Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *[Sign of Fate] Little-stone


*[Sign of Fate] Little-stone

Сообщений 61 страница 72 из 72

1

Участники: Irene Adler (Реми Эдлер, Джозеф Олди), Mycroft Holmes (Order of the Rose and Cross), Jim Kirk (Даг), Agatha Fulton (Illuminati), Sherlock Holmes (Фредерик Йорк), Billy Williams (Джек Марлоу), Game master (Жози, Order of the Rose and Cross, Даг )
Время и место: Лондон, деревня Little-stone, Англия, Южный Дорсет, 1844 год.

Дорсет

http://se.uploads.ru/t/J5nbs.jpg

http://s3.uploads.ru/aRbew.png
Краткое описание: Эпизод третий, в котором малое вершит историю.
Продолжение событий, случившихся в Лондоне несколько ранее:
*[Sign of Fate] The White Dove
*[Sign of Fate] The Detective and His Helper

Отредактировано Irene Adler (2017-04-22 09:29:20)

+1

61

[NIC]Frederick York[/NIC][AVA]http://www.yaom.ru/wp-content/uploads/tom-hiddlston-300x219.jpg[/AVA]Кто имеет право решать, кому жить, а кому умереть? Кто может посметь подняться до уровня Всевышнего и принимать решения, будто бы он не песчинка во времени, а всесильное создание?
Когда камень попал в голову едва знакомой женщины, Фредерик отчаянно дернулся, едва не вырвавшись из крепко держащих его рук. Крик потонул, так и не вырвавшись наружу. Он рухнул на колени. Почти в тот же момент ее безжизненное тело опустилось на землю.
Зачем? За что? Что может оказаться таким ценным, что человеческая жизнь теряет всякий вес? Лондон был жестоким городом, в нем не каждый мог выжить, однако это ни шло ни в какое сравнение с этой Преисподней.
Это не укладывалось в его голове. Вся эта бессмысленная жестокость, смешанная с глупостью, была настолько несвойственна ему, что он хотел бы провалиться сквозь землю прямо на этом месте, чтобы не видеть все этого, чтобы вообще ничего не видеть.
Его освободили. Что привело к его освобождению, он не услышал. Джека тоже отпустили, и Фредерик, потрясенный всем увиденным, молча двинулся за ним, не задумываясь, куда и зачем они идут.
— Я не знаю, Джек, - вполголоса произнес Фред, когда мальчик поравнялся с ним. - Но если я скажу «беги», ты должен меня беспрекословно послушаться. И ни в коем случае не возвращаться за мной и даже не оглядываться, вплоть до того, пока ты не пересечешь границы Лондона. Обещай, что так и сделаешь. Поклянись всем самым дорогим, что у тебя есть.
Фредерик не хотел откладывать момент, когда придется рассказать старику всю правду. Но, как и Джек, молодой человек совершенно не доверял людям, которые собрались в доме Олди.
— Сэр, господин Олди, я с моим помощником проделал долгую дорогу из Лондона в этот..., - «забытый всеми Святыми, проклятый город» - в это место. Мы в самом деле имеем отношение к судейским, поэтому я прошу вас выслушать меня. Наедине. Если кто-то из этих людей является вашим поверенным, он, вне всяких сомнений, может остаться. У нас мало времени. Мы не хотим задерживаться в ваших местах дольше положенного, нас ждет долгая дорога домой.
Фред смотрел только на старика, надеясь, что тот услышит и поймет важность послания, которое они привезли с собой.

+

Я очень сожалею, что так затянул с ответом, и надеюсь, что все участники событий найдут возможность вместе закончить эту тему.

+1

62

[AVA]http://s1.uploads.ru/8kPFN.jpg[/AVA]
Сидели они, все трое,  в  доме старого Олди рядом с пылающим камином, вокруг стола.
Двоим судейским молча показали на топчан.

