Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Inappropriate moment


Inappropriate moment

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Mark Dawson, Game Master (Anthony (Tony) Stuart)
Время и место: конец февраля 2015, офис Марка Доусона
Краткое описание: никто не рассчитывал, что он вернется. В особенности Тони Стюарт. Зам, помощник, тот еще гад. Под стать шефу. Кто победит в этой битве?

0

2

"- Штирлиц идёт по коридору.
- По какому коридору?
- По нашему коридору." (с)

"OMG платье на Сьюзи вчера было просто огонь особенно когда она его подпалила LOL"
Молоденькая практикантка допечатывала твит на ходу, забегая в лифт. Сьюзен - так называемая "заместитель заместителя второго секретаря" в министерстве финансов, оконфузилась на давешнем приёме. А в официальном твиттере департамента по связям с общественностью смешные фотографии и казусы с сотрудниками разлетались на репосты, как видео с котятами и фотосессии звёзд в стиле ню. Девушка прикрепила фотографии, тыкнула тонким пальчиком в кнопку "отправить" на экране смартфона, а потом на кнопку третьего этажа в лифте. В отражении отполированной панели она увидела часть чьего-то серого костюма и буркнула что-то отдалённо похожее на приветствие.
- Это что, официальный аккаунт? - спросил её стоящий позади мужчина, вместо стандартного ответа.
Молоденькая практикантка придерживалась весьма передовых взглядов - это значит, что на карьерной лестнице все пути хороши, старикам тут не место, а люди с ярко выраженным акцентом в столице надолго не задерживаются. Особенно на стоящей должности. Она-то ходила к логопеду в течении пяти лет, чтобы убрать все дефекты речи и поставить дикцию. А тут какой-то горец, неспособный даже выговорить "одиннадцатый" без затруднений.
- Ага. Официальный. Там даже галочка есть. - ответила она с интонацией находящейся между "не твоё собачье дело" и "очки надень, старпёр".
- То есть ты, девочка, запостила эту подкопчённую свиноматку из минфина прямо по серёдке, между комментарием ПМ-а о новой инициативе железнодорожников и готовящейся публикации ссылки на статью о рассмотрении закона о малом бизнесе? Я правильно тебя понял или это такая офигенно тупая шутка? - в голосе "горца" практикантке послышалась хорошо различимая угроза.
- Слушайте, кто вы такой вообще и с какой это радости я должна перед вами отчитываться?! Впрочем, знаете что? Да неважно, срать я хотела, я тут выхожу. - с довольной улыбкой она вышла из лифта, стуча каблучками и подсчитывая ответные твиты.
Мужчина вышел за ней, но она не сразу это заметила.
- Бет, рад тебя видеть! Ну-ка расскажи мне, кто взял сюда работать эту безмозглую шлюшку и какой обдолбанный мудак решил ей доверить пароль от официального аккаунта?
Мерный и привычный гул в отделе оборвался, повисла тишина. Все взгляды устремились на высокого сухощавого шотландца, улыбавшегося нехорошей улыбкой. Практикантка медленно повернулась к нему на каблуках - она покраснела и была готова сорвать на него всех собак, но её смущала вмиг переменившаяся обстановка. Всё-таки, конченной дурой она не была, но ей стоило напрячь извилины немного раньше. Только Бетани Смит, начальник отдела кадров продолжила спокойно пить свой кофе:
- А я-то как рада, Марк. Но ты задал вопрос не тому человеку. Она из Бристоля. Наш сладкий Тони привёз её с одной из конференций и она проходит здесь практику.
- Вот как. Бристоль. Почётное тридцать восьмое место в списке, ха? Будь хорошей девочкой, положи трубку на стол и сбегай за Тони, приведи его ко мне.
Девушка огляделась в поисках поддержки, но не обнаружила таковой. Она была уже вся красная, как помидор.
- То... Вы имеете в виду, мистера Стюарта? - выдавила она из себя наконец, после полуминуты молчания.
- О, разродилась! Ты лижешь ему жопу даже телепатически, на расстоянии, когда он тебя не слышит? Потрясающие навыки, далеко пойдёшь. А сию секунду ты пойдёшь за Тони. Медленно положишь телефон, оттолкнёшь его в мою сторону и пойдёшь приведёшь сюда мистера Стюарта. Скажешь, Марк Доусон вернулся и он с товарищами, - шотландец рукой обвёл всех присутствующих. - мы все вместе желаем с ним поговорить.

