Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » AU » Do you believe in fairies?


Do you believe in fairies?

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

Участники: Caitlin Whelan, John Watson.
Время и место: средневековая Шотландия (гэльск. Альба)
Краткое описание:
Говорили мы, повторяли всё:
"Не ходи в тот лес, дитя смертное.
Уж прошёл Самхейн да холмы открыл.
Правят ныне там злые нелюди,
Повстречаешь их - не воротишься."
Рассмеялся ты, не послушался.
[ava]http://sf.uploads.ru/t/pt4f0.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-17 02:31:48)

0

2

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Уж сколько ему лихих годин минуло - двадцатый на носу маячит, стало быть, время пришло себя испытать да в Столицу податься, к тому же, слух прошел, что свадьба у королевской дочери скоро - и созывает король всех музыкантов одаренных со всех краев, со всех градов-деревень, а значит, и ему,Элрику из Дубовой Рощи стоит счастья попытать, к тому же дар у него несомненный, не то богами добрыми врученный, не то злыми духами в насмешку подсунутый. Про духов вечно вещала старуха Бересклица, которой было уже так много лет, что никто не помнил ее настоящего имени. Все предостерегала она Элрика, о мрачных знамениях ему вещала - то в рыжине волос седую прядь углядела, то в родинках на плече послание прочла, а все одно к одному - отметили-де барда молодого духи древние, народ холмов, а значит, придет час, и явятся они по его душу мятежную, и надо настороже быть, чтобы ее - душу эту самую - силам темным не отдать.
Элрик только смеялся - народ холмов был для него такой же потешкой, как и прочие сказки Бересклицы, которыми она неустанно потчевала детвору. Как и у любого барда, над ним стоял лишь один бог - Гвидеон, мастер музыки, в которой только и признавал Элрик истинную магию и истинное могущество. А фэйри (Бересклица называла их как-то иначе, но Элрик не запомнил) - если и были когда-то в этих землях, то давно уже глазу не кажут на дела человеческие. Больно им надо за душой его охотиться! Чай не невинный младенец уже, не кроткий ребенок и жизнью праведной похвастаться не может: барды - те же демоны с человеческим ликом, так что делить им нечего.
Такими речами он отмахивался от старухи, когда та прознала, что идти он собрался через лес, дабы путь срезать, а именно в том лесу, по заверениям Бересклицы и таились те самые, из холмов которые, и потому никто не отваживался провести там ночь - грибы-ягоды поутру собирали, и даже заядлые охотники дотемна возвращались. Но что ему, барду, страхи обычные, человеческие?
- Я им ту, кабацкую нашу, сыграю - они и разбегутся, - беспечно говорит Элрик, шагая от деревни вниз по тропе, к деревам густым и тропам узким. Почти в отчаянии смотрит ему вслед Бересклица, молитвы богам шепчет да заговоры в спину посылает, видя, что не остановить ей уже юношу упрямого.
- Одежу, одежу хоть выверни! - кричит она сухим, срывающимся голосом, но он уже далеко, и насмешник-ветер уносит слова в другую сторону. Как король вступает Элрик во владения лесные, легка его поступь, и едва отойдя на пару шагов, он принимается насвистывать развеселый мотив, которому радостно вторят птичьи трели да шепчущие на ветру листья. Мир любит его, потому что он - бард, а бардам все пути открыты, и где уж тут бояться неведомых фэйри, когда скоро он уже будет в Столице, и для него начнется совсем новая, блестящая жизнь, о которой только можно мечтать?
На ночь Элрик устраивается у подножия векового дуба, разводит огонь и принимается неспешно перебирать струны лютни, ощущая, как музыка течет меж его пальцев и вьется вдоль лесных дорог истинным волшебством, пронзительным и манящим, какого, вероятно, эта чаща давно уже не слышала...

+1

3

Осенний лес был полон звуков и красок. Прозрачный вечерний воздух слегка холодил щёки, пробегался по коже, ластился, оседал капельками воды на ресницах. Она поплотнее закуталась в плащ, мельком бросив взгляд на залитую туманом прогалину. Их время пришло.
Сида наслаждалась каждым шагом настолько, насколько это вообще возможно было в её возрасте - юном для детей богини Дану, недостижимом для потомков Евы. Дыхание зимы всё явственнее касалось земли, и Неблагой Двор вступил в свои законные права - отныне, до самой весны, Дикая охота будет разъезжать по миру смертных, и никто не сможет противиться их воле. Да и кто дерзнёт?
Она усмехнулась. Хотелось бы ей посмотреть на того смельчака, что при виде губительно прекрасных всадников не оцепенеет и не бросится на колени, моля о пощаде. Говорят, даже были такие герои. Недолго были.
Неблагая жаждала развлечений. Ей надоело сидеть на вечном пиру, надоело заниматься рукоделием, изредка перебрасываясь едкими замечаниями с другим жителями Холмов. Мир смертных звал её, стонал в разлуке, как несчастный влюблённый, манил другим небом. И сида ждала Самхейна, в душе изнывая от тоски, но внешне оставаясь всё такой же безразличной, как и полагалось нормальной Неблагой. И вот, наконец, ворота в Холмы открылись.
Дева выскользнула в мир смертных юркой змейкой, закружилась осенней листвой, мелькнула в угасающих лучах готовящегося к зиме солнца. Свобода. Здесь она могла в полной мере дать волю своей сущности, и никто не скажет ни слова, а если кто и осмелится... О, его смерть будет долгой и мучительной!
Сида на миг остановилась в раздумьях - чем развлечь себя сегодня? Загнать оленя, а затем съесть ещё тёплое, трепыхающееся на ладони сердце? Поймать первые струи холодного ветра и отправиться путешествовать? Или обратиться горбатой старухой и хорошенько попугать местных жителей? Или наоборот, принять облик прекрасной земной девушки и наведаться в ближайший трактир, спеть там, выпить и похитить десяток сердец одним лишь взглядом пронзительно зелёных глаз.
Но оленье сердце сегодня не казалось таким уж привлекательным, для перелётов лучше годилась зимняя пурга, а пугать кого-то не было настроения.
Вдруг острый нечеловеческий слух поймал отголоски чужеродного звука. Сида на миг задержалась, будто принюхиваясь к пряному осеннему воздуху, приподнялась на цыпочках. Лицо её озарила улыбка - хищная, предвкушающая. А вот и нежданное развлечение.
Она свернула с одной ей ведомой тропинки, легко скользнула меж деревьев, чтобы выйти к небольшой, даже уютной, полянке, где летом обычно устраивали привал путники. Ныне она должна была пустовать, ибо любой местный знал, что ходить в лес в осеннюю пору не стоит, и охотно делился этим знанием с заезжими путешественниками. Но этот странник, видимо, не внял добрым советам. Это его выбор.
Неблагая ступила на поляну беззвучно, будто и не касались её голые ступни шуршащих жёлтых листьев. Облик юной беловолосой прелестницы скрыл истинную сущность сиды, обнял её, будто вторая кожа - лишь зелёные глаза выдавали, кто на самом деле стоит перед её собеседником. Отбрасывая капюшон, сида шагнула к костру, что мерно потрескивал у подножья дуба на почтительном расстоянии от куч листьев, которые кто-то добросовестно отгрёб от огня. На земле, расстелив для тепла плащ, сидел юноша с лютней. Инструмент пел в руках музыканта, шептал, смеялся, именно он позвал дочь богини Дану сквозь медленно сгущающиеся сумерки сюда, к своему беспечному хозяину.
Сида прервала эту идиллию резко и хлёстко.
-Здравствуй, путник. Ты либо безгранично храбр, либо столь же глуп, коль дерзнул ступить сюда,- проговорила она, не скрывая насмешки.
[ava]http://sf.uploads.ru/t/pt4f0.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

