Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *The Pretender


*The Pretender

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Charles Magnussen, Mary Watson
Время и место: 11 сентября 2014 года, кабинет Чарльза Магнуссена
Краткое описание: некоторые секреты не должны быть раскрыты

0

2

Самолет мягко приземлился, нудно шелестя шасси по посадочной полосе. Медленно катясь к пункту остановки, крылатая машина словно вздыхала: "Наконец. Прилетели. Дома". Стюардессы, задумавшись, смотрели в иллюминаторы, пассажиры молча ждали полной остановки самолета.
Чарльз выглянул в чуть запотевшее окно и поправил очки. На Лондон опустились сумерки и огни аэропорта, казавшиеся светлячками с высоты полета, сейчас маячили крупными пятнами расплывающихся всполохов света. Что ж, 11-часовой перелет несколько утомил, но впереди еще столько дел. Невыполненных, ожидавших четкого руководства, жесткой руки, ясного ума. 
Встряхнув левой рукой, Чарльз кинул короткий взгляд на часы, затем поправил манжеты рубашки, и отстегнул ремень безопасности. Самолет уже остановился, и вскоре, когда расторопные девушки в форме личной авиакомпании Магнуссена откроют двери, вся команда, состоящая из отборных кадров, которые Чарльз сам подбирал, лично отсеивая слабых, нерасторопных и некомпетентных претендентов, двинется на выход. Делая вид, что совсем не торопится, однако желая, как можно скорее покинуть борт. Провести время с шефом в замкнутом пространстве 11 часов... Не каждый сможет.
Вставая, мистер Магнуссен краем глаза увидел, что его помощница Лиза задремала, откинув голову на спинку кресла. Ее каштановые волосы, завитые крупными локонами, рассыпались по кожаной поверхности кресла. Губы, накрашенные бледно-красной помадой, чуть приоткрыты в полуулыбке, словно она видела ужасно хороший сон. Юбка чуть задралась, обнажая край резинки чулка. Чарльз усмехнулся про себя, не подавая виду остальным, но эта картина, его даже слегка умилила.
Но, прогнав эти мысли, он твердым шагом направился к выходу, на секунду лишь задержавшись у двери и кивнув одному из охранников на Лизу. Тут же, девушка была бесцеремонно разбужена. Испуганные глаза помощницы, словно ища поддержки вокруг, остановились на Чарльзе. Словно по волшебству, смесь страха и злости вспыхнули в этих голубых и бездонных, как океан, глазах. Она вскочила, доставая на ходу телефон и засеменила за шефом.
- Есть ответ из Палаты Лордов, Лиза?
- Они ожидают Вас.
- Время?
- Не уточняли.
- Что ж, тогда, полагаю, у нас еще куча времени.
Спустя несколько часов, сидя в своем офисе за столом, Чарльз откинулся на спинку, только что закончив последние на сегодня дела.
Почта пестрила непрочитанными сообщениями, лондонский секретарь ждала подтверждения об актуальности нескольких встреч, один заинтересовавший его лот, был выставлен на аукцион полчаса назад. Да, непременно, он должен был завладеть этими старинными напольными часами ХVII века. Чарльз, как известно, ценил качественные, раритетные вещи.
Раздался звонок коммутатора. Взлетев в воздухе, и на секунду замерев, рука Магнуссена опустилась на аппарат.
-Да. - холодный, бесчувственный голос иногда пугал даже его самого.
- К вам посетитель.
- Завтра.
- Но это же...
Дослушивать кто там к нему явился Чарльз не стал. Зачем? Он же сказал-Завтра. Все завтра. А сейчас... Сейчас его мысли были далеко. Там, где его жизнь и работа. Истинный интерес. Там, где заключалась вся его власть. Там, где он мог вершить дела и судьбы всего мира...

