Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Norbury


Norbury

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Mary Watson, Sherlock Holmes, John Watson
Время и место: октябрь 2015, Лондон, Лондонский аквариум, затем...
Краткое описание: Как трудно удержаться от того, чтобы не покрасоваться, когда дело раскрыто и загадок больше нет. Но что если последствия этого поступка окажутся трагическими?
Шерлок Холмс, не будь собой.

+1

2

Место для финального акта шпионской истории было подобрано словно по типичным канонам этих псевдо-геройских фильмов. Свет едва проникал сквозь толщу воды. Акулы, скаты и мелкие рыбешки кружили в огромных водных резервуарах, и можно было представить, что это они наблюдают за тобой, а не ты за ними. Не хватало лишь музыки, чтобы закончить со зрелищностью и перейти к сути. К диалогам. Но вместо мелодии, напряженной, как сама сцена, звучало лишь: «Аквариум закрывается через пять минут, просьба всем посетителям пройти к выходу».
В качестве клише одну из емкостей обязаны были прострелить, и когда тонны воды, не удерживаемые никакими силами, разрывая на части тонкую образовавшуюся трещину, словно хлипкий лед, вырвутся наружу, герой должен уже стоять над телом поверженного врага. Или же сам должен оказаться поверженным. Но, конечно, не в фильмах о Джеймсе Бонде. Здесь обязательно должно произойти нечто из ряда вон выходящее, что можно предугадать в начале сцены. Главный герой не имеет права умирать в конце. У него контракт на съемку еще по крайней мерев пяти фильмах. Шерлок никогда не любил подобные фильмы. Клише на клише. У злодея обязательно припрятан пистолет, даже если он оказывается на объекте, который находится под особой защитой. Все вещи досматриваются, люди проходят через металлоискатель. И даже полиции в этом городе нельзя иметь при себе оружие без особого на то распоряжения. 
Это лондонский аквариум. В отсутствие сотен туристов, жмущихся к заляпанным стеклам, постоянно щелкающих со вспышкой, несмотря на то, что это запрещено, и не умолкающих не на секунду, здесь и в самом деле может разыграться воображение.
В детстве Шерлок любил воду. В бескрайних просторах океана скрывалось столько загадочного и непредсказуемого, отчего невозможно было оставаться равнодушным.
Но теперь он видел во всем этом лишь холод и опасность.
Перед ним сидела немолодая женщина, которая долгие годы умудрялась продавать тайны, подставлять агентов и делать еще множество того, что является табу даже для секретарши секретной службы.
Она не пряталась – ее коллеги знали, где ее искать. Вся ее жизнь читалась на ее лице и одежде, словно Вивьен Норбери и в самом деле была открытой книгой. Но никто не видел, кто она, и что делает.
Это не укладывалось в голове. Призрак. Должно быть. Иначе как ей удавалось оставаться в тени так долго.
А потом еще эта восточная притча про Смерть в Самарре. Шерлок опустил голову, теряя терпение.
Предсказуемо скучно.
Он знает, чем все это закончится, а от того, хочется завершить эту историю как можно скорее. И забыть. 
- Я очень занятой человек, миссис Норбери, давайте перейдем к делу.