+1

4

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Элрик не сразу приметил свою незваную гостью - хотя как незваную - к костру барда да песне его заливистой любой мог прийти безбоязненно, монетой звонкой или историей ладной за постой оплатить. Но здесь, сегодня, он не ждал попутчиков, и явление юной прекрасной девы было для него неожиданностью, сперва он даже подумал, не задремал ли под звуки собственной мелодии и не грезится ли ему подобная краса. Но нет, стало быть наяву пришла она к его костру, как из видения сладостного вышедшая, да очами зелеными сверкая с насмешкой. Элрик дружелюбно улыбнулся, широким жестом приглашая деву присоединиться к его скромному очагу, не особо внимая ее речам и не видя в них затаенной угрозы.
- Я лишь иду там, где есть тропа, коли дорога имеется - отчего ж по ней не пройти? - с беспечной удалью отвечает бард, поглаживая кончиками пальцев притихшую лютню. - Да и не один я, как оказалось, путь этот нынче избрал... Ты откуда будешь, красавица? Не потерялась ли, не заплутала в чаще дремучей? Коли так - так переночуй здесь, о костра теплого, а утром я тебя выведу куда тебе надобно. Да ты садись-садись, не робей. Голодна, небось? Вот, возьми, - он развязывает дорожный мешок, предлагая ей свои нехитрые запасы - деревенский хлеб с сыром, кусочки вяленого мяса да полупустую крынку молока. - Чай на песню нашу звонкую вышла? - бард улыбается, касаясь своего инструмента так бережно, что не остается сомнений: говоря "нашу", он имеет в виду себя и Ее, свою верную сладкоголосую подругу, что ни разу еще его в странствии не подводила да ни одной неверной ноты не взяла. - Ну так мы еще тебе сыграем, коли попросишь да словом добрым одаришь.
В его голове уже начинает рождаться новый мотив - о прекрасной деве, заплутавшей на лесных тропах да об огне костра, выведшем ее на свет. Странный все же народ, барды, - во всем им песня видится, во всем музыка слышится, как будто где-то в них самих струны певучие запрятаны, и любое движение ветра, задевая их, рождает мелодию, которую невозможно удержать внутри.

0

5

Сида зло сощурила глаза и звенящим от еле сдерживаемого гнева голосом возразила:
-Но не на все дороги разрешается ступать простым смертным.
Какое неуважение к Неблагой госпоже! Как он смеет?! За такие оскорбления берут плату кровью! Но в то же мгновение её посетила догадка. Он... он действительно не узнал в ней дитя крови Дану? Да любой мало-мальски образованный скотт знает, что встреченные  в такую пору да при таких обстоятельствах девы, матроны и старухи - их Добрые Соседки. Если пути ваши пересекутся - кланяйся в ноги да проси о пощаде, авось, нелюдь решит, что ты недостоин её внимания.
Но с другой стороны... это было даже забавно.
-Из тех мест я, о безрассудный юноша, о которых знает всякий, да не каждому такое знание по уму будет.
Она повела плечами, сбрасывая плащ себе под ноги. Плавно опустилась на землю.
-Поведай мне имя твоё, коль уж предлагаешь разделить пищу.
Сида подхватила кусочек мяса. Попробовав, она в очередной раз убедилась, что сырое мясо гораздо вкуснее.
-Складно играешь,- скупо похвалила Неблагая, замечая, что, видимо, нашла слабое место барда - его тщеславие. -Да в речах и делах тороплив. Этот лес мог объехать, да не стал. Почему?
[ava]http://s5.uploads.ru/t/RrfKa.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-17 15:31:17)

+1

6

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Элрик только рассмеялся беспечно на ее речи, да рукой махнул, отнесясь к ним как к остроумной шутке, не более. Дева, стоящая напротив него, выглядела столь мило и безобидно, что ему даже в голову прийти не могло, что за ней может крыться какая-то зловещая сила. А если бы и так - что ему до этого? Мало ли дурных знамений над судьбой его мятежной веяло, да ни одно покуда не сбылось.
- Нет в мире той тропы, на которую не мог бы ступить бард, - весело отозвался он и подмигнул своей собеседнице, в качестве доказательства быстро наиграв незатейливый дорожный мотив. Манера говора и странные изречения девы казались ему занятными - издалека она, что ли, шла, али из знати инокровной происходила, что разговор вела такими мотивами витиеватыми? Ну да, ежели и так - у бардов закон иной, и сам король им подчас не указ, это всем ведомо, музыканты - птицы вольные, нет над ними власти ни богачей, ни вельмож, ни особ титулованных.
- С Юга, что ли? - предполагает он, вспоминая, какие слухи ходили о тамошних жителях - мол, все они величавы да надменны, не холодили их кровь северные ветры, только солнце милосердное ласкало, вот и не ведомы им речи местные да уклад простецкий, коему тут с малолетства учишься. - Тогда и впрямь далеко забрела ты, красавица, да не тужи - выведу я тебя к деревне какой, а хочешь -в град Столичный со мной двинешься, чай оттудова легче будет дальше двигаться. Ты куда вообще путь-то держишь?
Девушка наконец присела рядом, оставив нелепую гордость, и он с улыбкой подвинул ей крынку с молоком. Мясо она пробовала странно - видать, привыкла к богатым разносолам да кушаньям заморским. Ишь, балованная какая!
- Элрик меня кличут, - с охотой поведал музыкант, отбрасывая капюшон, и обнажая рыжие космы, в которые вплелась та злополучная седая прядь - метка духов или как там ее. - Элрик из Дубовой Рощи... Не слыхала, наверно? У вас там поди свои названия, не чета тутошним.
Он улыбкой отозвался на похвалу и пропустил мимо ушей замечание, пожимая плечами и беспечно откидываясь на древесный ствол:
- Ну так а чего объезжать, коли напрямки пройти можно? Двое суток терять только - мне не  с руки. Я, знаешь ли, красавица, в Столицу иду, на свадьбе королевской играть, а коли повезет - так там и останусь добра наживать, чего в глуши-то нашей просиживать.