Впрочем. унестись далеко в свои сладостные думы он так и не смог. Вполне возможно, что в какой-то момент, Бог наделил его секретаршу зачатком глупости, которая стала, словно раковая опухоль, расти в ее крохотном мозгу. Или же, суицидальные наклонности, которые до сего момента молчали и были незаметны взору мистера Магнуссена, проявились именно в эту минуту. В любом случае, то, что произошло после короткого, но крайне весомого разговора по коммутатору, повергли Чарльза в такое неприятное удивление, что он сперва даже не поверил глазам, когда в его кабинет, весьма бесцеремонно (что в данном случае проявилось в виде двух тихих стуков в дверь и полное игнорирование ответа шефа) вошла Джанин.
Кисло улыбаясь и сжимая в кулаке листок синеватой бумаги, другой же, придерживая дверь за ручку так сильно, что костяшки пальцев побелели, девушка вошла и остановилась, сделав лишь один шаг.
- Мистер Магнуссен, сэр, к вам посетитель...
Магнуссен окинул взглядом трепещущее тельце секретарши, ее бледную кожу, испуганные глаза. Словно рентген просветил ее душонку насквозь, принимая решение, ударить сейчас или нанести урон позже, когда за дверью не будет стоят некто, кому жизнь, кажется, перестала иметь ценность.
Вопросительно глянув на нее, он медленным движением снял очки, достал специальный платок и стал медленно протирать стекла, все так же, не сводя глаз с Джанин.  Девушка кивнула, словно еще раз убеждаясь, что сейчас, прямо тут ее не настигнет кара ее сурового шефа, и нырнула в вечерний полумрак коридора, откуда послышались голоса.
Вскоре, в дверном проеме возникла фигура в черном костюме. Через руку его был перекинут черный плащ и черный же зонт. В другой руке он сжимал шляпу, чуть сыроватую от вечерней влаги Лондонских улиц. Не сказав ни слова, фигура бодрым шагом проследовала в кабинет и уселась в кресло напротив Магнуссена. Столь хамское поведение гостя на несколько секунд озадачило акулу журналистики, но спустя время, даже развеселило. Не часто встретишь среди англичан таких смелых охотников до общения с ним.
- Чем могу помочь? - спросил непроницаемым тоном Чарльз, надевая очки и оглядывая, уже более тщательно пришедшего человека.
Высокий, слегка за 40, коротко стриженный, гладко выбритый мужчина. Глаза не выдают ничего на первый взгляд. Но лишь на первый. Где-то в глубине этих темных, словно нефть черных глазах, Чарльз увидел долю страха и неуверенности. "Забавно" - подумалось ему.
Гость тем временем, повесил плащ на подлокотник кресла, шляпу положил на стол, весьма неаккуратно - несколько капель упали на отполированное дерево, что вызвало неодобрительный взгляд Магнуссена. Зонт, гость ловко приставил все к тому же столу, и убедившись, что трость стоит уверенно, откинувшись на спинку кресла, закинул ногу на ногу.
- Полагаю, вы осведомлены кто я. - сказал гость. Его низкий баритон прозвучал как насмешка тихому и ледяному голосу Чарльза.
- Имею представление.
- Я, знаете ли, не сомневался. - держался гость весьма уверенно и храбро, хоть его тонкие, наманикюренные пальцы, слегка дрогнули. - Я пришел по весьма щекотливому делу, мистер Магнуссен.
- Сюда по другим вопросам не ходят, мистер Мюррей.
Мистер Мюррей снова вздрогнул и поправил лацкан пиджака, словно он был запачкан пылью.
- Меня интересуют письма.
- Они не только вас интересуют, осмелюсь заметить. - Магнуссен сверлил гостя холодным взглядом словно ожидал, когда же гость, наконец расскажет о цели визит, что было совсем необязательно. Чарльз и так знал зачем этот мужчина пришел в его офис, один, без охраны, под покровом позднего вечера, когда внизу, уже не было ни одной рабочей души, кто мог узнать его в лицо.
- Как поживает попугайчик вашей матушки? Роки, кажется? Милейшее создание. Очень красивое оперение. Матушка все так же содержит его на кухне у открытого окна? Клетка все так же золотая, с вкраплением серебра?
Мюррей сглотнул и придвинулся ближе к столу. Его голос, когда он заговорил, слегка дрожал, а пальцы схватили стойку с бумагой для заметок.
- Послушайте, я понимаю, что вы очень занятой человек, что вам некогда разбираться в деталях, но послушайте! Вы можете погубить мою карьеру! Мою жизнь! Мой брак! В конце концов, не хотите же вы, что бы на вашей совести был крах совершенно ни в чем неповинного человека!
Голос Мюррея сорвался почти на крик, но мужчина тут же себя осадил. Он увидел улыбку Магнуссена. Улыбку, от которой у Мюррея побежали мурашки по спине и в горле пересохло. Он понял, что прийти сюда было ошибкой. Этот человек ему не поможет.
- Вы сами ответили на свой вопрос, мистер Мюррей. Я могу погубить вас. - Чарльз особо выделил голосом слово "могу", и сделал небольшую паузу после. - Всего хорошего, мистер Мюррей. Передавайте привет вашей дражайшей матушке.
С этими словами он улыбаясь, посмотрел на мужчину и замолчал.
- Но, мистер Магнуссен! Любые деньги, любые!
- У меня достаточно денег, благодарю.
- Что вы хотите? Все что угодно, лишь бы вы вернули мне письма!
- Увы, ничем не могу помочь. Вы итак пренебрегли моим временем. Но не волнуйтесь, ваши письма в хорошем месте. Спите спокойно.
Чарльз Магнуссен встал, одернул пиджак и, медленно развернувшись, вышел из кабинета в прилегающую к нему комнату. Мягко закрыл за собой дверь и блаженно улыбнулся.
Мистер Мюррей обмяк в кресле, закрыв лицо рукой. Спустя шесть часов, лондонская полиция и коронер центрального морга констатируют смерть владельца одного из крупнейших банков Великобритании.Но это уже совсем другая история.

