Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » [Four Calamities] Crumble to dust


[Four Calamities] Crumble to dust

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Irene Adler, Game Master (Доктор Кокс), Aidan Norton
Время и место: 23 апреля 2015 года, квартира Нортонов
Краткое описание:
Я знаю только одну причину разрушившихся отношений, она совсем не связана со штампом в паспорте. Недосказанность. Всё начинается с неё. Слова, эмоции, подозрения, сомнения сдерживаются, остаются внутри, гниют. Так может продолжаться несколько лет, потом взрыв — и ничего, кроме пустоты. (с) Эльчин Сафарли «Мне тебя обещали»

0

2

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]- Вам очень повезло, мистер Нортон, вам есть на кого опереться, в своих проблемах вы не одиноки. Это очень хорошо. Поддержка просто необходима в таких случаях, как ваш.
Есть ряд таких людей, которые обладают невероятно полезным качеством - легко и непринужденно завоевывать доверие других. Гость был одним из них. И теперь он сидел в кресле, бережно придерживая одной рукой малышку Нортон, чтобы она не свалилась с его колен, а левой сжимая ручку чашки с крепким Эрл Греем.
- Важно, что вы сами осознаете проблему и обратились за помощью. Элис хотела бы продолжать сеансы, но ее конек - семейные конфликты, да подростковые депрессии. Ваш же случай стал для нее вызовом, с которым она неспособна справиться.
- Я признателен ей, что она связалась с вами, доктор Кокс, - Эйдан сидел напротив, чуть вытянув вперед правую ногу.
- Это я должен быть благодарен, - отставив чашку на столик рядом, с улыбкой заметил Маркус. Девочка тем временем облокотилась на него и задрала голову, потянувшись крошечными пальчиками к его подбородку. - Она прелесть.
- Она перевернула весь мой мир, - кивнул Нортон, с нежностью смотря на дочь.
- И, наверное, добавила головной боли, - прокомментировал психиатр, привычно изучая поведение пациента, реакции на раздражители. Иногда расшатать гармонично выстроенный механизм оказывается так просто, а изредка это требует куда больших усилий.
Нортон усмехнулся, поймав себя на мысли, что не может вспомнить, когда последний раз вообще смеялся.
- О, нам с Ирен очень повезло, она - спокойный ребенок.
- Хотел бы я познакомиться с вашей женой, если все, что вы рассказали, правда, то она просто чудесная женщина, - Кокс уже слышал тихие приближающиеся шаги. Его слова дойдут до верного адресата уже скоро.
Миссис Нортон предстояло увидеть, как близко доктор подобрался к ее семье. И неминуемо она окажется во власти сомнения: как глубоко он в их головах?
Между ними была сложная шахматная партия. Следующий ее ход неизбежно приведет к потере фигуры.
Вопрос лишь в том, кем решит пожертвовать миссис Нортон?
- А вот и она, - известил Эйдан, поднимаясь на встречу вошедшей жене.

Отредактировано Game Master (2017-10-01 00:14:50)

+1

3

Ирэн остановилась у порога,заметив, что уже вечер. В руках были коробки с покупками для Марго, а в сумочке - Паркер, для мужа. Ирэн должна была сразу же ехать домой, но она хотела порадовать своих Нортонов, сделать им приятное. Предположив, что Бродмур далеко, Кокс занят пациентами, а времени у нее еще достаточно, Ирэн ошиблась. Враг не стал ждать до завтра. Как он смеет прикасаться к Марго своими грязными, преступными руками, почему Эйдан позволил ему?! 
У нее мелькнула мысль, доктор Кокс - сумасшедший похуже своих пациентов, при чем, сумасшествие его подобно вирусу, проникающему всюду, где он появляется.
- Такой длинный день, ангел мой. Я купила вам кое-какие безделушки, но вижу, что у нас гости. Здравствуйте, доктор Кокс.
Все ее страхи стали явью, но странное дело, Ирэн чувстовала в себе дух воина. Она поняла, любая слабость, промедление, нерешительность, когда речь идет о Коксе, преступна, и равна поражению. Или устала бояться.
Сейчас она обязана быть сдержанной. Должна поговорить с Эйданом...потом. Когда уйдет отвратительный гость. Немедленно. В конце-концов, они с Нортоном разумные люди, уверенные в необходимости друг другу, и их ребенку. Более твердо, чем когда-либо. В отношении собственных чувств она не сомневалась, в отношении Эйдана - надеялась. Он ведь любил ее, в начале, страстно, и без условий. Элис - ребенок любви, по-иному ей не суждено было родиться.
Ирэн подошла к психиатру, и взяла дочь на руки, спокойно, без суеты, не комментируя свои действия перед мужчинами.
- Иди к мамочке. Разве тебе не пора спать, Марго?
В уголке рта малышки она заметила белую застывшую капельку - дочь уже успела поужинать. Стоило младшей Нортон оказаться на руках матери, она засопела и начала дремать.
- Мы виделись сегодня с доктором, и я никак не предполагала, вернувшись домой, встретить его здесь, - обратилась она к Эйдану. Это успокоительное действительно стоило своих денег. Если Кокс ждал истерики, то окажется разочарован.
- Неужели все пациенты Бродмура внезапно излечились, и, получив помилование от Ее Величества, покинули убогие стены. Вам стало нечем заняться? Пожалуй, я тоже останусь без развлечения, очень, очень печально.
В ее словах, обращенных к доктору, были скрытая издевка и вызов. Ирэн могла себе это позволить. Если психиатр здесь, значит, у него есть свой интерес. Следовательно, он не посмеет просто так запретить посещения Бродмура госпоже Нортон. В каком-то смысле этот поединок был и сделкой. Она хотела там быть, доктор не хотел терять из виду новых лабораторных мышек, потому и явился без приглашения. Она смола бы убедить Эйдана выставить чудовище вон, очень скоро. Но что связывает его и мужа?