+1

7

Предположение юноши вызвало у сиды короткий смешок. Спутать её с надменной английской девицей? Тон Элрика не оставлял сомнений - он считал, что рядом с ним оказалась изнеженная дворяночка. Это она-то, легко ступающая босыми ногами по снегу, танцующая в снежных вихрях, сида Неблагого (Зимнего, как иногда его ещё называли) двора.
Легко проигнорировав вопрос о своём пути, она растянула губы в пугающей улыбке.
-Береги своё имя, милый Элрик, не называй его каждому встречному.
Дева любила людей с искрой таланта. Он был такой живой, полный силы и вдохновения, внутреннего огня. О, как же ему повезло встретиться именно с ней, а не с какой-нибудь Бован Ши - кровь этого глупого мальчика стала бы настоящим деликатесом для шотландской нечисти.
Сида наклонила голову, подобно удивлённой зверушке, всматриваясь в умиротворённое лицо барда. Он совершенно не боялся - ни её, ни леса.
-Что есть двое суток по сравнению с жизнью?- выдохнула она, чуть подаваясь вперёд, но тут же отклоняясь назад. - Неразумный юноша, неужели ты никогда не слышал про народ Холмов? - её глаза казалось горели зелёным огнём в наступающей темноте. - Не слышал, что места эти дикие, особенно после Самхейна, принадлежат племени Данаан без остатка?
Она ждала, когда же Элрик узнает дочь богини Дану. Смотрела на него, кривя губы в странной усмешке и размышляла.
"А что, если забрать это смертное дитя к нам в Холмы? Пускай играет свою музыку, мы ничем не хуже королевского двора, да одарим не просто золотом, а вечной молодостью. Вот только манерам его поучить придётся, неотёсанный скотт! Ну да я справлюсь."
И чуть не облизнулась, подобно кошке, уже почувствовавшей сладкий запах добычи.
[ava]http://s5.uploads.ru/t/RrfKa.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-17 16:42:49)

+1

8

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Беспечный бард лишь рассмеялся - заливистым, молодым и здоровым смехом, каким смеются все уверенные в себе юноши над видимой опасностью, условностями жизни и прочими мелкими бедами, над которыми в силу возраста не принято размышлять всерьез.
- Я бард, красавица, а не герцог какой, за имя свое трясущийся, мы о себе во всеуслышание объявляем, так уж заведено, - нет, она, видать, и правда совсем темная - ничего не знает о том, как мир тутошний устроен - неужели на Юге совсем позабыли такие простые вещи? Ох уж эти дочки дворянские - умным речам обучены, а уклада житейского не понимают, толку-то в их знаниях заморских!
- За двое суток, милая, всю жизнь так переменить можно, что боги древние ахнут в изумлении, - наставительно, как неразумному ребенку, объясняет Элрик аристократочке. Чай не каждый день ее судьба с бардами сводит, жизнь повидавшими, авось и смекнет чего из беседы, все наука будет. Он чуть вскидывает брови и оглушительно хохочет, сверкая ровными белоснежными зубами. Вот повеселила затейница! Вот старухе Бересклице была бы преданная слушательница! Уж потеха так потеха - сама из знати ученой, а туда же - бабским сказочкам вторит, да его испугать думает. - Брось ты шутки эти детские, красавица. Все это уже быльем поросло, да и где ты здесь холмы увидала? Равнинный край у нас, до гор много верст, а тут и вовсе, куда ни глянь - дерева одни. Не верь ты молве этой неумной - нет здесь никаких фэйри, одни кабаны да косули, да мы с тобой. Не бойся - у костра моего тебе ничего не страшно, а ну как выползут фэйри твоими с рогами да копытами - живо отгоню, не чета им с сыном Гвидеона тягаться! Успокойся да поешь как следует, а я и развлечь тебя могу, коли благодарной слушательницей окажешься.
И он заиграл, перебирая ловкими пальцами струны, да завел сильным, звучным голосом долгую песнь о краях своих северных, о храбрых мужах, чья кровь так горяча. что растопит и вечные льды, да о юных девах, прекрасных, как горное утро и чистых, как кристальная роса.

Отредактировано John Watson (2016-10-17 18:04:18)

+1

9

Древняя сила таится в каждом истинном имени - забавное дитя человека так легко дало ей козырь в руки, что сида даже растерялась. В давние времена любой знал, нельзя называться незнакомцу, любое имя скажи, но не своё. Не хвались мечом, не называй его имени. Не окликай верного пса при недруге по имени. Если кто-то хоть на другом конце света назовёт её, Неблагую, по имени - тотчас же холодные ветра донесут до неё слова, случайно оброненные.
Рыжий же задрал веснушчатый нос и попытался поучать глупую девицу. Со стороны это выглядело невероятно забавно, если только не прислушиваться к тому, что он нёс.
-Ты даже не представляешь, насколько переменить,- прошелестела она порывом северного ветра. И не поймёшь - сказала она что-то, или лишь качнулись ветви дуба.
Смертное дитя ходило по лезвию ножа - бодро, громко посвистывая и чуть ли не улюлюкая. Неблагая зашипела, услышав такое определение в свой адрес, но мальчишка веселился во всю, не замечая, как жгучая ненависть заставляет светиться  глаза нечисти, а под тонкой белой кожей медленно начинают проступать синие линии, наполненные силой детей богини Дану.
-Что твой костёр для фэйри, смертное дитя? Для нечисти, что ползает по горам и лесам и жрёт всё, что им попадается на пути? Мелочччь, дитя. А для народа Ши - и подавно. Но ты пой, пой. Пока можешшшь.
Она сжала кулаки, чувствуя, как впиваются в кожу когти. Нет, дитя Неблагой Кайлих и Благого Диху, не позволяй вырваться своему гневу. Как жаль будет убить этого мальчишку, не наигравшись. Умерь свой пыл, вспыльчивая сида. Ты сможешь отомстить ему чуть позже.
Когда мальчишка закончил очередную балладу (а она была хороша, чего уж тут скрывать), немного успокоившаяся сида спросила:
-Скажи же мне тогда, Элрик из Дубовой Рощи, в кого ты веришь?
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-17 18:04:21)

+1

10

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Он не слушает ее - или слышит да не придает значения словам, в которых для него нет никакого смысла - один бабский вымысел да детские страхи нелепой дворяночки, забредшей так далеко от родных земель. Впрочем, стоит ли ее судить - одна, в чужом краю, да еще страшилок от местных, небось, наслушалась - долго ли воображению девичьему в красках себе ужасов всяких напредставлять? Повезло ей еще, что на пути он встретился, а не шалопай какой-нибудь да не разбойник лютый - да разве этой объяснишь такое, только напугаешь еще больше или не уразумеет ни слова - иноземная ведь, тутошней правде неученая. Но мила, право же слово, как мила! Нечасто ему доводилось красавиц таких встречать - ух, будет чем похвастаться да песня опять же сложится ладная - про таких зазноб всегда хорошо получается слова сплетать, а музыка - она ведь сама наружу просится, только волю дай.
- Ой и говор у тебя, прелестница, занятный - хотя почитай у тебя на Юге все так говорят? - мимолетно замечает он, не вникая в слова, не замечая в них угрозы и насмешки, ему по-прежнему все нипочем, и даже в голову не придет, что она может оказаться и не человеком вовсе, а пришедшей по его душу охотницей. С добродушной снисходительностью взирает Элрик на ее басни детские да разговоры странные. Что возьмешь с девицы знатной да еще и чужеземки? Правильно - нечего с нее взять, только на стан изящный полюбоваться да потешки ее запомнить, чтоб рассказать потом как занятную историю.
- Ха, смешные вопросы ты задаешь, красавица, - благодушно ухмыляется он, постукивая костяшками пальцев по лютне. - В себя верю да в подругу свою верную, звонкоголосую. В путь-дорогу верю, чай выведет она меня к мечте заветной. В Гвидеона, отца нашего, верю - чай не забудет он сына своего, когда песню задушевную подкинет, когда на хлеб подаст. Проста моя вера, милая, как видишь, ну да большего мне и не надо, - он вновь перебирает струны, и музыка ложится фоном на его слова, успокаивая душу да тревожа воображение.