+2

3

Располнеть, водя дружбу с Шерлоком, ей точно не грозит – Мэри почти бежит, петляя в коридорах аквариума. Жуткое место, с какой стороны не посмотри, да еще и это мертвецкое освещение, призванное, вероятно, дополнить атмосферу. Ей сложно было понять людей, которые находили подобные места привлекательными, да еще и приходили сюда по собственной воле. Ее, например, смог заманить только консультирующий детектив, подобравшийся к разгадке. Не стоило даже гадать, какой она окажется.
Посетителей уже нет, некому создавать отвлекающий шум и перекрывать голоса говорящих. Мужчина и женщина…и кто же она?
Женщина начинает рассказывать сказку. Самарра, бегущий купец, смерть. Мэри слышала ее однажды и совершенно не прониклась идеей – фатализм был ей не присущ, а все с ним связанное вызывало отторжение. Невозможно, чтобы каждый шаг был предопределен. Должна быть свобода выбора, или же жизнь – величайшая, хоть и очень жестокая шутка. Шерлоку, должно быть, тоже не нравится, ведь тогда весь его блестящий ум – просто умелая декорация и ничего больше.
Чуть запыхавшись, она вбегает в зал. Хрупкая старушка, кажется, не представляет угрозы.
- ..фигуру смерти, - произносит вместе с выдохом, не давая завершиться пересказу глупой истории. – Привет, Шерлок. Джон уже в пути.
Пара вдохов-выдохов, чтобы восстановить дыхание. Оглядывается: Шерлок спокоен и торжественен, да это и понятно, наступила его любимая часть – объяснения перед все еще ничего не понимающими слушателями. В этот раз она и правда ничего не понимает.
Старушка тоже молчит, переводя взгляд с нее на детектива и обратно, но, раз она здесь, то имеет какое-то отношение к ее делу. Мэри начинает догадываться, но, в этот раз, оттягивает момент окончательного осознания.

+2

4

Разгадки частенько оказываются разочаровывающими. Что совсем не канонично для традиционного детектива, в котором сыщик собирает всех участников истории в уютной гостиной и неторопливо за чашечкой хорошего чая рассказывает то, что привело к трагическим событиям, сдувая пыль с забытых некогда скелетов из шкафа и выставляя их на всеобщее обозрение. Шерлок считал эти сцены ужасно утомительными и закрывал книжку раньше, чем до них доходило. Кто совершил преступление, уже становилось ясно, а дальше дело за полицией, а не за элегантным детективом.
Шерлок спрятал руки за спиной, повернув голову в сторону подоспевшей Мэри.
- Привет, - выслушав сводку с полей Уотсонов, он кивнул и представил их собеседницу. – Мэри, познакомься, это «Аммо». Это она использовала А.Г.Р.А. как свой частный отряд убийц и подставила вас в Тбилиси.
И, конечно, дело было в деньгах. Но лишь первое время, а потом, когда ситуацию стала постепенно выходить из-под контроля, старушка решила замести следы, чтобы вернуться к своей тихой, почти незаметной жизни. К несчастью, ее обнаружили. Однако судьба вновь оказалась к ней благосклонна – по невероятному стечению обстоятельств, та, что могла ее выдать погибла во время захвата заложников. А Мэри и ее команда, прибывшие на помощь, также должны были стать жертвами террористов, которых Вивьен предупредила о появлении серьезных противников. А.Г.Р.А. собирались убить только потому, что они лучшие. И если бы слива информации не было, они бы успешно справились с заданием.
Да, Шерлок самоуверенный, но небезосновательно. Он даже знает, что она скажет дальше. «Отпустите меня, и никто не пострадает».
Но это ложь. Потому что Вивьен не дура, она прекрасно понимает, что Мэри этого так не оставит, и легче покончить с ними обоими здесь, а потом уехать… на Корфу. И где он слышал это название?   
В результате Шерлок лишь делает шаг вперед, призывая Мэри остановится, когда «Аммо» достает из своей сумочки пистолет и наводит то на нее, то на него. Теперь им только и остается, что тянуть время до приезда полиции. Жаль, что сейчас нельзя книгу закрыть.

Отредактировано Sherlock Holmes (2017-03-04 22:27:57)