Женщина не стремилась к войне, желала теперь лишь счастья и покоя; но женщину никто не спросил. Пусть будет так. На собственном поле этот пришелец думал обыграть ее. Самонадеянный индюк от психиатрии очень глуп, думая, что Ирэн Адлер похожа на других женщин, что она одна из многих.  Ах, с каким удовольствием Доминантка затянула бы веревку на его шее! Если бы не Шерлок. Шерлок сейчас решал все,  даже не зная об этом.

Ее холодная, режущая ненависть к психиатру стала еще острее; хотя Ирэн казалось, что сильнее ненавидеть уже нельзя.
Она пыталась мысленно говорить с Эйданом, но успеха не имела. Ирэн нужно было знать больше, о том, что произошло. Кошмары материализовались всего за несколько дней, как такое возможно?

Отредактировано Irene Adler (2017-10-09 22:56:53)

+1

4

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]Некоторые люди удивительно покорны - сами копают себе яму без каких-либо манипуляций и угроз со стороны. В таких ситуациях остается лишь наблюдать и изредка подавать новую лопату, в случае если полотно старой сточиться о твердый грунт или сломается от напряженного труда. Миссис Нортон в этом вопросе отличалась особенной самоотверженностью. Она почти достигла Китая.
Нортон наклонился и легко поцеловал жену в подставленную щеку, прежде чем на его лице отразилось легкое недоумение:
- Так вы знакомы?
- Мы обсуждали ранее вашу ситуацию, Эйдан. Без этого картина была бы неполной, я бы не смог выработать правильный способ лечения, - конкретика рождает кислый привкус лжи. А если ее нет, как будто бы все нормально, даже приходит некоторое временное успокоение, в особенности, если доверие уже существует. Между врачом и клиентом, а также клиентом и его «верной» благоверной. Они виделись сегодня, обсуждали Эйдана. И вот доктор Кокс уже здесь. Спешит на помощь, как и полагается профессионалу его уровня. Сомнения останутся на потом.
- Моя коллега попросила меня взять себе нового пациента, миссис Нортон, как я вам уже говорил, - избавившись от ненужной ноши, продолжил Кокс, приподнимаясь со своего места. - Не смог ей отказать. Она прекрасная женщина, увы, ей пока не хватает опыта, чтобы вести такие сложные случаи, - повторился Маркус и кивнул в сторону Эйдана, но ни один мускул не дрогнул на лице «шелкового душителя». Будто бы они вели обычный светский разговор, скажем… о брюссельской капусте. Взбесившаяся брюссельской капусте, мечтающий прикончить все живое.
- Позволь, я уложу Марго спать, - предложил Нортон. – Проводишь доктора?
Кокс потянулся к плащу, который остался лежать на подлокотнике кресла. Они все готовы были есть у него с руки, несчастные создания, лишившиеся воли и, частенько, разума. Полностью в его власти, неспособные сопротивляться, ведомые своим Гамельнским крысоловом, делающие все, что он скажет.
Он мог бы оказать миссис Нортон услугу, или уничтожить всю ее семью. И то и другое не составляло никакого труда.
Отец всегда говорил, что Маркус обладает невероятным даром, жаль не смог только оценить этот дар по-настоящему.
- Вам следует сходить к офтальмологу, о котором я говорил. Я пришлю контакты. Не теряйте времени, Эйдан. Лишившись зрения, вы уже вряд ли будете кому-нибудь полезны, - заметил доктор Кокс. – Был рад познакомиться. До скорой встречи, - кинул он на прощание, когда Нортон с ребенком направились наверх.

