Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » *[Four Calamities] Islands Blues


*[Four Calamities] Islands Blues

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Irene Adler, Game Master (Marcus Cox), Sherlock Holmes
Время и место: 21 апреля 2015, Бродмур
Краткое описание:

https://music.yandex.ru/album/245427/track/1430929

Этот остров слишком мал, чтобы они проходили мимо, не замечая друг друга. Этот остров так одинок иногда.
Их истории переплетены, как корни деревьев. Еще одна встреча. Очередной разговор. Новое разочарование?
Шерлок Холмс, Ирен Адлер

+1

2

+

Невидимой красной нитью соединены те, кому суждено встретиться, несмотря на Время, Место и Обстоятельства. Нить может растянуться или спутаться, но никогда не порвется ©(Китайская легенда о Красной Нити Судьбы)

Минуты шли, а миссис Нортон, урожденная Адлер, все еще стояла посреди гардеробной, застывшая восковая фигура от мадам Тюссо.
Она держала в руках телефонную трубку; абонент на том конце провода отключился первым. Рука сжимала несчастный аппарат так крепко, будто Ирэн боялась уронить его, или видела в куске пластика, начиненного электроникой, врага.
Платье, которое она собиралась надеть к обеду, осталось лежать рядом, на стуле.
Кровь ударила ей в виски, тяжелая и острая, как кусок скалистой породы, мысль билась в мозгу, заслоняя всё.
Шерлок Холмс, в Бродмуре. Им нужно увидеться.
Она возненавидела этот голос по телефону с первых же звуков; потому, что он был чужим, с через чур отточено-доброжелательными интонациями. Хотела услышать Шерлока, хотела объяснений, или уверений, что это злая шутка, не более; Ирэн сама не знала, как себя ощущает и что с ней происходит.
Ирэн было ясно только, что Шерлок не мог так с собой поступить. Он всегда знал, когда нужно остановиться; был сильным, умным, математически точным, задумчивым, чувственным, эмоциональным, убийственно прямолинейным и невыносимым, но никогда – убийцей собственного разума. Ложь. Кто-то лгал ей,  думала Ирэн, и постепенно оцепенение уступило место упрямому  темному любопытству. Кто с ней играет, кто ей лжет? Не может быть, чтобы Шерлок.
Как хорошо она знала этого человека, будто они прожили вместе целую жизнь. Странно, при том, что  консультирующий детектив даже не был ее тайным любовником, и она не могла сказать, что думает о нем постоянно.
Ирэн точно знала, что счастлива в браке и любит свою семью.
И все же, миссис Ирэн Нортон, наговорив домашним тысячу и одну причину, почему она должна уехать, отправляется в Беркс. Входит в здание красного кирпича за высоким забором, эту обитель скорби о потерянном рае, называет свое имя и его имя, стараясь держаться естественно.
- Верно. Миссис Ирэн Нортон к мистеру Шерлоку Холмсу, по приглашению доктора Кокса. Я могу присесть, пока Вы будете проверять сведения? Спасибо.

+1

3

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]- Сегодня прибудет мистер Норд, - проинформировала Клара, не отрываясь от экрана своего ноутбука. Большой плюс для помощницы в Бродмуре – отсутствие интереса. Ко всему. За исключением документов, конечно, и расписания босса. Клара – высокофункциональный аутист. Умная, подкованная в делопроизводстве, точная как часы, и совершенно бесчувственная. Доктору Коксу удалось обучить ее некоторым манерам, и теперь, вылив по случайности чай на какого-нибудь посетителя, она могла коротко извиниться.
- Сообщи ему, чтобы на этот раз не оставлял следов, - извращенцы Коксу не нравились, однако их и среди пациентов было много, даже стены и замки не спасали. Гости же приносили больнице некоторую выгоду. Кроме того, это вносило разнообразие в жизни обитателей Бродмура, отчего их психическое состояние менялось. Конечно же, в худшую сторону, но тем любопытнее было потом экспериментировать на сеансах терапии. – Достаточно и одного самоубийства за месяц. Мы же не хотим привлечь к себе излишнее внимание?
Ответа не будет, поэтому Маркус вернулся к изучению старого личного дела.
На столе Клары призывно зазвонил телефон. Помощница дождалась третьего звонка, шевеля губами, высчитывая что-то, затем взяла трубку.
- Да. Да. Да, - со всей свойственной ей отзывчивостью, проговорила она прежде чем разъединиться.
- Прибыла Ирен Нортон. К Шерлоку Холмсу.
- А! – воскликнул Кокс. Папка с делом немедленно отправился в шкаф, потеряв былую актуальность. – Прекрасная новость. Я ее встречу.
- Да, - ответила Клара, продолжая стучать по клавишам клавиатуры.
Кокс был настроен решительно. Мистер Холмс желал покинуть его гостеприимный дом, а они еще не закончили. Невежливо. Хотелось верить, что последние несколько дней пошли ему «на пользу». По крайней мере Маркус считал их продуктивными. Ему удалось нащупать новые болевые точки, о которых ничего не было сказано в записях таинственного мистера МакНила.
Шерлок Холмс был паззлом. Невероятно сложным, но уже почти разгаданным. И теперь Кокса интересовало до какого состояния он сможет его довести.
Вот и миссис Нортон приехала. Точно в срок.
По лестнице Маркус спустился с невиданной для него скоростью, но до приемной добрался неспешно, чинно, со всем свойственным ему достоинством.
Ирен сидела в кресле, дожидаясь, когда ее вызовут и проводят. Маркус потратил весь вчерашний день на изучение всей доступной информации о ней. Было интересно узнать, какая она на самом деле.
Что ж, пока можно было сказать, что Шерлок Холмс ей не безразличен. Главное ничего не сказать про ее мужа. Коксу хотелось поковыряться и в его голове. Маловероятно, что женщина это одобрит. А Маркусу было необходимо ее доверие, хотя бы минимальное.
- Добрый день, миссис Нортон, я доктор Кокс, спасибо, что так быстро откликнулись. Как добрались?