Трактирщик смотрел вниз.
На полу, словно две подружки, заснули, не разбудишь их никак - Жози и важная ее госпожа Реми Эдлер.
Одинаковые, не живые, хоть лоб разбей.
Трактирщик людям не говорил, что с черной женщиной спутался. Нельзя им такое знать. Было ему холодно на свете, потом появилась эта служанка. Теперь опять - холодно. Камин пылает, а у него озноб по спине. Кто б ему сказал раньше, не поверил бы. Какая-то девчонка, служка белозубая, взгляд острый, шальной, кожа горячая. Была она такая, а теперь нету Жози.
Трактирщик очнулся от тяжких мыслей. Что там судейские лепечут, разбери их. Да и какие они судейские, может, писарями где в Лондоне. Однако ж, хорошо хоть эти живы. Послушать надо.
Перехватив тяжелый взгляд Олди, трактирщик понял, что ему пора на воздух. Он обещал госпоже этой, Реми Эдлер, вызвать священника. И хоть хотелось ему остаться, послушать о чем речь, но вышел он и пошел на пустырь неподалеку - разжигать сигнальный костер.

В ближайшей деревне жил священник, он приходил служить к ним, у себя тоже служил. Чтобы его вызвать, костер и нужен, больше никак. К утру доберется. Уже к двоим. Вот жизнь какая, живешь в грехе, умираешь когда не думал.
Пожар он и сам видел, само собой, но нечего делать на пожаре святому отцу, пока не позвали.

В доме старого Олди остались четверо: хозяин, кузнец и двое лондонских пришлых.
Дагу Олди знаком приказал оставаться на месте.

- Говорите, господа столичные. Кто прислал вас и зачем? Вы принесли мне весточку от сына моего, Томаса?

Голос старого аптекаря, как ни старался он крепко держаться, дрогнул.

Отредактировано Game Master (2018-01-06 21:47:51)

+1

63

[NIC]Frederick York[/NIC][AVA]http://www.yaom.ru/wp-content/uploads/tom-hiddlston-300x219.jpg[/AVA]Нет ничего ужасней,  сообщать подобные новости отцу. Йорк думал, что он готов, даже репетировал речь в своей голове, чтобы она звучала как можно дипломатичнее и полной сочувствия, но теперь она уже не казалась ему подходящей. Все дело в том, что он не знал ни Томаса, ни почему его убили, ни кто мог это сделать. Все, что у него было - лишь разрозненные клочки. Они столкнулись, пересеклись на один миг, и могли бы разойтись, если бы не письмо.
Не был он знаком и со стариком Олди, и не мог предположить, как он отреагирует на его слова: поверит ли, усомнится в честности незнакомых людей, или откровенно обвинит их в обмане, корысти и Бог знает, в чем ещё.
Кроме того в этой истории был и ещё один неизвестный, сидящий подле отца несчастного Томаса. Что решит он, выслушав историю Фредерика, предугадать не представлялось возможным.
Но для себя Йорк остановился на следующем: они с Джеком в этой ситуации всего лишь прохожие, случайные свидетели. Такими они были, таковыми и останутся, чтобы не думали другие.
Им нечего скрывать.
Фред вытащил письмо из потайного кармана сюртука и протянул Олди, затем и вовсе положил перед ним на стол, чтобы он узнал почерк своего сына, и убедился, что письмо не распечатано.
- Ваш сын несколько дней назад встретился мне и Джеку в одном из пабов Лондона. Он был чем-то очень напуган и спешил. Он предложил нам денег, за то, что мы передадим это письмо вам. Я отказался от платы и предложил ему помощь. Дело в том, что в Лондоне я подрабатываю частным сыском. Вместе мы могли помочь Томасу справиться с его бедой, но он не успел ничего сообщить, как появился незнакомец, и ваш сын бросился бежать. Незнакомец представился его лечащим врачом и попытался выспросить у нас, что нам стало известно. Как только нам удалось отделаться от него, я сообщил ищейкам, что ваш сын нуждается в защите, - Фредерик взял паузу и сделал глубокий вдох, перед тем как сообщить страшное. - К несчастью, ищейки не смогли помочь, они лишь обнаружили тело вашего сына. Он был мертв. Мне... мне очень жаль, мистер Олди, мне очень жаль.
Фредерик смотрел прямо в глаза старику, по-прежнему ощущая собственную вину, что ничем не смог помочь его несчастному сыну. Сейчас он бы хотел оказаться где угодно. Даже дома, с отцом. Но только не здесь. Не в этой маленькой комнате, где все пропиталось смертью и печалью.

