Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *After-wedding planner


*After-wedding planner

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Участники:Mary Watson, John Watson
Время и место: Середина августа 2014, Леричи, Средиземноморье
Краткое содержание:Что может быть лучше, чем провести медовый месяц с любимым мужем в небольшом, тихом городке на побережье Средиземного моря? Беспокойный Лондон остался за тысячи миль, супруг в кои-то веки не строчит каждый день в свой блог, и даже Шерлок, уважая их право на личную жизнь, пишет не чаще, чем пару раз в сутки.
Для любой другой семьи это был бы обычный расслабляющий отдых. Но это же Уотсоны...

0

2

"Джон, я узнал - на первом месяце еще можно. ШХ".
Джон едва не выронил телефон из рук, издав возмущенное фырчание. Он хотел было уже выключить аппарат, но Мэри, изящно потянувшись, выхватила его и, глянув на текст сообщения, залилась таким звонким смехом, что Уотсон и сам не удержался от улыбки. Впервые после всей церемониальной суеты они были вдвоем - если не считать того факта, что Шерлок при желании их везде достанет - и Джон, наконец, в полной мере стал осознавать то, что сидящая рядом женщина - красивая, ослепительная, с сияющими глазами - действительно теперь его жена. Он протянул руку, нежно накрывая ее ладонь с поблескивающим на пальце кольцом - символом их нового союза.
- Миссис Уотсон...
Слова прозвучали так упоительно, что ему захотелось повторить их снова и снова. За окнами проносился живописный пейзаж уютного итальянского городка, который выбрала Мэри, но самого доктора сейчас занимала совсем иная красота.
- Как думаешь, я не слишком стар для того, чтобы поцеловать тебя, не доезжая до отеля? - поинтересовался он с легкой улыбкой. - Или это будет считаться неприличным?
Телефон запиликал вновь, но он не стал даже на него смотреть. Шерлок подождет. Британское правительство подождет. Весь мир подождет. В конце концов, не каждый день он женится на самой потрясающей женщине на свете...
Однако, этот звук вновь напоминает ему кое о чем, и рука Джона мягко ложится на еще плоский пока живот жены. Скоро в нем должна явно проявить себя жизнь ребенка. Их ребенка... Уотсон вспомнил, с какой панической быстротой выхватывал из рук Мэри бокал шампанского, когда их уже провожали в аэропорт. Кажется, ему предстоит немало волнений - но от этого он чувствовал себя лишь еще более счастливым.
- Вообще-то предполагалось, что эта радость посетит нас после медового месяца, - с негромким смехом заметил он. - Но мне нравится проводить это время втроем.

+3

3

Забота их шафера прямо-таки очаровывала, впрочем, Мэри и не сомневалась, что весь медовый месяц они проведут под опекой и надзором Шерлока, которому для этого не придется даже покидать Бейкер-стрит, и заранее с этим смирилась. Во втором смс, должно быть, содержался полный перечень наиболее опасных для их жизни испытаний, вроде слишком аллергичной еды и самых криминальных районов. Более интересным для нее было совсем другое – скромное золотое кольцо на пальце любимого мужчины, которое он носил с такой же гордостью, как и любой орден, даже стал больше жестикулировать, вольно или нет привлекая внимание. За четверть часа поездки, к примеру, уже трижды проверил количество расстегнутых пуговиц на воротнике, всякий раз вызывая у нее улыбку.
- Тогда до приезда в отель тебе стоит сознаться, для чего еще ты слишком стар, - словно им обоим беззаботные семнадцать, она исполняет то, о чем лишь заикнулся муж. Возможно, таксист что-то и сказал про потерявших голову туристов, но это было так же важно, как позавчерашний снег, а мальчишеская улыбка на любимом лице обещала много приятных совместных минут, проведенных в относительной тишине отеля или окружавшего его города. Сейчас желание держаться подальше от наиболее разрекламированных мест казалось как нельзя кстати, ведь больше всего на свете новоиспеченная миссис Уотсон хотела забрать своего мужа у всех и провести с ним как можно больше времени. Вряд ли после им выдастся шанс так же целиком принадлежать друг другу.
- Зато на совместных фото можно сказать, что нас тут трое. Только не выставляй это в блог! – Маниакальную страсть Джона документировать все, что его окружает, сложно было не брать в расчет. Мэри уже подумывала о том, как сократить количество фотографий из медового месяца до пары штук так, чтобы этого захотел он сам.
Время близилось к вечернему, и единогласно было решено оставить осмотр достопримечательностей на утро. Трубку Шерлок не взял, наверняка найдя занятие более продуктивное, чем ожидать вестей от друга из поездки. Мэри, облачившись в выданный отелем халат, пролистала каналы на телевизоре, ожидая возвращения мужа из душа.
- Джон, слышишь, - она приглушает звук и заговорщицки улыбается. Из открытого окна проникают звуки улицы, дальше по коридору, тихо запищав, открылась дверь, но вокруг больше нет ни десятка гостей, ни улицы, телефон выключен, дабы не отвлекать в самый неподходящий момент. Только они. – Тишина. – Возвещает миссис Уотсон так, словно сделала, по меньшей мере, великое открытие.

