Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Double trouble


*Double trouble

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://pp.vk.me/c636528/v636528941/12b11/iVU6e3VWqjo.jpg
Участники: Harry Hirsh, Vanessa Allford;
Время и место: сентябрь 2001 года, Лондон;
Краткое содержание: Новоиспечённая чета Гирш перебирается в Лондон и налаживает семейную жизнь. Ванесса старательно постигает премудрости работы ассистентки иллюзиониста, но все ли рады новенькой в цирковой труппе?

+1

2

Это было, пожалуй, самое счастливое время. Молодость, амбиции, планы, надежды. И, что самое главное, начало новой жизни - семейной жизни. Гарри еще не успел привыкнуть к новому статусу, но это не мешало ему бесконечно радоваться. Да и как не радоваться, когда молодая жена - умница, красавица да кудесница, а также, что важнее, любимая и единственная на свете?
Гирш не переставал поражаться тому, что это божественная девушка согласилась выйти за него. Она могла бы подобрать любые аргументы против - таковых было немало, признаем это. Вспомнить хотя бы ее родителей, которые явно хотели его пристрелить, но никак не назвать своим родственником. Хорошо хоть его мать отнеслась к этому решению благосклонно. Она всегда принимала его и его поступки, она верила в него. Конечно, поначалу она с недоверием отнеслась к такому порыву, ссылаясь на юный возраст, пылкую влюбленность, в конце концов, на нестабильность финансового положения - какая уж тут семья? Но Гарри был непреклонен. Когда мать познакомилась с Ванессой, она перестала сомневаться.
Тем не менее, мать оказалась права. Без сложностей не обошлось, в первую очередь в том, что касалось финансов. Артисты цирка зарабатывают не так много, тем более в начале карьеры. Гарри предупреждал Нэсси об этом, но, к его радости, ее это не смутило. Заслужил ли он такое чудо?
Сложным решением для Нэсси было покинуть театр. Гарри ни в коем случае не хотел принуждать ее к этому. Он просто озвучил это как вариант, и она вцепилась в эту идею, как утопленник за ниточку. Дело было в том, что ему нужно было возвращаться в Лондон, и тогда бы они очень долго не смогли видеться. Для влюбленных разлука нестерпима. И она решилась. Гарри был восхищен и влюбился еще больше, хотя казалось, больше уже некуда.
Удача хранила их. Гарри удалось уговорить директора принять Нэсси в ассистентки. Хороший человек был директор, понимающий. Гарри навеки у него в долгу еще за то, что он заметил его когда-то и взял под крыло.
Так Нэсси стала ассистенткой. Теперь нужно было научить ее всему.
В первую очередь Гарри познакомил ее с директором. Тот был очарован. Пожелал удачи, благословил и отпустил - работать. "Этот негодник всё здесь покажет" - сказал директор, кивая на Гарри. Он всегда его так называл, хотя относился к нему по-отечески.
Молодой иллюзионист, ведя жену под руку, провел экскурсию по цирку. В принципе, отличие от театра было, наверное, только в форме сцены и обилием креплений под куполом. К сцене он и повел Нэсси.
- Здесь нам и предстоит провести самые яркие моменты жизни. Не считая нашей спальни, конечно, - он хитро усмехнулся и поцеловал жену в висок, приобняв. в который раз не смог удержаться. 
Однако тренировки и репетиции проходят не всегда здесь. Для этого есть специальные помещения. Гарри повел Нэсси туда - сейчас там как раз должны собраться остальные. Ему не терпелось проверить новую иллюзионную машину, которую привезли в его отсутствие. Очень мило, что Нэсси окажется первой жертвой этой машины.
- Не воспринимай слово "жертва" всерьез, Нэсси, - поспешил успокоить жену иллюзионист. - Это слово для зрителей, мы потребляем его для краткости. И немного для пафоса, - он улыбнулся.
Они пришли, их уже ждали. Большая часть труппы поджидала их в комнате для репетиций иллюзионистов, и, стоило им зайти, встретила новоиспеченную чету громкими приветствиями и поздравлениями. Даже Гарри этого не ожидал.
- О, так вы уже в курсе, - весело отозвался он и представил свою жену, а жене - коллег. Похоже, репетиция немного откладывалась.

Отредактировано Harry Hirsh (2016-07-09 14:49:06)

+2

3

Волнение клубком коварных змей крутилось где-то в животе, а приятное возбуждение в преддверии знакомства с новым аспектом семейной лондонской жизни стесняло грудь. Если бы не сладострастные старания Гарри, погрузившего Нэсси в блаженную обессиленную негу этой ночью, она едва бы сумела уснуть.
Многое произошло за последнее время столь стремительно, что Ванесса до сих пор была несколько обескуражена и заворожена каждым новым днём. Десятки раз она играла любовь на сцене: рыдала, заламывала руки, сходила с ума в исступлении страсти, - но всё это было лишь бледными тенями значительного и настоящего оригинала, с которого писали свои шедевры мэтры всех мастей. Чувства как будто ежеминутно пульсировали во всём теле, с каждым мгновением раскрывая всё новые грани, словно последовательные ноты пленительного аромата, которые Нэсс узнавала впервые. Разумеется, парфюм «Любовь» вскоре станет чем-то привычным, сольётся с собственным запахом кожи и будет остро ощутимым лишь при своём отсутствии, но пока можно было наслаждаться пёстрой мягкой вуалью обволакивающего душу чувства.
Миссис Гирш часто теребила новенькое кольцо на безымянном пальце, будто убеждая себя, что всё это не очередная иллюзия Гарри. Гарри…Может ли весь мир внезапно сойтись в одном человеке? Ванесса словно забыла себя, ей не до чего не было дела, её беспрестанно распирало: рядом с Гиршем – от самозабвенного счастья, врозь – от едкой тягучей тоски. Не сразу, но как-то вдруг девушка открыла для себя этого чрезвычайно харизматичного и обходительного юношу, бесспорно талантливого, от которого так и веяло флёром загадочного волшебства. Он умел восхищать и удивлять, был ласков и романтичен, что обезоруживало молоденькую впечатлительную актрису. О долгой разлуке не могло быть и речи. Всё, что когда-то казалось важным, теперь потеряло вес. Нэсси, каким сладким стало теперь её имя, срывавшееся с губ Гарри бархатом его мурчащего голоса, Нэсси, растворившаяся в своём возлюбленном каждой частичкой себя, готова была с недальновидной наивной лёгкостью положить на алтарь их с Гарри счастья всё, чему отдала невероятное количество сил до их встречи: учёба, театр, семья, родной город и окружение, - каким незначительным казалось всё это теперь, когда перед глазами разлука уже точила ножи, чтобы моментально вонзить их в сердце по самую рукоять.
Тайный побег и свадьба вопреки желанию родных со своим Ромео будоражили кровь, а испытания лишь придавали чего-то таинственно-драматичного. Пытаясь уснуть в скромной душной комнате на тесной скрипучей кровати под громкий бой старых внушительных настенных часов съёмной квартиры, Ванесса всё же была счастлива как никогда. Её сердце замирало, когда во сне Гарри нежно прижимал её к себе и как-то беззащитно прятался носом в её волосах, а поутру будил ласковым поцелуем с неподдельным счастливым взглядом. В одно такое утро ей открылась простая старая добрая истина: нет большей радости для любящей женщины, чем ощущать, что она способна дарить подлинное счастье своему мужчине.
Но это утро было особенным. Сегодня ей предстояло познакомиться с жизнью своего мужа. Целый сонм мыслей терзал её с самого пробуждения. Она тщательно прихорашивалась, то и дело расспрашивая Гарри о его работе, просила советов, заключала в объятия. Ей одновременно хотелось приблизить и отдалить момент выхода на новую должность, было что-то тревожное на сердце, мелкие женские страхи вгрызались в голову и не отпускали, но проницательный супруг одолел их прежде, чем туфелька Нэсси ступила на порог фойе цирка.
Перво-наперво направились к импресарио, который оказался приятным мужчиной в возрасте, но при том весьма задорного игривого нрава. Ванессе нетрудно было произвести впечатление на человека, который и сам запросто располагал к себе. Он с отеческим теплом отпустил молодых, оценив новое приобретение, и Гарри поспешил показать супруге сердце цирка – арену чуть больше сорока футов в диаметре, затянутую алым бархатом.  Нэсси с восторгом смотрела по сторонам, она готова была фанатично влюбиться во всё, что связано с её мужем. Ванесса запрыгнула на бордюр и, держась за Гарри, задрала голову, заглядывая под высокий купол, где мотались верёвки, лестницы, софиты и какие-то укрепления, которые трудно было разглядеть снизу. Девушка опустила голову, оглядывая амфитеатр и богато отделанную vip-ложу, в носу ощущался запах опилок. Всё здесь, казалось бы, знакомое с детства каждому, было всё же в новинку.
Прижавшись к груди Гарри, заворожённо внимая каждому его слову, она представила, как они совсем скоро будут блистать здесь под гомон аплодисментов. Вместе. Больше всего на свете она теперь боялась подвести его, хотя Гирш исключал такую возможность, с уверенностью глядя в обеспокоенные глаза Нэсси, как только она выказывала страх или беспокойство от очередных рассказов про трюки.
- Я не боюсь, милый, - ложно заверила его супруга, явно храбрясь, и коротко коснулась губ в подтверждение. Крепко взяв Гарри под руку, чувствуя так себя более защищённой, Нэсси отправилась на самую волнительную часть сегодняшнего дня – знакомство с труппой. Коридор выходил в несколько комнат, перемежающихся с гримёрными. Отовсюду слышались голоса, здесь воздух был более спёртый, местами пахло птицами и животными, издалека слышалось ржание лошадей. Нэсси очень хотелось посмотреть цирковых зверей, но она из скромности не стала сразу же тянуть туда Гарри, который повёл её в другую сторону. В зале, который открылся взгляду четы, было довольно много народа, некоторые выглядели откровенно скучающими, другие, напротив, изрядно оживлёнными, но всех, мужчин и женщин, роднило одно: они были статны, подтянуты и пластичны. При виде мистера и миссис Гирш коллектив рассыпался в ярких поздравлениях, искренних или не особенно, Ванессе не удалось распознать. Она была смущена, скромно улыбалась, кивала новым знакомым и жала руки, но ни на мгновение не отходила от Гарри, поглядывая на труппу словно из-за его плеча.