Отредактировано Sherlock Holmes (2018-01-07 01:07:33)

+2

64

[NIC]Jack Marlow[/NIC]
Странное место, странные люди и не менее странный повод быть здесь. Да, он помогает Фредерику и на их участь выпадает много всего, но Джек не перестает удивляться. Сложно, тяжело привыкнуть к тому, что видишь. Наверное люди и не замечают того, какими жестокими они порой бывают.  Только взгляд со стороны дает представление о происхдящем. И наверное и этим жителям этой деревни не казалось что они делают что-то не то.  Марлоу не знал убьют ли их сейчас не разбираясь или все же есть шанс выбраться из этого мета. Он уже очень хотел этого вне зависимости от письма. Он начинал понимать Томаса. Внутри него теперь тоже был какой-то страх, парализующий.. Они заложники ситуации и кажется никак не могут изменить. Чудо? Случаются ли они на самом деле или это все только сказки?   Толпа вела какой-то свой странный диалог, решая как поступить. Неужели им не хватило смертей? Или они хотят избавиться от всего, что было связано с той ночью?  Но все же голос разума заговорил в толпе. И их отпустили. Джек все равно боялся, что это не последний повод испытать страх здесь.  О даже город не заставлял его так переживать за каждую свою следующую секунду жизни, как это место.  Там в Лондоне были свои нюансы, но он понимал как быть с ними.. Тут же.. Долго ли жители будут на их стороне пока не решат что-то еще повесить на них?  Пока они считаются невиновными… Неизвестность никогда не была настолько неприятной.
- Но самое дорогое в моей жизни это ты…- наставник, старший брат, человек, которому он доверял полностью, хотел чтобы Джек сбежал. Он бы хотел пообещать, понимает эту заботу, но  как он сможет потом жить с этим? Если финал окажется трагическим..- Я уйду, но я не могу обещать, что не вернусь…Но вернусь я не один..Я не трус.. Это жестокие люди.. Ты уверен, что диалог поможет тебе выкрутиться ? – Марлоу переживал. Очень. Ситуация была совершенно дикой.  Интересно так же недружелюбно встречают аборигены мореплавателей?
Пусть путь и был трудным, но они достигли цели. Они нашли отца Томаса. Джек не вмешивался сперва в слова Фреда. Ему было несколько неловко от того, что в помещении были две женщины, которые..  которые стали жертвами этой деревни. Одну из них он еще видел живой, вторая была ему не знакома в этом состоянии.  Но он понимал, что спокойно около них могли лежать еще тела.  Так что когда Йорк сказал, что они должны ехать, Джек был готов тут же идти открывать дверь.  Ему было очень жаль старика, хотелось как то по сочувствовать его горю, но смерть идет по пятам в этом деле. Они сами чуть не поучаствовали в ее игре и не факт, что сами до сих пор не участвуют.
-Сэр..Я выражаю Вам свои глубочайшие соболезнования…- парень сделал небольшую паузу. Некрасиво было бы сразу выкладывать все, что творилось в голове.  -Эти люди крайне опасны.. Они могут прийти к вам.. Если у вас есть возможность- спрячьтесь.. Доверяйте только проверенным людям.. Ваш сын был крайне напуган.. И даже нам немного досталось там в Лондоне.. Я не знаю во что он был втянут.. Но вот такие ситуации никогда ничем хорошим не заканчиваются…
Джек был на эмоциях. Он не хотел думать о том, что за ними могли следить и они привели с собой тех.. Хотя он в Лондоне не заметил никакого хвоста. Так что может быть они еще успели выиграть время. И если сына уже не спасти, то хотя бы отца.. но как ему жить после таких новостей. Марлоу не хотел, чтобы этот человек подвергался еще каким то проверкам судьбы на прочность.
-Помогите ему.. Прошу.. Вы человек вызываюший доверие.. Но ему нельзя оставаться здесь.. -обратился он к тому мужчине, что еще остался с ними в помещении. Он его видел на пожаре кажется.
На самом деле здесь никому нельзя оставаться.. Это странное место и вряд ли тут кто то сможет жить спокойно.  Марлоу было не по себе.. Хотелось чтобы это все оказалось страшным сном..

