что он так и не был на ферме до этого момента. У него нет икаких воспоминаний, там ничего не происходило и он сможет побыть с Кристиной завтра некоторое время, утешить её, а потом домой.
В номер доставили ужин и настойку, крепкий напиток согрел Дэмиана и пробудил где-то в области живота желание разреветься. Это желание было погребено под горячим, сытным ужином.
Настойка оказалась недостаточно крепкой и он заказал еще виски. Сев в глубокое кресло, Ди позвонил домой: трубку взяла Эйра. Он коротко рассказал ей о том, как доехал и что было в больнице. Кэс утром рассказала детям куда он уехал и дочь была не удивлена. Он пообещал, что приедет домой уже завтра, в крайнем случае, послезавтра утром. Отключившись, он заглянул в мини-бар и достал смехотворно маленькую бутылочку шампанского, которую тут же опустошил. Оно было ледяным, единственное его достоинство, а так — слишком сладкое.
Принесли виски.
Дэмиан собирался напиться, но короткий разговор с дочерью помог: он вспомнил, прочувствовал, кто ждет его дома и тянущее к земле, заставлявшее его сердце биться чаще чувство угасло. Не прошло, но больше оно не требовало залить его алкоголем. И все же, Дэмиан плеснул себе виски на два пальца в стакан со льдом.
Завтра он заедет на ферму, попрощается с Кристиной и домой. Он позвонил в аэропорт, чтобы заказать завтра билет на вечерний рейс, но билетов не оказалось. Он предложил выплатить полную стоимость. Бесполезно. Только в пятницу вечером. Он вдруг понял, что не хочет сообщать Кристине, что остается еще на день. Можно погулять по городу в свое удовольствие, успокоиться, переварить новые впечатления, полежать в постели в гостинице, попивая красное вино и глядя в телевизор. Короткий отдых от всего.
Ему тоже нужен отдых, пусть даже в этом отеле. Отель был не самым выдающимся, хотя Дэмиан прекрасно понимал, какой фурор тот произвел двадцать лет назад. Но они-то с семьей были в Дубае. По сравнению с отелем «Бург-аль-Араб» все остальное меркнет.
***
Лицо все еще опухшее, под глазами мешки. Уголки губ немного опустились. Видимо, вчера он все же выпил лишнего. Дэмиан выбрил до синевы щеки и завязал волосы в хвост. Тот получился маленький, волосы были не достаточно длинными. Вчера Кристина смотрела на его прическу с некоторым укором, а может, ему так показалось. В любом случае, лучше убрать волосы. Тут все ходят с короткими стрижками.
По дороге к Кристине он заехал в супермаркет. Теперь он более-менее представлял, что ей нужно. Улицы, украшенные еловыми ветками и гирляндами, кишели людьми и машинами. Посетители закусочной заходили с пакетами, полными покупок, и прислоняли их к ножкам стульев. Он купил ей шерстяные носки, белье, из тонкой шерсти, которое не колется и разнообразную еду, которую можно долго хранить. В основном это были консервы. Он понимал, что Кристина не стала бы есть фастфуд или какие-то деликатесы и покупал только то, что можно было долго держать в холодильнике.
Она была зажиточной скупердяйкой, как и его отец. К покупкам он добавил кружку в виде свиньи с ручкой-хвостиком, килограмм молотого кофе, коричневую сахарную карамель на палочках, а в винной монополии купил бутылку виски.
— Дэмиан, ты так тратишься, тебе не стоило... Ты купил так много вкусной еды.
— Пустяки. Я могу себе позволить это, — он не услышал в её голосе укора. Можно подумать, что до его приезда они питались подножным кормом, остатками после свиней! Кристина постояла недолго рядом, пока он вытаскивал покупки из пакетов, а потом вышла. Из окна кухни он видел, как она идет в свинарник.

