Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *[Four Calamities] Trial by fire


*[Four Calamities] Trial by fire

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Участники: все
Место и время: Лондон, 24 июля 2014 года.
Краткое описание:
Экстренный выпуск новостей:
В центре города произошёл мощный взрыв. Пострадали здания рядом с Парламентом. Полиция подозревает утечку газа.
Взрывы могу повториться. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах. Сохраняйте спокойствие. Не поддавайтесь панике.
Если вы находитесь в опасном районе, полиция немедленно вас эвакуирует.

Но мы, конечно, этим правилам следовать не будем)
Отыгрыш - полный экспромт всех игроков. Каждый персонаж мог попасть в беду, или увидеть, как кто-то попал в беду. Первая задача: спастись.
Вторая задача: разобраться, какого черта произошло, и найти своих друзей и родственников, чтобы убедиться, что они в порядке.
Телефонная связь временно отключена. Взрывы непредсказуемы. Полиция пока не взяла ситуацию под полный контроль.
В этом аду могут произойти самые случайные встречи из всех возможных.
Порядок постов: любой. Вступает самый смелый игрок форума. Кто же это?

+4

2

Чарльз сидел в своем глубоком черном кожаном кресле, когда вошла Лиза.
Он смотрел в большое витражное окно своего офиса, разглядывая небо и верхушки зданий Лондона. Он любил именно это свое занятие по вечерам, как простые люди, выпить чашку чаю после тяжелого рабочего дня. Это занятие, казалось бы, само по себе не имеющее никакого физического напряжения, имел под собой напряжение умственное. Чарльз часто размышлял о событиях прошедшего дня, делал для себя пометки, планировал важные дела на завтра или на более долгий срок, сидя в своем любимом кресле.
Порой он целый день думал о том, как сядет перед окном, закинет ногу на ногу, и держа в руке стакан с виски, будет отдыхать после рабочего дня. Думать - любимое занятие Чарльза. Находиться в неком трансе, в своих чертогах - это самое блаженное, что мог делать Чарльз Магнуссен. И когда его отвлекали от этого занятия, он очень злился и порой срывался на не прошеного гостя так, что часто случалось, доводил его до истерии. Что ж поделать, когда характер у акулы пера был довольно скверный и безжалостный.
Чарльз сидел в своем глубоком черном кожаном кресле, когда вошла Лиза. Она окинула взглядом его фигуру, заметила, что уровень виски в стакане не изменился, а взгляд затуманен, но сосредоточен.
- Это началось.
Чарльз моргнул, облизал губы и нахмурил брови. В первую очередь в голове пронеслась мысль наказать дрянную девчонку, которая помешала его «умственной деятельности». Он почти даже придумал как именно, но внезапно, в мыслях всплыла причина ее такого грубого вмешательства.
- Сколько уже?
- Два. – Лиза переступила с ноги на ногу и убрала со лба прядь, выбившуюся из высокой и ровной прически. – Пора ехать.
Чарльз посмотрел вдаль, где виднелся столб дыма и едва различаемое зарево огня. Возликовав про себя, он медленно поставил стакан на стол и так же медленно поднялся. Сунув руки в карманы брюк, он с минуту смотрел в окно.
- Машина готова?
- Да, сэр. Стоит у заднего выхода.
Чарльз кивнул и цокнув языком, пошел за Лизой. Ее бедра, обтянутые черной узкой юбкой-карандаш, притягивали взгляд Магнуссена, как магнит. Но в голове были совсем не о бедрах мысли. Он улыбался. Улыбался маленькой победе, которая, быть может, станет самой крупной за всю историю его деятельности на мировой арене.