Практикантка сдалась. Она положила смартфон на стол и быстрым шагом направилась в кабинет босса. Не столько выполнять поручение Доусона, сколько жаловаться. Она уже представляла, как придёт Энтони и вышвырнет тощего престарелого засранца вон из здания.
Марк же не был намерен терять время.
- Кто-нибудь, пожалуйста, кто-нибудь, принесите мне чашку кофе. Я только утром приехал из Лестера, сутки не спал, кофе нужен как воздух. И документацию. Кофе и вашу документацию за последние сутки - всё самое свежее.
С места поднялся предупредительный юноша с чёрными курчавыми волосами, бледный и в очках.
- Я-я принесу, мистер Доусон, сэр.
- О, Николас, привет. Кстати, о самом горячем, я слышал у тебя роман с девчонкой из оппозиции? - люди вокруг засмеялись, Ник пошёл красными пятнами.
- Да вы-то откуда?..
- Все знают, Ник, всеее знают. Ты только не разглагольствуй давай, двигайся. - Марк скинул пиджак на стул и присел на край стола.
Минут пять он листал новости, требовал принести ещё выпуски Мейл и Сан, потом ему принесли кофе и он с головой ушёл в чтение документов - подробное описание жизни министерств и департаментов. Кто куда пошёл, кто что сказал, про кого где написали. Отдел вернулся к своей рутинной работе.