+3

4

Джон не удержался от смешка, представляя себе реакцию своих подписчиков на выставление фотографий с подобной подписью.
- Боюсь, если я так сделаю, все решат, что я имею в виду Шерлока, который прячется где-то за нашими спинами... Мы породим новый флешмоб "Найди Холмса на фото Уотсонов" и это... - договорить он не успевает - губы Мэри нежно, но настойчиво касаются его губ, призывая замолчать и забыть про треклятый блог, и доктор Уотсон с удовольствием подчиняется ее желанию, крепко прижимая к себе. Пожалуй, если таксист до этого слышал, что англичане - крайне скромные и приличные люди, то сейчас они перевернули его представления о Британии.
В отеле он честно попытался дозвониться до Холмса - и заодно попросить его не печься столь ретиво об их интимной жизни - но консультирующий детектив, очевидно, уже нашел себе занятие, так что Джон махнул рукой и отправился в душ, чтобы смыть с себя следы дороги и прошедшего слегка утомительного торжества. Впереди его ждала самая приятная часть празднества - поэтому он не стал заставлять супругу долго его ожидать.
Он взял с тумбочки телефон, намереваясь его отключить - зная манеру лучшего друга писать в самые неподходящие моменты, это казалось необходимостью. По привычке проверив уведомления, он с удивлением обнаружил, что в его блоге появилась новая запись*.
- Шерлок, проныра! Еще притворялся, что пароля не знает! - возмущенно воскликнул Уотсон, но, поймав красноречивый взгляд жены, поспешно нажал на кнопку выключения аппарата, так и не прочитав публикацию. В конце концов, сейчас у него были дела поинтереснее.
Он подходит ближе и обнимает Мэри со спины, прижимая к груди. Сейчас она кажется ему какой-то по-особенному домашней, родной и теплой. А еще - невероятно красивой и притягательной - и последний раз, когда этот факт вскружил ему голову, привел к тому, что теперь их здесь было трое.
- Теперь нас никто не побеспокоит. - клятвенно обещает он, и весь мир уносится куда-то далеко. Приглушенный свет отбрасывает на их лица причудливые тени, и когда Мэри оборачивается к нему, она может видеть в его глазах только собственное отражение, освещенное любовью и нежностью, которые он испытывает к своей невероятной супруге. Там больше нет ни эха войны, ни жажды адреналина. Все его желания сейчас сводятся к ней одной, и это определенно лучшее, что когда-либо случалось в его жизни.
А дальше происходит то, о чем даже он никогда не расскажет в своем блоге.
Ну разве что в приватной записи, быть может...

*

*На следующий день после свадьбы  Шерлок пишет в блоге Джона «Знак Трёх»

Отредактировано John Watson (2016-09-18 16:49:55)

+3

5

Мэри понимает, что ведет себя как влюбленная школьница, но не может отделаться от мысли, что уже целые сутки как ее муж чрезвычайно хорош по утрам:  солдатская выдержка и самоконтроль сражались с понятным каждому нормальному человеку желанием понежиться в кровати – и, судя по всему, побеждало последнее. Во всяком случае, стоило ей попытаться встать с кровати, и едва ощутимые мигом ранее объятия стали заметно крепче.
- Куда-то собрались, миссис Уотсон? - в голосе слышится улыбка, не нужно даже подниматься, чтобы удостовериться, что это действительно так. Ее саму завораживает новая фамилия, которую Джон, словно заклинание, повторяет по каждому подходящему и неподходящему случаю.

- Помочь вам донести вещи до номера, миссис Уотсон?
-Конечно, мистер Уотсон

-Какого сока желаете, миссис Уотсон?
-Апельсинового, дорогой муж.

Как расшалившиеся дети, они все продолжают и продолжают эту игру, и, наверное, со стороны это уже попросту возмутительно, но чете Уотсонов все равно на окружающих, а окружающие едва замечают молодоженов. Тем более, они так и не соизволили выбраться из кровати, и все, с кем они встречались: персонал отеля и таксист, и все они были людьми привычными к туристическим странностям.
- К зеркалу. Для начала. Мне кажется, все поменялось, хочу убедиться, что так и есть, - несколько ласковых, но чувствительных тычков, должны были окончательно пробудить в муже способность действовать, - и тебе бы тоже пора просыпаться. У нас план, помнишь? Просыпайся. – Вся речь сопровождалась тормошениями, пополам с поцелуями, а так же вполне успешными попытками не оказаться пойманной, которые, в итоге, только оттягивали их выход в свет.