Отредактировано Vanessa Allford (2016-07-09 22:45:41)

+1

4

Гарри любил внимание. Совсем не славу, нет - именно внимание. Поэтому и выбрал эту профессию - чтобы видеть удивление людей, радость, чтобы вдохновлять их. Блеск в глазах зрителя в тот момент, как в их душе что-то переворачивается от увиденного - это бесценно.
Это внимание к тебе как к артисту, как к таланту.
Но совсем другое внимание бывает от коллег. Они знают секреты твоего успеха, они разделяют его. Но отношение их непредсказуемо. Они могут и помогать, сочувствовать, и завидовать, злорадствовать, препятствовать. И надо помнить, что это артисты. Они могут надевать любые маски. Вот они тебе рады, а в мыслях уже представляют тебя на костре.
Так что Гарри со смешанным чувствами встретил коллег в комнате для репетиции. Их сюрприз был очень мил, Гирш и не думал, что он и тем более его личная жизнь кого-то заботит. Ему хотелось бы порадоваться, однако он с подозрением вглядывался в коллег, надев дежурную обаятельную улыбку. Он был уверен, что не все здесь искренне рады  его счастью.
Он считал Нэсси сокровищем и не хотел его ни с кем делить. Он заревновал ее, ощущая, как десятки глаз устремились на нее с, возможно, не самыми приятными мыслями. Он не против, когда на нее смотрит зритель, у зрителя глаз чистый, непорочный, оценивающий не тебя, а твою работу. Но у циркачей, собравшихся здесь, глаз корыстный. Они рассматривали Нэсси, как экспонат, или как новую зверушку для дрессировщиков. Гиршу это не понравилось. Он жадно притянул жену к себе, боясь отпускать ее далеко от себя - как будто товарищи могут ее украсть.
- Спасибо, друзья, за ваше внимание, это безумно приятно. Отличный сюрприз вы устроили, - весело, не подавая виду, обратился Гирш к коллегам, однако при этом чуть сжал ткань на пояснице Нэсси. - Так и быть, придется закатить вечеринку.
Разумеется, заявление было встречено одобрительным гомоном.
- Но об этом позже, а сейчас нам всем надо немного поработать.
Артисты лишь чуть-чуть поворчали, но спорить не стали. Довольно быстро все разошлись, осталось лишь несколько девушек-ассистенток.
Гарри вздохнул с облегчением.
Он представил жене девушек, им - жену. Несколько минут назад было слишком шумно, чтобы познакомиться.
- Это так мило, Гарри, - заговорила своим неприятным высоким тягучим голосом блондиночка Сьюки, подходя ближе и поднимая брови, - что ты знакомишь жену со своей работой.
Сьюки уже была в своем рабочем обтягивающем костюме, в котором влезала во все щели - в буквальном смысле.
- Вообще-то, это теперь наша работа, - мгновенно отреагировал иллюзионист, строго поглядев на блондинку. Ему казалось, что эта девочка давно всё для себя уяснила, но, похоже, ошибся. - Ванесс теперь моя ассистентка. Главная ассистентка, - добавил он после короткой паузы. Последнее решение официально еще не обговаривалось, но иллюзионист понял, что иначе и быть не может.
Заявление заставило Сьюки захлопать глазками и по-рыбьи распахнуть рот от удивления и возмущения. Такая реакция Гарри понравилась. Приятно ставить ассистенток на место. Но стоит учесть, что порой они могут вступиться за себя.

+1

5

Оживлённая суета вокруг новобрачных, подобная скворчащему маслу на раскалённой сковородке, начала потихоньку стихать. Ванесса, которая не привыкла к такому рьяному вниманию посторонних вне сцены и кулис родного театра, ловила на себе взгляды, трактуя их самым благожелательным образом и приветливо отвечала лёгкими кивками и короткими словами благодарности, улыбаясь с наивной мягкостью и искренне недоумевая, отчего Гарри так незримо, но всё же напряжён. Нэсси чувствовала, как он боится отпустить её от себя хоть на дюйм, и от этого как-то теплело в груди, разгоняя сердечный ритм.
Призыв начать действо, ради которого все здесь и собрались, собрал рядом с Гарри несколько девушек, каждая из которых сама по себе стала бы украшением любого выступления: гибкие, миловидные, худощавые, но не обделённые аппетитными округлостями в нужных местах, кроме того одетые весьма нескромно. Терновая ревность разом ослепила юную миссис Гирш, которая застыла на полу вдохе, когда Гарри знакомил её со своими очаровательными ассистентками. Морок на глазах Нэсс не давал ей увидеть ни пустого взгляда, ни развязных движений и вульгарности, сочившейся от девушек, не менее ревниво разглядывающих новенькую. Ванессе стало не по себе, волна жара и холода прокатилась по телу, особенно когда одна из девиц беззастенчиво и пренебрежительно засверкала прямо перед их носом. Десяток самых нелицеприятных мыслей закрутились в голове, отравляя острым безумием столь незатейливой коварной женской логики. Вместо того, чтобы радоваться, что всем ослепительным артисткам и поклонницам, Гарри предпочёл её, восторгаясь и лелея каждое мгновение, обуреваемая природной сущностью большинства дочерей Евы, Ванесса представляла, как ещё несколько месяцев назад здесь, возможно в этой самой комнате, творилась чуть ли не оргия, центром которой, был, разумеется, Гирш. Нэсс устыдилась собственных мыслей, она сильнее сжала рукав Гарри, поймав его нежный сияющий взгляд и прогнала прочь наваждение. Увы, ненадолго.
Белокурая барышня начала разговор с елейным и до того противно-слащавым тоном, что даже Ванесса моментально ощутила фальшь и неприкрытый сарказм, неуютно поёжившись. Вся она была похожа на избалованную куклу с большими прозрачными глазами и ярким, недалеко ушедшим от концертного, макияжем. Иллюзионист не особенно церемонился с ней, что заставило Сьюки от возмущения жадно ловить воздух пухлыми подведёнными губками.
- Главная асси.., - начала было повторять блондинка, чей титул, очевидно, был вырван из рук столь неожиданно. – Вот эта? – Сьюки со скепсисом кивнула на Ванессу, её уязвлённое тщеславие клокотало, мечась по грудной клетке, от глубокого дыхания было видно, как вздымается упругая грудь, кокетливо выглядывающая сквозь глубокое узкое декольте. – Да она ни в один ящик не влезет! – прыснула ядом девушка от глубокой обиды. Ванесса стыдливо осмотрела своё тело. В театре она считалась стройной, но здесь были свои мерила, в которых побеждала Сьюки.
- Сколько лет Вы, милочка, проработали в ассистентках? Я шла к этому три года! – она начала беспощадно давить на совесть миссис Гирш, узнав о ней кое-какие подробности от импресарио, и обернулась на иллюзиониста.  - Знаешь, что, Гарри, я думала, ты не такой дурак!
- Я? Я не…но! - Нэсси потупила взгляд. Упрёк прокатился по спине Ванессы мерзким холодком. Соглашаясь разделить не только дом, но и карьеру своего мужа, Нэсс не предполагала, как это может выглядеть со стороны. Ей хотелось уйти, уволиться прямо сейчас, только бы на Гарри не сыпались эти гнусные нападки. Нервно сглотнув, она хотела было вмешаться, но тут бывшая главная ассистентка, исходясь в исступлении своего негодования, ревности и уязвлённого честолюбия, нанесла последний удар.
- Или ты двигаешь только тех, кто в твоей постели? – ехидно усмехнулась Сьюки, качнув бёдрами, вальяжно глядя на миссис Гирш и демонстративно добавила. – Знала бы, не выпускала тебя оттуда. Ну скажи, разве она может больше, чем я? – похотливо облизнув губы, блондинка, у которой видимо, морали было не больше, чем знаний по квантовой физике, вскинула бровь, искоса поглядывая на болезненно бледную Ванессу.
У Нэсси внутри как будто что-то омертвело в этот момент. Она ещё не знала, когда этот пузырящийся ожог затянется новой нежной кожей, но сейчас что-то внутри невыносимо жгло. Ревность ли, унижение, но вдобавок ко всему, самооценка, с подобающего ей уровня упала на ноги, и больно так упала как арматурина, надо сказать. Ванесса не смогла больше ждать. Малодушие ли взыграло, но она дёрнулась и выбежала из комнаты, забыв себя. Желая никогда больше не появляться здесь. Она не винила Гарри и ни одна дурная мысль о нём не пронеслась в её голове, но самоуничижение разрывало на клочки.