+2

4

Безразличие ко всему, кроме прогноза погоды на ближайшие сутки – главные добродетели британской нации, не были впитаны ею с молоком матери. Она училась быть англичанкой много лет, и, кажется, достигла цели, научившись говорить как они, вести себя как они, жить как они. Привычка стала второй натурой довольно быстро. Однако, сейчас, сидя в уютном кресле, и вслушиваясь в тревожный стук собственного сердца, она боялась, что не выдержит, сорвется в эмоции …что же будет? Зачем ее вызвали, и почему доктор Кокс был уверен, что она приедет?
Вопросов было слишком много, а отвечать ей не спешили.
Шерлок был здесь, вот главный вопрос, вот ответ, миссис Нортон , и вот признание самой себе в том, что есть вещи, которые остаются неизменными.  Ирэн хотела бы добавить «для обоих», но врать себе не стала. Она определила для себя цель поездки, по крайней мере, решив быть  рациональной.
Нужно быстро выяснить, что случилось, и почему он здесь. Главное, первое, самое важное. За всем этим она видела руку Майкрофта, все же, сомневаясь, что права. Майкрофт жесток, но даже жестокость Холмса - старшего имеет пределы. Шерлок – его брат, а Бродмур – худший ад на земле, из устроенных людьми. Сhéri, что ты натворил?
Им нужно встретиться, и Шерлок скажет ей все. Она понятия не имела, как это будет. Увидеть Шерлока.
- Благодарю Вас, хорошо, - голос доктора Кокса напоминал ей дорогой мужской парфюм, которого слишком много, первое впечатление от телефонного разговора подтвердилось.
- Мне нравятся поездки, а Вы предоставили хорошую возможность развеять скуку. Откуда Вам известен мой личный номер? Надеюсь, его вспомнил не один из Ваших…пациентов?

Маркус Кох был красив. У него было лицо десятилетнего мальчика, который имеет хобби - отрывать крылышки пойманным мухам, и наблюдать, какую траекторию они выберут, чтобы выжить.

+1

5

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]Маркус мягко улыбнулся ей, подавая руку, чтобы помочь подняться из кресла. Старомодно, и возможно не приемлемо в современном феминизированном обществе, но от воспитания никуда не деться.
- Замечательно, - произнес он, отмечая и фиксируя слово «скука». Не все так просто в ее Королевстве. Возможно, на этом тоже можно будет сыграть, если вдруг Ирен не так сильно привязана к Шерлоку, как показывает. Мотивация – это важно. Если ее нет, ее всегда можно придумать. – Сейчас не сложно достать чей-либо телефон, нужно лишь знать, кого ищешь. Пойдемте? Я провожу вас к Шерлоку, а по пути мы могли бы поговорить, - Кокс показал рукой в сторону нужного им коридора. – Бродмур – больница очень строгого режима, поэтому вам не стоит беспокоиться о собственной безопасности. Если пожелаете, я останусь с вами во время вашего общения с мистером Холмсом, или же кто-то из медицинского персонала. Ради вашего спокойствия. Шерлок сейчас не в лучшей форме и способен на непредсказуемые поступки. Но сегодня он под довольно сильными успокоительными, и немного заторможен. Вас наверняка интересует, почему я вас пригласил?
Маркус вел ее по коридору до лестницы, по которой им следовал подняться на второй этаж. В больнице было тихо, даже слишком. Часть пациентов была на прогулке. Другая часть отдыхала в своих палатах после обеда.
- Дело довольно деликатное. Чтобы разобраться в зависимости Шерлока от наркотиков, мне пришлось провести несколько сеансов глубокого психоанализа. Он не простой человек. Не каждый оказывается достоин быть допущен до его разума, а уж сердца… думаю, вам это известно, - Маркус слегка наклонил голову в знак того, что знает гораздо больше, чем уже сказал. Они остановились около запертой двери и решетки, ведущей на лестницу. Доктор достал пропуск и прикоснулся им к черной пластине. Система пискнула, и решетка открылась. На двери Кокс использовал другую карту. Главный врач пропустил женщину вперед, предупредив, что подниматься стоит на второй этаж. – На одном из последних сеансов он заговорил про вас. Ранее он настаивал на том, что асексуален, но в тот раз я узнал, что у вас была связь. Простите, я понимаю, что это неприятно, когда о подобных личных моментах узнает третья сторона, но это моя работа. Я хочу помочь Шерлоку освободиться от зависимости раз и навсегда.
Они поднялись на второй этаж, и Маркус открыл перед ней еще одну дверь. На втором этаже было чуть шумнее. Изоляция не всегда способствовала полной тишине в коридорах. Кроме того, некоторым больным разрешалось прогуливаться вне своих палат, а проводить время в тишине они не умели.
- Не стоит беспокоиться, - Маркус указал на пациентов, прогуливающихся по коридору под присмотром двух санитаров. – Только со стороны выглядит жутко, на самом деле они совершенно безобидны, иначе бы я не позволил бы выпускать их, пойдемте, - когда они продолжили свой путь, доктор произнес. – Вы знаете, что вы, или точнее ваш образ до сих пор у него в голове? А такие люди как Шерлок, не держат ненужную информацию в своем разуме. Поэтому я и попросил вас приехать. Я уверен, что ваше присутствие поможет ему вновь найти свой путь. Несомненно, я знаю, что вы замужем, и не прошу вас притворяться, что вы влюблены в него, чтобы ему стало лучше. Просто поговорите с ним. Вы важны для него.