+3

6

Джону категорически не хотелось вставать.
Когда они планировали это путешествие, выбрав среди множества потенциальных "райских местечек" небольшой Леричи - в их мыслях фигурировали неспешные прогулки по набережной, завтраки с видом на залив Поэтов и расслабленный отдых на столь нетипичном для Италии песчаном пляже. Но шли уже вторые сутки, а носа из номера Уотсоны так и не высовывали. Конечно, это весьма объяснимо для молодоженов (он внутренне упивался этим словом), но в конце концов, его блог требовал новых фотографий, а заснять Мэри в номере он уже успел раз сто, и только неусыпный суровый взгляд жены удерживал доктора от того, чтобы поделиться этими кадрами со всем миром. С тяжелым вздохом обреченного каторжника Джон лениво перевернулся на бок, спасаясь от шутливых тычков и возмущенно засопел.
- Да встаю-встаю. Я уже практически встал. Почти. Вот сейчас... Ай! - нежные игривые касания без объявления войны превратились в чувствительный щипок, и доктор подскочил на кровати. - Миссис Уотсон! Что вы себе позволяете?!
Подгоняемый угрожающими взмахами полотенца, он, уворачиваясь от своей вознамерившейся бороться с их общей ленью супруги, забаррикадировался в ванной и, показательно ворча, принялся бриться, чтобы - не дай Бог - снова не отрастить усы. Телефон, оставленный в кармане халата, издал короткий вибрирующий сигнал, оповещавший о новом уведомлении. Джон быстро оглянулся на прикрытую дверь, а затем, быстро перебирая пальцами, настрочил Шерлоку гневное сообщение, наконец, выразив все охватившее его возмущение.
Холмс как будто только этого и ждал.

- Does your wife know you're on the Internet when you're supposed to be enjoying your Sex Holiday with her?

Джон уже готов был высказаться по поводу чрезмерной заботы детектива о его личной жизни, как очередной негромкий сигнал оповестил его о новом ответе.

- Yes. Yes, she does.

Глянув на имя отправителя, Уотсон нервно сглотнул и осторожно прильнул к щели, открывавшей вид на комнату. Мэри сидела на кровати с планшетом в руках, и на ее лице явно читалась зловещая улыбка.
"Пойман с поличным..."
Наверное, стоило бы немедленно вернуться к жене и забыть о выходке Шерлока. Но просигналившие тут же уведомления вновь приковали взгляд доктора к экрану.
Их медовый месяц начинался весьма экстравагантно.

Отредактировано John Watson (2016-09-22 03:44:29)

+3

7

Отпуск, кажется, выходил из той фазы, где они просто поминают матрас в номере, хотя и делал это очень медленно и неохотно, как и сами новобрачные. Едва муж скрылся в ванной, Мэри дотянулась до планшета, надеясь не увидеть ни новых записей, ни странных комментариев. Повезло, увы, только в одном случае, и переписка под последним постом приобретала не устраивающий ее размах, а объяснить Шерлоку почему нельзя называть медовый месяц «секс каникулами» было задачей настолько сложной, что не стоило даже и браться. А вот напомнить Джону, что есть жизнь за пределами интернета, еще можно было попытаться.
- Джон, - с намазанными гелем для бритья щеками он выглядел каким-то особенно милым, но увидев гладко выбритую полоску над верхней губой (новый пунктик, однозначно) она едва подавила приступ хохота. Улыбку, как не старалась, не получилось. Мэри обнимает мужчину за плечи и укладывает голову на плечо, - я хочу выбраться из номера. Поверь мне, Шерлок найдет себе какое-нибудь интересное убийство или наткнется на интернет троллей и зависнет с ними на пару дней. Собирайся и не заставляй меня ждать.
Указательным пальцем она рисует на пене маленькое солнышко – дополнительное напоминание, что пора бы выбраться и прогуляться, и, наконец-то, оставляет его спокойно добриваться.

Час спустя они все же добираются до моря: ласкового и лазурного, как на картинках. Она в море так и не входит, предпочитая нежиться на пляже и оглядывает окружающие виды с сожалением человека, не умеющего рисовать, но мечтающего запечатлеть красоту. Поэтому Джону приходится делать десятки снимков всего, что они видят: раковины, наполовину зарытой в песок, линии горизонта, наиболее интересного скопления камней, города со стороны пляжа, Мэри даже соглашается на селфи (десяток селфи, если быть точнее) и, поддавшись горячке, разрешает выставить пару одобренных ее в следующем блоге. А еще она фотографирует Джона: много, подчас не в самых героических позах и со смешным выражением лица, но теперь уже ее Джона, убегающего от волн или машущего ей руками с мелководья. Они даже пытаются построить замок, но из этого выходит просто кривоватая куча песка, которую, не смотря ни на что, Мэри считает прелестной (еще плюс три фото для семейного архива).
- Эй, Джон! – брызги воды летят ему прямо в лицо, а она уже успевает убежать достаточно далеко, чтобы не понести наказания за проделку и теперь беспечно корчит рожи на безопасном от воды расстоянии.