+1

11

-Вот оно как, значит... - сида лукаво и снисходительно улыбнулась. - Милое дитя, ты веруешь в могущественного сида, а слова о его народе поднимаешь на смех?
И пока юноша переваривал сказанное ею, потянулась к его лютне:
-Позволь и мне спеть, смертный отрок.
Получив подругу барда, она легко коснулась струн и начала перебирать их так легко и нежно, как, наверно, касалась волос, когда расчёсывала их гребнем.
И её голос зазвенел в притихшем лесу единственной птичьей трелью. Казалось, обитатели чащи замерли, а звёзды наклонились пониже, чтобы услышать пение той, что живёт в Холмах. И лютня запела иначе, звуки её были более похожи на перезвон струн арфы, зимнюю капель, ветер, заблудившийся в ветвях ивы.
Неблагие ничуть не отстают в музыке от своих Благих сородичей.
А песня рассказывала о вечно зелёных Холмах, где все обитатели юны и прекрасны. Где нет боли, горя, болезни и смерти. "Ты будешь жить вечно,"- дразнила песня. "Ты ни в чём не будешь испытывать нужды," - повторяла она. "Дитя, не бойся, лишь протяни ладонь, я проведу тебя," - обещала музыка.
А потом дева народа Данаан резко ударила по струнам - и взвыла метелью, заплакала колючими снежинками. "В этом мире столько несчастья, столько тоски и пустых сожалений,"- и холодок пробежал по коже. "Здесь нельзя оставаться, прошу тебя, уйдём туда, где вечность пьяна и спокойна,"- Неблагая смотрела прямо в глаза юному барду.
Теперь ты понимаешь, кто я? Ты пойдёшь со мной?
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-17 23:36:49)

+1

12

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Элрик с веселым недоумением смотрит на девушку, и все более странными и занятными кажутся ему ее речи - вероятно, она играет с ним в какую-то нелепую игру, принятую у них на Юге, да только бард никак не может взять в толк, в чем ее прелесть, и что за забава - тешиться старыми сказками, ну да, чужому народу не он судья, мало ли, какие там нравы чудные да обычаи затейливые.
- Разве смеялся я, красавица? - лукаво осведомляется он. - Лишь чуток потешился, да что в этом дурного? Всем известно, что барды - любимые дети доброго Гвидеона, а с другими нам и делить ничего: хоть есть они, хоть нет.
Девица тянется к его лютне, и Элрик, слегка поколебавшись, позволяет ей взять свою отраду. Не то чтобы это особливо принято, ну да чужестранка - не бард иной, авось своей рукою его музыку не разладит, а послушать, на что она способна было бы любопытно.
И вот тронула рука девичья нежные струны, зазвучал голосок чарующий средь леса дремучего, заворожил, задурманил музыканта из Дубовой Рощи, в дали неведомые увел да дымкой колдовской окутал. Завладела им магия древняя, держит - не отпускает, сердечко бойкое паутиной оплетает, да душу мятежную в силки, точно пташку робкую, загоняет.
Сидит Элрик, только миг назад смеявшийся заливисто, и смотрит перед собой невидящими глазами, туман в его взгляде, мелодия волшебная в сознании, а кроме этого не видит он ничего и не слышит.
Зарыдала его лютня в руках девы Зимнего двора, застонала о печалях мира бренного. человеческого, и неведомая тоска Элрика, точно чашу до краев, переполнила. Потекли по щекам барда горькие слезы, заплакал он, точно дитя малое, только вместо ответа на вопрос заданный, от впечатлительности природной причитать стад да сокрушаться:
- Ох, как же это так-то... Ох, кручина какая...Как же мы живем так, радости не зная? Живем-живем, а потом и помираем не за что, кто во цвете лет, кто во сединах старческих! А все одно - без смыслу, без причиииныыы! - и он зарыдал. уткнувшись в колени, как будто сердце его в следующий миг готово было разорваться.

+1

13

Пальчики Неблагой зависли над струнами в недоумении. Этот смертный... Он издевается?!
Но бард, кажется, лил слёзы абсолютно искренне. Он сжался, протяжно постанывая на одной ноте и изредка вздрагивая всем телом. Сида же, ошеломлённая такой странной реакцией, не знала, что ей делать - гневаться? А на что? Утешать? Это ей-то, сиде Неблагого двора, утешать какого-то смертного?!
Дева отложила лютню в сторону и коснулась плеча Элрика. Она могла свести человека с ума одним лишь прикосновением, но мальчишку-музыканта почему-то берегла - он был такой трогательно забавный и дремучий.
олно, дитя человека,- прошелестел голос дочери богини Дану. - Хватит слёз. Если этот мир так печален, так не лучше ли уйти из него? В Холмах тебе всегда будут рады. Будешь играть на пирах. Не печалься более.
От её ладони разбежался отрезвляющий холодок, а слова стали манящими и обволакивающими:
-Я проведу тебя в Холмы, смертный юноша. Только согласись.
"Если он сейчас ещё чего-нибудь выкинет, я точно сорвусь."
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-20 22:20:16)

+1

14

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Понемногу рыдания Элрика утихли - скорее потому, что в нем больше не осталось слез, чем от неловкого участия Неблагой, которая, по-видимому, не ожидала от него столь бурной реакции. Бард еще раз внушительно всхлипнул, а потом пошарил по карманам и извлек откуда-то из складок одежды видавший виды лоскут ткани, в которой с чувством высморкался. Звук был такой, как будто у кого-то из морских богов началось капитальное несварение. Элрик поднял взгляд покрасневших влажных глаз на девушку и прошептал, точно вторя каким-то мучившим его мыслям:
- Так горько... Горько осознавать, что всю жизнь, должно быть, тратить попусту, а в конце все равно темнота...и мрак...и холод... Как безрадостно, как печально!
Точно очнувшись от холодного прикосновения, он вздрогнул и посмотрел на сиду уже чуть более осмысленным взглядом. На его лицо легла едва уловимая тень. Видно было, что он всерьез обдумывает и взвешивает ее предложение. А затем он с внезапным рвением вскочил на ноги и схватил ее за плечи, пару раз чувствительно тряхнув в неожиданном душевном порыве:
- Как ты добра! О, благая вестница! Но кем я буду, если приму эту милость только для себя? Нет! Я должен рассказать всем! Люди должны понять, как бессмысленна жизнь, как много времени они тратят здесь! Я всем скажу! Мы придем в Холмы и будем петь! Все вместе!