+1

6

Это не было неприятно, что за глупости, доктор Кокс. Это был шок. Она ослышалась. Невозможно, чтобы Шерлок так поступил.
Она держала все, произошедшее с ними, в глубоких тайниках души, как сказку, рассказанную ночью. Светлую, чистую, совсем теперь далекую, и абсолютно не имеющую отношения к реальности. Может быть, это и был сон, кто теперь скажет точно.
Шерлок тогда сделал невозможное – заставил вновь уважать себя, принять, то, что произошло с нею, весь этот ужас, боль, бред, и идти дальше. Мужчина увидел в истерзанной, униженной пленнице Пакистана, Женщину, и женщина вновь захотела жить.
Как такое забудешь. Как его вообще можно забыть, чтобы совершенно и навсегда.  Да и хотела ли она?
Наверное, он хотел. Любовь – всего лишь химическая реакция, Ирэн так сказал мистер Холмс. С чего бы ей сомневаться в словах того, кто взламывает сложные шифры максимум за восемь секунд. Версия об асексуальности  - все равно что ее английский костюм, застегнутый на все пуговицы.
Он хотел отсечь любопытных, в особенности обличенных властью, и думающих, что им позволено все. До какого состояния нужно было довести Шерлока, чтобы он рассказал о них тюремному доктору?
Ирэн ужаснулась.
Мистер Холмс-младший употреблял наркотики, она догадалась об этом, когда проводила время на Бейкер-Стрит.
Он не делал из этого особенной тайны , но никогда не позволил бы себе стать их рабом. Ирэн знала, как это действует. Даже представить себе было страшно, сколько надо употребить вещества, чтобы стать тем агрессивным растением, о котором говорил Маркус Кокс, пытаясь запретить ей остаться с Шерлоком один на один.
Здесь крылась какая-то мерзкая тайна. Миссис Нортон понемногу убеждалась в серьезности происходящего, собирая информацию по крупицам, сопоставляя и делая выводы, не задумываясь, и рационально не объясняя для себя причинно-следственные связи. Да, в самом деле, ее природная интуиция всегда оказывалась на высоте. Этот человек был ей дорог. И ему было плохо.
- Нет, благодарю Вас, - в голосе Ирэн прозвучал металл, - я хочу поговорить с мистером Шерлоком Холмсом наедине.
Ирэн одарила доктора Маркуса обволакивающим, кротким взглядом, в котором сквозило смущение и неловкость замужней леди при воспоминании о грехах молодости.
- Вы были столь деликатны, когда говорили о моем прошлом. Доктор Кокс, обещаю, что со мной ничего не случится, и Ваша репутация не пострадает. Я знаю мистера Холмса достаточно, чтобы это утверждать.

+1

7

Иногда малейшие изменения в структуре молекулы способны привести к исчезновению или значительному изменению биологической активности вещества. А бывает и так, что схожая активность наблюдается у веществ совершенно разной химической природы. Так, если в молекуле морфина один атом водорода поменять на метильную группу, то получится кодеин. Безвредное вещество из сильного наркотика.
Бродмур был способен на более страшные превращения. А терапия доктора Кокса становилась самым лучшим катализатором для психически неуравновешенных личностей.
Шерлок чувствовал себя запертым в клетке зверем, но за ее пределами, там, где обитали другие хищники, было куда хуже, чем в его жуткой пустой обители. Кроме того, после гибели Брэдшоу, общаться с психами детективу не было нужды. Поэтому он предпочитал проводить время в одиночестве, слушая обличительные речи доктора Кокса, или гуляя на улице в стороне от остальных пациентов.
Меньшее из зол.
Доктору Коксу удавалось перевернуть все верх дном в Чертогах, и каждый раз требовалось все больше времени, чтобы привести мысли в порядок.
У него не осталось убежища. И казалось, что не осталось ничего в этих стенах и за их пределами.
Но когда дверь приоткрылась, запах ее духов он узнал моментально. Зачем она здесь?
- Миссис Нортон, - со всей значительностью произнес Шерлок, открыв глаза и уставившись в стену. С кровати он не встал, и даже не повернулся, чтобы увидеть ее. Ему было не по себе.
Последний раз они встречались на суде, когда он выступал в качестве свидетеля обвинения против ее мужа. В итоге мистер Нортон был оправдан, Шерлок едва не обвинен в попытке убийства, а мисс Адлер получила то, что хотела. Снова. Поэтому «миссис Нортон» было лишь констатацией факта.
- Вероятно мне стоит вас поздравить.