Отредактировано Vanessa Allford (2016-07-19 01:07:31)

+2

6

Почти сразу же Гарри пожалел о том, что поставил Сьюки на место, спровоцировав ее ответную агрессию. За время его гастролей, пусть и недолгих по меркам реального циркового времени, он успел забыть, какова бывает Сьюки в гневе. Бывало даже, он ее побаивался, но, разумеется, виду не подавал. А теперь, вдохновленный присутствием жены, решился дать ей отпор. И обернулось это не самым лучшим образом.
Смятение ассистентки, доставившее злорадное удовольствие, было недолгим. Как и следовало догадаться, она перешла в наступление. Не давая молодым супругам опомниться, Сьюки накинулась на Ванессу, вызвав праведный гнев Гирша.
- Влезет, не беспокойся! - прорычал Гарри в ответ на замечание по поводу ящиков. "Я проверял" - уже мысленно добавил он. Стыдно признаться, но именно этим - проверкой жены на совместимость с ящиком - поспешил он заняться в первую брачную ночь, помимо всего прочего.
Сьюки не унималась.
- Заткнись, Сьюки, - грубо встрял Гирш в ее тираду. - Всё обговорено и утверждено директором, твое мнение здесь не спрашивают.
Гарри просто не мог промолчать, когда кто-либо - даже Сьюки - оскорблял его жену. Однако своей защитой он спровоцировал еще большую агрессию, разбудив монстра. Он надеялся, что до этого никогда не дойдет. Оказалось, был слишком наивный. Да и глупо пытаться скрыть слона на арене цирка. Нэсси рано или поздно догадалась бы, а если не догадалась, то заподозрила бы - женщины по природе своей ревнивы. Гарри планировал тут же ее успокоить и разуверить во всех подозрениях, но он не думал, что придется делать это так скоро.
От столь наглого заявления ассистентки даже Гирш был поражен, задыхаясь от ярости. Остальные ассистентки охнули и переглянулись, добавляя перца ситуации, но было видно, что они, в отличие от Сьюки, не желали зла ни Гарри, ни Нэсси. Это были хорошие девочки. Они с осуждением смотрели на блондинку, но не решались вступить в спор - Сьюки была самой опытной из них и одновременно с этим самой наглой.
Гарри наивно верил, что Сьюки не будет так жестока. Ошибался.
Не успел молодой иллюзионист подобрать слова, которые путались в голове от гнева, как Нэсси уже умчалась прочь. Гарри выругался, хотя старался не делать этого при дамах.
- Ну ты и стерва, Сьюки, - прорычал Гирш, уже делая шаг в ту сторону, куда убежала жена, и сверля взглядом ассистентку. - Я уже жалею, что связался с тобой.
Резко отвернувшись, он направился к выходу, бросив лишь перед самой дверью:
- Чтобы к моему возвращению всё было готово к номеру с шарами!
Он специально выбрал номер с большим количеством реквизита. Пусть девочкам будет, чем заняться, помимо обсуждения его личной жизни.
В поисках Нэсси Гарри понесся по коридорам цирка, силясь угадать, куда могло занести жену в порыве чувств. Несколько раз он ошибался и начинал заново, но цирк был не вселенски большим - вскоре он нашел ее.
Она обнаружилась в небольшой комнате для реквизита - это было что-то вроде маленького подобия склада или увеличенной версии чердака. Нэсси спряталась между креслами для гимнастов и иногда жонглеров - в них их поднимали к куполу. Выглядит это зрелище красиво и завораживающе, но не тогда, когда на таком кресле рыдает любимая женщина.
Осторожно Гарри подошел ближе, сел рядом, ласково погладил по плечу и, не видя причин сдерживаться, крепко прижал к сердцу, поглаживая по объемным волосам.
- Тише, милая, - шептал он, - не слушай эту стерву. Она только и думает о том, как всем насолить, уж тем более мне. Не обращай внимания. У тебя всё получится, я помогу тебе.
Прижимая Нэсси к себе, он исступленно расцеловал ее волосы. Ее слезы выводили его из себя, хотелось уничтожить каждого, кто посмел расстроить ее. Возможно даже, это он и сделает - но чуть позже, когда Нэсси станет легче. Сейчас он не может ее оставить. Он понимал, как ей тяжело, он обещал быть рядом - и он рядом.

+2

7

Дверь, вместо того, чтобы звучно хлопнуть, как полагалось для эффектной драматичной сцены, распахнулась и лишь лениво покачнулась. Ноги несли Ванессу сами, она бежала, прикрыв воспалённое слезами лицо, то и дело натыкалась на местных цирковых обитателей. Незнакомцы, полукруглые коридоры и лестницы – всё это усиливало чувство отчуждённости и неприкаянности. Она убегала от Гарри и его ассистенток, но в действительности только муж и мог быть её спасением в эти минуты.
Пробежав последний лестничный пролёт, выхода девушка не обнаружила, зато из щели приоткрытой двери мрачно поглядывала темнота. Нэсс, не думая, забралась туда, обо что-то споткнулась, взвыв с новой силой и спряталась, найдя то, на что можно было сесть. Здесь было пыльно и ввиду отсутствия окон, воздух был тяжелым и спёртым. Кругом царило целое нагромождение реквизита: от мелочей вроде пёстрых шестов и корзин с булавами до огромных ящиков, напоминающих шкафы. Один такой она даже раздражённо хлопнула, вспомнив, как Сьюки издевательски оценила габариты миссис Гирш объёмом ящика. Чёртов ящик! Нэсси вспомнила, как Гарри засунул её в подобие сундука в первую брачную ночь. Тогда это казалось забавным, хотя и несколько чудаковатым. Теперь стало окончательно ясно - зачем. Но она же влезла! Влезла! И всё же это сейчас не казалось утешением.
Разразившись рыданием в голос и всхлипывая, пользуясь уединением своего убежища, Ванесса захлёбывалась потоком разрушенных чаяний, разочарование подступало к горлу, не давая сделать вдох достаточно глубоко. Не так она представляла себе знакомство с цирком, знакомство с работой Гирша.
Кроме всего прочего, острой иголкой в сердце колола мысль о том, что Гарри был близок с этой мерзкой пошлой блондинкой. Это прошлое, не имеющее теперь никакого значения, но боже, он касался её, ласкал её тело, содрогался в удовольствии, измождённый, заключал в объятия. И вот теперь она стоит рядом, бесцеремонная и дерзкая. Всё это обрисовалось будто наяву и Ванесса, запрокинув голову, испустила почти крик, поскольку для Нэсс, которая познала плотскую близость только с Гарри, это не казалось чем-то легкомысленным.
Разве она сможет работать здесь? Нет, точно нет! А быть где-то в другом месте, зная, что Гарри целый день вертится в обществе полуобнажённых девушек, деля с ними неудачи и триумфы? Это ещё хуже, чем нет! Нэсси хотелось быть рядом с ним в те моменты, которые были для него важны, разве сможет она понять и прочувствовать его душу до конца, если будет сидеть в бархатном кресле ложи? Всё это было так сложно, так неоднозначно, сколько же было этих «за» и «против», которые голосили в сознании, впадая в полемику, но не сходясь на истине.
Ванесса знала и чувствовала, что Гарри придёт, где бы они ни была, он её не оставит. И вот он пришёл, его силуэт показался в дверном проёме и на душе стало теплее, как будто среди пелены холодных хмурых дождей выглянуло ласковое солнце.
Он приблизился так, будто боялся спугнуть маленькую раненую белочку, притаившуюся у ствола сосны. Когда Гирш с трепетом и трогательной заботой заключил её в объятия, поглаживая сильной, но нежной ладонью, Нэсс лишь отчаянным восклицанием произнесла его имя и прижалась к груди новоиспечённого супруга, уткнувшись мокрым носом в его шею и позволив себе выплакать остатки горечи. Запах тела Гарри успокаивал подобно парам вербены, вместе со стуком сердца, вибрацию которого она ощущала грудью, и россыпью поцелуев, покрывших локоны. Судорожное прерывистое дыхание стало выравниваться вдох за вдохом. Вкрадчивый тихий голос супруга придавал сил.
- Гарри, может, мне правда стоит уйти? Я боюсь подвести тебя, я не хочу, чтобы о тебе говорили плохо! – залепетала Ванесса, подняв на него глаза, красные и припухшие, но его взгляд был уверенным и непоколебимым.
– Ты правда веришь, что я смогу? – её губы задрожали, на щёки выкатилась пара крупных солёных капель, но они уже не были соком из душевной раны, а скорее чистой росой радости растроганной Нэсси от такой веры и заботы возлюбленного.