+1

15

Немалых усилий стоило ей не убить смертное дитя на месте, но уверенность в том, что перед ней стоит настоящий, абсолютнейший идиот, прочно укрепилась в сознании сиды.
-Конечно,- опасно подрагивающим голосом начала она, медленно освобождая свои плечи от наглых рук барда. - Разумеется. Ты можешь взять с собой свою семью. И всю деревню. Да чего уж мелочиться, Холмы же бескрайние!-о, сколько сарказма! - Всё население Альбы бери!
Она поднялась с земли, и хоть в этом обличии девушка была ниже парня, всё равно казалось, что дитя богини Дану возвышается над смертным.
-Люди заставили нас уйти в Холмы, а теперь они и туда ещё заявятся, будут жить вечно, а сидов прогонят в этот мир, как тебе такой расклад? Ну да ничего, может мы и уживёмся все, "в тесноте, да не в обиде", так вы, люди, говорите?
Она шагнула практически вплотную к Элрику, натянутая, как тетива лука.
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Bean Sidhe[/nic][STA]Magic in my blood[/STA]

+1

16

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]Элрик только удивленно глазами захлопал, на девушку глядя. Никак не ожидал он, что на его чистый порыв благодарности и восторга она так отреагирует. В глазах сиды полыхал настоящий гнев - первородный, как огонь в жерлах гномьих пещер, чистый, как слеза Дану, неистовый, как разбушевавшееся море. Хоть песню о нем слагай - балладу, коей перед боями лихими будут тешиться, кровь свою закипеть заставляя.
- Что ты, красавица, речи такие злые заводишь, чай обидел я тебя чем? - растерянно спросил он, ни на шаг не отступая. Негоже это - перед яростью девичьей пасовать, будь она смертная дева или дочь великой Дану. Все одно к одному - от злости женской горы с места сдвигались да земля разверзалась, а посему клокочущую изнутри деву требовалось немедля успокоить, дабы не навлечь беды великие.
- Странная ты девка, милая, - глубокомысленно выдает он. - То холмами своими пугаешь, грозишься, теперь говоришь, что мы же вас туда и загнали. Али думаешь, что от злости твоей кому легче станет? Нам или вам? Не гневись, красавица, не к лицу тебе это, губы в гримасе кривить да носом дергать как дикая кабаниха. Смилостивись да сердце свое успокой. Полно враждовать да изживать друг друга. Чай не Гвидеон ли отец тебе, ясноликая? Ну так меня он же в колыбели благословил - что делить нам, прелестница, кроме песни звонкой да, коли загорится сердце - чувства хмельного? Чай не враг я тебе, ужин с тобой делил да к костру позвал. Песни пел тебе, смех твой слушал. А ты чего ж? Одумайся, красавица, не будет тебе чести, коли силы свои против меня обратишь.

+1

17

О, мальчишка поверил в "бабкины сказки", да неужели?!
-Да как ты смеешь, смертное отродье?! - рявкнула сида. Глаза её горели уже нестерпимым ядовито-зелёным огнём, а синие линии силы под кожей светились и складывались в искусные узоры. - Я могла бы убить тебя одним дыханием своим, глупый юноша! Моли о пощаде, ибо перед тобой стоит Киарнайт, дочь Диху, сида Неблагого двора!
Этот щенок пытался её... уговорить? Серьёзно?! Да будь на её месте та же Кайлих - мальчишке вырвали бы сердце ещё на этапе, когда он назвал её фэйри! Дочь же была мягче, но терпеть откровенные поучения и попытки её переупрямить - это не слишком?!
Ладонь Киарнайт легла на грудь барда, прямо напротив бьющегося сердца, длинные когти слегка покалывали его кожу сквозь плотную ткань рубашки.
-Твоя жизнь - в моих руках, непочтительное и глупое дитя.
И всё же она медлила. Было что-то в этом рыжем дурачке такое, что заставляло Неблагую лишь слушать мерный стук человеческого сердца, чувствовать тепло сквозь рубаху и его дыхание у своего лица. В ночном лесу, под тихое пение пламени в костре, ёжась от насмешливых взглядов звёзд в осеннем небе. Дева племени Данаан с ужасом поняла, что не хочет убивать смертного. Не ради забавы.
[ava]http://s1.uploads.ru/t/Dbhge.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Sidhe of Unseale Court[/STA]

+1

18

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Убеди меня[/STA]От неожиданности - скорее, чем от страха (его вообще почему-то не было: то ли он от природы был столь уверен в собственном долголетии, то ли древняя магия и впрямь помутила что-то в разуме) - он отступил на шаг, глядя на разъяренную деву с видом человека, абсолютно не понимающего, что здесь происходит. По его мнению, его речи были вполне мудры и убедительны, но, очевидно, женская злость затмевала благоразумие не только у спесивых деревенских баб, но и у дочерей богини Дану.
- У тебя вполне свежее дыхание...чего ты, - он касается кончиками пальцев ее плеча, точно успокаивая норовистую лошадь. Через мгновение на его лице появляется лукавая, солнечная улыбка, кажущаяся странно-светлой в этой темной чаще. - Так у тебя есть имя! Вот хорошо, а то я уж думал, помянуть тебя в песне будет нечем. Киарнайт, - нараспев повторяет он, смакуя. - Чудное прозвание! Выйдет отличная баллада!
Его сердце пропускает только один удар, когда ладонь сиды ложится на его грудь. Он улыбается, глядя в ее холодное лицо. Она невероятно красива - даже сейчас, в лютом гневе, готовая зашипеть. как змея. У деревенских девчушек, которых он знал, так не получалось - глаза их от злобы мгновенно наливались кровью, щеки краснели, мгновенно дурня любое премилое личико. А ту - сразу видно: знатная да роду нечеловеческого - в ярости лишь прекраснее становилась, ярче да ослепительней.
- Жизнь моя, прекрасная Киарнайт, в руках Гвидеона, тебе же я готов отдать лишь мое сердце - и то в метафорическом, понимаешь ли, смысле, - наставительно произнес Элрик, мягко накрывая ее ладонь своей рукой. - На что тебе кровавое сердце, которое даже не сможет тебя любить? Или мертвые губы, не способные петь? Или холодные пальцы, что не властны над струнами? Я мог бы петь тебе куда звонче, чем в твоих хваленых холмах. Что там, в стране твоей заповедной для души моей? Тишина да безвременье. Лишь здесь, под звездами мира моего, я смогу спеть тебе о любви так, чтоб ты верила мне.

+1

19

Сида замерла, долгую минуту молча вглядываясь в это добродушное и вполне симпатичное лицо.
-Любить меня? - наконец произнесла она, всё ещё срывающимся от гнева голосом.
И тут же отдёрнула руку и отшатнулась, будто обжёгшись. Юноша не боялся её ни капли, будто и не стояла перед ним древняя и сильная нелюдь, будто магия её не заставляла виться вокруг холодный осенний воздух, снующий, будто голодный охотничий пёс у дичи. Бард вдохновенно и бесстрашно нёс какую-то белиберду, а Неблагая, впервые столкнувшаяся с подобным отношением, не знала, как себя вести. Она лишь коснулась ладонью лба и, нахмурившись, прикрыла глаза, будто её терзала жестокая мигрень.
-Элрик... Ты неисправим. Сумасшедший. Идиот.
А эта манера прикасаться к ней, как к какой-то деревенской девке, которой только улыбнись, и она с радостью на сеновал побежит? Никому и никогда Киарнайт не позволяла себя трогать, но упрямый бард раз за разом нарушал её личное пространство! А сида одновременно и хотела его проучить, и... не хотела. Потому что её уроки нанесли бы некий урон здоровью безбашенного певца, а сида чувствовала, что не должна вредить ему. Странное чувство.
-Глупое смертное дитя... Ты должен меня бояться. Должен подчиняться и трепетать от одной мысли, кто я... Почему?..
[ava]http://s1.uploads.ru/t/Dbhge.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Sidhe of Unseale Court[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-21 02:15:45)