+3

8

Прикосновение жены и ее тихий смех окончательно вырывают доктора Уотсона из виртуального мира, и легким касанием пальцев он отключает все вкладки. Мэри улыбается ему в отражении зеркала и если бы всю зрелищность момента не смазывала пена на его щеках, их семейный архив пополнился бы еще десятком фотографий.
Час спустя они уже бредут по обжигающему песку, держась за руки, как парочка влюбленных школьников. Джона это ничуть не смущает - рядом со своей супругой он и правда начинает ощущать себя моложе. Во всем теле появляется какая-то приятная легкость, и ему кажется, что он даже стал чуточку выше и перестал сутулиться. Конечно, все это только ощущения, а все изменения, которые можно будет наблюдать по возвращении из медового месяца - это пара-тройка набранных килограммов. Но сейчас доктор по-настоящему счастлив, и ему не хочется думать ни о чем, кроме красивой женщины рядом, которая странным, мистическим образом откликается теперь на два заветных слова - "миссис Уотсон".
- Вот так, миссис Уотсон... немного левее, миссис Уотсон... улыбнитесь...помашите мне...скажите: "Я люблю Джона"... Да не брызгайте вы на меня! - Джон смешно машет головой, стряхивая капли с взъерошенных волос.
Разыгравшись, они не замечают, что на них уже долгое время неотрывно смотрят двое хорошо сложенных мужчин в пляжных шортах и явно позаимствованных из отеля шлепанцах. На обоих - солнцезащитные черные очки, и взглядов не видно, потому Джон и Мэри даже не замечают их, пока один не переспрашивает, подойдя чуть ближе:
- Миссис Уотсон?
Доктор оборачивается, на его лице все еще играет улыбка. Он не видит в вопрошающем ничего подозрительного - просто отдыхающий, который вероятно просто услышал знакомое имя.
- Вы знакомы с моей женой? - беззаботно интересуется он, кидая взгляд на Мэри. Та стоит, замерев, а мужчина спустя мгновение качает головой.
- Нет, простите, обознался. Хорошего вам отдыха и поздравляю со свадьбой.
Они уходят, и Джон тут же выбрасывает этот эпизод из головы. Где-то в глубине сознания проскальзывает слабое удивление - откуда незнакомцам известно что они только что поженились? - но желание расслабиться быстро подкидывает ответ на этот вопрос - скорее всего, они просто слишком счастливы и ведут себя как подростки - легко предположить, что это характерно для молодоженов.

Отредактировано John Watson (2016-10-06 02:27:21)

+3

9

- Миссис Уотсон?
Словно гром с ясного неба. Мэри даже вздрагивает, разглядывая незнакомцев, нарушивших их покой, но это всего на секунду, а потом она слова счастлива, хотя бы и внешне, но на душе уже скребут кошки. У этих двоих свежая стрижка армейского образца и держатся они так, словно при первом резком жесте готовы выхватить оружие. У нее своего с собой нет – большая ошибка, но куда можно спрятать пистолет, если на тебе лишь купальник, да легкая накидка к нему. Опьяненный счастьем Джон не замечает заминки, и это даже к лучшему, пусть хотя бы для него этот отдых запомнится беззаботным и солнечным, а у нее же только что появилась дополнительная проблема – не втянуть в разворачивающиеся события мужа.
Она едва заметно кивает, соглашаясь на встречу, следом – мотает головой: не сейчас. Пока еще у нее есть право диктовать условия, а когда его не станет, они, если повезет, будут уже в Англии, вне досягаемости от чьих-либо загребущих и слишком много знающих рук и глаз.
Пока что ей не о чем волноваться, поэтому улыбка, обращенная к мужу – самая теплая и счастливая, и они проводят чудесный день, изучая Леричи своими, пролегающими вне туристических, тропами, даже находят чудесный семейный ресторанчик, где гостеприимный хозяин позволяет им зайти на кухню и посмотреть весь процесс «изнутри» и на ломанном английском объясняя, как не правы все, кто обжаривает продукты в избыточном количестве оливкового масла. Понимать его было сложно, но смотреть за приготовлением пищи – чистое удовольствие, тем более что вряд ли Мэри будет воспроизводить подобное дома.
Они сидят друг напротив друга за небольшим, накрытым полотняной скатертью столиком. Мягкий верхний свет уже был включен, хотя скорее для уюта, нежели для освещения, Мэри удобно вытянула ноги на оказавшийся свободным уголок стула Джона и чувствовала себя полностью довольной жизнью, наслаждаясь предложенным хозяином вином. («Джон, один бокал не повредит даже мне, тем более, оно совсем легкое»). Мэри забавляло, сколь ревностно ее муж следил теперь за тем, чтобы этот бокал был действительно единственным и, кроме этого, подобное было чертовски приятно. Джон Уотсон, при всей внешней безобидности, был опасным человеком – к его заботе привыкаешь незаметно, но навсегда. Еще одна причина любить своего мужа в полном соответствии со всеми данными клятвами.
- Джон, а давай поищем друг другу подарки? – Предлагает с ленцой, сомневаясь в том, что хочет покидать уютное местечко, - правая половина города тебе, левая мне. Встретимся где-то в районе кровати через пару часов, - она выразительно вскидывает светлую бровь и игриво прикусывает губу, обещая гуда большее, чем восхищение от выбранной для нее вещицы. – Что Вы на это думаете, мистер Уотсон?