Когда Мюррэй вышел из кабинета, Чарльз устало потер глаза и откинулся на спинку кресла. Лиза уже давно ушла, а ему так захотелось джина. Hendriks, два кубика льда, две стружки огурца. Может быть Джанин принесет?
Чарльз посмотрел на коммутатор и нажал красную кнопку. Джанин не ответила. Он еще раз нажал на кнопку и снова в ответ тишина. "Где носит эту девицу, скажите на милость?". Чарльз раздраженно встал и направился в приемную. Пока он шел, он думал о том, как было бы прекрасно сейчас оказаться в горячей ванне. Но... Еще несколько статей надо было просмотреть и пара контрактов ждали его подписи. Не сейчас.
Чарльз понял, что что-то не так, когда подходил к приемной. Обычно, когда Магнуссен находился в паре шагов от входа, он все время слышал щебетание по телефону, когда Джанин трепалась с подругой, пока шеф не видит. В этот раз в комнате было тихо. Сделав шаг в комнату, взору журналиста представилась картинка, которую он не сразу смог понять и оценить. Джанин лежала на полу, раскинув руки. Ее шикарные локоны рассыпались по ковролину и частично закрывали ее руки. Чарльз остановился и прижался к стене. Его охватила тревога, которая обычно появляется, когда человек не понимает что происходит.
Чарльз медленно и тихо пробрался к главному входу и осторожно приоткрыл дверь в холл. У угла коридора, ведущего к лифту, Чарльз увидел начищенные ботинки охранника. Носки ботинок смотрели вверх, что означало-он без сознания на полу. Магнуссен закрыл дверь и медленно пошел к себе в кабинете. Опасность могла появиться откуда угодно, поэтому он схватил вазу со столика, чтобы быть хоть чем-то вооруженным. Вечер переставал быть томным, мысли о ванне быстро улетучились...

+2

3

“Достаточно муската или добавить еще?” Мэри помешивает подливку, осторожно пробуя горячее варево.
- Он решил сделать Джанин предложение, ты представляешь? – Решивший понаблюдать за процессом приготовления, Джон уже в четвертый раз делится с ней этой потрясшей его новостью. – Я вообще не думал что он из тех, кто женится.
Доктор Уотсон шокировано качает головой. Новость, и правда, неожиданная, но ее, в большей степени, забавляет реакция мужа: он-то считал себя знатоком в такой туманной науке как шерлоковедение, и тут – подобные известия. Есть чему изумиться.
Мэри тонкой струйкой вливает сливки. Представить себе женатого Шерлока так же сложно, как взлететь без крыльев: на первый взгляд кажется невозможным, но всегда есть обходные пути. Разуму всего лишь нужно привыкнуть к новой информации.
- Но ведь должен же он когда-то остепениться верно? И в целом мире должна была найтись его женщина.
Конечно, Джон был свято уверен, что эта женщина – Ирэн. Но, если их друг будет счастлив, какая разница? Тем более, вряд ли от этого мистер Холмс станет менее одержимым своими расследованиями, единственная разница будет состоять в том, что ждать его будут уже две женщины.
- Он сообщил об этом вскользь! Ты представляешь? Зациклился на каком-то Магнуссене, едва удалось вытащить из него хоть какие-то подробности. Кстати, счастливица – Джанин, помнишь ее?
Мэри приходится прикладывать колоссальные усилия, чтобы не вздрогнуть, но чрезвычайно важное минутой ранее блюдо становится столь же значимым, как позапрошлогодние сэндвичи. Женщина собирает всю имеющуюся у нее волю в кулак и весь оставшийся вечер выглядит нормальной, старательно изображая удивление по поводу помолвки Шерлока, которая уже не кажется из ряда вон выходящим событием.

Приходится выжидать. Такое не делается второпях, если, конечно, исполнитель надеется на хоть какие-то результаты. К счастью, муж снова отправился навестить Шерлока, предупредив, что, возможно, вернется поздно. Хотелось бы верить, что она вернется раньше. Мэри выравнивает дыхание. Чарльз Магнуссен не тот человек, с которым можно позволить себе хоть каплю неуверенности, хоть секунду промедления, хоть грамм человечности, и пусть он и выглядел респектабельным бизнесменом, главной силой мог бы быть впечатляющий штат юристов, не стоило обманываться на этот счет и принимать чудовище, с которым ей предстоит встретиться, за человека. Во второй раз это было бы уже глупостью.
Увидеть Джанин на месте секретарши было неприятной неожиданностью – Мэри жаль девушку, но есть дела, стоящие выше личной симпатии, и потенциальная невеста, едва ли успев осознать краткую вспышку боли, оседает на пол. Крайне ненадежный способ – очнувшись, она поднимет тревогу, но Мэри не собирается рассиживаться, обсуждая погоду и будущий урожай пшеницы.
Тенью она следует по офису чудовища, выводя из строя каждого, кто смог бы помешать им. Кажется, в Англии он чувствовал себя весьма комфортно: всего-то пара человек охраны.
Дверь кабинета открывается без единого скрипа. Мэри мягко ступает по полу, вслушиваясь в каждый звук. Предосторожность не оказалась лишней: шорох одежды сбоку выдал своего обладателя.
Она отходит в сторону, наставляя на мужчину пистолет. Его смехотворное оружие не находит цели.
- Мне действительно нужны те документы, мистер Магнуссен.
Вряд ли он забыл. Такие, как он – не забывают. Это все же прерогатива людей.