+1

20

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Потому что гладиолус[/STA]Элрик улыбается еще шире, как будто доволен тем, что она наконец начала его понимать.
- Любить, - с жаром подтвердил он, с таким чувством кивая головой, что рыжие волосы вперемешку со злополучной седой прядью падают ему на глаза. Он небрежным жестом откидывает их назад, глядя ей в глаза ясным, уверенным взглядом. - Мы, барды, народ простой. Коли свою судьбу встречаем - так и говорим напрямки, без экивоков. Сердце мое распахнуто - читай, прекрасная, коли не постесняешься чувств музыканта - дерзких да огненных.
Он лишь смешливо кривит губы, склоняя голову набок, вместо ответа на ее заключение. Весь его вид словно говорит: да, я таков, но ведь в том и очарование мое, и прелесть, и правда единая.
- Глуп тот, кто судьбе своей в глаза посмотреть страшится, - вещает он уверенно, как по писаному - да не учат ведь разумению такому нигде, с этим надо родиться, как с благодатью или проклятием, иначе вовек не постигнешь истины его бесхитростной. - И я это...трепещу. Только не так...не там... - он вдруг краснеет и сбивается с лихого слога, смущенно глядя на девушку. Длится его заминка, впрочем, совсем недолго. - Нравишься ты мне, вот почему! - выпаливает он с какой-то мальчишеской дерзостью и гордостью одновременно. - И будь ты хоть сама богиня Дану, хоть чудище заморское - не сойду с тропы, хоть какими карами пугай!

+1

21

Дочь Диху потеряно оглянулась, будто ища поддержки у темнеющих вокруг стволов деревьев. Вот и вышла погулять из Холмов!.. Встретила безумного, бесшабашного, сумасшедшего, ненормального, бесхитростного, яркого и тёплого человека. И, что самое страшное, всё это ей почти нравилось! И то, что смертный готов пойти на всё ради неё - это льстило, невероятно льстило!
Линии силы медленно выцвели, вновь открывая белую, как снег, кожу, а глаза, хоть и остались такими же, но теперь казались изумрудными.
-Дитя человека,- почти жалобно протянула сида, отступая. - Я... красива. Возможно, это тронуло твою творческую натуру. Ты испытал влечение. Но это вовсе не значит, что ты меня любишь! Я... я не очаровывала тебя!
А осенняя ночь всё так же окружала, путала и манила. Именно осенью особенно хочется тепла и чего-то общего - дружбы ли, любви? И дева племени Данаан боялась. Чего? Она сама не знала.
Взгляд её гулял по фигуре певца, выискивал что-то, пока не остановился на седой пряди среди огненной гривы. И сама того не замечая, Киарнайт шагнула и поймала белую прядку. Пропустила меж пальцев.
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Sidhe of Unseale Court[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-21 02:33:10)

+1

22

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Потому что гладиолус[/STA]- А чего ж меня очаровывать-то? - искренне удивился Элрик, почесав в затылке. - Мне разве много надо, чтоб сердце загорелось да кровь в жилах заиграла? Твоя правда, милая Киарнайт, - ты красива как первая весна, и всю жизнь для меня будет отрадой великой на лик твой ясный любоваться. Да только вот что я тебе скажу - ни один бард еще не вспыхивал любовью горячей из-за одного лишь лика ладного да фигурки стройной. Все, что есть в тебе, дева Холмов, любо мне, и то, что роднит тебя со мной, окаянным, с восторгом подмечаю, и то, что столь непохожею делает да разум чудит - с благоговением принимаю.
Он шагнул вперед, за ней, точно желая удержать, поймать саму магию, но, видя страх в ее очах изумрудных, лишь щеки ее коснулся кончиками пальцев - бережно и одновременно шаловливо, точно мальчишка, лелеющий свое первое великое чувство.
Блеснула седая прядка в лунном свете, меж пальцев сиды. Прямо в глаза смотрел отчаянный бард своей неземной возлюбленной, как будто тайну какую-то безмолвно ей нашептывал.
- Мне говорили, что прядь эта - ваша метка, - вспомнил он вдруг россказни Бересклицы. - Не знак ли это, что тебе со мной быть суждено?

+1

23

-Глупый мальчишка, ты же ничего обо мне не знаешь,- сида отстранилась, позволив пальцам барда лишь скользнуть по её коже. -Поспешны слова твои да необдуманны.
Чем Неблагие сиды отличаются от Благих? Лишь тем, что они всегда делают лишь то, что им самим захочется, не прикрываясь какими-то кодексами, правилами и лживым благородством. И не одна дочь богини Дану привела в Холмы своего возлюбленного - девы древнего народа почему-то всегда тянулись к смертным мужчинам. Но Киарнайт не могла с такой лёгкостью, как простодушный Элрик, броситься в омут с головой и объявить, что вспыхнувшие в груди беспокойство и интерес - любовь. Вся будто сотканная из снега и льда, она никогда не чувствовала ничего подобного.
-Элрик, сколько тебе зим?- заметно напрягаясь, переспросила она, вновь и вновь перебирая белые нити его волос.
Будто не замечая его взгляда, она была увлечена лишь прядью.
-Метка. Но не наша,- прохладно заметила сида и попросила. -Не двигайся.
Тонкие пальцы взлетели по его волосам вверх, к корням, а затем острые коготки легко, будто заточенным клинком, срезали злополучную седину. Неблагая что-то выдохнула на своём родном языке, стряхивая прядь прямо в костёр. И почему-то тепло улыбнулась, сама не зная, отчего на душе (которой у сидов по официальной версии, разумеется, нет) стало светлее.
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Sidhe of Unseale Court[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-21 23:23:36)

+1

24

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]Потому что гладиолус[/STA]- У меня будет целая жизнь, чтоб узнать, - мечтательно улыбаясь, как самый законченный романтик - а каким еще быть молодому барду? - объявил Элрик. - Чего ж ты боишься, милая Киарнайт? Моих ли чувств пламенных али своих? - на лице юноши появилось лукавое выражение. - Чай не люб я тебе, прекрасная? Ну так что ж не гонишь меня, не уходишь, глаз своих сияющих не отводишь?
Его рука лишь слегка задевает ее кожу, сорвавшейся птицей падает вниз. Элрик лишь благодушно улыбается, не совершая попытки вновь коснуться ее - но в нем не видно ни капли сомнения, ни доли колебания. Сам для себя он уже все решил окончательно и бесповоротно. Таковы уж они, барды - сердце свое горячее вручают сразу, без обиняков и экивоков, а уж Элрик из Дубовой Рощи и вовсе был таков, что на роду ему было написано выбирать самые тернистые пути да самые высокие вершины. Не суждено ему было спокойно жизни с милой девушкой из доброй человеческой семьи - лишь величавой дочери холмов удалось разжечь его кровь, лишь для нее запела душа его мятежная.
- 19 минуло, - говорит он с забавной гордостью: сам себе он кажется зрелым и взрослым мужчиной, а то, что она может быть старше его на бесконечные сотни лет - дело десятое.
Он поднимает взгляд, наблюдая за ее движением, с удивлением провожает взглядом прядь своих волос, полыхнувшую в огне костра. Показалось ли - или правда, но окружающий воздух как будто сразу стал спокойнее и теплее.
- Так тебе прядь не нравилась? - почти обиженно вопрошает он, ничего не понимая в ее действиях.