+2

10

Проследить за двумя счастливыми, влюбленными друг в друга людьми - проще пареной репы. Слиться с потоком других отдыхающих, когда на тебе - непримечательная гавайка и светлые бриджи, модные в этом сезоне - и того легче. Ник и Уоллес следовали за Уотсонами на некотором расстоянии, не выпуская из виду светлую макушку Мэри, а когда те засели на летней веранде одного из прибрежных ресторанчиков - устроились в кафе напротив, потягивая кофе и перебрасываясь редкими фразами.
- Что она вообще здесь делает?
- А я почем знаю? Я ее года три не видел, с тех пор, как... - Уоллес выразительно щелкает пальцами, и Ник мрачно кивает в ответ.
- Сообщать кому-то из наших будем?
- Кому? Не будь тупицей - в нашем деле "своих" нет. Есть только напарники, как мы сейчас, и такие, как она, которые норовят соскочить. И потом, почем ты знаешь, что они не в курсе? Ты знаешь, с кем она работала?
- Да, точно...Не подумал. Блин, жесть. И упускать ее теперь нельзя. Она ж нас первая, - мужчина сделал характерный жест ребром ладони поперек шеи, и оба надолго замолчали. Одна чашка кофе сменялась другой, но, наконец, парочка на другой стороне улицы зашевелилась - невысокий мужчина нежно поцеловал новоиспеченную супругу и зашагал вверх по улице, в то время как женщина осталась в задумчивости сидеть на месте.
- Все, пошли, - пихнул Ник подельника и, не глядя, оставив крупную купюру, встал из-за стола. Они пересекли дорогу. отделявшую их от ресторана и примостились по обе стороны от блондинки, почти одновременно стягивая холеные темные очки.
- Ну привет, миссис Уотсон, - ядовито выделив обращение, усмехнулся Уоллес. - Что, решила пожить спокойной семейной жизнью? Он у тебя ничего. Низковат для тебя немного, но в целом - хороший вариант.
- Только вот прошлое, оно, знаешь ли, так просто из жизни не выкидывается, - подхватил Ник, облокотившись на стол. - Тем более наше прошлое...
Уоллес нетерпеливо ударил ладонями по коленям и изобразил приглашающий жест.
- Прогуляемся? Там, подальше, уже не так людно.

+2

11

Определенно, она пользовалась популярностью, и, стоило мужу скрыться за поворотом, подсела давешняя парочка бывших – и как бы ей хотелось, чтобы навсегда – сослуживцев. Прямо как по инструкции: один справа, другой слева, отрезая пути к отступлению для «объекта». Мэри пусть и предполагала, что может однажды оказаться в подобной роли, надеялась что этого никогда не случится. Не срослось.
- Ну привет, - ровно отвечает женщина, отпивая прохладный фруктовый коктейль и даже немного сочувствуя беднягам: на такой жаре выпить по три чашки кофе – испытание не только для механизмов терморегуляции, но и для мочевого. – О каком прошлом вы говорите сейчас?
Можно подумать, они когда-то что-то друг о друге знали. Имена – выбранные целым штатом психологов в соответствии с заданием и основным объектом. Факты биографии – пара листочков с известным грифом, личное упрятано так глубоко, что не вспоминается даже во снах. Подчас проработавшие десятки лет вместе напарники не знали даты рождения друг друга. Можно подумать, они могли быть уверены, что сейчас – не новое ее задание. Нельзя, конечно, сказать, что британское правительство клюет с ее ладони, но Майкрофт хотя бы признает существование некой Мэри Уотсон, а мистер и миссис Холмс запекают потрясающе ароматный картофель на рождество. Убедить двух трудяг в подобном не слишком просто, но и не так сложно, чтобы отбрасывать заманчивую возможность.
И все же Мэри интересно: им не повезло с местом отдыха, или намечается нечто куда более масштабное и интересное, для чего агентству могла бы понадобиться ее скромная персона.
- Прогуляемся, отчего нет, - эх, какая досада, что она не надела рубашку с более плотным рукавом. Незаметно снятый со стола нож мог бы помочь решить внезапную заминку. Впрочем, сейчас она мимолетно поднимает руки вверх, показывая, что чиста. Жаль, что по счету уже заплатил Джон, было бы не лишним поставить их в неловкую ситуацию.
Ресторанчик остается позади, по пути Мэри отмечает места, куда стоит зайти в поисках подарка для мужа.
- Ну и? – Не давая «отдыхающим» раскрыть рот, она разворачивается и с чисто английской чопорностью смеривает их взглядом с головы до ног. – Как вы собираетесь выполнить инструкцию незаметно?
Заметно, что им обоим до крайности неловко, и что сказать в ответ на этот ключевой, в общем-то, вопрос, они и сами не знают. Мэри почти ощущает, как со скрипом проворачиваются шестеренки в их головах.