+1

8

Переступив порог клетки, она огляделась, нарочито тщательно, рассматривая каждый угол. Взгляду не за что было цепляться. Казалось, и скудная мебель, оборудованная таким образом, чтобы ее нельзя было поднять с пола, причинить вред себе, и блики света и сам воздух в помещении со слабым металлическим привкусом – нереальны.
Она прикрыла глаза, собралась с силами и посмотрела в сторону кровати. Что это на нем? Пижама? Роба? Шерлок…
Она произнесла имя одними губами.
Шок был силен. Ирэн не могла прийти в себя около полуминуты.
Поздравить? Какой вздор, что он имеет ввиду? Ах, да.
«Миссис Нортон». Он выразился очень ясно. Ирэн следовало взять себя в руки. И она не уйдет сейчас, как бы этого ни желал мистер Холмс – младший. Слишком просто, chéri.
Ты уверен, что знаешь, чего хочешь? Что все в порядке?
Ирэн не была в этом уверена совершенно. Он узнал ее, не оборачиваясь, и это говорило лишь о том, что детектив в здравом уме, по крайней мере. Женщина почувствовала огромное облегчение. Пусть отпускает саркастические замечания сколько хочет, но будет собой. Он должен понять, что у Ирэн не было выбора. Может быть. Когда-нибудь. Надеяться на прощение, когда речь идет о Шерлоке, было глупо. Хотя бы толику понимания – все, чего она хотела. Невыносимо было знать, что они враги.
Ирэн смутно представляла себе, что сочетание различных веществ в организме может давать непредсказуемый эффект, тем более, в организме, напичканном наркотиками. Какая разница, почему он рассказал доктору, и даже не важно сию минуту, насколько много сказано.
Доктор Кокс вполне мог испытывать на своем пациенте какую-нибудь новейшую версию «сыворотки правды» собственного производства, и наслаждаться эффектом.
Нужно вытащить его отсюда как можно скорее. Будь она хоть трижды миссис Нортон.
Пусть Шерлок считает, что ему вернули долг. Для этого Ирэн даже не пришлось ехать в Пакистан, филиал ада оказался, на этот раз, гораздо ближе.
Миссис Нортон прошла от порога и села на привинченный к полу стул.
- Здравствуй. Можешь поздравить меня с рождением дочери. Ее зовут Элис Маргарет.
Доктор Кокс любезно сообщил, что ты здесь. У тебя все в порядке?
Ирэн даже не подумала, может ли знать, о чем они говорят, доктор Кокс сейчас. Если ответ «да», у нее все равно не было другого способа предложить помощь. Только голосом, чуть меняя интонацию, в надежде, что Шерлок услышит.

+1

9

- Я это и имел в виду, - нынче у всех дочери. Элис Маргарет. Нортон. Странно. Дети шумные и беспокойные. Создают массу сложностей и проблем, но все ждут их появления, будто бы в них и в самом деле можно увековечить себя. Зачем? Для чего? В Бродмуре мысли о потомстве приобретали еще более яркий оттенок безумия. – Беременность была вам к лицу.
Он оттолкнулся от стены одной рукой, переворачиваясь на спину, затем рывком сел и спустил правую ногу на пол, а левую согнул и прижал к груди, неспешно перебирая пальцами по мятой простынке.
- Доктор Кокс? – переспросил Шерлок, лишь на мгновение, удивленно вздернув брови вверх. Он перевел взгляд с ее лица на зарешеченное  окно. – Апрель подходит к концу. Сегодня девятнадцатое?
В порядке ли он? Она за этим пришла? Или просто посмотреть на то, что с ним стало? И откуда Кокс о ней знает или же она знает Кокса? Неужели они были знакомы раньше? Он кажется слишком увлеченным своими экспериментами и душевными играми, чтобы тратить время на игры телесные.
Шерлок потер небритый подбородок, в очередной раз подумав, что стоит побриться. Когда-нибудь.
- Доктор Кокс пропагандирует удивительно интересную терапию. Предполагаю, что он не первопроходец, однако, ему удалось добиться определенных результатов. Как поживает мистер Нортон?
Вопрос резкий, словно внезапная волна, набегающая на судно. Доктор Кокс верит, что полное погружение способно творить чудеса с человеческой психикой.
У Шерлока болят запястья. Он словно отправился в путешествие по своей жизни, застряв где-то посередине, в самом драматическом моменте.

+1

10

Что если он не обернется, находись под воздействием препаратов или в Чертогах. Не захочет видеть ее?
Однако, Шерлок сделал одно из тех грациозных, быстрых движений, которые восхищали Ирэн, напоминая о скрытой в нем энергии; и теперь смотрел на нее.
-  Двадцать первое. Беременность не может длиться вечно, прошлое уходит без нашей помощи. Когда-нибудь действительность выталкивает нас в настоящее, - рассеянно ответила Ирэн, стараясь рассмотреть его, угадать, о чем он думает, и что хочет помнить.
Она упорно строила фразы так, чтобы создать атмосферу непринужденной беседы, может быть, теплоты, или подобия близости. Как тогда, давно, когда они остались один на один против всех, против  правил, вдали от цивилизации и собственных, никому не нужных табу*
- Шерлок, я права? Хотела спросить об этом, отправляясь сюда. Я не знаю доктора Кокса, но он, очевидно, знает меня. Мой телефон, мое семейное положение, и еще кое-что. Он знает о том, что у нас была связь. Эйдан обожает дочь, даже больше, чем меня. Мужу не известно, что я здесь.
Миссис Нортон продолжала говорить со спокойствием, без перехода, на одной интонации, удовлетворенная тем, что вышло буднично, легко, в том духе дружеской беседы, который ей очень хотелось сохранить. Она улыбнулась, когда заговорила о дочери, но решила, что ему это будет как минимум безразлично, и сжала губы.
Ирэн не могла себе позволить большего, и где-то в глубине души кольнула тайная обида, как ответ на эту несвободу. Безардесно, просто сжалась внутри пружина, и отпускала медленно, вдох за вдохом.
- Доктор Кокс заявил, что знает все от тебя. Я ни о чем не жалею и не стыжусь, но хочу понять, что здесь, на самом деле, произошло и происходит? Расскажи мне, chéri.
Она прекрасно знала, что «chéri» - слишком, и сейчас так нельзя, но время, отведенное на свидание, очевидно, имело лимит, нужно было спешить. Хорошее оправдание, во всяком случае, не хуже любого другого, миссис Нортон.