+3

65

[NIC]Illuminati[/NIC]
[AVA]http://ic.pics.livejournal.com/atrizno/65147321/1934096/1934096_original.jpg[/AVA]

Посланник осмотрел ещё раз эту деревню. Увы, он не смог спасти товарища, ни ту девушку - служанку, ни её хозяйку. Благо, хоть этих незнакомцев не тронули благодаря кузнецу. Это только его заслуга и больше ничья. Нет гарантии, что если бы иллюминат вмешался, то кузнец не выдал бы его толпе. Всё возможно!
Запятая лошадь, мужчина думал о том, что из-за артефакта слишком много смертей и не только в этой деревне. И что ему говорить Мастеру? Лучше всего сказать правду, преукашать не стоило, да и смысла не было. В противном случае можно было бы схлопотать наказание. Тело друга пришлось оставить в деревне. С мёртвым телом через седло, он бы вызвал ещё больше вопросов.
Запрыгнув на лошадь, посланник уехал из деревни. Да, было немного не приятно возвращаться с поражением, но орден решит что делать дальше.

+1

66

[NIC]Джозеф Олди[/NIC][STA]Аптекарь[/STA][AVA]https://pp.vk.me/c631331/v631331617/12c1f/2oJiYj9pq_k.jpg[/AVA]
В голове у него помутилось. Старый Олди взял письмо, и сделал всем знак молчать. Он еще был хозяином в этом доме.

Повернувшись к свету камина, он читал письмо, строчка за строчкой. Джозеф не хотел видеть никого из этих людей, и сам прятал от них лицо.
Любезный отец, беги, спасайся, если можешь. Око Творца подари своему злейшему врагу или полевому зверю, а лучше спусти его в глубочайший из всех колодцев, поближе к аду, - твердо держал в сцепленных пальцах аптекарь исписанный рукой сына лист, не отводил взгляд.

Понял он нечистый замысел хозяев Томаса, корил сам себя, что не отличил знакомый почерк от подделки. Сам ведь учил Томаса писать, да видно лживые сладкие речи о лондонском богатстве одурманили разум на старости лет.

Прости, дорогой папа, если можешь, и не проклинай меня хотя бы на краю могилы.
С почтением и любовью,
твой сын Томас

Хотелось Олди выть как дикому зверю, крушить все вокруг, но нельзя было чужим горе свое показывать.
Прочел аптекарь до конца, смахнул незаметно предательскую слезинку на щеке, и стоял, думал.
Были бы эти убийцы Томаса, пришли бы они сюда? Кто их знает. Может, подосланы, чтоб и с ним расправиться, как сыночек написал, упокой Господи душу его.
И так и так было темно кругом, что делать дальше, не знал  Олди. Обернулся и всмотрелся в лица лондонских.
- Как, говоришь, зовут тебя, парень? Мальчик у тебя в услужении? Скажи его имя тоже, - обратился он к тому, у кого было письмо.
Поверил он им, сердцем своим стариковским, почувствовал: нет в этих людях лжи. И выбор у него не велик был.
- Выйдите все. Мне надо взять кое-что с собой, и уходить отсюда. Люди у нас смирные до поры, зуб на меня давно точат. Сынок мой, добрый мальчик, был прав. Надо беречь себя. А если уж суждено в Лондоне мне погибнуть, то так тому и быть. Хотите совета моего, так и вам уезжать надо поскорее. Кто знает, что нашим завтра в голову придет. Люди они не злые, но покойников столько у нас не бывало от начала жизни моей, а тут - вы. Плохо это.
Можно верхами, кузнец лошадей даст, до соседней  деревни. Там сменим.