+1

5

-…познакомься, это "Аммо", - звучный голос детектива словно бы множится, отражаясь от стекла, и возвращается обратно, многократно усиленный и повторенный, но уже потерявший всякий смысл.
"Аммо" – их кодовое слово. "Аммо" – их заказчик. Аммо – сухонькая женщина в потертом костюме и грязных туфлях. Одно из утверждений кажется ложным, но, скрепя сердце, приходится признавать правду: в смерти ее второй семьи виновата именно эта женщина.
«Но почему?!» - первая, подавленная реакция. Мэри переводит взгляд на Шерлока, до последнего надеясь, что сейчас тот засмеется и объявит розыгрыш завершенным. Детектив серьезен и, кажется, немного заскучал.
- Вы – Аммо? Это вы тогда звонили? – Она даже не пытается скрыть удивление. Все прошедшие годы Мэри пыталась отыскать ошибку в операции. Утечку. Крысу. Собственный просчет. Оказалось – клерку в Англии нужен был домик за городом. Шерлок, верный привычке, разматывает перед ней всю цепочку событий, приведших к данному моменту. Она обдумывает, сможет ли скрыть следы убийства, придушив эту старую самодовольную кошелку. Детектив ей обязательно поможет, почему-то в этом женщина не сомневается – младший Холмс мог терпеть рядом с собой психопатов и маньяков, но не предателей, занятный аспект характера.
Вивьен делает ровно то же, что и все преступники, пойманные за руку – рассказывает. Тщательно, подробно, не упуская деталей и явно гордясь собственной проделкой, а на деле: перекладывая свое чувство вины на них. Точнее, пытаясь. Мэри все еще смотрит на нее как на экспонат кунсткамеры, сопоставляя реальность и собственные домыслы. Она даже не думала, что все окажется так банально. Это злит. Ее друзья погибли из-за жадности секретарши, разве это справедливо?
Ирония состоит в том, что она ожидала подобной просьбы: позволить уйти. Все всегда надеются на положительный результат, такова уж человеческая природа, но просить об этом после подобных признаний…
- И вы надеетесь, это сойдет вам с рук? – Ярость застилает глаза. Убить. Немедленно. А дальше будь что будет. За спиной окрик Шерлока, в руках секретарши – пистолет. Последний довод особенно убедителен, Мэри как раз не в настроении получить пулю. – Ладно. Ладно. – Руки приподняты, два шага назад.
Просто выждать момент. Она отвлечется, обязательно, слишком уж хочет собой полюбоваться, а Мэри и нужно-то несколько секунд.

+2

6

Хвастовство Вивьен, ее слова о собственной успешности в роли агента, если пришлось бы, в совокупности с раздутым самомнением – не трогали Шерлока так, как Мэри, которая не смогла сдержать смешка. Однако, произнесенное словно развязало ему руки. Она решила, что победила, что переиграла его? Неужели?
- Операция в Тбилиси была проведена успешно.
Старуха, конечно, соглашается, не без удивления принимая от него похвалу.
- Для секретарши, - добавляет Шерлок, разбивая всё ее воодушевление о суровую реальность. – Должно быть, непросто оставаться на заднем плане, зная, что вы умнее многих, кто работает рядом. Нет, дело, конечно, в зависти, - продолжает он, не давая ей закончить фразу. – Наскучившая рутина, серые офисные будни, где каждый день похож на предыдущий. Вокруг кипит жизнь, а вы с работы домой, в свою маленькую квартиру на Уигмор-Стрит. Там сняли асфальт. У вас на туфлях характерный грунт.
Всех всегда интересует, как он это узнал. Что ж… разве можно разочаровать такую благодарную публику?
- С вашей зарплатой не разгуляешься. Все деньги ушли на коттедж. К тому же вы вдова - кольцо на другом пальце, а значит вы уже не в браке, но ваши чувства живы. А если учитывать количество кошек в вашей жизни, голосую за вдовство.
Шерлока было уже не остановить. Он смотрел на нее и видел всю ее жизнь и не мог не поделиться своими наблюдениями с окружающими.
- Три германских и одна черепаховая. Шерсть на вашем кардигане. В разводе ищут нового партнера, а кошек заводят, когда нужно заполнить пустоту в доме. Я слышал, кошки в этом помогают. Другого мужчины у вас нет, иначе вы бы не проводили вечера в аквариуме. Возможно, этим вызваны проблемы с алкоголем. Рука слегка дрожит и характерные пятна от вина у вас над верхней губой. Так что да, я считаю, что зависть была главным мотивом. Желание самоутвердиться. Компенсируя этим пустоту своей жалкой жизни.
Шерлок смотрел на нее свысока, с нескрываемым презрением.
- Вивьен Норбери, перехитрившая всех. Кроме Шерлока Холмса. А теперь, - он протянул вперед руку, предлагая ей отдать оружие. – Выхода у вас нет.
Он был уверен, что она это сделает. Полиция уже прибыла, застрелить всех она не сможет, так что целесообразнее будет сдаться.
Однако Шерлок Холмс ошибся.