Свернутый текст

Я знаю, что в английском нет разделения на «ты» и «Вы» )

+1

11

- Двадцать первое, - повторил Шерлок. Его внутренний хронометр всегда функционировал без сбоев. Он был идеален, как и Чертоги в целом. Но сейчас словно трещина появилась на стекле, и песок начал высыпаться наружу. Пружина натянулась почти до предела. Моменты, целые куски выпадали из памяти. С кем они гуляли около реки? Майкрофт? Это был он? Постоянно повторял, ворчал, что в этом нет смысла, что гораздо лучше было бы остаться дома. Он ли это был? Только лишь он был на той прогулке?
Шерлок потер глаза и помассировал переносицу. Если он и мог быть сейчас в чем-то уверен, так только в том, что никому не рассказывал об Ирен. Есть тайны, которым суждено остаться тайнами, если только кто-то не найдет ниточку, за которую следует потянуть. Майкрофту или Джону не пришло бы в голову проверить эту мысль. А мистер Кокс был достаточно умен и беспринципен, чтобы попробовать.
- Я ничего не говорил ни кому-либо еще, ни, тем более, доктору Коксу, - Шерлок поднял на нее взгляд. – Мне не пришлось бы. Вы ему все рассказали. Доктор Кокс коллекционирует интересных личностей, их особенности, слабости и болевые точки. Джим Мориарти узнал все обо мне от моего брата, Майкрофта. Мне неизвестно как именно он распорядился этой информацией, помимо дезинформации, которую распространял с помощью этой журналистки… - детектив не смог вспомнить ее имени. Но она по-прежнему не вызывала ничего кроме отвращения. – Ваш муж мелькал в газетах в прошлом году чаще, чем Королева, неудивительно, что ваша личная жизнь оказалась у всех на виду. А дальше оставалось лишь найти ваш номер в телефонном справочнике и позвонить. И вот вы тут. Сколько прошло времени с его звонка? Пара часов? Три? – Шерлок покачал головой, прикрыв глаза. – Он просто умеет не только видеть, но и наблюдать. И делать выводы. Вы тут же оставили семью и примчались сюда, в пристанище обреченных.

+1

12

Слова Шерлока были похожи на свинцовые капли. Ирэн глубоко вздохнула и почувствовала себя так, словно бы ее вынудили снять одежду посреди улицы. Страсти вокруг семьи Нортонов, о которых говорил Шерлок, ушли в прошлое; Лондон продолжал жить обычной жизнью, а поскольку в прессе не появлялось новых сообщений об убийствах, совершенных «шелковым душителем», о них забыли.
Теперь оказывалось, что спокойствие было ложным.  Кто-то, называющийся доктором Коксом, вообразил себя богом вселенной, размером с собственную лабораторию. Ее семья, ребенок, муж, ее прошлое, и настоящее, она сама, и все те люди, которые были ей дороги – только подопытные мыши на лабораторном столе, решил этот человек.
Ирэн брезгливо повела плечами, будто хотела стряхнуть с себя чей-то взгляд сквозь замочную скважину. Со стороны можно было подумать, что ей холодно, но женщина не считала нужным сейчас скрывать свое состояние.
Она согласилась с Шерлоком. Да, так могло быть, так оно и было. Пресса играет важную роль в общественной и личной жизни горожан. Если ты живешь в свободной стране, то должен быть к этому готов.
Затем пришла мысль, отвратительная и пугающая, и не сразу до конца ею понятая.
Шерлок упустил одну деталь, когда говорил. Всего одно звено. Этого просто не могло быть, потому что Шерлок не мог стать кем-то другим, находясь здесь. Или мог?

- Моего номера нет в телефонном справочнике, Шерлок. Его знает всего несколько человек, и доктор Кокс в их число не входит.
Женщина говорила как можно тише. Сложно было ручаться за результат, когда имеешь дело с лабораторным богом, но Ирэн должна была засчитать себе попытку.
Как такое может быть, и что сделал с тобой этот слизняк, дурно пахнущий дорогим парфюмом, chéri, chéri, скажи хоть что-нибудь! Она готова была забыть об осторожности, говорить с ним напрямую теперь же, вызвать сюда весь Скотланд Ярд, Британское Правительство, если понадобится. Невозможно было бросить его здесь одного.
- Приехала сразу, как только смогла, и не стала говорить семье, куда направилась. Полагаешь, это опрометчивый шаг. Не думаю. Считай, что вернула долг одному человеку, любителю поездок инкогнито  на Ближний Восток. Пришла, чтобы сказать тебе, что сегодня 21 апреля; весенний Лондон прекрасен, и, мне кажется, мистеру Шерлоку Холмсу пора покинуть это место, как можно скорее. Нет?
Что может быть важнее разговора о погоде, если больше говорить нельзя ни о чем.
Ирэн ловила его взгляд, но Шерлок не хотел или не мог говорить о том, что было важно. Ирэн воспользовалась моментом, разглядывала его, не спеша, скользя по очертаниям тела. Они давно не виделись, и это было вполне естественное любопытство.

Он выглядел опустошенным и одиноким. Одиночество это было глубоким, идущим изнутри, кричащим в тишине, и, кажется, даже вязким, как смог, незримо повисший в этой комнате.
Ирэн рассеянно любовалась его длинными, чуткими, аристократическими пальцами. Взглянула выше, и увидела на запястьях следы, в значении которых доминантка ошибаться не могла. Наручники? Веревка? Так вот каковы нестандартные методы психотерапии от доктора Кокса!
Ирэн ощутила мгновенно на своих плечах тяжелый груз ответственности, и растерянность. Шерлок, казалось, хотел, чтобы она скорее ушла; с минуты на минуту могли явиться от доктора Кокса, или он сам зайти сюда, объявить, что свидание окончено.
Нужно было договариваться сейчас.
- Не знаю, что ты думаешь, Шерлок, и почему я здесь, но очень рада видеть тебя. Если хочешь, я попрошу доктора Кокса о разрешении на повторные посещения. Думаю, если он считает настолько важным мое присутствие, что сам вызвал сюда, я получу такое разрешение.
- И мне определенно не нравится слово «обреченный». Давай заменим его на что-нибудь другое.