За столом закашлялся стылой грудью Даг:
- Дам. Не нажил богатых сундуков, а лошадей-то у меня четверо будет. Двоих дам в упряжку. С вами поеду до соседней деревни. С хозяином постоялого двора поговорю, чтоб быстрей вас отправил подальше от этих мест.
- Пойду погляжу, что там трактирщик, развел ли костер.

- Сиди. Покажу тебе кое-что, - остановил его Олди.

Отредактировано Irene Adler (2018-01-09 22:05:06)

+3

67

[NIC]Frederick York[/NIC][AVA]http://www.yaom.ru/wp-content/uploads/tom-hiddlston-300x219.jpg[/AVA]- Меня зовут Фредерик Йорк, сэр, - поспешил представиться Фред, удивляясь, что не сделал этого раньше. Хорошие манеры, которым его обучали с самого раннего возраста, обычно никогда не подводили его. Даже в самых сложных жизненных ситуациях он оставался вежлив и сохранял присутствие духа. Сегодняшний день оказался исключением из многих правил. - А это Джек Марлоу. Нет-нет, он не в услужении у меня, он мой друг, вместе мы занимаемся делами в Лондоне, - пояснил Фред. - Пойдем, Джек, - пропуская юношу вперед на улицу, детектив последовал за ним.
Они отошли от дома на достаточное расстояние, чтобы не быть подслушанными.
- Джек, - Фред положил руку на плечо молодого человека и посмотрел ему в глаза, - Ты же знаешь, что мы никогда не избегали опасностей, если это требовалось для поиска разгадки в том или ином деле. Но сейчас, - он бросил взгляд на дом позади, - Сейчас мы можем погибнуть ни за что. То есть, я хочу сказать, что нам грозит опасность, а мы даже не знаем из-за чего. Это не наша битва. И не нашей крови хотят эти люди. Они просто хотят крови. Они готовы, словно мельница, перемолоть все, что попадется на пути. В этой истории замешаны силы во много превосходящие наши. И у них есть большое преимущество. Они знают что стоит на кону, и для них эта цель значительно превосходит их собственные жизни. Я думаю, нам пора домой. Мы сделали то, что обещали, и теперь пора вернуться в Лондон. Не в качестве охраны этого господина, нам следует выбрать свой собственный путь. Что ты думаешь?
Фреду не терпелось оказаться на уже неплохо знакомых улицах, где зло - это зло, а добро часто оказывается слабее, но обладает невероятной притягательностью и искренностью. Где все ясно и понятно. Здесь же все носило на себе отпечаток серости и каждый человек будто бы скрывал в себе страшную тайну. В этом месте у каждого своя правда и каждый считал себя правым. Они даже убийство оправдывали необходимостью.
Помочь им было не в их силах.