+1

7

Шерлок принялся распутывать клубок, выкладывать перед зрительницами карты, играя в свою любимую игру. "Слишком опасно!" - внезапно, красной лампочкой вспыхнуло предостережение в сознании Мэри. Вивьен напряжена, зла и опасна, как загнанная в угол крыса - да, она и есть крыса, которую загнали в угол. Ей сейчас ничего не остается, кроме как причинить им побольше ущерба, а ведь у нее в руках пистолет, когда они оба безоружны. В планы Мэри сегодня не входило умереть от рук секретарши, да и время смерти Шерлока еще не пришло.
- Шерлок! - женщина одернула его, но детектива не остановить. Он продолжил разливаться соловьем, раздражая Вивьен еще больше. Еще немного, и старуха переведет прицел пистолета с агентки на Шерлока, лишь бы заставить его заткнуться.
- Шерлок, хватит! - Мэри прикрикнула уже громче, понимая, что мужчина выбрал не лучший способ потянуть время до приезда полиции. Она не двинулась с место, но все ее тело сжалось в пружину, готовую к прыжку, только пока не понятно куда. "Выстрелит? Нет? В меня или в Шерлока?" - гадала Мэри по лицу и рукам Вивьен. Понятно, что с расстояния в полтора метра невозможно промахнуться, чтобы там не заметил Шерлок о ее алкоголе и треморе.
Вошедшая полиция чуть сбавила тон напряжения, но Мэри еще не успела расслабиться, когда старуха вновь подняла пистолет с обещанием удивить. Решение Мэри было мгновенным. Оно было принято в пользу друга еще до того, как она успела бы осознанно это обдумать. Несмотря на то, что она стояла за Шерлоком, женщина успела вылететь из-за его плеча, одновременно отталкивая его назад.
"Это же не конец?" - отчаянно попыталась понять она, чувствуя, как оглушающая боль пронзает тело, и как слишком быстро промокает водолазка, - "Я не хочу умирать сейчас!" Как часто она ходила по этой грани, но почему-то пересечь ее именно сейчас было особенно обидным, когда вот-вот сюда приедет Джон, когда дома ее ждет Рози...

Отредактировано Mary Elizabeth Watson (2018-04-29 19:00:21)

+3

8

Конец истории должен был выйти эффектным и зрелищным для всех собравшихся. Шерлок Холмс раскрыл бы всем глаза на правду, Вивьен Норбери оказалась бы в наручниках, зал с акулами опустел, и все вернулись бы к своим заботам. Майкрофт - к поиску предателей и шпионов, Лестрейд - к многочисленным отчетам и пончикам (пара лишних фунтов откровенно бросались в глаза), Мэри - к своим дочери и мужу.
А Шерлок - к игре на скрипке и стрельбе по стенам, пока новый клиент не окажется на его пороге с просьбой о помощи.
Но Вивьен Норбери и в самом деле смогла его удивить.
И за ту долю секунды, пока пуля начала свой полет, покидая ствол и устремляясь в сторону Шерлока, его посетило чувство сожаления.
На более развернутую реакцию времени не оставалось.
Как бы то ни было, в этом не было бы ничего противоестественного. С его образом жизни, вероятность умереть раньше срока равнялась восьмидесяти семи процентам. И хотя, по его мнению, он был достаточно умен, чтобы избежать большинства наиболее ожидаемых смертей, случайностей никто не отменял.
Но Вивьен Норбери не была случайностью.
В этот момент произошло то, чего он никак не мог ожидать: Мэри среагировала молниеносно, оттолкнула его в сторону и пуля неизбежно попала в нее. Ударившись спиной о скамью, она упала на нее.
Полиция бросилась к Вивьен, но Шерлок больше не замечал ее. Детектив присел рядом с Мэри, не зная, что делать, как помочь. Он не Джон, он не спасает людей. Сейчас от него не больше толка, чем от акул, плавающих в своих резервуарах вокруг.
- Вызовите скорую, - произнес он в сторону Лестрейда, который наверняка и так это сделал.
Рану необходимо было зажать. Он видел, как Джон это делал, когда привлек Шерлока к спасению жизни гвардейца. Но там речь шла о чужом человеке, чья судьба мало интересовала детектива, и он просто действовал так, как говорил ему Уотсон. Сейчас же на кону стояла жизнь Мэри, и Шерлок просто оцепенел, положив руку в совершенно бесполезном жесте ей на плечо. Холмс боялся своими неуклюжими действиями усугубить ситуацию и нанести непоправимый вред, который он, вероятно, уже и так причинил.