+2

3

[NIC]Tony Stuart[/NIC][AVA]http://uploadme.ru/images/2017/05/08/IMG_1265.jpg[/AVA]- Серьезно? Нет, что, правда? И что же они планируют делать с этими «вечными ценностями»? Да ну? В самом деле? У этих ребят, что, не все дома? – Тони гордился тем, что умел делать несколько дел одновременно. Аки Цезарь, он разговаривал по телефону, переписывался в твиттере с парочкой хэйтеров, смотрел матч, на который поставил деньги и выбирал себе новую машину. – Какие к черту мужество, честь и доброта? Дайте людям больше секса, скандалов и интриг, и они не смогут отлипнуть от экранов. Что? Фу, какая мерзость, этой старухе вообще не место на телике! Я ей намекал. Я и в открытую говорил, но эта тупая корова все принимает за шутку. О, я был вполне серьезен и до крайности убедителен. Не, у меня есть способ получше. Устроим сюрприз для всех перед выборами. А то скучно живем. Кто из лейбористов раздражает тебя больше всех? Организуем шумиху, что они спят вместе. Снимки – это не проблема. Есть парочка дизайнеров, которые любую голову пришьют к любому телу так, что даже родная матушка решит, что так и было. Этому обществу не хватает встряски. Угрозы от невидимых врагов уже всех утомили. Нужно что-нибудь куда серьезнее… Что? – он аж нахмурился, отставив кружку с кофе подальше, будто бы мог вылить все на себя. – Дружок, меня не стоит пугать подобными вещами. Ты можешь быть хоть спикером самой Королевы, стоит только мне почувствовать хоть малейшую вонь, исходящую от тебя, и завтра ты будешь спать на улице. Хочешь попробовать? То-то же. Ладно, я не в обиде. Ты же знаешь, Тори мне роднее, чем собственная семья. Все, что угодно для близких за приличный гонорар.
В этот момент в кабинет без стука примчалась всклокоченная практикантка и затормозила у самого его стола. Тони поднял на нее взгляд, оторвавшись от созерцания красивейшего из Астон Мартинов. На губах его мелькнула улыбка.
- Я неизменным, вечным быть хочу, чтобы ловить любимых губ дыханье, щекой прижаться к милому плечу, прекрасной груди видеть колыханье, - процитировал он Китса, с вожделением изучая ее тело, спрятанное под нескромным нарядом. – Нет, конечно, это не тебе, Гарри! Давай, у меня тут дел полно. Работаю в поте лица, а ты отвлекаешь меня всякими глупостями. О, это очень мило, но я предохраняюсь, ты лучше свою гонорею полечи, вряд ли твоя ненаглядная будет счастлива, когда узнает, с кем ты ездил на Багамы в прошлом месяце. Бывай.
Тони стукнул пальцем по экрану, завершая звонок, и посмотрел на взволнованную стажерку.
- Бумага в принтере закончилась? Опять случилось «замятие» особо важного документа? Кофе пролилось на клавиатуру? – он поднял взгляд к потолку, вспоминая, с какими еще «неразрешимыми» проблемами за последнее время приходила к нему юная прелестница.
- Нет, - огорченно протянула девушка, вытянув вперед губки.
- Что тогда? Неужели соскучилась? Или опять надо уйти пораньше? Боже, надеюсь, ты не беременна? – он в ужасе стал вспоминать, не случалось ли неожиданностей в последнее время.
- Нет, глупый, - девица махнула на него рукой. – Там какой-то дедуля пришел. Просит тебя немедленно к нему явиться.
- Дедуля? – Тони подался вперед, хмурясь. – Какой еще дедуля?
- Он назвал свое имя, - медленно начала практиканочка, закатив глаза, пытаясь вспомнить, напрягая все извилины… - Имя, как у бывшего мужа Лопес.
- Ты издеваешься? – поинтересовался Стюарт, барабаня пальцами по столу.
- А фамилия у него, как твое полное имя… у мужа Лопес, - как ни в чем не бывало продолжила она, задумчиво приложив пальчик к полным губкам.
Тони провел рукой по лицу, мученически вздохнув. Страсть – несомненно сильное чувство, однако, его не всегда бывает достаточно для долгой и устойчивой связи. Мистер Стюарт только что достиг предела.
- Знаешь, что мы сделаем, детонька, - наконец, произнес он. – Сейчас ты вспомнишь, как зовут того злого дяденьку, потом возьмешь свои вещички и поедешь куда-нибудь отдохнуть. Юг Франции подойдет ведь? Отлично. А после мы переведем тебя в Бристоль, поближе к маменьке, остальным родственникам и друзьям. Что скажешь?
- Ой, я не знаю…
- Ну, ты же скучаешь по мамуле, правда же?
- Ну да…
- Вот и славно. Так как зовут дедулю? Я облегчу тебе задачу. Меня зовут Тони, ты это знаешь, а мое полное имя… - он подождал, надеясь, что она догадается, но чуда не произошло. – Энтони.
- Нет. Да? Точно! Марк Энтони. Старикана зовут Марк.
- Ты уверена, - лицо Тони стало напоминать восковую маску.
- Да, точно. Он сказал, что он с ребятами вернулся.
- Ясно. Можешь бы свободна, сладенькая, ступай, ступай скорее. Собери вещи, билеты и деньги получишь вечером. Давай же, шевели своими аппетитными ножками.
Дело – дрянь. Тони был уверен, что Марк Доусон никогда не вернется. И на это намекали все отчеты, которые он получал от этого лекаря еженедельно. «Пациент психически неустойчив, необходима длительная психологическая реабилитация». И так в каждом долбанном документе. И вся прелесть была в том, что доктор не был экспертом в этих делах. А значит был не лучше сиделки. Стюарт считал его хуже, чем бесполезным, так каково черта Марк в офисе?
Немного успокоившись, Тони набрал МакКою, но телефон врача не отвечал. Стюарт перезвонил еще и еще, в конце концов ему ответили, но голос был незнакомым.
- Детектив Риджес слушает.
- Э… должно быть неправильный номер, я хотел переговорить с Леонардом МакКоем.
- Он не может сейчас с вами говорить.
Тони беспокойно провел рукой по волосам. От Марка Доусона можно было чего угодно ожидать.
- Потому что… мертв? – аккуратно поинтересовался он.
- Нет, конечно, нет, а с кем я собственно разговариваю?
Стюарт положил трубку. Удачно, что его номер был зашифрован и не определялся во время звонка. Не хватало только поиметь проблем с полицией.
Что ж, видимо, проще будет явиться на прием к дьяволу, чтобы узнать подробности, чем разбираться во всем самому.
Тони поправил пиджачок, отряхнул пылинки с лацканов и уверенно двинулся в путь, чтобы встретить босса с распростертыми объятиями, как-то и полагалось.
- Марк, Боже мой, как хорошо, что ты вернулся, - с порога радостно воскликнул Тони. – Ты бы позвонил хотя бы за пол часика, мы бы подготовили все в твоем кабинете, пыль бы стряхнули и тому подобное.
Он уселся в кресло напротив шефа, закинув ногу на ногу.
- Как ты поживаешь? Как здоровье? Звонил твоему доктору, а его телефон у полиции. Похоже вы славно провели время.