+3

68

Больно было смотреть на старика. Но почему то трупы на полу все равно пугали его еще больше. Они могли там быть. Рядом. Или бы валялись там на улице. А он так и не признался Сьюзи, что у нее такие красивые глаза. А сейчас сможет ли вовсе? Что происходит за стенами этого дома, пока они тут? Нет ли там никакого очередного бунта? Может они с факелами идут этот дом поджигать по неведомой причине? Ну или еще что-то?  А те два трупа все так и продолжали безмолвно кричать в пустоту о несправедливости. 
Мальчик не решался сказать что-то еще. Он не знал, да и вроде и не требовалось. Да и что  тут можно сказать? Ни одно слово не вернет Томаса и никого в этом помещении в более радостное расположение духа. Точка. Хоть бы во всей этой истории уже наконец-то   наступила точка. И.. был услышан. Он был рад оказаться на улице. Так по крайней мере видно хотя или нет что-то сделать с домом. А то в замкнутом пространстве с трупами было легкое ощущение, что еще чуть чуть и ты в гробу.  А на улице… Свобода.. ветер гуляет из стороны в сторону. Можно попробовать убежать. Можно попробовать продолжить жить.
- Сейчас я хочу домой как никогда. Даже отговаривать не начну.- тут же ответил Джек. И дело тут далеко не в юной Сьюзан. Хотелось ощущения безопасности, а это место не могло быт таковым. Тут каждая секунда могла стать последней. Могли бы быть у него другие варианты ответа? Да или бежим? Кто бы захотел тут остаться?
Парень нервничал и никак не скрывал этого. Да это конечно делу особенно не помогает, но тут ничем не поможешь.
-  Но будет ли нам в Лондоне спокойно? Нас видели те люди.. Они не будут нас искать? Я и понятия не имею, что там происходит. Хотя даже и не хочу знать. Ты уверен, что нам сейчас можно в Лондон?  Совпадение ли, что мы прибыли и  тут вот такая неприятность, хотя обычно все спокойно?   Внезапное невезение..-парень сделал паузу, чтобы перевести дух, и продолжил- Как мы спрячемся от них дома?  Нет, я ,конечно, уверен, что хозяйка далеко их не пропустит, но вдруг они придут, когда ее не будет дома? – Марлоу очень хотел вернуться, но не хотел привезти за собой проблемы. Страшные люди способны на разные ужасы.  И на какой шаг они решатся в следующий раз- остается загадкой. 
- Какая из нас охрана? Нас  самих надо охранять. Конечно, я не знаю как дальше сложится судьба старшего Олди, но я не хочу иметь никакого дела дальше с этим делом.  Он старый, мне его жалко, но..  Я боюсь с ним ехать.. Мало ли внезапно колесо отвалится или какое дерево на дороге будет валяться также случайно?- продолжал высказывать свои опасения Джек.
- Я за любой план побега, только бы с счастливым концом… - подытожил он. Мальчик не понимал, как им быть в такой ситуации. Доверять тут кроме как Олди то и некому, но.. Каждый шаг превращается в игры со смертью. Он к такому не готов.

+3

69

[NIC]Frederick York[/NIC][AVA]http://www.yaom.ru/wp-content/uploads/tom-hiddlston-300x219.jpg[/AVA]Джек был прав. Теперь им действительно могла угрожать опасность где бы то ни было. Если только люди, стоящие за этими преступлениями, гонимые непонятными им мотивами, не решат, что они в этом деле не замешаны. С другой стороны, женщина, та самая женщина, которой он помог в Лондоне, и которая невероятным способом оказалась втянута в эту историю, была убита простыми людьми, деревенскими жителями, пытающимися отвести напасть от своего привычного мира. Слабое оправдание. Да и не оправдание во все, даже не доходя до норм христианской морали. Что случилось с ее служанкой, он не знал. Но полагал, что и она неслучайно оказалась в доме аптекаря. Только их встреча в столице могла быть совпадением.
- Мы поживем у Айзека, лишь пока не найдем новое жилье, все равно наша домовладелица хотела поднять цену за проживание, ставя нам в упрек, сколько грязи мы оставляем на лестнице на пути к нашей каморке. А Айзеку можно доверять. Я ему нравлюсь. Он даже как-то назвал меня «сынком», правда, тогда он был довольно пьян, и потом его стошнило на мои ботинки... - Фред улыбнулся, пытаясь развеселить своего друга, воспоминаниями о былых, размеренных временах. Какими бы странными они не были. - Все будет хорошо. Пойдем, узнаем в таверне не собирается ли кто-нибудь в Лондон или окрестности.
И он похлопал мальчика по плечу, стараясь лично поверить в сказанные им слова.
Естественно, никто не захотел взять их с собой в Лондон. В том числе и за деньги. Но по крайней мере их не пытались поколотить, что уже являлось для него добрым знаком.
В конце концов, коня предложил сам хозяин таверны, к тому же он сделал им очень выгодное предложение, что было неожиданно и приятно. Пока Фредерик выбирал лошадь в конюшне, он покормил Джека и собрал им немного хлеба в дорогу. В результате у них даже остались деньги на еду и бутылку джина для Айзека, которую они непременно купят по прибытию домой, чтобы смягчить нрав старого вояки.
На пути в Лондон они не встретили никаких неприятностей, кроме бесконечной усталости, которая дала о себе знать, как только Айзек «постелил для них соломы» - отдал два старых одеяла, на которых можно было расположиться в углу и забыться крепким беззаботным сном.
«Завтра» непременно должно было стать лучше, чем «сегодня».