Отредактировано Vanessa Allford (2016-07-23 14:50:02)

+1

8

Гарри крепко прижимал Нэсси к себе в яростном стремлении защитить ее от всех невзгод. Нельзя прощать тех, кто доводит его женщину до слез. Обидчиками можно заняться позже. Пока что необходимо  вернуть душе Нэсс прежнее спокойствие, вернуть уверенность, что так нагло была убита.
- Ты ни за что отсюда не уйдешь. Мы же договорились, что всё будем делать вместе.
Он покрывал ее лицо поцелуями, зная, что это отвлечет ее от плохих мыслей. Гарри понимал, чего стоило ей это решение - прийти сюда, бросить карьеру в театре ради этого, покинуть родной город, в конце концов, выйти за него. Он никогда не принуждал ее, это было ее выбором, и за этом он оставался перед ней в вечном восхищении и благодарности. И за каждый день, что она рядом, любил ее еще больше.
Гирш погладил ее по щеке, вытирая слезу и поправляя слегка потекшую подводку глаз. Он действительно счастлив, что они теперь работают бок о бок. О большем и мечтать невозможно.
- Правда верю, - уверенно ответил иллюзионист, ласково обводя пальцами контуры ее лица и заглядывая прямо в глаза. - И не сомневался в этом ни минуты. Я видел, на что ты способна на сцене. Ты всё сможешь. Пусть не сразу. Но я буду рядом.
Не удержавшись, он снова прижал ее к сердцу.
- Я не смогу работать без тебя. Ты - мое вдохновение, и я буду беречь тебя. Ничего не бойся.
Гирш закопался носом в ее волосы. Целуя пряди, он спустился поцелуями к ушку, затем и к шее, спрятавшись там и наслаждаясь ароматом духов.
- Ты затмишь их всех. Возможно, даже меня, - он тихо усмехнулся. В ее таланте не было сомнения, совсем скоро она обуздает его. Нэсси сильная. Она справится. Только сомнение и страх могут ей помешать взобраться к вершине. Как же заставить ее забыть о страхе?
Пальцы неосознанно побежали к ее бедрам. Гарри томно вздохнул.
- Неплохое место ты нашла для уединения... Я здесь раньше, кажется, не бывал.
Игриво он погладил ее бедро, учащенно задышав у ее уха. Она знала, чем это грозит.
- Не думай ни о чем, - прошептал иллюзионист и крепко поцеловал любимую жену.

+1

9

Порой можно ощутить, как чувства в самом физическом смысле наполняют тебя словно воздух лёгкие: от них приятно тяжелеет в груди, довлея на сердце, которое отзывается более энергичными ударами, становится упругим, резвым, глаза приобретают живой блеск, даже плечи невольно расправляются под действием этой силы, которая, захватив каждую частичку тела, залившись туда соками счастья до краёв, стремится выплеснуться наружу бурным потоком.
В такие моменты ощущаешь всю ту власть, которую невольно имеет над тобой любимый человек, способный подобно искусному некроманту возродить твою душу ловкими хитросплетениями заклинаний и пассов – правильными словами и искренней лаской.
Гарри говорил, нежно касался её лица губами и кончиками пальцев с той теплотой и осторожностью, которая сопутствует тем, кто жаждет приручить и показать миру прекрасную бабочку, не потеряв ни единой пылинки с её хрупких крыльев. В такие моменты Ванессу глубоко поражал взгляд супруга: он смотрел на неё и будто видел в ней то, чего даже она сама разглядеть ещё не могла. В этих глазах, таких больших и бесконечно выразительных, она всегда была прекрасна: на сцене в софитах и овациях или дома, растрёпанная и заспанная. Гарри открыл для неё новый мир и сам стал этим миром, перелом мечтаний, самым светлым и ярким, самым желанным, ради которого она бы шагнула на любое безумство.
- Гарри, - прошептала Нэсси на выдохе с глубокой признательностью, сильнее заключив в объятия заботливого мужа, как любила она ласкать голосом его имя, перебирая десятки любовных интонаций. В её груди было так много чувства, что она задыхалась от счастья, восхищаясь тем, что разделила жизнь с самым лучшим человеком на свете.
- Милый, обещаю, я больше никогда не подумаю уйти, я буду рядом с тобой, что бы ни случилось, всегда буду. Мы справимся, ты прав. – она сжала его ладонь и шмыгнула носом, вытерла остатки влаги с лица, просияв, будто переродившись. -  Конечно, справимся! – лепетала миссис Гирш, ощущая благоговение и стыд одновременно, сетуя на то, что она, глупая, сбежала без всякой причины, как ей казалось теперь.
- Как же я люблю тебя, Гарри, я всё для тебя сделаю, - в исступлении произнесла Ванесса, нисколько не лукавя и находя в подобной преданности особую радость. Дыхание Гирша щекотало шею, Нэсси улыбалась, нежась в тепле его тела и целуя его лицо.
Девушка хихикнула на льстивые слова иллюзиониста, играясь пальцами с прядями его смоляных волос, она не была тщеславной, скорее искренне тяготела к искусству, когда-то надеясь стать его верной жрицей, но ей, как и любой женщине, было приятно чувствовать непоколебимую веру в себя, которую с завидным упорством внушал ей супруг.
Несмотря на уверенность, которая, казалось бы, наполнила Нэсс, она не решалась встать и покинуть их безмятежное убежище. Что-то, затаённое в глубине, похоже на разнокалиберные страхи, мешало. Мыслей стало слишком много, они подобно назойливым насекомым кружили в голове. И вдруг разом исчезли.
Ванесса ощутила, как по её телу пробежали мурашки от томного дыхания и шёпота Гарри, дразнящего прикосновения. Её тело отозвалось моментально - заныло, напряглось. Поцелуй, который она, преисполненная благодарности и любви, подхватила со всей страстностью, окончательно добудился чувственности, которая с лёгкостью выскользнула на свободу. Он был желанным всегда, а теперь, когда с таким трепетом утешал её, уберегая от горькой печали, особенно. Её ладони сильнее обвили его шею, прильнув к его груди своей, которая вздымалась с тяжестью истомы, при это супруга перебиралась к мужу на колени. Запах тела Гарри для Ванессы всегда был афродизиаком, она, с трудом оторвавшись от губ, покрыла дорожкой из поцелуев его шею, насыщаясь любимым ароматом. Пальцы, соскользнувшие с плеч, устремились к верхним пуговицам его рубашки, будто желая ослабить хватку одежды, чтобы было легче дышать.