+1

4

Люди немного пришли в себя и принялись за работу. На Марка поглядывали со смесью опаски, изумления и... "Бог мой, это что, жалость? Какие же небылицы этот гадёныш обо мне рассказывал?" - Доусон видел и совершенно незнакомые, в основном молодые, лица. Очевидно, ставленники его зама. Пригреешь змею на груди - и этот гений, по-хитрому, начнёт менять структуру с низов. На людей более податливых, пусть и менее компетентных. Вокруг гудит мирный улей, трудящийся на благо сохранения взаимоотношений внутри сложной системы. Система пульсирует, посылает сигналы, гоняет информацию туда-сюда. В другом департаменте такие же "пчёлки", в третьем - мозговой штурм и гул переходит в озлобленное жужжание, в следующем - ленивая тишина. Директор осматривал своих подчинённых и задавался вопросом - а подчинённые ли они ему? Насколько прочно сладкий Тони укрепил свои позиции? Бетани вопросительно взглянула на начальника и он коротко сухо рассмеялся:
- Бет, вы поменяли кофемашину? Потому что то, что я сейчас пью... Это - знаешь ли - чертовски хороший кофе.
Марк заметил своего зама краем глаза. Тот вошёл как раз когда он большими глотками опустошал кружку. Вошёл - и с порога стал оправдывать своё прозвище. Доусон просто на дух не переносил людей, которые курят фимиам и расстилают ковровые дорожки, усыпая их лепестками роз - при этом, за спиной выливают на другого грязь вёдрами. Они завидуют всем, кто мало-мальски в чём-то их превосходит и всегда стараются откусить больше, чем в состоянии прожевать. Марк и сам не дурак в нужные моменты расточать лесть и изображать из себя доброжелательность во плоти. Но Энтони... Энтони, должно быть, даже блюёт кленовым сиропом с блёстками.
- Тони, старина, рад тебя видеть. Ты просто волшебник - при такой нервной работе остаёшься свеж, бодр, с исключительно здоровым цветом лица. - весь тяжкий труд зам директора искусно перекладывал на чужие плечи. В некотором роде, это тоже волшебство. - Брось, ты же знаешь, как я люблю делать сюрпризы.
Все знают. Некоторые министры посылают вперёд себя кого-нибудь войти в кабинет и проверить, не сидит ли там уже директор по коммуникациям, готовый встретить вошедшего натянутой улыбкой. После которой, почти неминуемо, последуют проблемы. Он же не побеспокоиться о здоровье к ним приходит. Нет, он приходит тогда, когда они облажаются.
Понимает ли мистер Стюарт, что он облажался?
На реплику о МакКое Марк не обратил ровным счётом никакого внимания. Леонарду был нанят прекрасный адвокат - предупредительный, тактичный, не сующий нос не в своё дело. Обвинения и так были шаткие, но теперь Гриффин мог быть спокоен, что детективам не предоставится шанс покопаться в этом всласть. То есть, Марк... Да, Марк тоже может быть спокоен. Как всегда.
- Боишься, что я сбежал от неусыпного надзора? - Доусон осклабился, глядя в глаза сидящего напротив Энтони. - Можешь не волноваться. У нас действительно произошло небольшое приключение. Но оно только поспособствовало моему скорейшему выздоровлению. Если выберешься как-нибудь поиграть со мной в гольф - обязательно расскажу во всех подробностях.
Список так называемых престижных полу игр, которые раздражали директора, выглядел примерно так: "Все-все-все, какие только есть. И гольф." - так что это, несомненно, был сарказм. Как и вторая часть предложения. Он был настроен выслушать историю от Тони, а не рассказывать ему свою. В дверном проёме мелькнула и скрылась растрёпанная причёска молоденькой практикантки.
- Тааак... Как вы здесь? Справляетесь? - Марк осмотрелся и встал со стола. Это скорее были риторические вопросы. Если бы они не справлялись - обстановка царила другая. Пришедший в упадок, работающий с неисправностями механизм управления он видел за несколько миль. И всё же...
- Знаешь, Тони, у меня есть одна просьба. Будь хорошим заместителем директора - предоставь мне отчёт о подписанной тобой документации за последний месяц, пожалуйста. Вы ведь всё ещё составляете эти дурацкие, никому не нужные бумажки? Всё-таки, это обязательство.
Вокруг послышалось одобрительное хмыканье и смешки. Бумажную работу никто не любит.