+4

3

Агата гуляла по городу погруженная в свои мысли. У неё сегодня законный выходной. На удивление даже никто не позвонил из клиентов и не попросил приехать на стрижку или укладку. Какие мысли витали в голове девушки? Невероятно, но она фантазировала. На какую тему? Достаточно банальную. Агата всю дорогу представляла проходящих мимо неё людей в викторианскую эпоху. Вместо машин были кареты, на улице стояли газетчики и продавали печатную продукцию, дамы одеты в длинные платья, мужчины в котелках или цилиндрах, в пальто и в руках непременный атрибут того времени – трость. Улыбаясь своим мыслям, рыжеволосая парикмахер дошла до самого здания Парламента и даже не заметила этого. Но то, что она увидела, вернуло её в реальность, и улыбка слетела с лица в один миг. Несколько зданий было разрушено, а все вокруг были не в лучшем состоянии.
Подойдя к одной леди, девушка спросила.
- Что произошло?
- Взрыв! Мы не знаем с чем это связано! Полиция пообещала расследовать это.
- Подозревают, из-за чего такое могло произойти?
- Думают на утечку газа.
Судя по всему, расследовать будут очень и очень долго. Недолго думая Агата решила предложить свою помощь пострадавшим. Правда, теперь в городе не осталось безопасного места, ведь взрывы вполне возможно, что могут повториться, а людям помочь надо.

+4

4

Гарри сидел за столиком небольшого кафе жилого дома. Нельзя сказать, что это место было в центре Лондона, так как от центра оно было несколько далековато, но и нельзя сказать, что оно не центр, ведь находилось в районе по-центральному оживленном. Важнее было то, что это было одно из любимых его с братом заведений - здесь подавали неплохую выпечку, что напоминало им обоим о матери. И вот сегодня они как раз собирались встретиться здесь, ведь не виделись уже очень давно. Наверное, полгода. Но Генри задерживался.
И вот, приветливо улыбнувшись официантке, Гарри левой рукой обнимал чашку китайского жасминового чая, а другой задумчиво смотрел на экран телефона, где высвечивалось недавнее сообщение Генри о его опоздании. Он хотел до встречи зайти куда-то по делам своего бизнеса. Говорил, что будет в районе Парламента - если не в нем самом, Гарри не успел спросить и понять, надеялся узнать при встрече. Однако дела у брата идут явно неплохо, раз у него появились какие-то дела в самом центре.
Гирш порадовался этой мысли и отпил чай, рассеянно поглядывая на подвешенный на стене телевизор. Как раз начались новости. Гарри не сразу отвлекся от своих мыслей и прислушался к новостям, но услышанное заставило его окаменеть на пару мгновений.
Парламент. Взрыв. О нет, Генри!
Охватила паника: что, если Генри?.. Будет невыносимо потерять и брата.
Мгновенно иллюзионист набрал номер брата. Недоступен. Паника усиливается... Но Гарри взял себя в руки, запихнул панику куда подальше и заставил мозг работать - несколько глубоких вдохов, и разум снова чист. Но спокойно сидеть все равно было невозможно.
Поспешно бросив на стол купюру необходимого достоинства, Гирш вылетел из кафе. Пешком слишком долго, метро наверняка перекрыли, а такси вряд ли остановит в опасном районе. Тем не менее, Гарри остановил машину и попросил довезти не к Парламенту, а к ближайшему району, чтобы добраться несмотря ни на что.
К счастью, удалось обойти пробки и добраться в кратчайшие сроки. Гирш помчался прямо к Парламенту. Вокруг ограждения, запах гари и, кажется, крови. В первую очередь, конечно же, кинулся туда, где собирали пострадавших, лихорадочно осматривая как выживших, так и погибших - последних с готовым вырваться наружу ужасом. Лучше найти брата среди пострадавших, а еще лучше - среди невредимых.
Генри, где же ты...