+1

5

Ненависть заполнила ее до краев, подкатила к горлу и застыла там, окаменелой тяжелой глыбой.
Ирэн можно было обвинить во многом, но она не умела по-настоящему ненавидеть людей, скорее, игнорируя их, чем что-то иное. Пока они представляли выгоду или опасность, люди интересовали доминантку. После – нет, и уж точно голодные дети Африки не стучались в ее сердце в то время, когда женщина покупала еще один бриллиант. Она привыкла сама бороться за свое будущее и не просить помощи. Так проще.

Кроме своей семьи и еще одного человека, никто. Глобальная ненависть глупа, к чему тратить на нее жизнь.
Так она думала раньше, пока не узнала доктора Кокса.
Он сплел искусную сеть, надо признать, и Ирэн должна была барахтаться в ней, все более путаясь в беспомощности, умоляя спасти ее и Эйдана. Но она ненавидела. Так сильно, что могла разрушить любую стену, только бы похоронить под ней это чудовище. Готовая остаться на руинах. Готовая погибнуть под. Только бы он не жил.
Кокс не догадывался. Это было его счастье.
- Да, я провожу гостя, уже поздно. Марго в последнее время стала немного нервной. Пожалуйста, ангел мой, посиди с ней немного. Я вернусь и расскажу, как прошел день.
Мы познакомились с доктором несколько дней назад, хотя я до сих пор не понимаю, каким образом. Мистер Кокс человек – загадка, и порою склонен к преувеличениям и эксцентричным поступкам, насколько я успела его узнать.
Ирэн говорила с Эйданом, прекрасно понимая, что Маркус не спускает с нее своих голубых, совершенно безжизненных глаз; готовый ко всему.
Есть люди, которым лучше было родиться немыми. Есть те, которые сделали бы хорошо, не родившись вовсе.
Доктор Кокс мог, в этом смысле, составить конкуренцию любому из своих подопечных.

Ирэн остановилась у порога лишь на секунду. Прежде чем открыть ему дверь и выпустить вон.

- Доктор Кокс, Вы пришли сюда напрасно. Совершенно напрасно. Знайте это.
Ирэн говорила одними губами,  но он должен был слышать.
У миссис Нортон было чувство, что они стоят в обнимку у края пропасти, готовые упасть в нее. Вместе.

Отредактировано Irene Adler (2018-01-08 11:17:39)

+1

6

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]Губы Маркуса выгнулись в подобии улыбки, пока он слушал описание своего портрета из уст миссис Нортон. Как же легко запутаться во лжи. Того и глядишь эта женщина утонет в ней. Стоит лишь чуть подтолкнуть ее вперед. Но не беспокойтесь, миссис Нортон, совершенно ни к чему, чтобы чудовище проснулось раньше срока и покусилось на вашу жизнь. Вам еще предстоит довести до отчаяния другого человека. А позже... впрочем, позже как пожелаете.
На выходе он развернулся к Ирен, чувствуя всю короткую дорогу до двери ее тяжелый взгляд на своем затылке. Ах если бы глаза могли прожигать дыры или стрелять, его бы уже непременно не было в живых.
— Почему же? Было интересно познакомиться с «шелковым душителем» в естественной среде его обитания. Вы знаете, что ваш муж в детстве боялся воды? Ему до сих пор неловко об этом говорить, и это так мило, - доктор умолк, уставившись на ручку тяжелой двери, держась за нее, чтобы не дать миссис Нортон захлопнуть ее прямо перед его носом. - чего только не узнаешь из простого разговора. Знаете, я беспокоюсь за вас. Я бы даже за мистера Холмса беспокоился, не будь он под надежной охраной в Бродмуре. Будет лучше, если вы прекратите обнадеживать его и сосредоточитесь на своей семье. Приходите завтра в лечебницу в районе полудня. Попрощаетесь с ним. Сообщите, что все кончено, что он проиграл. Тогда необходимость в наших с вами встречах, а также в моих сеансах с вашим мужем отпадет, - пообещал доктор, не сводя с нее пристального взгляда.
Ручку он отпустил и отступил на шаг, предоставляя ей свободу.
— У вас прекрасная дочь, берегите ее от него, - напоследок порекомендовал Маркус, не озаботившись, будет ли он услышан.
Проблема в том, что ему было все равно, захочет ли она последовать его совету или нет.
Это ее жизнь и ее демоны.