Отредактировано Sherlock Holmes (2018-04-08 12:07:24)

+3

9

Джон был уже в пути.
И всякий путь, если он был хоть как-нибудь (пускай даже косвенно, наплевать) связан с Шерлоком Холмсом, то это обязательно испытание. Для нервов, для собственной выдержки, чтобы в лишний раз убедиться в своём пределе не только моральном, но и физическом. Но прямо сейчас под удар больше попадала именно первая составляющая. Момент, когда практически вся твоя семья уверенно вышагивала по опасно наточенному лезвию ножа, сложно назвать приятным хотя бы отчасти. Тот факт, что сейчас малышка Рози была в безопасности вместе с Молли и миссис Хадсон.. да, разумеется, это придавало спокойствия и какой-то уверенности в своих следующих шагах, однако неприятное колюще-давящее чувство не намеревалось отпускать, постоянно то наступая на пятки, то подталкивая в спину, вынуждая ускориться, хотя Уотсон и без того уже срывался на бег, лишь рассеянно и отрешённо осматриваясь по сторонам. Странно или нет, но раньше ему не приходилось ещё побывать в этом месте. Океанариум. Это интересно, как и планетарий, к примеру. Но как можно думать о рыбах за стеклянной перегородкой, когда со стороны слышится звук выстрела? Это точно выстрел, такой звук бывший солдат (пускай и врач) не спутает ни с чем. И никто не скажет, что этот звук может предвещать что-то хорошее.

Доктор поджимает пересохшие и даже слегка побледневшие губы, сворачивая и направляясь непосредственно в сторону шума. Лишь бы только всё было хорошо, лишь бы. Единственная мысль, вертевшаяся в голове, лишь изредка уступая место другой, более привычной, но сейчас не менее важной. Шерлок, только не глупи. Не будь собой, Шерлок. Не подставляй себя и других. В очередной раз. Не делай этого, не совершай глупости.
И кто бы только мог подумать, что чувства окажутся правы в очередной раз? Младший Холмс всегда старался отрицать чувственную составляющую, решая целиком и полностью отдаться жёсткой рациональной половине. Но кто бы что ни говорил, интуиция редко ошибалась. Нельзя сказать, что у Джона она была хорошо развита, но в этот раз не солгала. И это скорее минус, чем плюс.

Завернув за угол, касаясь ладонью холодной бетонной стены, мужчина смотрит на происходящее, за доли секунды стараясь понять, что именно творится в этом месте. Взор перескакивает с одного участника на другой, а потом обратно, пока не выцепляет детектива.
— Шерлок?
Но объект внимания подлежит быстрой замене, потому как в другом силуэте рядом Уотсон узнаёт Мэри. Мэри, на одежде которой была отчётлива видна кровь. Удивлённо вскинув брови, он не раздумывая бросается вперёд, протискиваясь между Лестрейдом и ещё каким-то незнакомым человеком. И эти двое вовремя отшатнулись в сторону, продолжая, однако же, следить за событиями.
— Мэри? Что.. что случилось? — опускаясь прямо рядом с раненой женой. Это даже в мыслях звучит ужасно. Другой рукой он благоразумно отодвигает Холмса в сторону, давая понять, что не потерпит, если тот сейчас будет хоть как-нибудь мешаться под ногами. Вернее, руками. Врачи всегда работали руками. В первую очередь. — Какого чёрта здесь произошло? — повторяя свой вопрос, обращаясь уже конкретно к Шерлоку. Интонация также заметно меняется. Теперь можно было различить раздражение, граничащее со злостью, наряду с вызовом. Он словно говорил одно, но подразумевал "если ты сейчас же мне не ответишь, то останешься со сломанным носом, ей богу".
Доктор негромко шипит и пристально смотрит на миссис Уотсон. Несмотря на интонацию, лицо его было расслаблено. Он не хотел, чтобы Мэри брала с него пример и напрягалась сама, ей это ни к чему. Пулевое ранение, диагноз был очевиден. Только вот это ничуть не утешало.
— Чшш, всё будет хорошо. Вызовите чёртову скорую! — да, Джон был врачом. Хорошим, квалифицированным врачом, однако этот факт не делал его всесильным. Он был не способен справиться с такой раной без каких-либо медицинских приспособлений, даже самых банальных. Мужчина опускает ладонь на кроваво-красное пятно, слегка надавливая. Не так сильно, чтобы причинить много дискомфорта, но и не едва-едва, ведь надо было постараться остановить кровь.