Отредактировано Mary Watson (2016-11-23 21:08:40)

+2

4

Тихий, почти шипящий голос женщины словно бы вода по плоской каменистой колее, скользнул в тишине комнаты. Чарльз даже не вздрогнул. Какой-то частью подсознания он ждал эту встречу. Ждал, что рано или поздно мадам с таинственной, не для него, конечно, историей придет к нему, дабы завершить начатое.
- Приятно снова вас видеть, А… Или лучше – Мэри?
Чарльз улыбнулся и медленно повернулся к вооруженной леди. Холодное, и в то же время, притягательное дуло пистолета уткнулось в грудь  Магнуссена. Он почувствовал холод металла сквозь рубашку. Кровь в висках застучала, разгоняя адреналин по телу. Казалось, что сейчас Чарльз самый спокойный человек на земле, не смотря на то, что в любую минуту он может перестать существовать.
Это так просто - убить человека. Ты просто жмешь на курок и отправляешь своего соперника на тот свет отдыхать на веки. Казалось бы, что такого в том, чтобы помочь живому существу обрести покой? Это так же нормально, как выпить чашку чая утром. Но нет, по законам природы, законам, которые установили такие же люди, из страха смерти, а вернее неизвестности, убийство - величайшее преступление. Не говоря еще и о религии, ведь убийство - грех, за который после смерти (оцените иронию), вас ждут муки ада.
- Добро пожаловать в мой скромный офис.  Плохая, плохая девочка Мэри. О каких документах идет речь, напомните, пожалуйста. Возраст, знаете ли.  – Чарльз  медленно поднял руку к голове и постучал кончиками пальцев по лбу, затем так же медленно опустил руку. Делать резкие движения сейчас не безопасно, это точно. Хоть перед Чарльзом и стояла профессиональный убийца и агент, нельзя забывать, что она женщина, вполне возможно, желающая мести и расправы. Скорее всего, Мэри вынашивала этот план очень давно. Следила за ним, искала возможность подобраться ближе, чтобы не привлечь к себе внимания. Умница, умная девочка. Ей это удалось, но что дальше? Она убьет его? Тогда миссия снова будет провалена, как тогда, и ей придется уйти ни с чем.
- Давайте будем благоразумны, Мэри. Ни к чему это излишний драматизм и эмоциональность. Опустите пистолет. Мы оба знаем, что он сейчас совершенно бесполезен. Может быть, выпьем чаю? Или… виски? – Чарльз сделал приглашающий жест рукой, в комнату, где стоял бар. Стоит попытаться отвлечь ее внимание.

Отредактировано Charles Magnussen (2016-12-12 14:08:22)

+2

5

Ходили слухи, что сложнее всего выдержать взгляд Чарльза Магнуссена, и Мэри представился случай увериться в правдивости высказывания: словно холодные паучьи лапки пробежались по телу и лицу, впились в глаза, проникая дальше, в мысли, в душу, оставляя после себя ощущение странной гадливости – хотелось забраться под горячий душ и долго скрести себя жесткой щеткой, вместе с частичками кожи смывая и эту встречу. Позже у нее будет шанс воспроизвести задуманное, а пока что чувства берутся под замок, насколько это возможно. Эту партию нужно выиграть, иначе можно позабыть о спокойной жизни миссис Уотсон. Даже если предположить, что после подобного вторжения Чарльз оставит ее в покое, что уже было невозможно, оставались необрубленные ниточки из прошлого, сжимающиеся все сильнее и сильнее, и, кажется, как раз в районе шеи.
- Откажусь, пожалуй, - женщина отвечает с холодной вежливостью, чуть поводя дулом пистолета в направлении кресел. Наверняка где-то в этом кабинете есть тревожная кнопка, в считанные минуты вызывающая отряд бравых ребят, которых Мэри совершенно не хотелось видеть. Возможно, где-то в подлокотниках, но тут вряд ли можно угадать. Кроме того, ей почему-то показалось, что собеседник расположен к переговорам, и хотя сделка с Дьяволом была бы более выгодным контрактом, выбирать особенно не приходилось. Ситуация почти что патовая: свою жизнь Магнуссен должен был ценить чрезвычайно высоко, а значит угроза ее скоропостижного окончания была довольно весомым аргументом, но убить его – потерять документы если не навсегда, то уж точно на более долгое время, чем то, которым она располагает.
Мужчина выглядит так, словно проводил очередное совещание, оставалось лишь отдать должное выдержке. Определенно, он тоже понимал, в какой ситуации они оказались.
- Наш общий знакомый, сенатор, - принимая правила, напомнила Мэри, после того как они расселись. – У нас с Вами были разные взгляды на их дальнейшую судьбу, хотелось бы получить их обратно.
Ей удается не отводить взгляд, со временем свыкаясь с ощущением холодного покалывания на коже. Оказывается, к этому может вырабатываться иммунитет, и это немного улучшало настроение. В конце концов, перед ней всего лишь человек, пусть и обладающий уникальными талантами. Люди смертны, чувствительны к боли, склонны преследовать свою выгоду, и этот мужчина не был исключением из правила, скорее являлся его подтверждением. С этим, несомненно, можно было работать.