+1

7

Она невидящим взглядом наблюдала, как спина доктора Кокса исчезает в проеме, вздрогнула и очнулась.
Бедный малыш Эйдан. Каждое купание для ребенка должно было быть кошмаром. Он не говорил ей. Вероятно, муж не говорил ей еще о многом. Например, об убийствах. Эта тема находилась под молчаливым запретом в разговоре, как будто ее и не было. История, закончившаяся в суде Олд Бейли с участием Шерлока Холмса тоже не обсуждалась. Но Коксу он рассказал.
Ирэн почувствовала что-то похожее на обиду и ревность. Так она ревновала когда-то мужа к дочери, большая сильная женщина к маленькой. Пока ни поняла, что способна любить Элис как его очаровательную своевольную копию, которая постоянно требует внимания, когда не спит. Ирэн нравилась роль матери будущей законодательницы мод и королевы сердец.
О, миссис Нортон было известно, как Маркус может вскрывать души, словно кокосовый орех, и вытаскивать на поверхность самую суть! И доктор знал теперь достаточно, чтобы причинять боль так, как ему нужно.
Она оправдывала Эйдана. Если даже Шерлок держался с трудом, человек, интеллект и волю которого она всегда ставила в абсолют. У Эйдана все проще. У нее – тоже. Слишком много демонов, и каждая сущность откликалась на зов доктора Кокса.
Просто оставьте нас в покое, Маркус, или умрите.
Но Ирэн знала, что чудес ждать неоткуда. Кокс, очевидно, собирался пережить все человечество и доказать свою божественную природу куче черепов, на вершине которой он, в итоге, окажется.

Ирэн стояла, вцепившись до белизны костяшек в дверной косяк, не чувствовала ничего, кроме одиночества, ответственности, и поглотившей ее паники. Тело не слушалось, и в течение той вечности, что на часах измерялась всего парой минут, женщина почувствовала, что ей холодно, следом – жарко; потом подступила тошнота. Ирэн схватилась за горло. Кто знает, для чего бы, потому что болело сердце. Так всегда. Она редко позволяла себе распускаться, проявлять сильные эмоции. Все – внутри. Боль внутри, сомнения внутри, пустота внутри.
Есть ли в мире хотя бы один человек, способный помочь ей принять решение. Она знала ответ. Никого. Как обычно, все сама.

Она вдруг провалилась в какую-то черную дыру, без мыслей и чувств, и осознала себя уже сидящей на софе. Воздуха было мало, как будто Маркус выкачал его из этого аквариума особым прибором, и теперь наблюдал, как задыхаются его рыбки, со стороны.

Да, она скажет. Она сделает. И ни одного оправдания предательству не получит.

Отредактировано Irene Adler (2018-01-07 19:21:34)

+1

8

Она так хорошо спала. Слегка посапывала во сне, шевелила пухлыми губками, сжимала маленькие пальчики в кулачки.
На нее можно было любоваться вечность. И ее было бы мало. А потом Элис бы просто сказала ему: «папа, отвали». Дети растут невероятно быстро.
Он смотрел на нее, прижимая подушку к груди, наклонившись над кроваткой. Даже не заметил, как губы расплылись в улыбке.

Внизу остановилась машина, а затем хлопнула дверь.
Должно быть, доктор Кокс уехал. Надо поблагодарить Ирен, что нашла время встретиться с ним. В самом деле, после общения с психиатром Эйдан чувствовал себя так, как будто заново родился, и все те камни, что лежали на его плечах, в миг исчезли. Как бы наивно это не прозвучало.
Хотелось верить, что это ощущение задержится надолго.

Положив подушку в кроватку, Эйдан прикрыл за собой дверь и спустился вниз.
Странно, Ирен оставила дверь открытой, а сама словно ушла в свой внутренний мир, замерев на месте.

- Ирен, дверь, - ему пришлось повторить несколько раз, прежде чем он сам закрыл дверь и потянул женщину за руку в сторону гостиной. - Хочешь чашечку чая? У тебя все в порядке? Ты очень бледная, - он помог ей сесть в кресло, а сам сел на против на диван, согревая ее руки в своих. - Ты хорошо себя чувствуешь?

+1

9

- Эйдан?
Он мог возвращать ее к жизни так - одним только голосом. Мог защитить ее от страха одиночества, мог быть для нее всем, если хотел.
Эйдан  сделал ее матерью, когда ни один доктор не давал Ирэн шанса. Они столько пережили вместе, смогли преодолеть. Ирэн,  думала, что имеет весь мир, пока не научилась любить Элис, как плоть от плоти не себя, но ее отца.

Вероятно, Холмс прав, и любовь - ни что иное как химический дефект, но какая разница, когда есть в ее жизни эти двое.