Отредактировано Sherlock Holmes (2018-02-17 14:18:16)

+3

70

Посланник Братства проследил за удаляющимися фигурами из  укрытия, вздохнул, свистом подозвал коня. Люциус прискакал на зов быстрее ветра. Человек, как бы погруженный в свои мысли, молча оседлал его, и в сумерках двинулся за теми, у кого, как он думал, было Священное Око.
Беда подстерегала его в соседней деревне, куда направились эти люди.
Удача изменила посланцу вскоре после того, как он имел неосторожность появиться там. Крепкие мужчины, во главе с знакомым ему кузнецом из соседнего селения, числом около десяти окружили чужака. Дальнейшее Ученик Ордена запомнил плохо. Только свист кулаков, топот ног по его бренному телу, да звон в ушах, перед тем как он решил, что Творец призывает его. Ученик думал лишь о том, что он подвел братьев, и ему никогда не стать Мастером.
Он остался жить по милости одной бедной милосердной женщины, которая убедила селян, что человек сей безумен и душа его ему не принадлежит.
Только через месяц розенкрейцер появился в Лондоне и сделал доклад о своей экспедиции. Он думал, что братья покарают незадачливого члена Ордена смертью, но они были добры. Известие о том, что аптекарь в прибыл в Лондон, обрадовало всех собравшихся. Поиски Ока они решили продолжить, во что бы то ни стало.
***
Минул год.
Олди жил в Лондоне, содержал маленькую аптечку, наверху у него были комнаты. В дом свой старый аптекарь никого не допускал, убирался сам. 
Бумаги отдал кузнецу, записи все свои, будь они прокляты. Еще тогда, в деревне, отдал. От соблазна начать  все сначала.

От Ока избавиться не мог. Доставал его вечерами и смотрел. Вспоминал сына. Плакал и забывался до утра тяжелым сном. Днем было легче. Приходили люди, покупали мази, порошки, говорили о погоде, вечно болеющих детях. Они жили, и Олди оживал вместе с ними.

"Судейского" того с мальчишкой, что назвался Фредериком Йорком, он отыскал, потому что хотел так. Потратил деньги свои, нанял людей. Наблюдал за ним тайно. Знал, где живет парень.
Фредерик оказался таким же как и он сам, несчастным, разве что чуть побогаче нищего. Занимался он делами странными, но парнем был славным, честным и добрым.
У Джозефа тепло было на сердце, словно это сын его, и не погиб вовсе. Такой же как Томас, тоже чей-то сын.

Олди уже полгода ходил по нитке, чувствовал как зверь, опасность. Однажды под вечер собрался, взял тряпицу с завернутым в нее амулетом, и пошел. Написал он и адрес своей аптеки, сам не зная, зачем. Положил в сверток записку.

Йорка не было дома, но Олди приосанился, наврал что-то квартирной хозяйке, и передал сверток для Йорка ей, присовокупив к делу звонкую золотую монету для честной женщины. Наказал не открывать, ибо проклят каждый, кто возьмет его, кроме постояльца.

Больше он не знал ничего, и не мог знать, и сделать ничего не мог.
Олди пошел домой.
Опираясь на свою старую верную трость, в темноте, вошел через порог, и почувствовал, что в комнате кто-то есть.
Джозефа ударили по затылку чем-то острым и тяжелым. Он грузно упал вперед, залитый собственной кровью, и с облегчением вздохнул, прежде чем свет навеки померк в глазах. Жизнь, наконец-то, кончилась.