+2

6

- Хм… Но ведь он же мертв. Вы сами были причастны к этому, разве не помните? Не переживайте, Мэри, ни к чему трепать себе нервы бесполезными воспоминаниями.
Магнуссен медленно двинулся в комнату, где стояли кресла, на которые указала Мэри пистолетом. Надо отдать должное выдержке миссис Уотсон. Хоть в глазах ее Чарльз видел бурю эмоций, внешне она выглядела эталоном спокойствия и расчётливости.
Что такое эмоциональность женщины? Это буря. Это ураган. Это катаклизм. Недаром же американцы называют ураганы женскими именами. Они внезапно налетают, оставляют после себя хаос и разрушение, а ты дальше живи, как хочешь. И мало кому удается после этого уничтожающего явления существовать нормально. Даже если она прошлась всего по одному округу и в сущую минимальную силу.
Надо помнить, что женщина в гневе подобно фурии, бестии и все другие катаклизмы ничто в сравнении с гневом женщины. Даже если гнев этот не несет в себе никакой логической основы.
Логика в действиях Мэри, конечно, была. Для нее. Для ее будущего, может быть планов на мирную жизнь с мистером Уотсоном под крылом у Шерлока. Но вот только, когда ты бежишь в другой мир, ты берешь с собой себя. И все демоны, которые тревожат тебя по ночам и утрам и во время обеда, и за чаем в 5 часов вечера, бегут с тобой. И, кажется, что месть, нерешенный вопрос, волнение за судьбу  решатся ровно в тот момент, когда ты завершишь начатое.
- Только покой не придет, Мэри. ВЫ, как никто другой это понимаете – закончил свои размышления вслух, Магнуссен. Он был уверена, что она поймет то, что он хотел сказать. – Почему бы вам не вернутся к мужу? Приготовьте чай, посмотрите телевизор. Этим, кажется, занимаются англичане по вечерам? Ах, да, вы же не англичанка… Но Джон англичанин… Ассимиляция. Хорошее слово, не правда ли?
Чарльз облизал губы и остановился, не дойдя до кресел. В углу призывно темнела кушетка. Вот бы сейчас прилечь…

+2

7

Мэри едва заметно кивает, признавая правоту сказанного: покоя не будет, и, решив одну из проблем, она лишь выигрывает немного времени до прихода следующей - такова расплата за однажды выбранный образ жизни и принятые решения. И все же, даже пресловутый пятичасовой чай, к которому ей так и не удалось привыкнуть, стоит затраченных усилий, не говоря уже об остальных, куда более ценных аспектах жизни.
- «Освобождение» тоже интересное слово, не находите?
Тонкие, тонкие, едва заметные, казалось бы, канувшие в Лету нити, прошивают ее тело, но поддерживая на плаву, то безжалостно утаскивая в пучину. Последних, несомненно, больше, но каждый ее шаг в течение последних пяти лет был направлен на сохранение первых. Возможно, когда-нибудь ей удастся вырваться окончательно. Или нет, что было куда более вероятно, но пытаться делать хоть что-то – куда лучше, чем не делать ничего и покорно ждать, когда судьба настигнет и предъявит счет. Глупая сказка о двух лягушках, вопрос лишь в том, что вокруг: вода или сметана?
Мужчина не торопится садиться, Мэри не торопит его, оставаясь немного в стороне и уверенно держа дуло напротив его сердца. Интересно было бы знать, какие события повлечет за собой смерть этого человека, но с уверенностью можно было сказать только одно – несколько сотен людей вздохнут спокойно, уверенные, что их секреты теперь находятся в полной безопасности. Ей же казалось, что и из могилы Чарльз смог бы испортить жизнь не одному высокопоставленному лицу.
- Как и «цена», - добавляет Мэри после недолгого молчания. Ей все больше нравились бескровные методы решения конфликтов, они же, как не странно, оказывались в итоге наиболее действенными. Проблему представляло другое – доверие. Магнуссен, конечно, был бизнесменом, большая часть деятельности которого строилась на словах и договоренностях, но его неофициальная деятельность изрядно обесценивала обещания мужчины. Сердце начинает биться чаще, разгоняя кровь, заставляя мозг работать быстрее. Мэри становится действительно интересно. Адреналин – один из сильнейших наркотиков, и вряд ли с этим можно завязать.