+2

10

Увидеть растерянного Шерлока удается не каждому, в другой раз Мэри обязательно бы пошутила об этом, но сейчас почему-то ничего не пришло в голову. Тем более, что в этот момент из-за его плеча вылетел Джон, и внимание женщины переключилось на мужа.
-  Аммо - просто секретарша... - коротко ответила она.
Кровь бежит между пальцев. Мэри видела много разных ран в своей жизни, и сейчас чувствовала, как боль и слабость затуманивают сознание. Нет, Джону не заговорить ей зубы так, как многим другим пациентам, слишком богатый и разнообразный опыт у его жены. Она чувствует, что никакого "хорошо" уже не будет.
Тяжело дыша, Мэри попыталась отшутиться, чтобы снять напряжение этого безумного момента:
- Бросьте, док. Это все на что Вы способны? - вышло неловко, сегодня она не в лучшей форме, - Джон, мне кажется, что это конец.
Джон, конечно, не согласится. Он не может согласится с ее смертью. А она бы на его месте? Конечно, нет. Уж Мэри нашла бы путь в загробный мир и поспорила бы с самой Смертью, чтобы вытащить оттуда мужа. Жаль, что это просто сюжет старых сказок. В реальности это невозможно, и сейчас надо успеть попрощаться.
- Знаешь, я была с тобой так счастлива... Я вообще не думала, что такое возможно, - говорить это оказалось больно. Слова словно резали горло, Мэри с трудом удавалось сдержать слезы, хотя раньше и не была чересчур чувствительной. Но, как же горько, что ей пришлось прощаться именно сейчас, когда она только почувствовала, что такое быть нормальным человеком, иметь семью, жить полной жизнью... - Присмотри за Рози... Обещай мне... Нет, поклянись!
Как справится с ребенком Джон без нее, один? Как он справится один с жизнью? Мэри видела, как Джон переживал смерть Шерлока, и имела основания боятся, что ее смерть подкосит его не меньше.
- Эй, Шерлок... - крикнула она ушедшему куда-то из зоны видимости детективу, - Ты мне так нравишься... Я говорила?... Прости, что стреляла тогда в тебя... Думаю, мы теперь квиты?..
Это слишком тяготило Мэри. Пусть она тогда не хотела его убивать, пусть она была уверенна в своем выстреле и сама вызвала скорую помощь, но, опоздай немного скорая, и Шерлок был бы мертв. Слишком высокий риск ради того, чтобы Джон не узнал ее истинную суть.