+1

25

-Я ничего и никогда не боюсь,-сида обожгла юного романтика ледяным взглядом. И нельзя сказать, что она соврала - лишь слукавила, как любой уважающий себя житель Холмов.
Едва дотронувшись до пряди она уже видела всё, потому и поспешила избавиться от знака чужого злого умысла.
-Кто-то очень не хотел, чтобы ты пережил свою двадцатую зиму,- она зло сощурилась. Незаметно для себя она уже причислила мальчишку к списку своих вещей, а тут кто-то посмел пожелать ему смерти!
"Найду. Узнаешь, как мучительно погибать от наших рук."
Смешное человеческое дитя едва не надуло губы от обиды. Но Киарнайт, спалившая чужое проклятье в пламени, лишь продолжала улыбаться.
-Насолил ты кому-то, Элрик из Дубовой Рощи. Души детей Евы так легко поддаются зависти,- она пожала плечами. - Видно, искусство твоё кому-то острее ножа резало чёрное сердце.
И она вновь опустилась на землю, будто и не было всех этих разговоров, признаний и прочих глупостей. Только в голосе её едва заметно проскользнул леденящий душу гнев:
-И правда, встреча наша неслучайна. Пожелал кто-то тебе, неразумное дитя, лишиться жизни - если не от рук сидов, то от разбойничьей стрелы. Да мало ли способов сложить голову? Но, разумеется, более всего надеялся твой злопыхатель, что мои когти вспорют твою грудь. Мои - или моего собрата. "Пусть чёртова нелюдь тебя сожрёт, да косточек не оставит, проклятый мальчишка!" - чужим, чуть хрипловатым голосом, добавила она.
На самом деле, сида была вне себя от злости. Кто-то пытался повелевать древними детьми богини Дану, хотел замкнуть линии судьбы - ведь не ограничивалось страшное проклятье одной лишь фразой, что она передала везучему барду. Древнее то было колдовство, злое, чёрное.
Но Элрику вовсе не нужно было знать ни о магии, ни о том, какую участь уже приготовила глупому колдуну (или колдунье) Неблагая.
Спохватившись, что уже долго молчит, глядя в костёр (творение Благих ей, как ни странно, помогало думать) и не слушая смертного, Киарнайт спросила:
-Элрик. Если ты и правда целиком и полностью душу свою мне отдать готов, ты пойдёшь со мной в Холмы?
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Sidhe of Unseale Court[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-22 14:20:34)

+1

26

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]За тобой хоть в Холмы![/STA]И на сей раз, как и прежде, ничуть не впечатлился бард ни взглядом ледяным, ни тоном надменным. Казалось, что страх, как и благоговение перед древними жителями Холмов ему вообще неведом - слишком уж норовист да беспечен был его дух, слишком легки думы, слишком горячо сердце. Не зря, видать, коснулось его при рождении благословение Гвидеона - никем иным, кроме как бардом, Элрику бы быть не пошло, а так его лихой нрав да извечная сумасбродность целиком и полностью оправдывались жизненным укладом музыкантов, их беспечной верой и своеобразной гордостью, отличавшей этот любопытный народец от всех прочих.
С удивлением он смотрел на девушку, словно никак не мог взять в толк, что означают ее слова. Не раз и не два твердила ему старая Бересклица, что по его пятам рок злой ходит, что не то колдунья злобная его прокляла, не то недруг помощью злобных духов заручился, чтоб со свету изжить. Но Элрик из Дубовой Рощи был настолько редким везунчиком - и песни-то у него складывались, и пути-дороги не подводили, и монета звонкая в кошеле водилась, и девушки любили - что в подобные россказни не верил не только он сам, но и все, кому доводилось их слышать. А что до пряди седой - так мало ли кто из богов как своих любимцев метит, а уж то, что он у вершителей судеб человеческих в большой чести - в том ни у кого сомнения не было. И вот на тебе - судьба его ясноглазая, сида дело колдовское знающая - те же речи ведет, да очами гневно сверкает - и та ярость уже не супротив него направлена, а на того, кто его проклясть по умыслу злому решил. Последнее вызывает в нем прилив горделивой радости - значит, все же, неравнодушна к нему прекрасная дева, стало быть, есть в ней чувство ответное - а ради этого и опасности смертной подвергнуться не жалко!
- Сомневаюсь, что я на вкус хорош да питателен, милая Киарнайт, - с улыбкой замечает он, присаживаясь рядом с ней и слегка плечом касаясь. - Вот любоваться на меня - глаз радуется, да послушать - самое дело, - без лишней скромности заявляет бард и с нежностью берет ее ладонь в свою руку, словно желая успокоить. - Да и живучий я, как видишь, - твоей милостью от сглаза смурного избавился. О чем тужить теперь?
Но Киарнайт как будто не слушала его, на пламя глядючи, и тих был голос ее, задумчив, когда она наконец заговорила. Элрик решительно тряхнул рыжими космами, звонко его ответ в лесной глуши прозвучал - будто ключ живительный из-под земли ударил и зажурчал благозвучно:
- За тобой, судьба моя, я теперь хоть в огонь, хоть в воду, хоть в царство подземное шагну, не колеблясь! Можно и в Холмы, - подытожил он таким тоном, словно древние Холмы фэйри были чем-то вроде соседней глухой деревушки.

0

27

Повинуясь новому своему порыву, сида не захотела ни юлить, ни обманывать:
-Время у нас течёт иначе. Ступишь в Холмы молодым да бойким, а коль вернуться захочешь через пару лет - в мире смертных век пройдёт. И прямо у ворот упадёшь, не в силах вдохнуть,- она смотрела лишь на языки огня, танцующие на сухих ветках. - Иное небо у нас, иные звёзды. Здесь дышится вольнее... Но тут вы, смертные, стареете и умираете.
Неблагая подняла взгляд на барда.
-Не торопись с решением, будь мудр, певучее дитя. Время для меня - песок. Я всегда смогу забрать тебя, да только боюсь, погаснет пламя твоего сердца под Холмами. Заскучаешь, а назад дороги уже не будет.
Утащить добычу в Холмы, похвастаться перед многочисленными родственниками своим трофеем - разве не это должно греть самолюбие правильной дочери племени Данаан? А что, если игрушка сломается? Не починишь человеческую душу, сколько не пой, сколько не танцуй. Странное желание сберечь глупое смертное дитя.
-Спой мне, смешной человеческий мальчишка. Ты ведь уже сочинил свою балладу - я хочу послушать.
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Я не хочу тебе врать.[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-22 15:47:36)

+1

28

[AVA]http://s50.radikal.ru/i130/1610/1f/2c45637a73cc.jpg[/AVA][NIC]Элрик из Дубовой Рощи[/NIC][STA]За тобой хоть в Холмы![/STA]Мягкой улыбкой ответил юноша на вопросы Неблагой, как будто вовсе несущественным ему казалось то, что в землях иных его ждать может - ни единой мысли о сомнении не было у него, ни секунды не колебался. Звучен голос был его и силой неведомой наполнен, когда заговорил он, и будто серьезнее стало выражение лица, будто не юный бард то молвил, а сам Гвидеон:
- Недопеты, быть может, песни мои под звездами земными, неистоптаны тропы отведенные... Скажи мне, судьба моя, долгой ли будет разлука с тобой, коли мир смертный я в тот же миг следом за тобой не покину? Коли есть на то согласие твое - то я останусь здесь и стану тем, кем должен стать. и возьму от жизни человеческой все, что должен взять, чтоб уж ничего не сгорело да не потухло в сердце пламенном. Слово мое тебе верное и неизменное - только тобой душа моя отныне полнится, на смертную деву не глядеть мне вовек, лишь бы твои тропы хоть иногда ко мне приводили. Скажи, Киарнайт, слово свое - и будет так, как желаешь ты. Скажешь - за тобой пойду, все оставлю, а коли дашь мне путь свой смертный пройти - в каждой песне вспоминать тебя буду да встречи на дорогах колдовских искать.
Он улыбается, поднимая лютню, словно песней желая слова свои подкрепить. Изящным, умелым движением касается Элрик струн, и брызжет из-под пальцев его музыка - сильная, звучная, пламенная, как само его чувство.