Отредактировано Vanessa Allford (2016-08-19 00:07:36)

+1

10

Комната, погруженная в тяжелый и пыльный мрак, поначалу показалось Гарри довольно большой. Теперь она казалась ужасно маленькой, но не такой, когда давят стены и нечем дышать, а уютно-маленькой. Она казалась теперь островком уединения, и невероятно было подумать, что это помещение находится под одной крышей с репетиционным залом, из которого сбежали молодые супруги.
Нэсси сбежала, чтобы найти утешение. Гарри - чтобы подарить ей это утешение. Они могли найти друг друга где угодно, и их цель была бы достигнута. Самое важное - это они сами. Но Нэсси выбрала именно эту комнату, и именно здесь им посчастливилось напомнить друг другу о том, что не зря они нашли друг друга. Как сейчас, так и в самом начале.
Гарри страшно было подумать о том, что Нэсси не будет рядом во время выступлений и репетиций. А мысль о том, что она исчезнет из его жизни, и вовсе приводила в ужас. Поэтому он с жадностью ловил ее признания, благодаря за них поцелуями и утешительными словами.
- Я рядом, милая моя, - шептал он. - Ничего не бойся.
Когда-то давно - или совсем недавно, Гарри совсем потерялся во времени - он так же шептал ей на ушко эти слова. Ей тогда было страшно, и она трепетала в его объятиях хрупкой бабочкой, так что он боялся вдохнуть, чтобы не навредить ей. Как прекрасен был тот вечер. Гарри думал, что никогда не будет так же счастлив. Но нет, ему довелось стать еще счастливее - когда приняла его предложение, затем когда вышла за него замуж, и теперь, когда согласилась разделить с ним жизнь в полной мере и быть с ним рядом и на работе.
Теперь боятся нечего. Но есть, о чем волноваться. И это волнение надо отбросить как можно дальше, чтобы оно больше не забиралось в эту рыжую голову.
Гарри тяжело дышал, с трудом сдерживая внутренний огонь, разгоревшийся почти мгновенно. Нэсси потянулась к пуговицам его рубашки, и он почувствовал несказанную радость, освобождаясь от ткани, которая, как казалось, сдавила грудь и горло.
- Родная моя...
Дальше он уже ничего не говорил, а если говорил, то не помнил об этом. Забывшись в поцелуе, он погружал в ласку ее тело, осторожно укладывая на кресла, где они нашли убежище. Пальцы побежали по нежной бледной коже, которая, если присмотреться, казалась совсем белой по сравнению с немного смуглыми от рождения руками Гирша.
Он забрался под блузку, услаждая ловкими руками тонкую фигурку супруги. Раздраженно расправился с пуговицами, обнажая беззащитную часть ее тела, и поспешил расцеловать открывшиеся участки кожи, попутно расстегивая свою рубашку. Движение больше инстинктивное, чем осознанное.
В нетерпении он уже прижимал ее тело к креслам, когда пальцы волшебника нагло и дразняще полезли под юбку. Поразительно, как тяжело себя сдерживать, даже понимая, что связан с этой женщиной вечными узами, что она навеки принадлежит только тебе. Кажется, что вечности мало. Всегда будет не хватать, всегда будет хотеться еще. И насытиться - невозможно.
Вечный голод - вот удел действительно любящих душ. Они способны годами пожирать друг друга, сливаясь, разбавляясь, растворяясь друг в друге, но насытиться или тем более пресытиться не смогут никогда.
Гарри откровенно жадничал, и дело совсем не в происхождении. Он страшно изголодался, несмотря на то, что жена была всегда рядом. Невероятно, но она сводила с ума снова и снова. И он поддавался этому сумасшествию, даже не думая сопротивляться. Ведь так радостно и так сладко было ощущать близость новоиспеченной супруги, родство души которой он почувствовал в ту самую секунду, как впервые встретился с ней взглядом.
И теперь она полностью его...
Где-то рядом что-то упало, задетое послушно поднятой ножкой, ведомой рукой Гирша. Иллюзионист не обратил на это никакого внимания, погруженный в занятие куда более интересное и приятное. Даже если им придется разгромить всё вокруг, это будет стоить того блаженства, которое им предстоит.
Обычно внимательный к деталям, он совершенно забыл о том, что не запер дверь и что совсем немного времени осталось до того момента, когда их отсутствие покажется коллегам слишком затянувшимся.
Так легко забыть о времени, когда счастлив.

+1

11

Настоящее полноценное счастье для женщины, что бы там ни говорили, состоит в том, чтобы быть не только любимой, но и желанной. И дело даже не в природе-матушке. Это скорее особенный способ выразить и принять любовь, чувствовать себя настоящую, без мишуры и каких бы то ни было ухищрений, бесконечно прекрасной. Видеть вожделение в туманном взгляде возлюбленного, чувствовать, как учащается его дыхание, обдающее кожу, ощущать властные, требовательные, но полные ласки прикосновения его губ и ладоней – ни с чем не сравнимо.
Гарри открыл Нэсси счастье подобной радости, пламя их чувственности готово было вспыхнуть в любое мгновение, заставляя забыть всё на свете, но позволяя снова и снова напоминать плоти, какая сила бушует в их душах.
Завораживающий шёпот юноши пробирал до мурашек, тело Ванессы отозвалось сразу, податливо повинуясь его ловким движениям. Истома сводила мышцы напряжением, которое ныло в груди и внизу живота, умоляя дать ему выход. Время теперь отсчитывалось лишь частыми ударами сердца мужа, которые Нэсс желала чувствовать сильнее, крепче прижимаясь к его груди, освобождённой от занавеса ткани рубашки. Его волосы и шея пьянили своим ароматом, который успел стать родным, он мог подарить спокойствие и утешение в минуты печали и тревог или, подобно хмелю, одурманить, будя сладострастие. Нэсс полюбила их с Гиршем скромное лондонское жилище хотя бы потому, что там царил этот аромат, он обволакивал, стоило ступить на порог, давая понять, что всё в этих комнатах пропитано Гарри, а, значит, не может не нравиться.
Что-то успело упасть под натиском их неловких нетерпеливых движений, миссис Гирш лишь коротко хихикнула в поцелуй и вновь отдалась сладости горячих неутомимых губ. Всё было не важно, кроме обоюдного желания дарить друг другу наслаждение, здесь, сейчас, благодаря и вопреки. Скатившись поцелуями к его плечу, Ванесса отчаянно дёрнула за ремень его брюк, чуть не скуля в исступлении от шкодливых движений пальцев Гарри, который хищно пробирался к самым чувствительным местам. Тяжелый вдох сорвался в череду робких невольных стонов разгорячённого тела и предвкушения близости.
Дверь дёрнулась резко, если шаги и были, то супруги явно были оглушены своей страстью, чтобы слышать что-то, кроме частого дыхания друг друга. Вокруг силуэта Гирша появился слепящий ореол искусственного освещения из коридора. Ванесса вздрогнула и съёжилась, испуганно и стыдливо прижимаясь к груди Гарри.
Глаза Сьюки привыкли к полумраку пыльной комнаты, до её слуха донеслись шорохи. Её лицо, так выделявшееся на свету, передавало десятки нелицеприятных эмоций от презрения и зависти, до досады, злости и обиды.
- Ах вот оно что?! – блондинка набрала полные лёгкие возмущения.  – Твою мать, Гарри! Его все ждут битых полчаса, ищут, а он! Да ты…! Знаешь, что, я расскажу всё директору. И он выгонит взашей твою ненаглядную сегодня же!
Нэсс затрепетала, неужели это конец? Она торопливо застёгивала бюстгальтер и блузку, горя от стыда и чувства вины. 
- Или, - не унималась разъярённая Сьюки, - ты можешь оставить меня главной ассистенткой, и я забуду, чем ты занимаешься, пока остальные репетируют. Её бесстрастный ледяной голос напоминал прокурора или рэкетира.
Невооружённым взглядом было видно, как ярость закипает в жилах иллюзиониста. Ванесса сжала ладонь супруга, пытаясь умерить его эмоции. Её глаза говорили о том, что, если так будет нужно, она согласится на любые условия и будет хоть просто приносить ему стакан воды между номерами.