[AVA]http://sd.uploads.ru/zjK4g.png[/AVA]
[NIC]Джозеф Олди[/NIC]
[STA]аптекарь[/STA]

Отредактировано Irene Adler (2018-02-17 12:30:42)

+2

71

[NIC]Frederick York[/NIC][AVA]http://www.yaom.ru/wp-content/uploads/tom-hiddlston-300x219.jpg[/AVA]Жизнь текла своим чередом. Людская молва разносила по городу вести об их делах, и к ним постоянно обращались за помощью как простые горожане, так и именитые лорды. Украденные часы, кошельки, фамильные ценности и даже неверные жены и мужья, угнанные кареты, таинственное исчезновения служанок, пропавшие и перепутанные при рождении дети и многое-многое другое. Иногда они работали бесплатно, просто потому что не могли не помочь. Иногда им платили, сколько могли, иногда приносили еду, а бывало и так, что одно короткое дело обеспечивало их деньгами на целый месяц.
Случались в их работе и забавные моменты. Например, в тот раз, когда один обедневший граф предложил Фредерику жениться на его дочери. Не то, чтобы Йорку не нравилась девушка. И он ни в коем случае не хотел ее обидеть, но их комнатка с Джеком была маловата для троих. Стоило ей, утонченной английской красавице, увидеть в каких условиях они живут, она бы сбежала, даже не успев переодеться в обычное платье после церкви.
Пришлось признаться, что Фредерика лишили наследства (так он думал). Но графа это не смутило, и он попросил тогда Йорка приходить к ним вместе с Джеком по выходным и когда будет время, просто поболтать.
Против этого Фредерик ничего не имели. Кроме того дочь графа и в самом деле была мила. Кто знает.
Происходили и ужасные события, и ни раз они становились свидетелями человеческих трагедий, забирающих с собой частичку их души.
Возвращаясь домой в тот день, Фредерик не ожидал ничего необычного. Джек отправился по своим делам, поэтому Йорку предстоял вечер наедине с книгой, сколько свечи хватит. Но не успел он закрыть за собой дверь, как обеспокоенная хозяйка вручила ему запакованную посылку. Ничего объяснять женщина не стала, всплеснула руками, помянула святых ангелов и поспешила уйти к себе.
Фредерик хотел немедленно узнать, от кого это и что внутри, почему хозяйка так испугана. Он почти взбежал по лестнице в комнату и, подойдя к окну, откуда еще лился угасающий дневной свет, развернул сверток.
Прочитав записку, Йорк отшатнулся от окна и тяжело опустился на стул, положив сверток перед собой на стол. Его бросило в жар.
Он не спешил снимать ткань, будто лишь вид амулета был способен убить.
Но в одном сомневаться не приходилось. Если старик Олди отдал Око ему, значит он понимал, что его нашли, и ему грозит опасность.
И теперь источник этой опасности лежал прямо перед Фредериком. Йорк откинул тряпицу и посмотрел в бездну.
Все, что ему оставалось делать, это обратиться за помощью к знакомому графу. Не было уверенности, что и он сможет помочь, но если не получится, то остается лишь попросить отца оказать ему поддержку и надеяться, что тот не откажет. Амулет нужно было поместить под лучшую охрану из возможных, чтобы больше никто не погиб.
Времени было мало, и Джека не стоило беспокоить этим. Фредерик обещал ему, что все будет хорошо, и так и должно было быть.
Наконец, он получил известие от графа, что тот все устроил и Йорка ждут. Он прибыл точно ко времени, надел все самое лучшее, и беспокойно поправлял свои волосы перед большим зеркалом, пока ждал аудиенции.
И вот двери перед ним распахнулись и он предстал перед ней. Или вернее сказать перед Ней.
Склонив голову, Фредерик ждал, когда к нему обратятся.
- Ваше Величество, - произнес Фредерик и вдохнул побольше воздуха, чтобы озвучить сразу все, что собирался сказать.

+3

72

Тема закрыта. Спасибо всем за игру. Мы сделали это!

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *[Sign of Fate] Little-stone