+3

11

Джону не нужно было ничего делать, Шерлок и сам готов был посторониться,  как только друг появился в поле зрения.
Он встал со скамейки, отступая в тень из круга света, туда, где позади него, в полутемном аквариуме плавали акулы.
Джон хотел знать, что произошло, а Шерлок не мог найти слов, ни чтобы объясниться, ни чтобы утешить. Он лишь протянул руку, как будто это могло помочь, вытащить Мэри, заставить события действовать правильно, так, как нужно, так как должно быть.
И где же вся твоя хваленая гениальность, Холмс? В прошлый раз, в опасный момент для него самого, его ум и Мэри спасли ему жизнь.
Теперь же, он лишь стоял как истукан, с протянутой рукой, способный пробормотать лишь:
- Джон, я...
Но тут из последних сил заговорила Мэри, как всегда спасая положение, переключая внимание рассвирепевшего мужа на себя.
Шерлок опустил руку и отошёл к стене, не желая мешаться под ногами, пока Мэри не обратилась и к нему, и он на мгновение вновь появился в круге света, чтобы произнести:
- Это ничего...
Дальше на помощь пришли парамедики. Лестрейд попросил криминалистов подождать, пока не увезут раненную. Майкрофт разговаривал по телефону в противоположном углу. В его голосе сквозили усталость и раздражение. Он был поглощён беседой, не обращая ни на кого внимания вокруг, или стараясь не обращать внимания ни на кого вокруг.
В какой-то момент Шерлок обнаружил себя сидящим на той самой скамейке. Оторвав руки от лица, он не без удивления заметил, что остался совсем один. Мэри забрали парамедики и Джон, конечно же, уехал с ней. Майкрофта тоже в помещении уже не было.
Достав телефон, Шерлок набрал номер единственного человека, который сейчас стал бы с ним разговаривать. Она всегда ему отвечала, даже если это было неудобно.
- Молли, - вместо приветствия произнёс детектив. - мне нужна твоя помощь.

+3

12

Тёмный салон кэба, ночь, спускающаяся на город за окном - и не скажешь, что едва минуло шесть часов вечера, - ледяные пальцы, застывшие на сумочке. Мисс Хупер, оставив маленькую крестницу на попечение домовладелицы детектива, ехала прямо в больницу святого Томаса. Всего ничего от лондонского аквариума, только пересечь Вестминстербридж-роуд и всё... Уважаемый госпиталь с высококвалифицированным персоналом, они помогут, они смогут... Молли не до конца поняла, насколько всё серьёзно по сбивчивым фразам Шерлока, впрочем одного того, как звучал друг, было достаточно, чтобы девушка мысленно готовилась к самому страшному.
Она никогда не боялась больниц. Странно было бы для человека, большую часть сознательной жизни проведшего в этих пропахших болезнью и смертью стенах. И всё равно что-то дрогнуло внутри, когда она оказалась в залитом светом помещении, где кипела жизнь. После затопленной сумерками улицы резануло по глазам, а в нос ударил едва заметный запах хлорки.
Хупер без труда нашла коридор, ведущий в операционную, места для ожидания вердикта... Каждый следующий шаг будто давался сложнее, ноги налились свинцовой тяжестью, а рёбра болезненно сжались. Её друзья были здесь. Джон, обхвативший голову руками, сгорбившийся на своём месте, окаменевший, будто готовый в любой момент взвыть как дикий зверь. Шерлок в отдалении, забившийся в угол, будто в противовес доктору обессиливший, хрупкий, напуганный и переполненный виной до краёв души.
Долгое мгновение Молли, застыв, изучала обстановку. Сердце нервно трепыхалось и пропускало удары от нарастающей тревоги. Но патологоанатом всё же упрямо продолжала держать себя в руках, разумно решив, что стоит сначала во всём разобраться. Возможно, всё не так уж и ужасно, впрочем, весь вид мужчин говорил об обратном.
Невольно стараясь ступать тише, девушка подошла к Шерлоку, осторожно коснулась его рукава и молча вопросительно кивнула в сторону операционной. Ей казалось, что стоит разрушить тишину своим голосом, как весь мир рухнет. Впрочем, слова тут и не были нужны, всё было и так понятно.