+2

12

Ник и Уоллес переглядываются, задетые ее словами. На лице более молодого и явно не столь опытного Ника появляется выражение легкой растерянности, словно он школьник, стоящий у доски и внезапно забыл столицу Исландии. Уоллес бросает на него красноречивый взгляд исподлобья. Ему не нравится непрофессионализм напарника, но в этот раз выбирать не приходилось. Хотя когда ему приходилось выбирать...
- Вам ли не знать, как решаются подобные проблемы, миссис Уотсон, - сухо говорит он, придвигаясь ближе. - Я наслышан о вашей подготовке, но и мы не лыком шиты. Сомневаюсь, что в случае чего одна миловидная женщина сможет противостоять двум мужчинам. А там и капсулу с ядом можно вам в ротик положить, верно?
Нику кажется, что его старший товарищ слишком быстро перешел к явным угрозам, но противоречить он не решается. Уоллес хмурится, что-то прикидывая, а затем заговаривает вновь:
- Но есть и другой способ, куда более мирный. Ты ведь завязала? - переход на новую форму общения происходит мгновенно. - И то, что ты успела накопать, тебе уже ни к чему. Не деткам же будущим на ночь читать, - он усмехается.  Отдай то, что ты нарыла на Магнуссена и возвращайся к своему драгоценному супругу. Он, наверное, заждался.
Ник с одобрением смотрит на товарища. Ему кажется, что Уоллес задумал это с самого начала, и сейчас он старательно делает вид, что в его голову тоже сразу пришла подобная идея.

Отредактировано John Watson (2016-10-12 21:00:44)

+1

13

- Магнуссен? – Мэри переспрашивает, словно не расслышав. – И откуда вы имя-то такое знаете.
Миссис Уотсон остается только глубоко вздохнуть. Глубинно она понимает, что предупреждать сейчас бесполезно, и двое ребят уже почувствовали вкус быстрого и легкого успеха, не понимая, какой опасности себя подвергают. Конечно, она стала мягче, почему-то сейчас разум думает не о том, как обезвредить противника, а об их возможных семьях. Слабых точках.
- Не нужно подходить ближе к этому человеку, - так или иначе, она бессмысленно предупреждает мужчин, упорно роющих собственную могилу.
Флешка у нее и правда с собой – можно отдать и отправиться к мужу, под прохладные струи кондиционеров, но почему-то она разыгрывает сестру милосердия и пытается не дать парочке жизней пойти под откос.
- Разойдемся с миром. Вас за мной не посылали, никто не узнает, что мы вообще встречались. – Мэри пожимает плечами, словно не понимая, почему они вообще до сих пор это обсуждают, совсем не веря, что предложение будет принято.

+1

14

Уоллес лишь широко осклабился в ответ. Он уже почуял в воздухе запах наживы и ни за что не собирается его упускать.
- А ты думала, ты одна такая умная?
Он хочет сказать что-то еще, но в разговор неуместно вмешивается Ник, которому тоже хочется поучаствовать в беседе.
- Тебе нас не провести, крошка, - он слишком ясно переигрывает, и по взгляду напарника очевидно, что тому тоже это не нравится, но молодой агент уже вошел во вкус. Это лишь второе его дело, да и то - случайно подвернувшееся, и он даже толком не представляет, кто такой Магнуссен, но вся ситуация приятно пьянит, и он не может остаться в стороне. - Гони информацию и расстанемся по-хорошему.
- В самом деле, миссис Уотсон, - поспешно прерывает Уоллес нерадивого подельника, привлекая ее внимание к себе. - Вы ничего не теряете. Вас ждет счастливая семейная жизнь с этим милым англичанином, а нам уж оставьте разбираться со старыми делами. И никто не уйдет обиженным.
Он нетерпеливо переступает с ноги на ногу - типичный оперативник. Он привык решать дела быстро и без лишних экивоков, и уже слегка затянувшийся диалог начинает его утомлять.
- Ну так что? - вкрадчиво, скрывая раздражение, спрашивает он.

+1

15

Мэри даже жаль, что не удалось договориться полюбовно, хотя она и не рассчитывала на подобный исход. Просто не хотелось устраивать шум на людной улице, но и здесь, вдали, проблема никуда не ушла. Оставить после себя два трупа – плохое начало для отпуска. И у них где-то могла быть семья. Теперь миссис Уотсон думает об этом постоянно, боясь даже представить, что почувствовал бы Джон, если бы однажды услышал новости о ее смерти.
Драка тоже не несет за собой ничего хорошего: перевес в физической силе не пугает, но агенты могут оказаться излишне настойчивыми и продолжить преследование. Тогда незаметно сбегать от мужа станет с каждым разом все сложнее.
Дилемма.
- Не бывает старых дел. Вы это знаете.
Мэри резко бросается вперед. Удар локтем в кадык. И все же – не сломать. Слышит хрип, попала. Пользуясь заминкой, выхватить пистолет. Снять предохранитель и наставить на напарника, держа первого в поле зрения.
- Господа, убирайтесь. Мы вполне могли не видеть здесь друг друга.

+1

16

Даже в ЦРУ мужчины порой имели неосторожность недооценивать женщин. И совершенно напрасно. Им следовало бы предвидеть, что подготовка агента уровня Мэри должна включать в себя поведение в подобных непредвиденных ситуациях. Но их ввела в заблуждение ее расслабленная улыбка, возня на пляже с абсолютно безобидным на вид мужем, легкое летнее платьице, которое мгновенно могло усыпить бдительность любого не самого опытного оперативника. Уоллес не успел среагировать вовремя, резкий удар вынудил его с судорожным хрипом осесть на землю, а Ник потрясенно застыл под направленным на него дулом. В том, что она способна в него выстрелить, сомнений не оставалось.
- Ну ты...ты...- кашляя, выдохнул Уоллес, приподнимаясь, но замирая, оценив положение. - Опусти пушку. Тебя в любой момент могут увидеть штатские.
- Мы все равно тебя сдадим! - внезапно воскликнул Ник, не заметив предупреждающий взгляд Уоллеса. - Тебе крышка! Мы всем скажем, где ты и как тебя теперь зовут. И про мужика твоего ска...
- Ник, заткнись! - рявкнул его напарник, но, кажется, было поздно. У молодого агента банально сдали нервы. Не все проходят проверку на вшивость. Уоллес подумал, что если Мэри сейчас застрелит этого идиота, всему агентству станет легче.