+1

13

- Нет, - Шерлок мотнул головой. Он ошибся. Почему он сказал о телефонном справочнике? Он ведь имел в виду другое, то, что крутилось на кончике языка. Его телефон. Конечно. Его телефон у доктора Кокса. Он ведь сказал ему пароль. Зачем? Потому что доктор Кокс спросил.
Шерлок закрыл глаза ладонями. Он падал в самую Преисподнюю. И все более ярко ощущалось, что обратной дороги ему не найти. Сумерки сгущались. Он больше не контролировал происходящее. И то, что всегда было его особенностью, то, в чем заключалась его уникальность, его собственный разум грозил ему гибелью. Он мог навсегда застрять в Чертогах, где доктор Кокс совершенствовал свои садистские наклонности. Шерлок приближался к глубоким водам, там, где обитали демоны.
- Я ошибся, - убрав руки от лица, медленно произнес он, бросив на женщину обеспокоенный взгляд.
Ни наркотики, ни плохое самочувствие, ни отсутствие сна и еды, не могли вывести четко отлаженный механизм из равновесия.
Он ошибся. Он где-то ошибся. И теперь не мог вернуться.
Ирен просила его что-нибудь сказать, но говорить было нечего. Он должен был сфокусироваться на важном. Что-то должно было быть, что позволит подобрать ключ к Коксу. Но Кокс казался самой сложной загадкой в его жизни.
Шерлок знал, что Кокс стал виновником гибели своего отца. Должно быть, он травил его также, как и всех своих пациентов, лишая их воли и разума. Но Кокс-старший был уже давно похоронен, искать следы казалось слишком поздно. Кроме того, полиции потребуется согласие Кокса на эксгумацию тела, а он его никогда не даст.
Был лишь один способ доказать виновность Кокса – Шерлок должен пройти весь путь. Вплоть до той точки, которая станет невозвратной.
Он опустил взгляд на свои запястья, которые рассматривала она. Он понятия не имел, как и при каких обстоятельствах появились эти повреждения.
Ему нужна была помощь. И он надеялся, что она поймет, а доктор Кокс будет по-прежнему думать, что ее визиты – пытка для его пациента. Иначе, он запретит их, дав Шерлоку лишь мимолетную надежду на избавление.
- Я сказал тебе бежать. И сейчас самое время. Беги. Возвращайся к своему мужу и ребенку, - он сказал ей это там, в Карачи, но она осталась. Ему нужно было, чтобы и сейчас она продолжила приходить к нему. – И, пожалуйста, передай привет Джону.
Ей следует изучить язык сигналов, разработанный им и Джоном. Только так они смогут общаться при Коксе.
Дверь палаты отворилась.
- Посещение окончено, мистеру Холмсу пора принимать лекарства, - сообщил медбрат, придерживая дверь для Ирен. – Доктор Кокс ждет вас у себя в кабинете. Он надеется, что вы выпьете с ним чаю. Я вас провожу.

+1

14

Он сказал ей бежать, и думает, что этого достаточно. Какая наивность, мистер Холмс.
Ирэн прищурила глаза и непроизвольно сжала кулаки, взглянув на него прямо, резко.
Ответ «нет», Шерлок. Тогда она бежала, спасая себя, но теперь нужно было спасать его, и что бы там ни было, никуда она не уйдет из его жизни. Сейчас не подходящее время.
Взглянула – и смешалась, встретившись с ним глазами. Эти глаза, удивительные, цвета  моря, зелени, серого лондонского утра,  просили «останься, помоги мне, удержи меня».
Как часто мы не понимаем самого главного! Она могла совершить непоправимую ошибку, услышать лишь слова, и оставить его здесь, совершенно одного.
Шерлок надеялся, что его мисс Адлер настолько умна, а она едва не подвела его. Нам всегда недоставало времени поговорить открыто, чтобы понять друг друга, chéri.
Посторонний голос доносился до нее словно сквозь вату, ноги приросли к полу, она не могла идти, и стояла, смотрела на него, смотрела, пытаясь угадать еще что-то важное, не пропустить его знака, слова или жеста.
Медбрату пришлось повторить слова о том, что посещение окончено, трижды, затем взять ее за плечи и вывести прочь.
- Как это любезно со стороны доктора Кокса, уделить мне столько внимания. Благодарю, я выпью с ним чашку чая.
Передать привет Джону. Ей нужно найти Джона Уотсона. Глупая гусыня, отчего она не попросила телефон доктора тогда, при встрече? Быть может, теперь это важно. Или Шерлок просто соскучился по своему блоггеру. Невозможно было узнать истину, когда он в таком состоянии.
Лекарства? Лекарства, разрушающие самый блестящий ум, какой она знала в своей жизни. Горите в аду, доктор Кокс. Она поклялась себе, что вернется сюда снова, чего бы это ни стоило.