+2

5

[NIC]Tony Stuart[/NIC][AVA]http://uploadme.ru/images/2017/05/08/IMG_1265.jpg[/AVA]- О, не преувеличивай, не был в отпуске уже пару лет, - отмахнулся Тони, продолжая их «маленькую беседу» переполненную приторной вежливости, словно девчачья комната - розовым цветом.
Вообще это довольно обидно, когда тебя считают идиотом. Марк может оказаться неправ, если считает, что его место не является лакомым куском для огромного числа людей, большая часть которых опасные и мстительные долбоебы. Тони пришлось немало постараться, чтобы удержать позиции и сохранить место теплым для этого напыщенного индюка. Но прошло то время, когда он старался что-то кому-то доказать. Теперь ему и так хорошо. И это даже к лучшему, что Доусон уверен в полной некомпетентности своего зама. Будучи таковым он куда более удобная фигура на шахматной доске. Ведь зачем пешкам мозг?
Тони оглянулся по сторонам, наблюдая за своими бодрыми юными муравьями. Жаль их. Марк всех выгонит и наберет обратно стариков, которые едва ли в курсе, как включается компьютер, а если и знают, то печатают со скоростью два знака в минуту. Иногда так и хочется взять клавиатуру и бить… и бить… и бить…
Ну, это уже не его дело.
- Гольф – превосходно! Люблю гольф, не могу похвастаться хорошим ударом, но ты же покажешь мне мастер-класс? – Тони улыбнулся. Ему больше нравился сквош. Марк же вовсе не выглядел спортивным, так что лицемерие за лицемерие. Их офис в чистом виде.
Тони сложил пальцы в замок и положил руки на колени. Босс, конечно, хотел полный отчет. Тони глубоко в душе надеялся, что Доусон не вернется, но надежды эти были довольно наивными. Даже он не принимал их всерьез. Это почти тоже самое, что желать пятницы в понедельник утром.
Марк не такой человек, чтобы не справиться хоть с чем-то. Он акула. И как бы Стюарт не относился к шефу, он отдавал ему должное. В особенности, когда попробовал сам руководить их структурой. Сколько же пираний обитало в их уютном английском пруду! Они даже не пытались узнать, чем занимается директор по коммуникациям. Приходили и в открытую намекали, что может стоить сэкономить и закрыть контору? На что Тони обычно говорил, что закрыть-то можно, но кто тогда будет прикрывать их задницы, когда им вздумается вякнуть что-нибудь из разряда, что следует вновь легализовать охоту на лис, которых развелось слишком много, чтобы они стали способны отстаивать свои права на курицу в неделю на одну особь своего вида.
Интриги, скандалы, расследования. Тони никогда не мечтал быть их частью. Ему нравились деньги. К сожалению, в его мире большие деньги шли под руку с огромной ответственностью.
Приятного мало, не правда ли?
Все переменилось. Он подался вперед, и нервно вцепился пальцами в узел галстука, пытаясь его расслабить.
- Отчеты?
Отец всегда смеялся над ним из-за его любви к точности и цифрам. Презрительно утверждал, что из него получится отличный бухгалтер. Что ж, кто же знал, а?
- Отчеты, - повторил Энтони, окинув собравшихся оценивающим взглядом. – В электронном виде тебя устроит? Или в печатном?
Стюарт достал из внутреннего кармана пиджака телефон и разблокировал его.
- В электронном будет чуть быстрее. Они все хранятся на сервере. Доступ у тебя, естественно, есть. Ссылку на папки сейчас скину. Бумажные версии уже переданы в бухгалтерию, могу попросить девочек принести их тебе. Думаю, десяти-пятнадцати минут им хватит.
Дело в том, что этот мир держится на плечах бюрократов. А Тони, так уж вышло, им всегда симпатизировал, хоть и молча.