Он тоже есть, на другом конце души, за дверью, куда никому нельзя входить.
...химический дефект, ведущий к проигрышу.
Замок взломан.

Что бы она ни сделала сейчас, Эйдан не принадлежит ей, им, словно марионеткой из сундука, управляет Маркус Кокс, собственной персоной. Насколько муж свободен в своих действиях? Похоже, он всем доволен.

Ирэн укоряла себя во всем: в том, что не настояла нанять няньку для дочери, что мало общалась с матерью Эйдана и плохо знает о том, о чем следовало бы знать хорошей жене. Хотела найти наилучших докторов, оплатить комплекс лечения и реабилитации сразу для Эйдана, поставив его перед фактом, что пора заниматься своим здоровьем. Лучшее - враг хорошего. Кокс пообещал ему адрес доктора и вот уже заслужил доверие.
У них было слишком много забот и мало праздников, они бежали, обгоняя обстоятельства, когда нужно было просто все бросить, отвезти Элис к свекрови, и устроить сумасшедшую вечеринку, только для двоих. Как давно у них не случалось праздников!
И вот она, та Женщина, которую ждали как откровение, которой платили за новизну и непредсказуемость бытия, умудрилась превратить собственную семейную жизнь в череду унылых, однообразных дней.
Муж схватился за Маркуса как за надежду ощутить себя живым.
Коксу даже не нужно было плести сколько - нибудь искусную сеть.

Пакет акций ее собственной жизни, и жизни самых дорогих людей был в чужих руках. Даже если она сделает то, чего хочет Кокс, кто знает, как он поступит дальше. Вся надежда была на Шерлока, на то, что их план сработает, преступный доктор, наконец, обретет законное место в аду.

Но сейчас Ирэн не способна была рационально думать даже об этом. Мысли промелькнули и ушли, осталась только гостиная и Эйдан, который ее о чем-то спрашивал. Она была всего лишь женщиной, отчаянно желающей сохранить посланное ей судьбой счастье, больше ничего. 

- Я...чувствую себя хорошо. Когда ты здесь.

Ирэн привыкла сдерживать эмоции, словно настоящая англичанка, научившись этому довольно быстро по приезде. Она была актрисой, и хорошей актрисой.
Она знала, когда уместно делать или не делать определенные вещи, и пожалуй, только этот мужчина, закрывая за собой дверь их спальни, мог видеть ее всю.

Теперь было неподходящее время, но Ирэн больше не могла держать в себе эту Темзу. Она обнимала его так, будто мистер Нортон собирался тотчас уйти на войну, без надежды вернуться.
Из глаз Ирэн катились слезы, она не могла остановить их, целовала беспорядочно его лицо, руки, шею.
- Прости меня, ангел мой. Я тебя так люблю, ты знаешь...тебя, Элис Маргарет...И меня пугает этот доктор. Я не сошла с ума, Эйдан, но Кокс ...он хочет что-то сделать с нами, я чувствую.  Прошу тебя, жизнь моя, давай найдем другого доктора. Прости меня, пожалуйста,  прости меня.

Отредактировано Irene Adler (2018-01-08 02:56:01)

+1

10

Он иначе не умел. Любому делу отдавался без остатка. Будь-то работа или забота об Элис. Было лишь одно отличие, раньше Эйдан мог себе позволить оставаться эгоистом, наблюдать за своей жизнью  как будто бы со стороны, не отвечать за свои поступки и разрешать инстинктам управлять собой. А теперь у него были Ирен и их дочь. И хоть его отца это никогда не сдерживало, Эйдан в эту минуту чувствовал, что все сделает для них.
Преграды - лишь в его голове. Нет ничего, с чем он бы не справился, чтобы сделать их счастливыми. Никто и ничто не сможет ему помешать. А если попробуют, им придется горько поплатиться за это.
Эйдан обнимал Ирен в ответ, стирал слезы с ее лица, говорил, что все хорошо, и ей не стоит ни за что извиняться. Если ей не нравится доктор Кокс, к черту его. Ему вообще не нужен психиатр. Сейчас задача Эйдана помочь своей жене. Она слишком много взвалила на себя, и ей совершенно необязательно справляться с этим в одиночку.
Ее кожа соленая от слез. И он обещает себе, что больше не позволит, чтобы она плакала от чего-то кроме радости. Потому что ее боль - это его боль.
Он ловит ее руки и сжимает в своих, поднимается со своего места и тянет ее за собой.
Элис спит и проспит еще достаточно долго.
- Пойдем, позволь мне позаботиться о тебе.

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » [Four Calamities] Crumble to dust