+1

12

Есть некоторое состояние забытья, которое бывает за несколько мгновений до того, как провалишься в сон. Ты еще не заснул, но уже не бодрствуешь. Застыл на границе между двух миров. Похожее ощущение наступило теперь, когда Гирш исступленно гладил молочную кожу жены и покрывал ее поцелуями, растворяясь в чувстве, которое казалось гораздо больше его самого и требовало выхода. Частью сознания он понимал, где они находятся, что делают, сколько времени прошло с момента их отлучки, но большей частью разума он был растворен здесь, забыв обо всем.
Всё тело свело приятной тяжестью. Гарри игриво что-то мурлыкнул - уже не помнил, что, - когда ловкие руки жены потянулись к ремню. Он томно улыбался в предвкушении.
Звук, который издала распахнувшаяся дверь, отозвался в опьяненном сознании громом. Гарри невольно вздрогнул, инстинктивно отстраняясь и оборачиваясь на возмутителя спокойствия. В следующий миг им овладела ярость.
- Твою мать, Сьюки, тебя стучать не учили? - гаркнул он, торопливо поправляя и застегивая одежду, при этом помимо гнева ощущая физическую тягучую боль. Внутри как будто всё свело и вдобавок ко всему заледенело, несмотря на то, что в душе сейчас пылал смертоносный огонь.
Сьюки продолжала возмущаться, Гарри раздраженно косился на нее, как на тявкующую собачку, стараясь закрыть собой Нэсс. Однако наглость ассистентки переходила все пределы. Гарри не выдержал и, предельно мягко освобождаясь из рук Нэсс, поднялся и подошел к Сьюки, сверля ее взглядом.
- Никогда этому не быть, Сьюки. Должность Нэсс - вопрос решенный, и твое тявканье тебе не поможет. Жалуйся кому угодно, хоть королеве, если тебе хочется. А сразу после этого потрудись приниматься за свои обязанности. Через несколько минут мы начнем.
Гарри знал, что к жалобам Сьюки директор не отнесется серьезно. Он любил Гарри, как сына, и к Нэсс отнесся с той же отеческой любовью - Гарри это видел. В то же время Сьюки всегда его немного раздражала своим недовольством, он взял ее потому, что та была профессионалом.
Так что директора бояться нечего.
Сьюки надула губки, напоминая Гарри тупоголовую рыбку, глотающую воду своим большим ртом. Девушка явно подбирала слова побольнее. Гирш не стал дожидаться, пока мозг блондинки выдаст ей подходящую фразу.
- Пошла вон, Сьюки! - взревел иллюзионист, и Сьюки, показательно фыркнув и отвернувшись, поцокала прочь, оскорбленная до глубины души.
Гарри выдохнул. Резкий переход от вожделения к гневу немного его утомил, и он опустился на кресла, которые недавно покинул. Он прильнул к плечу жены и спрятался носом у ее шеи.
- Прости за это. Мне надо было помнить о том, что уединиться здесь сложно.
Желание, еще недавно столь огромное, временно испарилось, убитое резким вторжением. Настроение было испорчено.
- Продолжим дома, - он мягко поцеловал ее плечо и улыбнулся взглядом. - А пока что надо поработать, пока эти курицы не устроили бунт.
Коротко усмехнувшись, он поднялся, утягивая жену за собой, заботливо поправил ее одежду и повел к репетиционному залу.
В зале уже ждали их. Ассистентки скучали, машинально поправляя реквизит и болтая. На Гиршей они посмотрели с любопытством, так что Гарри заподозрил, что они уже в курсе. Однако зла в их взгляде не было. Сьюки сидела надувшись и нахохлившись в стороне. Вошедших она одарила ледяным взглядом, но Гарри это ничуть не испугало, он лишь хмыкнул. Тем не менее, без внимания произошедшее он оставить не мог.
- Барышни, вынужден спросить во избежание неприятностей. Есть еще кто-то, кто против присутствия здесь моей жены?
Его вопрос звучал с вызовом. Сьюки молчала, остальные отрицательно замотали головой и даже проговорили что-то успокаивающе, что, мол, они напротив очень рады новенькой и тому подобное. Гарри улыбнулся.
- Отлично, ведь мы должны быть командой. Сами знаете. А теперь давайте начнем.
Они проработали несложные трюки, Гарри показывал Нэсси, что ей делать, и она оказалась на редкость послушной и внимательной ученицей. Он не сомневался, что очень скоро затмит любую из ассистенток Лондона.
Через некоторое время заглянул служащий цирка.
- Мистер Гирш, там привезли ту штуку, которую вы просили.
Гарри изменился на глазах. Он радостно хлопнул в ладоши и чуть ли не подпрыгнул на месте.
- Отлично! Замечательно! Тащите ее сюда!
Ему не терпелось ее опробовать. Ассистентки усмехнулись, ведь уже знали, о чем просил Гирш.
Пока машину везли в зал, Гарри оглядел барышень.
- Дамы, надеюсь на ваше благоразумие. Если с этой машиной что-то случится...
Девушки посмотрели с возмущением.
- Хорошо, если с вами, хоть с одной из вас, - он ласково глянул на жену, - что-то случится, я себе никогда не прощу. Будьте внимательны и осторожны.
Он приманил к себе Нэсс, пока девушки обменивались впечатлениями.
- Милая, этот трюк довольно опасный, так что если ты не хочешь... Я пойму. Я же волнуюсь за тебя.
Тем временем Сьюки то ли услышав их, то ли догадавшись о теме их разговора, ехидно улыбнулась, ведь если не участвует Нэсс, то она становится главной ассистенткой.

+1

13

Беспардонное вторжение дерзкой блондинки заставило поёжиться. Прячась за Гарри, который приводил себя в пристойный вид, она также спешно, залитая краской стыда, неловкими торопливыми движениями застёгивала пуговицы блузки, которые всё никак не кончались и выскальзывали из рук.
Гирш был твёрд, резок и непреклонен. Его слова, которые рикошетом отлетали от стен, невероятно восхищали Ванессу, которая почти не высовывалась из-за его спины, ставшей её надёжным щитом от шквала нападков неугомонной Сьюки. Неужели Гарри когда-то мог касаться обнажённой кожи этой истерички? Владеть ею? Эта мысль снова начала подтачивать душу. Нэсси твердила себе, что это ничего не значащее прошлое и теперь всё совсем по-другому, Гарри другой, потому что полюбил. По-настоящему. Он клялся, что никогда прежде не испытывал подобных чувств, потому не боялся скоропалительно связывать себя семейными узами. Слова Гирша и та невероятная энергия и нежность, которые струилась из него при этом, бережно замазали мелкую трещинку на сердце девушки. Но некоторая ревнивая ярость по отношению к блондинке не исчезла, но, подпитываемая тем, как иллюзионист ставит ассистентку на место, заступаясь за жену, помогла последней не впасть в апатию и отчаяние, как случилось в их первую конфронтацию, а, напротив, обрести силы и вдохновение для того, чтобы доказать, что она действительно достойна Гарри и сумеет сделать всё наилучшим образом.
Гирш не стал церемониться и выпроводил девушку прочь, освобождаясь от гнёта её раздражающего присутствия, Нэсси тоже выдохнула, когда за ней с излишним и так не подходящим её расхлябанному виду апломбом закрылась дверь. Воцарилась тишина, которая помогла окончательно прийти в себя после нежданной бури. Гарри вернулся в объятия своей миссис Гирш и она с готовностью ответила ему лаской, надеясь погасить его разбушевавшуюся злость.
- Ты не виноват, - мягко ответила она, целуя его волосы у виска. – Я поступила глупо вот так сбежав. Теперь вижу, что глупо. Ведь ты никогда не дашь меня в обиду. Ты такой… - она не находила слов, но её глубокий вздох и горящие глаза были куда красноречивее любого эпитета.
Она погладила его ладонь и подняла полный восхищения и желания взгляд, пытаясь скрыть второе. Волевое поведение мужа на фоне оборванных на эпиграфе ласк, в отличие от Гарри, только усилили чувственное вожделение. Тем не менее, сейчас не время и не место, хотя внизу живота настойчиво ныло, не давая расслабиться. Дотерпеть до вечера и тогда…Его покровительство будет вознаграждено.
- Продолжим дома, - повторила она, игриво улыбнувшись и томно вздохнув, ничего с собой поделать не смогла, хоть и надеялась не подавать вида. Нужно было скорее переключиться на дела. Ванесса с трудом встала, послушно покинула их логово за руку с супругом.
В зал вошла совсем другая миссис Гирш, как будто Гарри, отправившись за ней, разрушил заклятие злой королевы. Нэсси взяла себя в руки, расправила плечи и уверенно улыбалась, не опуская подбородка, она больше не жалась к Гарри напуганной девочкой, а стояла рядом с ним как настоящий партнёр, которого следует уважать. Какие чудеса и преображения может сотворить любимый человек! Он – источник сил и вдохновения, он – твоя душа, твоя воля и стержень. Ванессе стало стыдно за своё малодушие. Разве можно быть такой жалкой рядом с этим восхитительным невероятным человеком? Она больше не будет, всё сделает для того, чтобы он мог только гордиться ею. Из причины хлопот в причину радости.
Гарри поинтересовался, есть ли у Сьюки единомышленницы, но таких не оказалось или они боялись перечить иллюзионисту. Так или иначе, этот вопрос был улажен. А остальные девушки, видимо боясь за своё положение, а может и правда искренне были с Нэсс весьма приветливы. Сама Ванесса не пыталась выставлять себя важной персоной, она добродушно завязывала разговор с ассистентками, улыбалась и всячески старалась произвести приятное впечатление, чтобы девушки прониклись к ней непритворным расположением. С одной из девушек удалось наладить более тесный контакт, она поделилась с новенькой косметичкой, заметив поплывшую от слёз тушь, по секрету рассказала, что здесь что из себя представляет, шутила, помогала в мелких хитростях, которые миссис Гирш пыталась усвоить на лету.
Было так необычно видеть, как творится волшебство, как всё, в действительности, просто. Всё дело во внимании, поэтому, оказывается, ассистентки так важны в этих мистификациях. Ванессе нравилось чувствовать себя частью этой магии, творить её. Трюки Гарри – его секреты, деля их, она ещё сильнее приближалась к нему.
Тем временем ворвалась новость о какой-то новой машине, которая будоражила фантазии всех окружающих, недоумевала только миссис Гирш, которая совершенно не представляла, о чём речь. Ассистентки защебетали, даже Сьюки заметно оживилась. Немного пугало это «если с кем-то что-то случиться». Нэсс вообще не представляла, что может быть такого ужасного в этих всех трюках, это же не клетки с тиграми. Её взгляд изменился, когда один из помощников распаковал внушительное лезвие циркулярной пилы. Судя по всему, не бутафорской. Стало немного не по себе, но отступать было не в правилах Нэсс, особенно когда окружающие так испытующе смотрели на неё.
- Когда меня пугали опасности? – ответила она с улыбкой, хотя волнение всё же терзало её, и кивнула, назло блондинке. – Я готова, милый.
Она ободряюще сжала его ладонь, хотя в действительности надеясь взять ещё немного сил из этого прикосновения. Сьюки цокнула языком и фыркнула, вальяжно расплывшись на стуле с видом «ну-ну, я на это посмотрю».