+2

6

Марк демонстративно проверил воротник рубашки у галстука, похлопал по карманам брюк, поднял пиджак и встряхнул его.
- Ребята, никто не видел мои очки? Такие толстенные, в роговой оправе? - Бет засмеялась в голос. За ней тихонько вторили человек десять. Подхалимы. - Я не знаю, почему ты думаешь, будто я ровесник мастодонтов, Тони. Но я в состоянии полистать электронную версию. Загвоздка в том, что  я буду сверять то, что хранится у нас на сервере с тем, что ты отправляешь наверх. Так что да, будь любезен, попроси девочек.
Разумеется, ему уже "накапали". Мол, зам твой на руку не чист и об этом уже знает некоторое количество людей. Хорошо бы убедиться в этом и самому. Доусону глубочайше плевать - порядочный человек Стюарт или нет. Что и где он покупает, на какие деньги. Кому нашёптывает на ушко свежие сплетни и кого потрахивает в свободное время. Пусть тешит своё эго чем хочет. Но только. Не. На его. Чёртовом. Месте.
Публичная экзекуция была нужна не для того, чтобы показать, кто здесь император, инквизитор и палач. Точнее, не только для этого. Но и для того, чтобы у Энтони было не так много путей отхода, не было возможности юлить. Потому что никто в здравом уме не станет врать на глазах у людей, которые с удовольствием тебя заложат. А они заложат. Даже его юнцы. А если он не в здравом уме...что ж, ему же хуже.
- Пока мы ждём, у меня есть несколько вопросов к тебе, Энтони. - Марк всё ещё сохранял дружелюбный тон, но в нём послышались менторские нотки. - Я полистал тут газеты... И я очень, очень разочарован. Что тут у тебя за рассадник свободы слова? Посмотри - месяц назад, Телеграф пишет: "Министр образования предложил отдать часть Лондона." Кому отдать? Он что, аутист? Он не любит нашу прекрасную столицу? Какого хрена его бесценное высказывание делает в прессе?!
Доусон хлопнул газетой об стол и принялся за следующую.
- Таймс.... Пишут, что ты не справляешься со своими обязанностями, сильно проигрываешь своему предшественнику, то есть, мне. Мне это, конечно, льстит. Но как ты это пропустил? Ты не мог позвонить Джону и поговорить с ним по душам?.. О, вот это моё любимое. - заголовки и цитаты из статей он зачитывал громко и чётко. - "Департамент по связям с общественностью, как политический эквивалент тёплой водки в турецком ресторане на Пикадилли - отвратительно, с опозданием и совершенно не к месту." Это про нас всех, дамы и господа, между прочим. И что же этот...ммм...Эрик, автор статьи? Всё ещё на своём тёпленьком месте. Почему, Тони? Ты же давал интервью три дня спустя. Ты не мог сказать, что это заказной материал, для дружеской дрочки Лейну? Они же близки, как ляжки у жирной тёлки! Что может быть проще?! Но ты не вступился ни за себя, ни за своих коллег. Это почти преступление против командного духа, парень. И кстати, о твоём интервью - редкая хрень. Ах, Томас Гуд! О, Рёскин! Это ты так свой ум хотел показать? Так это никому на пол не упало, знаешь ли.
Доусон встал, небрежно закинул пиджак за плечо и встал в центр комнаты. Сейчас, это его лектория. И они все будут его слушать, как нерадивые студентики, если хотят чего-то добиться в этой жизни.
- Ты должен был показать, что ты в тренде, ясно? Что тебе нравится НВО, ты общаешься с Сири чаще, чем со своей любовницей, а за свежий воздух и велосипедистов ратуешь, как за собственные яйца. А то складывается впечатление, что ты всё во что-то играешь. В песочнице, в детском садике. Ты словно не понимаешь, чем мы тут занимаемся и что должен делать ты. Сегодня ты продаёшь помидоры, но если завтра премьер скажет тебе встать за прилавок ювелирки - ты наденешь кипу и скажешь людям, что овощи - отвратительное порождение неопознанной химии. И теперь они должны жрать золото и бриллианты. "Хей, попробуйте наши новые сплавы!" - скажешь ты им. И скажешь так, что они тебе поверят. Потому что ты - с ними, потому что ты - часть матрицы, ты подключён к ней.
С каждым словом он чуть ниже наклонялся над замом, а потом резко выпрямился. "А я - долбанный агент Смит. И я уже окружил тебя." - Марк довольно усмехнулся. Он присел на ближайший стул и открыл электронную версию отчётов на смартфоне. Оправдания сладкого Тони его мало волновали, это уже представление для публики.