0

7

Наверное она шла проверять свиней или кормить их... а может, в свинарнике сейчас был ветеринар, она же договаривалась с ним. Однако, других машин, кроме машины Дэмиана у фермы не было. Вряд ли ветеринар добрался до фермы пешком. Дэмиан сложил все продукты в холодильник и сел, дожидаясь Кристины. Наверное, разговор с ветеринаром и осмотр свиней займет много времени... полчаса, как минимум. За это время он мог бы обойти весь дом, осмотреться, понять, что к чему, убедиться, что у Кристины есть все необходимое. Он не задавался вопросом к чему он все это делает, просто не мог позволить себе уехать бросив женщину которая когда-то помогла ему одну. Он не его отец.
На кухне пахло чем-то кислым. Заглянув под раковину, Дэмиан нашел там пустое мусорное ведро, донышко которого потемнело от грязи и попахивало. Наверное, у них слишком много работы, чтобы следить за такими мелочами, а на мусорных пакетах экономят, решил он. Там же, под раковиной нашлись перчатки и старая губка. Чистящих средств на кухне не было кроме средства для мытья посуды и куска мыла. Мужчина насыпал соль в ведро и смочил губку водой. Рука в перчатке сразу же намокла, кое-где на резине перчаток он заметил дыры. Не проблема, он не работал сейчас с едкими химикатами, чтобы беспокоиться о своих руках и опустившись на одно колено, начал чистить мусорное ведро. Хоть какое-то занятие, пока Кристина была в свинарнике.
Прошло чуть больше трети часа, пока ему удалось отчистить донышко ведра. Ополаскивать его в кухонной раковине Дэмиан не стал, решив найти туалет и вместе с ведром вышел из кухни, неуверенно шагая вверх по лестнице. Ступеньки скрипели через одну. Ванная комната оказалась за третьей дверью справа. Пока он споласкивал ведро и чистил его каким-то дешевым чистящим средством еще раз, внизу зазвонил телефон. Его резкая трель разносилась эхом по всему дому, а потом смолкла. Замерев, Дэмиан услышал голос Кристины. Значит, она уже в доме и взяла трубку. Не обидится ли она за то, что он решил почистить ведро и поднялся наверх?.. с другой стороны, она ведь хотела предложить ему пожить на ферме, пока он здесь... МакДугал поспешил спуститься вниз, наскоро ополоснув ведро от чистящего средства.
Кристина стояла к нему спиной, когда он спустился и уже заканчивала разговор.
— Я просто чистил ведро, — пояснил он тихо, когда она положила трубку.
— Звонили из больницы, — она проигнорировала его оправдание, даже не взглянув в лицо. Её взгляд замер на ведре, которое блестело от воды.
— Что сказали?
— Твоему отцу стало хуже. Вода в легких, дают кислород.
— Значит, недолго осталось, — с какой-то легкостью подытожил Дэмиан.
— Не говори так. Твой отец сильный человек, он выздоровеет, — впервые в голосе Кристины зазвучал холод. Она окинула его сердитым взглядом и вышла на кухню. Некоторое время Дэмиан стоял в гостиной, у кофейного столика, а вода с ведра капала на пол. Очень скоро натекла маленькая лужица.
Кристина на кухне что-то делала, хлопнула дверца холодильника, включилась вода, совсем ненадолго. Когда он вернулся на кухню, чтобы поставить ведро, женщина выглядела немного смущенной. На столе так ничего и не было. Наверное, она проверяла куда он сложил продукты и мыла руки.
— Я хочу сама убедиться в его самочувствии, я поеду к нему в больницу, — уже мягче сказала она.
— Я отвезу, — с готовностью предложил Дэмиан, зная, что, пусть она и не сказала вслух, но надеялась, что он предложит. Кристина не отказалась.

Отредактировано Damian McDougal (2017-10-27 21:36:11)