+1

14

Гарри уже не раз замечал свою не очень приятную особенность - чрезмерно увлекаться своим делом, особенно когда появлялась новая идея. И чем опаснее - тем лучше. Но он меньше всего хотел бы, чтобы из-за его безумия пострадала его любимая женщина. Она не обязана обрекать себя на мучения.
Зная опасность предстоящего трюка, Гарри не мог не предостеречь Нэсси. Он боялся представить, что будет, если что-то пойдет не так. Номер еще не опробован. Но вместе с этим... Он хотел, чтобы жена согласилась, и почти не сомневался, что так и будет. Он не стал ее отговаривать, хотя и осознавал, что она вряд ли полностью понимает, на что подписывается. Он не повторил свое предупреждение, потому что хотел проделать этот номер именно с ней. Адреналин примешается к страху - страху навредить любимой, а это ядреная смесь. Гарри уже предвкушал ее вкус.
Он ободряюще улыбнулся жене и поцеловал ее в щеку.
- Я не сомневался в тебе, моя милая. Вот моя храбрая девочка! Вот моя жена!
Он снова поцеловал ее, на этот раз не столь целомудренно, вдохновленный предстоящим действом. Сжав ее руку, он принялся жадно наблюдать за сборкой машины.
Пока из деталей рождалось магическое подобие гильотины, Гарри объяснял девушкам их роли, демонстрировал устройство машины. Порывшись в коробках, нашел дополнение к костюму главной ассистентки и надел это подобие пластикового жилета на Нэсс, ободряюще и заразительно улыбнувшись ей.
- Прекрасно выглядишь, любимая, - произнес он со смехом в глазах. Вид был довольно забавный, но Гарри уже видел жену в шикарном платье, которое будет прикрывать эту нелицеприятную часть костюма.
- Ну что ж, самое время опробовать машину, - потирая руки, он подошел к устройству, отпуская помощника. Сначала он запустил ее без ассистентки, демонстрируя устройство в действии. Одновременно с этим он дотошно всё проверил. Ошибка была недопустима.
- Страшно, дамы? - довольный, он усмехнулся. - На самом деле, всё совсем не страшно. Нэсс, дорогая, забирайся.
Он с любовью подал ей руку, мягко пожав ее для поддержки.
- Всё будет хорошо, - шепнул он и заботливо улыбнулся.

+1

15

Приятное удивление вызвало то, что Гарри, поглощённый предвкушением особенного трюка и согласием супруги на его исполнение, выглядел таким счастливым, что, забывшись, принялся смущать Нэсси прилюдными хвалами и чувственным поцелуем. Ванесса ощущала, как взгляды остальных ассистенток завистливо и ревниво прожгли её, но лишь ласково улыбнулась иллюзионисту, стараясь ни на кого не обращать внимания, с гордостью осознавая, что её муж – всеобщий любимец.
Гирш с восторгом наблюдал как происходит механическая материализация его гениальной мысли, рождённой напополам с умелыми инженерами, но Нэсс это напоминало, как маленький, полный чаяний мальчик с придыханием следит за сборкой новенькой железной дороги, которую весь год просил у Санты. Сама же «железная дорога» была похожа на экспонат средневекового музея пыток, вызывая смешанные чувства. Благо, муж не был особенно похож на начинающую Синюю Бороду. Или…? Миссис Гирш представила номер, где Гарри в грозном наряде пилил, топил, застреливал и всё прочее ассистенток, как будто Синяя Борода, а она, стало быть, последняя жена…Время летело незаметно, пока Нэсси продолжала фантазировать, а Гарри контролировать сборщиков. Как только всё было готово, иллюзионист торжественно протянул супруге что-то вроде пластикового корсета, повторяющего контуры женского тела от груди до низа живота, но закрывающего только перед. Одна из девушек помогла закрепить ремни, и Ванесса, похожая туловищем на манекен, стала прохаживаться вдоль зала, пытаясь привыкнуть и выработать как можно более естественную походку, как посоветовала новоиспечённая подруга.
Гарри произнёс шутливый комплимент и пригласил супругу поближе. Пробный запуск вызвал у окружающих что-то между трепетом, страхом и восторгом – лезвие циркулярной пилы угрожающе завертелось, а длинный держатель податливо скользил взад-вперёд. Сначала подложили какую-то ненужную деревяшку от подставки. Пила зажужжала и враз расправилась с ней, распилив на две части. Попадись сюда что-то живое, ему был бы конец. У девушек захватило дух. В какой-то момент они, вероятно, даже обрадовались, что их место заняла миссис Гирш. Даже искушённые понимали – трюк действительно опасный. И только Гарри был невозмутим в невероятно приподнятом и вдохновлённом расположении духа. Было в этой неуёмной страсти к искусству, которая искрилась в глазах, что-то маньячное.
Гарри подал своей новой главной ассистентке руку, помогая взобраться на своё орудие чудес, её мокрая от пота ладошка, которую он так ласково сжал, красноречиво говорила о скрытом страхе и волнении, разгоняющем пульс в висках. Мягкий вкрадчивый шёпот Гирша, будто голос гипнотизёра, враз заставил исчезнуть все беспокойства. Ванесса сделала глубокий вдох, которому помешал корсет, и улыбнулась, поудобнее устраиваясь на ложе. Недавно оборванные ласки отозвались новой волной возбуждения и, лёжа под пилой, Ванесса невольно подумала, как бы мог завестись Гарри, овладев ею где-нибудь после удачной премьеры прямо на этом жутком агрегате. Ему бы понравилось, определённо понравилось. Миссис Гирш издала тихий томный вздох, затуманено взглянув на мужа, который, стоя рядом, объяснял что-то Сьюки, которая, судя по виду, очень жалела, что не обладает телекинезом и не может приводить пилу в движение силой мысли, и ещё одной девушке, остальные кучкой толпились поодаль.