Отредактировано Mary Watson (2017-01-03 11:20:16)

+2

8

- Куда бы вы не бежали, Мэри, вы всегда берете с собой себя. Что есть освобождение? В сущности, пустое слово.
Чарльз улыбнулся, разведя руками.
-Мэри... Ваше старое имя мне нравится намного больше. Отчего вы так по-дилетантски его прячете? Ваш друг не на столько глуп, чтобы понять кто вы на самом деле. Сущность не изменить, она запрограммирована в вас.
Чарльз давно наблюдал за этой леди. Ему нравилось, как она в немом отчаянии создает новую себя. Новую жизнь, окружает себя новыми людьми, новыми знакомствами и привычками. Только вот пистолет под подушкой так и лежит каждую ночь.
- Не легко, должно быть, жить с осознанием, что рано или поздно за тобой придут?
Смешно, Чарльз тоже каждый день ждет этого мига. Что за ним придут. Придут и потребуют. Но что он может им дать? Только поговорить с ними.
- Я не преступник, миссис Уотсон. Я бизнесмен. Моя цена всегда равно затратам на выполнение сделки. О какой цене говорите вы? Документы? У меня их нет. И никогда не было. Я даже не понимаю о чем мы с вами говорим.
Чарльз посмотрел в глаза этой обреченной на вечное беспокойство, женщине, на миг заметив отблеск отчаяния в ее голубых прекрасных глазах. На долю секунды ему действительно стала жалко ее. Бедная, бедная девочка, которая просто хочет жить. Спокойно. Счастливо. Но счастливых концов не бывает у таких как она. Или как он.
- А мы с вами похожи... Мы оба с вами лишь жертвы обстоятельств и вынуждены подстраиваться под темп этого безумного мира. Вопрос лишь в том, как вы сможете ужиться в нем. С самой собой.
Он вопросительно посмотрел на нее и медленно сел в кресло, закинув ногу на ногу. Теперь ход за Мэри. Но что-то подсказывала Чарльзу, она не станет стрелять... Как не хватает стаканчика виски. Чарльз сглотнул и свел пальцы.

+2

9

Женщина позволяет себе вежливую улыбку, услышав замечание Чарльза.
- Кое-что у вас все же есть, - врет ли он? Тянет время? Набивает цену? Говорит правду? Важно решить сейчас и, что куда сложнее, не ошибиться. Время, конечно, не на ее стороне, но все же его достаточно, чтобы обдумать каждый из вариантов. Первые два – самые простые. Мужчина делает то, что полностью соответствует его репутации, водя ее за нос и преследуя только ему известные цели. Ложь…и документы и правда у него в любой из возможных форм хранения. Информация, содержащаяся там, опасна, но только для четверых – они тщательно следили, чтобы след не вел куда-то вне их тесной группы. Исчезнувшей группы. Теперь в опасности только Мэри, но, обнародовав их, Чарльз добьется только ее смерти, но до недавнего времени, судя по всему, она интересовала его лишь потенциальной возможностью быть когда-нибудь использованной. Приятно заранее иметь точки давления и не было похоже, чтобы ее собеседник бездарно распоряжался человеческими ресурсами. Предположительно, живая она все же полезнее ему, чем при ином раскладе.
Тянет время? Тогда охрана уже в пути и дверь вот-вот слетит с петель, бесславно заканчивая ее крестовый поход. Одно «но» - постороннее вмешательство может спровоцировать на нежелательные действия. Готов ли Магнуссен так рисковать своей жизнью? Нет. Не любит случайностей, предпочитает все держать под контролем.
Повышение ставок? Для чего? Вряд ли знание психологии может дать ответ на этот вопрос, а сама она уже слишком давно держалась в стороне от большой игры, чтобы доподлинно знать о подводных течениях. Возможно, интерес есть, но, приходится признавать, здесь она бессильна.
Из четырех вариантов два очевидных, при ближайшем рассмотрении, оказывались неправдоподобными, оставшиеся же предполагали продолжение переговоров. Довольно неплохо.
Она присаживается напротив, и пусть оружие все еще направлено точно в цель, градус напряженности несколько снижается.
- Жертвы, мистер Магнуссен? – Светлые брови насмешливо изгибаются. – Не стоит драматизировать, мы выбрали такую жизнь. И прекрасно понимали ее последствия, не так ли?
Полу скрытый белым воротничком кадык дрогнул. Холодный взгляд, на минуту отвлекшись от нее, скользнул по графину. Люди, сколь бы уникальны они не были, состоят из маленьких слабостей.
- Налейте себе, - Мэри профессионально-спокойна. Если она ошиблась, и к той истории Чарльз не имел прямого отношения, ситуация становилась неприятной, но, возможно, ее можно разрешить к обоюдному удовольствию. Кажется, сделки с Дьяволом все же не избежать. – Разговор может затянуться.

+2

10

Чарльз с улыбкой посмотрел на Мэри и встал, чтобы налить себе виски.
- Вы будете что-нибудь?
Раз женщина позволила ему налить себе выпить, она явно не настроена на решительные действия. «Убийства сегодня не будет» - подумал Чарльз, наливая янтарную жидкость в прозрачный стакан.
Часто, когда голова готова взорваться от мыслей, коробка переполнена, а чертоги работают не в полную силу, Чарльз наливал себе стаканчик виски, делал несколько глотков, и сразу становилось легче. И проще. Думать, размышлять, существовать. Он мог не допивать его, просто держать в руках стакан и перекатывать напиток по стенкам стакана. Это завораживало и расслабляло.
Уверенный в том, что если Мэри захочет выпить, нальет себе сама, он сел обратно в кресло и, расслабленно откинулся на спинку. О чем дальше пойдет речь?
- Вы правы, кое-что у меня есть. Только вам это кое-что зачем?  Оно не поможет вам жить спокойней, Мэри. Поверьте. Демоны внутри нас.
Чего добивается эта, воистину, прекрасная, храбрая женщина с несгибаемым характером?
- Что вам нужно, скажите уже сразу. Вы же не ради убийства пришли сюда. Не сейчас. Вы не хотите пачкать руки в крови, это видно. Убивать меня у вас нет резона, вам мешаю не я, а то, что стоит выше меня. Так зачем вы пришли сегодня ко мне?