Отредактировано Molly Hooper (2018-08-12 16:51:24)

+3

13

Лестрейд сообщил ему, в какую больницу отвезли Мэри. О ее состоянии полицейскому ничего известно не было. В этот час Лестрейд оказался особенно скуп на слова, то и дело переругиваясь с кем-то из детектив-сержантов. У инспектор было множество дел. Не каждый день удаётся задержать «предателя» такого масштаба как миссис Норбери.
Пока кэб вёз его по вечерним улицам, детектив то и дело прокручивал в голове произошедшее. Нервно разжимая и сжимая пальцы в кулак, он пытался все проанализировать, отмечая каждую свою оплошность, приведшую к трагедии. Не было никаких сомнений, что его слова стали тем самым катализатором, вызвавшим бурную реакцию и спровоцировавшим Вивьен. 
Но зачем Мэри рисковала собой? Теперь, когда она обрела счастье с Джоном, зачем подвергать себя опасности?
Он должен был учесть кое-что важное. Побег Мэри, и ее попытка сбить детектива со следа – все это свидетельствовало об одном и том же. Она защищала свою семью, знала, что если Шерлок последует за ней, то и Джон не останется дома. Она была готова к самопожертвованию и осознанно шла на это. Но ради кого? Почему ради него? Шерлок не мог найти ответа, и это было мучительно. Психология человека не имела ничего общего с логикой. Холодный голос рассудка рассыпался на части, стоило Роуз при их встречах бессмысленно расплываться в улыбке, всматриваясь в его лицо. Он был для неё совершенно бесполезным: не мог накормить, даже если речь шла о бутылочке, укачать или поменять подгузник. Она то и дело дергала ручками и ножками, но поймав его взгляд на себе внезапно улыбалась, словно знала его и ждала.
Со взрослыми женщинами было ничуть не проще.
Ирен Адлер, уже будучи несвободной, живя с сущим дьяволом, продолжала поддерживать с Шерлоком связь.
Молли, не смотря на все обиды, унижения и его внешнюю и внутреннюю отстранённость, спешила к нему, стоило лишь позвать ее.
А Мэри закрыла его от пули. Словно его жизнь была важнее ее.
В этом не было никакого смысла.
Только ярость Джона была ему понятна. Но и она угасла в ожидании новостей, сменившись опустошением. Это был ни доктор, а лишь его оболочка.
Ему стало бы легче, если бы он спустил пар. А сегодня был достаточно скверный день, чтобы Джон Уотсон мог причинить кому-нибудь достаточно физической боли, чтобы ему самому стало легче. И этот кто-нибудь стоял всего в нескольких шагах от него, сохраняя напряженное молчание.
Шерлок вздохнул, отвлекаясь от своих мыслей, переводя взгляд на подоспевшую Молли.
- Пожалуйста, узнай у него, есть ли какие-то известия о Мэри, - тихо произнес Шерлок, не смотря в сторону Джона.

+1

14

Молли кивнула. Несколько шагов до Джона показались ей многокилометровым марафоном, но она преодолела это расстояние, осторожно присела на место рядом с лучшим другом сыщика и тихо окликнула:
-Джон,- её пальцы едва ощутимо неловко скользнули по плечу доктора, будто девушка боялась этим ненавязчивым дружеским жестом принести ещё большую боль.
Уотсон поднял на неё затуманенный горем взгляд, застыл, будто не в силах узнать. На миг взгляд наполнился осознанностью, искрой узнавания, чтобы в следующую секунду вновь потонуть в омуте отчаянья. И доктор заговорил - тихо, сухо, отрывисто, нервно сглатывая. Тяжёлое пулевое ранение, большая кровопотеря, операция, ничего не известно, шансов практически нет. Молли не перебивала и ничего не спрашивала, только осторожно и ненавязчиво гладила друга по плечу, сама едва сдерживая моментально подступившие слёзы. "Шансов практически нет,"- билось в висках. -"Шансов... практически..."
Джон перевёл взгляд ей за спину, и гримаса боли и отчаянья сменилась гневной. Пара слов, и Молли отозвалась:
-Я поняла. Я ему скажу.
Патологоанатом встала и двинулась к другу. Сейчас у неё в душе был только страх, смешанный с обречённостью, как бывает, когда ожидаешь худшего. И капелька надежды где-то глубоко-глубоко.
-Езжай домой, Шерлок,- попросила девушка. Губы как будто вмиг пересохли. - Джон... Ему сейчас тяжело. Он... просит тебя уйти.

Отредактировано Molly Hooper (2018-08-24 11:53:37)

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » Norbury