+1

16

Предвкушение и волнение бились в груди, как голубь в клетке, придавая жизни вкуса. Гирш наслаждался ими, еще больше вдохновляясь.
В новой машине он был уверен. В свое время он контролировал каждое движение инженера, чтобы не допустить ни единой ошибки, и потом ещё проследил за сборкой аппарата. Всё было в порядке и готово к работе.
Ослепленный вдохновением, Гарри живо рассказывал об устройстве машины и назначают обязанности помощниц, пока Нэсси лежала на доске в ожидании своей участи.
- А теперь смотрите внимательно, дамы, - молодой иллюзионист вновь подошел к аппарату, улыбнулся жене.
- Сьюки, помоги мне, - ассистентку надо было держать как можно ближе, чтобы следить за ней. К тому же, Гарри  понимал, что если игнорировать ее, станет еще хуже. Сьюки незаметно фыркнула, но подошла, скрывая радость от понимания - признаться, ложного - своей незаменимости.
Одновременно они опустили на Нэсс щеколды, которые не давали ей больше двигаться. Гарри мягко глянул на жену, чувствуя ее страх, и одними губами произнес: "не бойся". Вид связанной по рукам и ногам супруги навевал мысли, не связанные с работой, и Гирш томно улыбнулся, украдкой погладив Нэсс по бедру и обещая тем самым ей щедрое вознаграждение за все испытания.
После щеколд надо было нажать на специальные кнопки под столом, что он и Сьюки и сделали. Тело Нэсс плавно опустилось ниже плоскости стола, но это было не так заметно из-за ее корсета, который остался на прежнем месте.
Гарри чуть не вскрикнул от радости.
- Вот так, милая, это и работает! И пила тебя не заденет, смотри!
Не включая лезвие, он опустил его, проверяя траекторию. Действительно, лезвие проходило поверх Нэсс, не задевая ее молочной кожи под красивым нарядом.
Гарри снова подумал не о том и с трудом собрался.
- Теперь проверим в полную силу.
Они вернули машину в первоначальное положение, и теперь уже все ассистентки колдовать вокруг машины. Так же опустили щеколды, одновременно зажимая кнопки.
Гарри включает лезвие, которое визжит и приводит в ужас - кого угодно, но не Гарри. Его этот визг приводит в восторг. Как маньяк, он наблюдает за тем, как огромная пила собирается распилить его жену. Понарошку, разумеется.
Или взаправду?! Пила уже опустилась, когда Гарри замечает, что укрытие Нэсс опущен не до конца. Сердце его делает сальто, а в груди всё холодеет. Резким движением он останавливает машину, оттягивает пилу на первопозицию, торопливо вытягивает из машины жену и прижимает ее к груди, исступленно целуя ее щеки и волосы.
Что бы было, если бы он не заметил?..
Опомнившись, иллюзионист, еще обнимая жену, со всей злобой, на которую был способен, посмотрел на помощниц.
- Кто не нажал кнопку? - взревел он. В этот момент он, вероятно, способен был убить. И не меньше, чем на помощниц, он злился на себя за то, что ослеп от восторга и не заметил страшное.

+1

17

Когда все укрепления, щёлкая одно за другим, сковали её тело, новое ощущение показалось весьма забавным, но только до поры. Пила взвизгнула, её зубчики, вращаясь, очерчивали радиус смертоносного диска, который медленно и драматично приближался к своей жертве. Ассистентки затаили дыхание, Гарри разве что не лопался от восторга, а сама Несси, нервно сглотнув, цепенела в ожидании. Супруг подбадривал её как мог, но сейчас он всецело слился со своим новым агрегатом, растворяя своё внимание в завораживающем дребезжании лезвия, подбирающегося к телу. Ванесса улыбнулась, вид Гарри сочетал в себе детское упоение от новой игрушки и, вместе с тем, томление настоящего учёного своего рода на испытании своей новой модели.  Глянув на Гирша, она перевела взгляд на пилу, резко прогнулась спиной, но никакой выемки внизу, как в первый раз, не ощутила. Девушка попыталась рвануть всем телом, дёрнулась и обмерла от ужаса, ощущая прочные тиски оков. Миссис Гирш отчаянно вскрикнула, тщетно пытаясь освободиться, толкая тело вниз, но упираясь в заслонку. Пила уже коснулась наружного края корсета, разорвав ткань и разве что не заискрив от встречи с железными косточками формы, Нэсс закрыла глаза, чувствуя, как резко похолодела, страх мурашками разбежался во всему телу, сворачиваясь в животе болезненным узлом.
Всё закончилось в доли мгновения, так внезапно, что, открыв глаза, можно усомниться произошло ли всё в действительности или только почудилось. Сознание собралось в кучку, а Гарри, тем временем, лихорадочно отстёгивал жену от своего ужасающего детища, освобождая из покалеченного корсета. Её тело было обмякшим и податливым, прильнув к иллюзионисту, она часто тяжело дышала и только теперь обратила внимание на боль.
- Ай-й, - Нэсс скорчилась. Опустив взгляд, она коснулась рукой кожи на талии, поднесла ладонь к своему лицу. Её грязные от крови пальцы дрожали. Гарри зверел на глазах. Он тут же рассмотрел рану Нэсси, которая в действительности не сильно отличалась от глубокой царапины драчливой кошки, рассвирепев.
Ассистентки замерли как школьницы за допросе сурового завуча. Ванесса молча посмотрела на Сьюки, которая стояла у пилы, пытаясь изображать полное хладнокровие и невозмутимость. Гарри тоже посмотрел на неё, сильнее сжал жену в объятиях. Его глаза нехорошо сверкнули. Он гаркнул, выгоняя всех прочь. Ванесса сжала его руку, поймав взгляд супруга, растроганная и напуганная его злостью.
- Гарри, это ничего. Наверное, что-то заклинило, - всё ещё тихим сбитым голосом пролепетала она и добавила твёрже. – Всё в порядке, правда. Ты же купишь мне новую кофточку? – она улыбнулась, сбивая его ярость, демонстрируя дырку в одежде.
Сердце ещё бешено прыгало в груди, но тепло ласковых прикосновений мужа приводило в чувства и утоляло ноющую боль. Подавшись вперёд, девушка легко поцеловала Гирша, взлохматив его тёмную шевелюру.
- Надеюсь, я не пришла в профнепригодность? – заговорила Ванесса, поглаживая Гарри по волосам. Иллюзионист покачал головой, уголком салфетки стирая кровь. – Знаешь, твоя штука похожа на кошку с характером. Думаю, у нас ещё есть шанс подружиться. – храбро заключила она. Нэсс посмотрела на деревянное основание агрегата с опаской, но понимала, что, если она преодолеет это, чувства Гарри окрепнут ещё сильнее. Оно того стоило. Восхищение в его взгляде стоило всего.

Отредактировано Vanessa Allford (2017-01-05 00:44:14)

+1

18

Только Нэсси могла успокоить Гарри и заглушить его гнев, только ее он слушал и только ей верил. Только ее ласка усмиряла его. Разозлить Гирша было сложно, но можно, а разозлив, почти невозможно успокоить. Но у Нэсси получалось. Благодаря ей лезвия пилы, а также любые острые предметы, что могли попасться под руку в этом зале, не отправились прямиком в хитрые задницы ассистенток. Вместо этого Гарри, выгнав ассистенток прочь, проводил их лишь гневным взглядом.
Нэсс вела себя очень смело. Даже после такого страшного испытания, которое ей пришлось пережить - а ведь это ее первый трюк - она улыбалась и еще умудрялась успокаивать Гарри. С гневом иллюзионист посмотрел на ее рану, оскалившись. Это по его вине она пострадала. Это он недосмотрел, будучи в упоении от ново машины. Идиот.
Снова и снова шепча извинения и обещая купить любые кофточки и вообще что угодно в мире, Гирш исступленно целовал ее волосы и щеки, не в силах отделаться от мысли, что было бы, если бы он промедлил хоть секунду. К счастью, он успел... и это давало ударную дозу адреналина.
Боясь придушить жену в собственных объятиях, Гирш ненадолго отпустил ее, не выпуская, однако, из виду, и приблизился к машине,  чтобы найти причину сбоя. Он почти поверил Нэсси, полагая, что действительно что-то заело - механизм новый, необкатанный. Он хотел было уже отойти от машины, когда заметил, что одна из кнопок осталась не нажатой. Он прекрасно помнил, кто отвечал за эту кнопку. И кто, стоя на этом самом месте после происшествия, нагло пытался скрыть ехидную улыбку.
- Сьюки... - оскалился иллюзионист. Он уже знал, что делать. Но прежде - отвести жену сначала к местному доктору, чтобы убедиться, что все в порядке, и увезти ее домой - отдыхать.

На следующий день молодой иллюзионист беседовал с директором цирка и ненароком обмолвился о нелепом случае с кнопкой на репетиции. Директор, привязавшийся к Гиршу, словно к сыну, пришел в ярость. Коллеги не должны подвергать друг друга опасности, какие бы эмоции ими бы не двигали, считал он. То, что Сьюки сделала это нарочно, было несомненно - ее опыт не позволял ей так нелепо опростоволоситься.
Больше Сьюки в этом цирке не работала, и ничто не мешало Нэсси стать звездой среди ассистенток.

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Double trouble