+2

11

- С внутренними демонами я в состоянии договориться, - отвечает она почти вежливо, словно незнакомцу на улице, спросившему дорогу до закусочной. Разговор начинает приобретать оттенок отстраненно-философской беседы в духе тех, что так любят начинающие писатели и излишне «одухотворенные» личности, старающиеся при первой же возможности обратить внимание на свой богатый внутренний мир. Казалось бы, ни она, ни Чарльз, не подходят под подобные описания, но, тем не менее, успешно заполняют тишину ненужными словами. Ужасная, на взгляд Мэри, привычка, и тем хуже, что и сама она иногда становится ей подвластна.
Мистеру Магнуссену, кажется, тоже надоело затянувшееся вступление, и предложение перейти к основной части женщина восприняла с благодарностью. Впрочем, предложение ли?
- Что же, давайте на чистоту. Моя безопасность зависит от тех сведений, что хранятся у вас, а я не привыкла полагаться на случай и удачу. Убивать вас, как можно было заметить, не входило в мои планы, - она бы сделала это не задумываясь, если бы была уверена, что этим завершится хотя бы часть тянущихся из прошлого историй, но, в случае с этим человеком, стоило ожидать неприятного сюрприза для убийцы даже из могилы. Крайне неприятный тип противника, - известные вам факты за…цену ведь вы назовете сами, верно?

+2

12

-Вот такой разговор мне нравится. Согласитесь, переливать из пустого в порожнее скучно и неэффективно.
Наконец-то разговор вышел на тот уровень, в котором Чарльз чувствовал себя как рыба в воде. Сделки он любил, и не упускал возможности заключить пару тройку выгодных для себя. Что ж, мисс хочет сделку, он ее ей предоставит. А вот цена...
- Вы же понимаете, что цена будет столь же высока, как важность информации, которой я обладаю?
Блефовать так до конца. У Магнуссена не было никаких сведений, которые так хотела выбить из него Мэри. Признаться честно, он вообще не понимал зачем она пришла. Ведь все, что было у него на эту женщину, общая информация: Кто? Сколько? Где? При каких обстоятельствах? Но чего-то серьезнее у него никогда не было. Однако получить выгоду с незнания ситуации со стороны его оппонента было дополнительным приятным бонусом. Чарльзу даже на руку было, что Мэри не знает о том, что торгуется ни за что. Но кто ей об этом скажет? Репутация Чарльза на столько безупречная в определенных кругах, что сомнений в том, что информация действительно у журналиста есть, не возникало.
- Есть человек, - медленно проговорил Чарльз, глядя на игру света в стакане, - ужасно неприятный тип. Крайне много доставляет неприятностей. Не только мне, но и вашим...друзьям. Так вот, моя цена-его жизнь. Принесите мне его голову и я отдам то, что нужно вам. Не принесете, данные останутся у меня и я буду волен распоряжаться ими так, как сочту нужным. Мне кажется, это достойные условия. Да, Мэри?
Чарльз посмотрел в глаза киллера. Он не смог не отметить, что дуло пистолета уже не смотрит ему в грудь, а неуверенно опущено. Что ж, начало положено. Чарльз выигрывает себе время, которое ему так необходимо.

0

13

Кажется забавным, что собственную жизнь ей снова приходится выкупать смертью. Было время – несколько счастливых лет – когда Мэри казалось, что прошлое надежно похоронено и больше не заставит ее оглядываться, отыскивая возможные источники опасности. Приходится признавать – она ошибалась, и личина медсестры, уже почти ставшая второй кожей и новым образом жизни, трещит и сползает, уступая место правде. Она убийца, но – очень хорошая, хоть это и весьма сомнительное достоинство, которое, при всем желании, не стоит включать в резюме.
- Вы ведь понимаете, мне нужны подробности, - это еще не «да», но они оба понимают, что это лишь вопрос времени. Теперь выйти из этой комнаты она может лишь при двух вариантах: оставив труп Чарльза остывать в кресле, или заключив еще один сомнительный контракт. Впрочем, убийство не подходило ей по ряду параметров. Но какой человек мог так перейти дорогу Магнуссену, чтобы тот решился на его устранение. Возможно, не сегодня, просто так сложились обстоятельства и из прихода Мэри он, несомненно, попытается извлечь максимум выгоды. Она бы даже была разочарована, если бы это было не так, и перед ней предстал добрый дядюшка, которого, по недомыслию, окрестили подлецом. Хотя ей ли мыслить подобными категориями? – Для чего вам его голова, мистер Магнуссен? Пустует место над камином?
Старая, старая, глупая полу шутка, всплывшая из тех далеких времен, когда она еще пыталась казаться бесстрашной. Интересно, а этот мужчина удивился бы, обнаружив на своем столе отсеченную голову неприятеля? Когда-то она считала это честным – убийца должен взглянуть в глаза своей жертве, потом это стало казаться ребячеством, да им, собственно, и являлось.
Как все же странно начинать все заново спустя столько лет.