баллада

Я спел бы тебе о счастливых лицах, о древних клятвах, о королях,
О бронзе солнца, о странных птицах, поющих в соснах и тополях,
О шуме ветра и снах прибоя, где волны плещут, едва дыша,
О том, как радостно быть с тобою, моя расплавленная душа….

О зимних вьюгах и майских грозах, о тайнах ночи и темноты,
О нежных зорях и дивных розах – а, впрочем, я не люблю цветы…
Я спел бы, верно, о звездных далях, на небе выдумавших узор,
О том, как эхо твоей печали мне на века замутняет взор…

О льдах, пустынях и океанах, о горных духах, о склоне дня…
Я пел бы преданно, неустанно, чтоб ты услышать могла меня…
Но в горле хрип и слова удушьем мне затопляют больную кровь –
Ну, так возьми, загляни мне в душу – и ты увидишь мою любовь.

Я столько песен тебе слагаю – весь мир замолкнет, когда спою,
И нежность – раненая, нагая – предельно хочет узнать твою.
Я так устал от своих агоний, от битв, взорвавшихся в голове…
Так протяни же свои ладони, я – твой отчаянный соловей…

+1

29

Сида слушала внимательно, не сводя с барда своих колдовских глаз. Внутри у неё шла нешуточная битва - забрать себе или оставить здесь?
Казалось, вечность можно было слушать этот голос - бархатный, тёплый, любящий. Но все песни рано или поздно кончаются, и сида кивнула, благодаря его за балладу. Тёплый огонёк мелькнул в изумрудных очах.
-Ты ведь на самом деле не жаждешь уходить в мой мир,- промолвила она задумчиво, будто разговаривая сама с собой. -И знаешь, мне бы не понадобилось спрашивать, если бы я пожелала забрать тебя силой. Но я не хочу.
Дева резко поднялась с земли - порыв ветра скользнул мимо, взметнув жёлтые листья.
-Впрочем, ты всегда можешь изменить своё решение. Благодарю тебя, смертное дитя, за эту странную, но забавную ночь. Прошу тебя, отныне прислушивайся к сказаниям, не гневи своего Бога, не ходи по землям сидов.
Неблагая чувствовала странное болезненное удовлетворение - как человек, что сумел отказаться от своей зависимости за секунду до того, как сорваться. И сожаление - может, всё-таки стоило? Милый, хороший мальчик... Бросить всё, отринуть бессмертие и стать обычной женщиной...
"Киарнайт, да что с тобой?"- спросила она у себя, делая первый шаг от костра. Но тут же одумалась, повернулась и добавила:
-Великая сила заключена в любом истинном имени. В порыве гнева я назвала тебе своё - пообещай, что сохранишь его в тайне от других, коль решишь поведать им о нашем знакомстве. И...- голос её дрогнул. - Не ищи со мной встречи, смертный юноша. Если буду тебе нужна - позови по имени, и я сама приду. Если захочу,- добавила она, тряхнув головой, как норовистая лошадка. - Ты всегда сможешь поговорить со мной или спеть. Не стану обещать тебе любви, не знаю, умею ли любить как вы, люди... Но с этого момента и до конца твоего века - ты под моей защитой, милый Элрик. Поверь мне, немногие могут похвастаться поддержкой сиды Неблагого двора,- Киарнайт усмехнулась.
Где-то в глубине души она уже знала, что стоит этому бестолковому барду встретить на пути своём хоть какую-то опасность - разбойников, нечисть - она примчится немедленно. Только он выдохнет её имя - оседлает северный ветер и в считанные секунды окажется рядом.
-Ты везучий, Элрик из Дубовой Рощи. Не оттого ли, что сидский Дар Удачи получил от своего дальнего предка, сида Благого двора, сладкоголосого Гвидеона? - она улыбнулась. - Любвеобилен без крайности сын богини Дану, не одно смертное девичье сердце украл...
Дева хотела уже исчезнуть, но  вновь передумала. Скользнула туманом, обвила шею юного барда тонкими руками и поцеловала его - нежно и легко, будто в зимний день скользнул по лицу неуверенный, торопливый лучик солнца. И в то же мгновение растворилась, лишь ветер донёс до юноши обволакивающий голос:
-Вот теперь на тебе моя метка.
И более ни одна болезнь не была страшна потомку Евы. И любой сид теперь знал, кто стоит за этим человеком. Занимался рассвет.
Сида скользила в потоках холодного воздуха и думала, правильно ли поступила? Время всё расставит по своим местам. Возможно, уже в следующем селении мальчик встретит симпатичную крестьянскую дочь и забудет о Неблагой, как о сказочном сне. Женится, остепенится... Все они кричат о вечной любви на каждом шагу, когда юность играет в крови. А возможно... Да нет, вряд ли. Через пару лет поймёт, что хочет попасть в Холмы - место, которое так красиво, что кажется нереальным. Да и необязательно уходить туда надолго - покажет сида ему мир и вернёт назад. Ну а если захочет он там остаться, так ещё и вечную жизнь получит - хорошо же! А ещё она сможет провести его по иным мирам, показать... Нет, Киарнайт, хватит, не придумывай! И не смей даже предполагать, что откажешься от сидской силы и долголетия, чтобы жить с ним среди людей! Ты не умеешь любить, не умеешь!
А что, если не любовь, заставляет всесильных сидов жертвовать своими желаниями ради других?..
Люди боятся детей племени Данаан и правильно делают. Как немилость, так и милость Добрых Соседей может привести к самым неприятным последствиям. Сколько раз неуёмные сиды крали королев, а потом развязывались войны с обиженными королями? Сколько людей из-за непочтительности со случайными путниками затем не возвращались домой? Остерегайтесь проклятых нелюдей, бегите от них! А если поставят они свою чёрную метку - любой встречный "фэйри" постарается убить обидчика собрата, обречён несчастный.
И лишь через пару часов, ступая по заледеневшей горной дороге, сида спохватилась, что забыла на поляне свой плащ.
Что ж, пускай остаётся у тебя. И, возможно, в следующий раз я тоже останусь с тобой, и тебе не придётся мне его возвращать.
[ava]http://s4.uploads.ru/t/rS4bU.jpg[/ava][nic]Kiarnight MacDichu[/nic][STA]Я сберегу тебя.[/STA]

Отредактировано Caitlin Whelan (2016-10-22 22:13:13)

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » AU » Do you believe in fairies?