+1

17

Губы Мэри кривит злая, не несущая орущему Нику ничего хорошего, улыбка. Вспомнить бы, что если кто-то очень хочет покончить жизнь самоубийством, это его неоспоримое право, даже если средством уйти из жизни он выбрал ее. На руках Мэри достаточно крови, эти не были бы заметны. Она не произносит высокопарных фраз в духе «Забудьте обо мне и моем муже» - просто стреляет.
В ногу.
Дырявит мышцы, не задевая крупных сосудов.
Пока доберется до больницы, крови потеряет изрядно, но выживет. А после замучается писать объяснительные, как же так произошло, что он сам себя по неосторожности ранил. Сможет доказать, что не такой идиот, каким показался сейчас, даже сохранит работу. Нет…что же, чужие ошибки ее не волнуют, достаточно собственных
Ор резко меняет тональность, переходя в скулеж. Кажется теперь кроме собственной ноги для Ника ничего не существует.
Пару секунд она рассматривает его отдышавшегося, но не проявляющего агрессии напарника. Ввязываться в драку нет желания, оставлять после себя противника в сознании – опасно. Рискнуть или…?
- Мы поняли друг друга, надеюсь?
Миссис Уотсон очень хочется, чтобы ей дали шанс разрешить все миром. Все же у нее медовый месяц.

+1

18

Ник, скуля и подвывая, покатывался по земле, сжимая в обеих руках раненую конечность, и являл собой зрелище довольно жалкое. Уоллес презрительно сплюнул в сторону, явно жалея, что судьба в лице командования свела его с таким нерадивым напарником. Сочувствия в нем явно не наблюдалось, а вот то, что Мэри все же перешла к активному сопротивлению, его никак не радовало.
- Дура, - сквозь зубы прошипел он. - тут же явно вот-вот будут копы. И как ты им объяснишь, почему посреди белого дня палишь в честных граждан? Или твой муженек - фанат уголовниц? Хорошее начало медового месяца, поздравляю.
Он делает шаг по направлению к женщине, холодно глядя ей в глаза.
- Шутки кончены, милочка. Отдай мне информацию и разойдемся, а этот клоун слова про тебя никому не вякнет. Я позабочусь. В противном случае мы оба дадим показания против тебя. И твой милый супруг увидит тебя уже за решеткой. Уверен, ты и там будешь красива. Но вот потрогать он тебя уже не сможет.

+1

19

- На честную женщину напали два мордоворота, пытаясь ограбить. Пришлось защищаться. Хочешь проверить, купятся ли копы на это? - Хотя медовый месяц, и вправду, будет испорчен, тут мужчина не ошибся, но и в своих актерских способностях Мэри не сомневалась, все еще не видя ни единой причины паниковать. – Или же, - добавляет она после первого шага наемника, - вы двое что-то не поделили и застрелили друг друга в подворотне. Меня же тут и близко не было.
Ее голос так спокоен, что не оставляет надежды на блеф, обставить такое она успеет задолго до того, как кто-то из местных отойдет от ступора, неизменно следующего за выстрелом, взвесил все за и против, пересилит желание переложить столь неприятную обязанность на плечи другого, более сознательно горожанина, вспомнит номер местной полиции, сумеет дозвониться и внятно все объяснить. К моменту, когда на асфальт переулка ступит нога служителя закона, миссис Уотсон будет замечена в паре-тройке магазинчиков, которые обязательно окажутся достаточно далеко отсюда. На всякий случай.

+1

20

- Честную женщину? - Уоллес ядовито осклабился. - Брось эти штучки. Может, они и прокатывают с простофилями вроде твоего муженька, но точно не с нами. Ты, кажется, кое-что, подзабыла, миссис Уотсон, - новое, вполне заслуженное, к слову, звание Мэри наемник буквально выплюнул с нескрываемым презрением. - Из нашего дела просто так не уходят. Никто тебе вольную не подписывал. Впрочем, это могу сделать я.
Движение левой руки практически неуловимо. Заметить его может только хорошо отточенный взгляд.
Уоллес с кошачьей грацией. которой трудно было ожидать от человека его комплекции, сместился вбок, уходя из линии прицела и оказываясь с правой стороны от женщины. Загорелый палец привычным жестом лег на курок.
Все эти манипуляции едва ли заняли долю секунды. Уоллес недаром считал себя опытным оперативником.
К тому же - он всегда достаточно пренебрежительно относился к женщинам-агентам, негласно приписывая себе очевидное преимущество.