+1

15

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]Удобно устроившись в кресле, слегка развалившись и подперев рукой подбородок, Маркус наблюдал за камерами внутреннего наблюдения. Каждая палата, каждый коридор и кабинеты, комната творчества и другие помещения. Везде. Они были повсюду. И, с помощью системы, доктор Кокс мог наблюдать за всем, что происходит. Включать и выключать звук, увеличивать изображение, фиксируя малейшие изменения в мимике своих пациентов. Естественно, его интересовали не все. Нет, едва ли «любимчиков» было больше десяти. Звездная коллекция, не по известности, а по интересности их разумов.
Иногда Маркус чувствовал себя механиком. Его инструментами были слова и лекарства, а машинами, которые он ремонтировал, чужие эмоции, переживания, мечты. Человеческая психика может быть такой хрупкой в руках мастера. Чуть подкрутил тут, завернул там и вуаля. Завораживает.
Хотя нет, механик – это слишком грубо. Он художник, творец, а они – его материал. Глина.
Ирен Нортон уже почти была на подступах к его кабинету. Следовало встретить ее.
Кокс поднялся, оставляя уютное место и переходя в соседнее помещение, где располагался его кабинет. Дверь в смежную комнату он плотно прикрыл, затем достал из кармана ключ и запер.
Вскоре Клара внесла поднос с чаем, а миссис Нортон появилась перед ним через минуту, когда чашки уже были расставлены, а Кокс макал печенье в эрл грей с молоком.
- Миссис Нортон, благодарю вас, что нашли еще немного времени для меня, - произнес Кокс, откладывая печенье на тарелку и поднимаясь ей на встречу. – Присаживайтесь, пожалуйста. Надеюсь, разговор с мистером Холмсом вас не слишком расстроил. Он не здоров, но мы на пути к исцелению.

+1

16

Нужно было переключить внимание на мистера Кокса, сейчас же. Пьет ли он чай с каждым посетителем лично и звонит ему без предупреждения на личный номер?
Ирэн все еще видела перед собой Шерлока, сидящего на кровати, и его запястья.
- Благодарю за приглашение, доктор.
Эмоции мешали ей смотреть на собеседника хладнокровно и  выбирать тактику. Она прибегла к испытанному способу - сжала пальцы в кулак, причинив себе ощутимую кратковременную боль.
Эффект не заставил себя ждать. Она видела перед собой только противника, которого, как бы то ни было, нужно было уничтожить.
Какого ответа от нее ждут, что лучше для Шерлока? Ирэн не знала в точности, потому  не спешила раскрыть карты.
- Не знаю, что сказать, доктор (чистейшая правда, мистер Кокс!), - начала Ирэн, подтвердив свою мысль скупым жестом, призванным выдать ее растерянность.
- Мне не следует быть слишком...мне не следует быть здесь. Я замужем, и вполне счастлива (это так же было правдой, если прибавить "была до сегодняшнего дня").

Пауза. Несколько секунд. Ей трудно подбирать слова, пусть доктор Кокс видит это.
- Но как я могу оставить его здесь, если Вы, доктор, о котором все говорят как о профессионале высочайшего класса...надеюсь, Вы извините меня за то, что хотела знать о Вас больше, прежде чем приехать сюда?
Лесть - как приправа, ее не должно быть много.
- Если Вы считаете, что я могу помочь Шерлоку...мистеру Холмсу восстановиться, то я стану приезжать столько, сколько потребуется. Признаюсь, мне тяжело видеть его в таком состоянии. Я благодарна судьбе за то, что случилось с нами когда-то, и хочу думать, что с Вашей помощью этот, безусловно, незаурядный человек обретет себя снова. Скажите, что мы можем на это надеяться, и я стану самой благодарной  из поклонников Вашей методики восстановления. Сколько еще он может здесь пробыть, как Вы считаете, доктор?

Ирэн не давала ему опомниться, засыпая вопросами, которые дублировали мысль, демонстрировали ее крайнее беспокойство и неспособность мыслить ясно. Ирэн казалось, что так он ослабит свою подозрительность и сможет сказать больше, чем нужно, выдать себя, дать ей нащупать его болевые точки.

Ирэн виновато посмотрела на хозяина кабинета, словно раскаиваясь в содеянном.
- Простите эту вспышку, мистер Кокс, тем более, что я с трудом могу объяснить ее причину.

Ее взгляд, скользнув по стенам, задержался на странном полотне, определенно кисти настоящего мастера. Ирэн разбиралась в живописи ровно настолько, чтобы поддержать разговор на тему; у нее были любимые авторы и полотна, но и только. Это произведение искусства скорее отталкивало, чем привлекало, оно выглядело наброском, не законченным по какой-то причине. Жесткая цветовая гамма, сквозь которую на зрителя взирало нечто, имеющее глаза. Картина завораживала. Хотелось отвернуться и смотреть снова.
Ирэн показалось, что это удобный повод перевести разговор в более спокойное русло.
- Какое необычное полотно!  Кто его автор, доктор Кокс?

Отредактировано Irene Adler (2017-02-09 22:49:50)