+1

8

Его лицо пылало, очевидно, от температуры. Как бы она хотела увидеть его глаза, посмотреть в них. Эти сомкнутые веки сводили её с ума, но сейчас большая часть искаженного лица была закрыта кислородной маской. Аппарат, к которой она подключалась, посвистывал.
В палате были две медсестры, но они вышли, как только она села на стул. Одна, уходя, похлопала её по плечу и коротко улыбнулась.
Она взяла руку своего супруга. Хорошо знакомую, натруженную руку. Как много поработала на своем веку эта рука, бывала повсюду: в ведрах для мытья полов, в кастрюлях с едой, держала свиней, перебирала корм за амбаром. Она приложилась щекой к руке и почувствовала холод.
Кожа пахла немного резко, как бывает под ремешком от часов.
Она подняла голову на звук открывающейся двери. Сын Итана казался бледным, потускневшим, чуть ли не болезненным. Его выбритые до синевы щеки как будто бы впали, а под глазами залегли тени. Что-то в этом Дэмиане было пугающим. Он всегда ходил тихо, словно тень, был таким... темным. И занимался не бог весть чем. Дизайне для каких-то компьютерных сайтов! Разве этим можно было заработать?.. она в этом ничего не смыслила. Может, действительно в этом интернете и водились деньги...
— Что говорят врачи? — голос у него с хриптцой, как будто бы шипит. В глубине глаз какая-то... темнота. Кристина не видит какого-либо сочувствия к отцу, скорее, это вопрос их вежливости. Он знает, что оплачивать похороны ему, если Итан умрет, она не потянет. Только если продать ферму... но её и так придется продавать, одна она не справится... Бедные свинки!
Дэмиан что-то еще говорит, садится в другое кресло и сцепляет руки, глядя куда-то в пол.
— Я с ними еще не разговаривала. — Только сейчас Кристина замечает, что у Дэмиана легкое похмелье. Ну конечно, легко надираться живя в дорогом отеле, пока его отец лежит тут. Пока Кристина размышляет об этом, Дэмиан поднимается и выходит из палаты. Когда он исчезает за дверью, она снова смотрит на руку своего мужа. И на аппарат, где работа его сердца обозначалась зеленой линией с маленькими пиками на каждый удар. И тут линия остановилась, стала плоской, замигала лампочка, видимо, одновременно раздался громкий звук сирены. Кристина вскочила и сорвала с него маску, схватила его за щеки.
— Итан! Итан!
Прибежала медсестра, взяла запястье МакДугала и прижала к нему два пальца.
— Что-то не в порядке с аппаратом? У него есть пульс? — крикнул она.
Медсестра медленно опустила руку на одеяло.
— Мы его потеряли, — сказала она. — Простите. При таком тяжелом состоянии надежды не было. А тут еще и осложнение. Сядьте, я принесу свечи.
Она кивнула и села. Его лицо. Оно разгладилось. Рот открылся.
Сестра принесла белую свечу в подсвечнике и поставила на столик, отключила аппаратуру и зажгла свечу.
— С вами все в порядке? — прошептала она. — Думайте о том, что он не страдал. Просто тихо уснул, совсем без боли.
Кто-то засмеялся. Это возвращался Дэмиан, держа в руках стаканчик сока и телефон. Увидев медсестру и отключенный аппарат, Дэмиан быстро попрощался и спрятал телефон в карман.
— Он…
— Да, — ответила медсестра.
Дэмиан подошел к кровати, поставил стакан на столик и поднял ему веко. Под ним был желтоватый белок и взгляд, взгляд, которого он не узнал. Он отдернул пальцы, веко соскользнуло на место.
— Он теплый, — сказала Кристина.
— Это потому, что у него температура, — отозвался Дэмиан. — Была.
Нет, этого не может быть. С этим ей не справиться.
[AVA]http://s7.uploads.ru/fmhVx.jpg[/AVA][NIC]Christina McDougal[/NIC]

Отредактировано Damian McDougal (2017-10-29 21:19:05)

+1

9

Кристина упала со стула и осталась на полу. Медсестра поспешила принести полотенце из ванной, обмакнула его в холодную воду, села на корточки и приложила полотенце ей ко лбу.
— Она прожила с ним двадцать лет, — сказал Дэмиан. — Болей он чуть дольше, она бы свыклась с предстоящей потерей.
Кристина открыл глаза. Она лежала на боку, шаль сбилась, МакДугал младший пока не переносил Кристину на кресло, но присел рядом с ней на корточки.
— Она приходит в себя, — сказала медсестра. — Я принесу вам кофе и кусок торта. Она, наверное, еще и ничего не ела.
— Все в порядке? Ты потеряла сознание.
— Потеряла сознание?
— Упала прямо со стула. Но, кажется, ты не ушиблась, просто завалилась набок. Сейчас принесут кофе. Хочешь встать?
Дэмиан помог, усадили её обратно на стул. И тут, Кристина, словно заново обнаружила старика в кровати. Закрыла глаза и издала сдавленный крик, не разжимая губ. Сестра вошла с кофе на подносе, двумя пластиковыми чашками и кусочками торта.
Она сидела, наклонившись вперед, сложив руки и прижав их к животу. Дэмиан обменялся взглядами с медсестрой. Надо было отвезти Кристину домой. И.. заняться похоронами. Похоронами...
Какая ирония!.. заказывать гроб, выбирать псалмы, музыку, цветы... при том, что ему гораздо легче было бы спрятать тело. И в этом ему помогли бы эти фермерские свиньи... Дэмиан на минутку прикрыл глаза, потирая переносицу. Нет, о чем он вообще думает. Так нельзя, он скончался в больнице, нужно похоронить. Это займет больше, чем один день... как же хотелось вернуться домой, к привычной жизни.
Она заплакала, он обнял ее, но она высвободилась из его объятий. Медсестра принесла валиум и Кристина выпила таблетку, глотая слезы.
— Отвези меня домой.
— Хорошо.
Он всем телом понимал, что не хочет, не хочет, но должен. Ехать на разваливавшуюся ферму с мачехой, пребывающей на грани срыва. Он не знал, как вести себя с людьми в горе. С людьми, которых нельзя было успокоить пощечиной, с которыми надо было мягко.
Дэмиан припарковал машину у входа в отель.
— Не сюда... домой, — срывающимся голосом сказала Кристина.
— Мне нужно забрать вещи и выписаться, я поставлю машину на нейтралку, чтобы работала печка, хорошо? Ты подождешь здесь?
Кристина не ответила.
Поднимаясь в номер, Дэмиан набрал номер Кассандры и попросил супругу приехать с детьми на ферму, пообещал, что встретит их завтра в аэропорту.

+2


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Blogs » Sanctuary