+2

7

[NIC]Tony Stuart[/NIC][AVA]http://uploadme.ru/images/2017/05/08/IMG_1265.jpg[/AVA]Он следил за каждым действием босса взглядом, точно также, как голодный пес наблюдает за тем, как хозяин набивает свое брюхо, не собираясь делиться с четвероногим другом. Тони ничуть не сомневался, что в ту же самую минуту совершенно аналогичное проделывают и остальные лизоблюды. Удивительно, но привычки, возведенные в Абсолют, никуда не деваются, пускай их и не пришлось применять последние несколько месяцев.
Это можно было назвать «уважением», но разве что в изуродованной и морально-опущенной реальности. Достаточный повод для ненависти к себе.
Тони невольно бросил взгляд на собравшихся «обожателей». Нет, их похоже все вполне устраивало. Расслабься и получай удовольствие. Так вроде говорится.
Еще до ухода Марка на больничный, Стюарт «завел» заполненное заявление об увольнении у себя в столе. Не хватало только даты. И плевать, что они уже перешли на электронный документооборот. Ему просто необходима была физическая близость с этой возможностью. Он хотел всегда иметь ее под рукой, изредка вынимая из ящика и поглаживая, чтобы не забывать, что это все ни какая-нибудь хреновая ловушка из тупых подростковых фильмов ужаса, где за каждым углом поджидает бессмысленная и невероятно жестокая смерть. В этом заключалась его надежда. И эндшпиль.
Он не считал себя заменимым. И никто не считал, если быть откровенным с собой. Но, черт побери, теперь же его уход подпортит всем жизнь.
Тони набрал в мессенджере сообщение для расчетчиков, затем скинул все же ссылку на папки Марку, и отклонился на спинку стула, приняв более расслабленную позу. Наступило время унижений.
Ты, Тони, ни на что не способен, Тони, а все потому, что у тебя не такие железные яйца, как у твоего босса, Тони. И так далее и так далее и так далее.
Он мог бы оскорбиться, обидеться, расплакаться, как первогодка-стажерка, но в его мыслях, пока Марк говорил, министра давил огромный каток. Снова и снова. И Тони стало так легко и хорошо, что он едва не позволил себе улыбнуться.
Не позволил. Сменил невозмутимый вид на униженный и недооцененный. Никто никогда не знает о предотвращенных катастрофах, ведь так? Иначе в прессе спаситель становится напыщенным индюком и малозначимым болтуном. Естественно, Марк решил ткнуть его словно нашкодившего котенка, нассавшего в ботинки, в его же испражнения. Что же будет, когда он обнаружит лужу наделанную прямо ему на постель.
- Кто может справиться с этой работой лучше тебя, Марк, естественно не я, верно коллеги? – босса его речь не интересовала, а ребята за то настойчиво закивали. Защищаться совершенно не хотелось. В конце концов, гордость он уже давно потерял, придя в эту контору, а все, что нужно знать о его профессионализме правильным людям известно. – По крайней мере, не за пару месяцев твоего отсутствия, будь великодушен. Рим не сразу строился.
Отчеты были в порядке. Тони никто не любил, и это было взаимно, поэтому, естественно, что они решили «нассать» в уши шефу, какой же Стюарт казнокрад. Особенно те, которых он выгнал в первый же день после ухода Марка.
Пока Доусон изучал цифры и сверял с принесенными бумажными версиями, Тони уткнулся взглядом в стол. В какой-то степени, он даже был рад его возвращению. Ведь, в самом деле, что нравилось Стюарту в этой работе? Только зарплата. Даже ощущение, что он, мать его, теперь царь-горы и может наставлять «на путь истинный» заблудшие массы, вскоре начала его тяготить. Массы несильно-то хотели, чтобы их наставляли. А публичность – дамоклов меч. Каждое твое слово, даже, сказанное в туалете, оброненное случайно во время секса, произнесенное сразу после приземлившегося на твою ногу отчета, будет использована против тебя. Извращено, исковеркано и выставлено в том свете, в котором нужно. Не тебе.
Пусть Марк копается во всем этом дерьме. Оно ему по вкусу.
Про Астон Мартин, естественно, придется забыть. Все его проекты и легкие способы закадрить телок останутся в прошлом. Сожалеть все же оставалось о чем. Однако же, у него были прекрасные перспективы для отступления. Его отчеты оценили в министерстве финансов, и сам министр уже не раз звал его к себе. Кулуарно, конечно.
В этом предложении были свои минусы, но Марк все равно не оставит ему выбора, вынудив уйти в отставку.
Сегодня – ты, а завтра – тебя.
Интересно, еще не поздно перехватить ту миленькую практикантку? Неплохо бы оторваться с ней напоследок.