+1

14

- Меньше знаешь, крепче спишь, Мэри. Вы хорошо спите по ночам?
Невинный вопрос, всего-то, как бы между прочим, легкая тень заинтересованности на самом деле скрывает в себе легкую угрозу не совать свой нос туда, куда не следует. Зачем Мэри лишняя головная боль? Ее мальчики с Бейкер-стрит все равно не смогут разгадать эту запутанную головоломку без вмешательства миссис Уотсон. А этого ей совсем бы не хотелось, Чарльз понимал это.
Лишь бы только не пришла Лиза. Магнуссен бросил взгляд на часы  и на дверь. Он не слышал звук открывающегося лифта, стука каблуков. Значит, еще время есть. Еще можно немного поиграть в эту захватывающую игру со смертью, в который, как обычно, Чарльз выйдет победителем.
- Ваше дело убрать человека. Мое сжечь документы. Цена достойна товара. Я не предлагаю вам мнимую награду, я бизнесмен, и свое слово привык держать.
Очередная сделка с дьяволом. Но что стоит такому опытному и искусному киллеру убрать человека.
- Единственная проблема -  о нем очень мало информации. Я знаю не больше вашего, но могу навести на след. Вам предстоит нелегкая задача, однако для вас я думаю, труда особого не составит найти его. Он скрывается, и скрывается очень тщательно за масками, людьми, общественностью. Его пагубное влияние на Лондон, вполне возможно, ощущаете даже вы. Вам знакомо "имя", - Чарльз сделал пальцами галку и согнул пальцы два раза, - Лидер?

Отредактировано Charles Magnussen (2017-02-15 16:27:11)

0

15

Мэри никогда не была и не хотела казаться ангелом, и у нее, как у любого земного создания, были свои недостатки, один из которых: считать свою жизнь чуть ценнее прочих. С этим, конечно, можно поспорить, поставив на противоположную часть весов этику, мораль, логику и, возможно, прискорбную перспективу провести вечность в Аду, но реальность вносила свои коррективы, делая из общего правила менее десятка исключений, и уж точно среди них не было того, чей псевдоним только что прозвучал. Нечестно, конечно, но на такую сделку она была готова пойти, хотя бы ради шанса просыпаться рядом с мужем не в холодном поту еще несколько месяцев, пока еще один «скелет в шкафу» не решет постучать челюстью. Возможно, это единственный вариант, способный сохранить иллюзию мирной жизни, совершенно не привлекательный, но никто и не обещал, что будет просто.
- Мало что, - с заказчиком полагается быть честной, чтобы свести возможные неприятности к минимуму. – Ваши сведения могут быть весьма полезны.
Пистолет, так и не пригодившись, покоится на подлокотнике. Мэри знает, что еще не раз обдумает, можно ли было все изменить и поступить иначе. Конечно, можно было, но тогда и она была бы кем-то другим.
  - Все, что вы считаете нужным сказать, лучше сообщить мне сейчас. – Женщина иронично улыбается, - письма от вас вряд ли будут уместны.

0

16

-Информация, - усмехнулся Чарльз, потирая нос указательным пальцем. Хотел бы я знать больше, чтобы поделиться с вами ею.
Конечно же, он врал. Но знать о связи Морана и Лидера ей знать совсем необязательно. Ее работа-это Лидер, а все остальное ее не касается. Это уже проблемы Чарльза, а не чудесной белокурой головки Мэри Уотсон. Откуда такая страсть к блондинкам? Ах да, Лиза... Как хорошо, что он сейчас не пьян.
- Он называет себя Марко Вукович. Но впоследствии стал представляться Дэвидом Эвансом. Однако ни один из ныне живущих в Англии Дэвидов Эвансов не соответствует этому человеку. Полицейские и спец. подразделения ничего не дают на него. Все молчат. Правда, вы можете найти его только в криминальных кругах Лондона по кличкам "Лидер" и "Дэвид Эванс". Уверен, вы уже слышали о таком.
Чарльз встал и подошел к бару, долил еще виски и повернулся к Мэри сунув руку в карман. Пистолет уже не угрожал жизни журналиста, но опасность, исходящая от отчаявшейся женщины еще висела в воздухе. Взгляд блондинки был рассеян, было видно, что она пытается сфокусироваться на информации, которую только что получила.
- Это немного, но достаточно, чтобы напасть на след. Увы, хотел бы сказать больше, но в данном случая я бессилен. И вот еще что, Мэри. Есть кое что, о чем я вас хотел бы попросить ради вашего же блага. Дабы отвести от себя все подозрения ваших мальчиков. Рано или поздно, вам придется ранить Шерлока. Вы же это понимаете?
Чарльз многозначительно посмотрел на миссис Уотсон, в надежде, что она поняла скрытый смысл сказанных им слов.

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *The Pretender