+1

17

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]Маркус любезно улыбался. Любезности вообще удавались ему лучше всего. Это всегда действовала на родственников воодушевляюще. В целом, им достаточно было доброго слова о душевнобольном, чтобы все их переживания немедленно улетучились. Да, он болен, но мы работаем над этим. Видите, он в порядке. У него появились друзья, здесь ему ничего не угрожает (статистика смертности Бродмура была закрытой информацией). Он спокоен и счастлив. Всего доброго. Дверь там.
Подсознательно они сами оказывались рады избавиться от беспокойного и неконтролируемого элемента в их жизни. А раз у него все хорошо, то их совесть может спать спокойно.
Но чаще его пациенты оказывались в стенах больницы по решению суда. Так что к ним никто не приходил, о них никто не переживал, и их дальнейшая судьба была полностью в его руках. Что не могло не радовать. Это несказанно облегчала работу.
Психиатр наполнил пустую чашку чаем и пододвинул ее поближе к Ирен в продолжение своих любезностей. Затем доктор Кокс  откинулся на спинку кресла и взял в руки ручку, крутя ее в пальцах, пока источник имени Ирен Нортон не угас, и ему не было позволено вставить слово.
Стоило отметить, Маркус любил слушать. Слушая можно узнать куда больше, чем говоря.
Однако лесть его обескураживала и в некоторой степени оскорбляла. В отличие от многих коллег, он никогда  не стремился прославить свое имя. Не ездил на симпозиумы и не писал научных статей, если только работа не требовала этого. Кроме того, он не являлся крупным специалистов в лечении наркотической зависимости.  О нем не говорили. Поэтому комментарий миссис Нортон был принят к сведению, но не в том ключе, в котором ей бы хотелось.
- Трудно сказать, миссис Нортон. Как правило, многое в лечение зависит от самого пациента, от его принятия своего состояния и готовности работать над собой. Для этого ему приходится погрузиться в самые темные и, порой, пугающие уголки своей души, чтобы обнаружить там причину. Мы с мистером Холмсом продвинулись в этом направлении, но до полного излечения еще далеко, - пояснил Маркус, положив ручку на стол. Было еще кое-что, что ему страстно хотелось попробовать, и уж если миссис Нортон позволяет себе неосторожные шаги, почему бы не сделать вид, что он поймался на ее удочку? – Если позволите, я бы побеседовал с вашим мужем. Объяснил бы ему необходимость ваших визитов в Бродмур. Уверен, он бы не стал препятствовать. Как вы сказали, мистер Холмс – личность незаурядная, было бы жаль потерять его для мира из-за такой пагубной привычки.
Проследив ее взгляд до картины, Маркус сложил пальцы в замок перед собой и вновь улыбнулся.
- Это работа одного из пациентов нашей лечебницы. Его имя Ричард Дадд.

+1

18

Картины Ричарда Дадда, известные широкой публике, удивляли тем, что на них не было видно и следа сумасшествия их автора. Между тем, художник, насколько помнила Ирэн, окончил свои дни именно в этих благословенных стенах.
Она посмотрела еще раз на эскиз, сразу поверила, что видит работу сумасшедшего. В ней отразилось столько боли и страсти, что сомнений не оставалось. Это было еще одной особенностью работ Дадда - отсутствие единого стиля, так, что дилетант, к каким себя причисляла Ирэн, легко мог подумать о разных авторах. Доктор Кокс держал в своем кабинете сокровище, если сказал ей правду.
Ирэн заинтересованно рассматривала полотно, одновременно превратившись в слух, улавливая каждое слово доктора.
Он оказался не таким уж глупцом, и на лесть не среагировал. Ирэн поняла свою ошибку, и стала осторожнее, сдержаннее. Его ложь была очевидна: только что говорил о том, что пациент на пути к выздоровлению, но достаточно четкий вопрос "когда?" остался без ответа. У нее  еще теплилась было надежда, до этого момента, что Кокс не причастен к тому, в чем можно было подозревать персонал заведения; может быть, сам - жертва интриг, или увлеченный своим делом, оторванный от реальности персонаж драмы. Но-нет. Он лгал осознанно и без сомнений.
Хорошо. Это результат. Ирэн мысленно прилепила к одежде Кокса стикер "виновен", и продолжала слушать.

Цунами обрушилось на нее без предупреждения, и Ирэн вновь почувствовала себя маленькой и  слабой, испугалась, что может сделать неверный шаг.
- Вы ставите меня перед чрезвычайно сложным выбором, доктор Кокс. Не уверена, что мой муж будет в совершенном восторге. В то же время Вы считаете, что я нужна Шерлоку. Мне нужно подумать, доктор. Полагаю, к следующему своему визиту можно будет продолжить этот разговор более предметно. Вероятно, я решусь на это. Дайте мне пару дней.

Ирэн понимала, что эти слова означают точку невозврата. У нее в запасе считанные дни, чтобы вытащить Шерлока, иначе доктор Кокс проникнет в ее жизнь и разрушит одним телефонным звонком, предназначенным Эйдану.

Ей было невыносимо находиться здесь еще хотя бы десять минут.
- Доктор, если позволите, меня ждут дома. Вы не будете слишком разочарованы, если я покину Вас?

Ричард Дадд был известен тем, что убил собственного отца в припадке шизофрении.

Отредактировано Irene Adler (2017-02-12 01:20:32)

+1

19

[NIC]Marcus Cox[/NIC][AVA]https://1.bp.blogspot.com/-XSlEt7-TbmI/Vw50MaXaYCI/AAAAAAACkhc/AWbpEIhjzX48JR_d5n7rHmZNthxzIC8awCLcB/s1600/11.jpg[/AVA]- Даже чаю не попьете? – с легким огорчением в голосе произнес Маркус. – Вы свободны, миссис Нортон, благодарю, что уделили мне время. Я позвоню вам через пару дней. Если будет нужно, свяжусь с вашим мужем.

Дверь за миссис Нортон закрылась, и доктор Кокс удовлетворенно вытянул ноги. Цель была достигнута. Если она не захочет прийти в следующий раз, у него будет карт-бланш на разговор с Эйданом Нортоном. Прелюбопытнейшая может выйти беседа. Впрочем, маньяков в Бродмуре было вдоволь. Так что муж миссис Нортон интересовал Маркуса постольку поскольку. Сомнительно, что в нем обнаружится что-то, что захватит мысли психиатра более чем на пять минут. Удивительно как ненормальность может стать нормой, когда имеешь с ней дело длительное время.

Он взял печенье и чашку и вернулся в свою «смотровую». Как раз вовремя, чтобы заметить, что глупые ресепшионистки перепутали и пустили к Холмсу еще каких-то посетителей. Он же твердо им сказал, никого кроме миссис Нортон.
Кокс взял рацию и связался с медперсоналом, дежурившими на этаже, где находилась палата Шерлока.

- Выставите вон этих людей и аннулируйте их допуск на территорию лечебницы.
Маркус надкусил печенье и стряхнул крошки с рубашки.

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Present » *[Four Calamities] Islands Blues