Отредактировано Game Master (2017-10-01 00:23:15)

+1

8

Пренебрежение, которое Тони так тщательно скрывал, Марк практически чувствовал кожей. Ничего нового, впрочем - на остальных присутствующих речь, похоже, произвела нужный эффект. Однако, эти самые "присутствующие" ещё не до конца поняли, что здесь происходит и на чью сторону встать - и шотландцу, возможно, стало бы их отчасти жаль, не было бы ему так противно. Острое чувство омерзения затопило его резко и неожиданно, пока он листал отчёты. Очень захотелось выйти отсюда немедленно и не возвращаться. Ну, может быть, только кофе допить. И распустить весь департамент.
Но он, разумеется, остался сидеть на месте. Как он там сказал однажды одной назойливой журналистке?
"Всё, что мы делаем - мы делаем ради интересов страны."  - это не значило ничего иного, кроме "отвалите от меня со своим сраным интервью, я здесь пытаюсь уйти домой". В принципе, так же следовало понимать и слова Энтони. Мальчик типажа "даровитого сукиного сына" далеко пойдёт в любом случае - возможно, попроси его Доусон написать "по собственному" - ему это даже доставит удовольствие. Директор закрыл отчёты, закрыл копию отчётов и на секунду закрыл глаза. А когда открыл - столкнулся взглядом с  холодными голубыми глазами заместителя. В них ему почудился (почудился ли?) вызов, мол, что ещё ты учудишь, старик?
Возможно, кардиналу нужен новый Рошфор. Этот вкусил от власти больше, чем следовало.
Стюарт знает, что Марк ничего в отчётах не нашёл и не найдет - для этого в них надо было рыться часами, но даже если и так - они безукоризненны. "Тут всё понятно. Или хитрый лис идеально заметает свои следы или одно из двух." - он провёл рукой по лицу и поднялся со стула. Зазвонил телефон. На экране высветилось имя министра юстиции и приписка "бородавочник". Доусон выругался вполголоса, но трубку взял уже с широченной улыбкой на лице:
- Питер! Как дела, старый пройдоха? Чертовски рад тебя слышать. - шотландец держал телефон на небольшом расстоянии от уха. Тугоухий с детства, Питер носил слуховой аппарат, но вечно неправильно настраивал его и всегда разговаривал на повышенных тонах. - Да, слышал. Поздравляю тебя - выкарабкался из дерьма, а сам цветёшь и пахнешь как надушенная шлюшка. Кого подставил на этот раз?
Марк рассмеялся и слегка потянул узел галстука.
- Да шучу я, дурень, расслабься. Шучу! Да что ты говоришь? Из огня, да в полымя, ха? - директор дёрнул краем рта и стал размеренно ходить между столами из стороны в сторону. - Нет, сегодня приехал из Лестера.  Я думал, при достижении определённого статуса, тебя должны избавлять от таких пыток. Нет, извини, ничего не могу сделать, я ещё официально выходной. Не знаю. Не знаю! Позвони моему заместителю.
Он остановился около Энтони, забрал с соседнего стола ноутбук и открыл сайт какой-то вшивой жёлтой газетёнки с такой же вшивой статьёй для любителей чужого грязного белья - о дочерях министра юстиции, заснятых в каком-то фривольном клубе за каким-то фривольным занятием. Ноутбук поставил перед замом и, не касаясь экрана, ткнул пальцем в искомое:
- Я уверен, Тони разберётся. Да что ты говоришь! Отказался в прошлый раз помогать? - Доусон сочувственно зацокал языком. - Нет, договаривайся с ним сам. Питер... Питер! Я тебе, в общем-то, не друг и нянчиться с твоими коровами здоровыми я не должен. Вот и славно. Телефончик есть? Всё. Ага, пока.
Когда из динамика донеслись гудки, Марк вздохнул и добавил:
- Дебил.
Сунул телефон в карман, надел пиджак и посмотрел на Энтони долгим изучающим взглядом:
- Ладно. Пойдём, посмотрим сколько там не вытрясенной пыли в моём кабинете. С этой фигнёй, я думаю, ты и на ходу разберёшься.

Отредактировано Mark Dawson (2017-10-12 17:15:31)

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Inappropriate moment