0

21

Некоторые люди совершенно не ценили жизнь, успешно маскируя собственное безрассудство за храбростью и решительностью. Обычно подлог оказывался не замечен, но в переулке тихого, далекого от туристов городка, выглядел удивительно гротескным.
Громиле своей жизни было не жалко, а его напарнику просто не повезло оказаться именно с ним. Мэри на миг проникается сочувствием к пареньку, еще даже не осознающему куда он ввязался, но этого, конечно, не достаточно, чтобы изменить ее планы.
- Если успеешь, - в своей реакции женщина не сомневалась ни секунды, да и состоящие на пособии у государства агенты, как правило, уступали наемным рабочим. Сытая жизнь, соц пакет и регулярные премии способны внушить ложное ощущение безопасности.
Выстрел.
Массивное тело грузно опускается на дорогу.
Ник, вздрогнув, отвлекается от ноги, верно понимая, что это перестает быть его главной проблемой.
- Три секунды. Хочешь жить?
Стала ли она более мягкой? Определенно. Хотелось бы верить, что внезапно проснувшееся милосердие не выйдет ей боком, теперь-то заметать следы действительно нужно очень быстро.
Интересно, как там Джон?

+1

22

Ник невольно зажмуривается в миг, когда звук выстрела разрывает уютную тишину переулка.
Когда он открывает глаза, неподвижное тело Уоллеса лежит в паре шагов от него, и молодой наемник невольно сглатывает. Какая-то часть его все же была уверена, что стрелял Уоллес. Он ведь казался ему таким опытным. Таким всесильным.
Но будни спецагентов - не сказка, которой тешат себя наивные маленькие мальчики, играя в шпионов. Ему следовало понять это несколько раньше, но, в конце концов, это было его первое настоящее дело.
Никто не предупреждал его, что спецэффекты зачастую бывают только в кино, а смерть всегда оказывается настоящей. И после финальных титров ты уже не встретишь этого актера в других фильмах. Потому что в жизни, даже притворяясь кем-то другим, ты по-настоящему играешь лишь одну роль. От начала и до конца.
И, кажется, это конец.
Едва осознавая прозвучавший вопрос, он медленно кивает в ответ, не отводя завороженного взгляда расширенных глаз от направленного на него дула.
Об этом молодых спецагентов тоже не предупреждают. Когда придет твой черед умереть, ты будешь хотеть жить.
Больше всего на свете.

В это же время в отеле:
Джон в третий раз поправил букет разноцветных тюльпанов в вазе и критичным взглядом обвел слегка преобразившийся номер. Подарок для Мэри, аккуратно упакованный и увенчанный внушительным бантом - девушки, занимавшиеся оформлением, пытались убедить его, что это перебор, и куда лучше композиция будет смотреть с аккуратным маленьким бантиком, но он был свято уверен, что бант - это главное - лежал на кровати, ожидая, пока его откроют.
Все было готово к встрече с молодой женой. Вот только она уже, кажется, немного опаздывала.
Джон нетерпеливо посмотрел на часы и со вздохом принялся ждать дальше.

0

23

Мальчишка кивает. Часто-часто, словно надеясь оторваться от земли и улететь из этого места. Что же, Мэри вполне его понимает и целиком разделяет подобное желание.
- Значит, слушай. Выполнишь все правильно – получишь повышение и никогда меня не встретишь.
О, как он смотрит. Спустившийся с неба Иисус не заслужил бы большего внимания, чем она сейчас. Рискованно ли это? Безумно. И все же куда более безопасно, чем оставлять после себя пару трупов. Конечно, она сможет обрубить все идущие к ней нити, но так было куда надежнее.
Мэри выдает краткие инструкции. Напарник погиб в перестрелке. Так бывает, их работа учитывает подобные риски. Он сам – геройски ранен, но раздобыл парочку важных секретов. На самом деле они не стоят почти ничего, но правительство почему-то обожает именно такие пустышки. Пусть поиграются, на несколько месяцев это их займет. Служебная проверка не покажет ничего, кроме уже нарисованной ею сказки. Искать наемников, охраняющих свои секреты – дело неблагодарное, тем более, кое-какая информация у парнишки все же появилась.
- Все понял? – Кивает еще чаще, словно в миг разучился говорить. Впрочем, достаточно напуган, но еще не впал в шок, должен запомнить все в мельчайших подробностях. – Не заставляй меня тебя искать.
Пистолет с отпечатками она выбрасывает в море. Даже если обнаружат, ее следов там уже не останется. Не подвел бы мальчишка.

Подарок приятно хрустит упаковкой, переходя из рук продавца в ее. Точнее, подарка уже два, но второй придется отложить до ночи. Мэри поводит плечами, стараясь сбросить напряжение. Не к лицу новобрачной подобное настроение.
Она тихонько открывает дверь номера. Джон, конечно, уже там.
- Но это не справедливо, - уже не скрываясь, женщина проходит в номер, старательно изображая вселенскую скорбь и пряча подарок за спиной. – Как ты успеваешь все так быстро, Джон? Я обязана знать секрет

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *After-wedding planner