+3

5

Ирэн Адлер… Эта Женщина. Гениальная доминантка, почти поставившая на колени нацию. Женщина, которая просто не может не привлекать к себе внимания. Ей это необходимо, она этим живёт. Держит всех в постоянном страхе, скрывая собственный (что больше походит на искусно продуманный образ, перед которым блекнут остальные слабости) и не любит проигрывать. Ирэн Адлер доступно всё, она плывёт по жизни как парусник в шторм, подгоняемый бурей, и чем страшнее волны и холоднее морская вода, тем увлекательней игра…
Именно такой запомнил её Майкрофт. Все их встречи, вызванные лишь стечением обстоятельств, ничего хорошего не предвещали. Когда не знаешь, с кем имеешь дело, чувствуешь себя уязвимым, и не дай бог она это почувствует. Достойный соперник. Как оказалось позднее, до поры до времени. Всё было искусной игрой, гениально подобранной обложкой, красивой обёрткой для содержимого. Ирэн Адлер вела свои дела не одна, а с могущественным покровителем.
Дальше события стали складываться не в её пользу. Шерлок, балансируя на тонкой грани проигрыша, ставя под угрозу Англию (право, здесь была вина и Майкрофта, но кто об этом знает) и возможностью показать своё превосходство над женщиной вообще чуть всё не испортил. И наверное впервые осознал свою слабость в виде невинных чувств к Адлер, как бы это невероятно не звучало. Майкрофту надо было её убрать. Немедленно.
Пакистан, государство степей и полупустынь, где жизнь легендарной женщины закончилась. Как думал до сей поры Холмс. А как было хорошо! Одной проблемой меньше. И Шерлок снова в безопасности, правда непонятно от чего: от своих воспоминаний или общения с противоположным полом. Даже в этом деле брат умудрился повстречаться не с обычной девушкой, а с блистательной доминанткой, вызывающей к себе трепет и уважение.
О приезде Ирэн в Лондон Майкрофт узнал совершенно случайно. Она теперь замужем, носит фамилию Нортон. Необычная роль для неё и случайно брошенный судьбой билет в новую жизнь. Эйдан Нортон. Майкрофт слышал о нём. Учился в Кембридже, на факультете права. Работает в крупной компании, богат. Что же, за судьбу мисс Адлер можно не волноваться. Но она вряд ли интересует Холмса настолько, насколько тот неприятный факт, что брат снова вляпался в очередную историю. Рок в образе Этой Женщины никуда не исчезал, просто испарился на время, давая время отдышаться. Неужели он не в состоянии защитить Шерлока от влияния миссис Нортон? Носи та хоть королевскую фамилию, факт остаётся фактом: братца надо спасать.
Меньше всего сейчас Майкрофту хочется светиться в столь деликатном деле. О, он мог бы послать за ней, вытащить из недр прошлого компромат на неё и просто испортить всю её жизнь. Но под угрозой будет и репутация Шерлока. Тот вообще ничего не осознаёт. Как был непонятливым в детстве, упрямым и несносным, так таким и остался. Уже давно все мечты Холмса старшего видеть рядом с собой хоть одного достойного и эрудированного человека превращаются в пепел, и им остаётся только посыпать голову.
И Майкрофт принимает решение: поговорить с Ирэн с глазу на глаз. Вот так запросто, без свидетелей и посредников. Тет-а-тет. Хочет она этого или нет.
Выяснить, где сейчас находится Ирэн, несложно. И не такую личность можно найти с помощью тайной службы. Чтобы разговор состоялся таким, каким хочет его видеть Холмс, надо разузнать о ней как можно больше бесценной информации, только она и правит миром, даже не деньги.
Многое, конечно, скажет дедукция. Он давно её не видел. Что могло измениться в ней? Стала ли она другой. Говорят, женщин меняет замужество внутренне. Останавливаясь на этих странных мыслях (уже дошли до изучения психологии женского пола), Майкрофт берёт в руки дело, с которого всё и началось. Сорванный брак. Неважно, кому это выгодно, важно, что Ирэн Нортон в этом замешана. Она не может обойтись без этого, без чудодейственного  глотка  чистой воды, так необходимого   страждущему в пустыне. Ей было необходимо снова показать себя. Интересно, а знает ли муж о её прошлом? Над мистером Нортоном будет суд, и горячо любимая супруга будет искать любые способы помешать его заключению. Как трогательно. Хотя нет, ничуть.
-Антея, пошлите, пожалуйста, машину за миссис Нортон. Адрес? Патологически музей имени Барта. Она сейчас там. И не тяните с этим.

+3

6

Сначала был лишь звон, ворвавшийся в разум по мере того, как сознание медленно возвращалось к нему. Открыв глаза, Нортон увидел перед собой бежевое пятно. Затем его взгляд скользнул к другому неподвижному пятну темного цвета, лежащему чуть дальше, ближе к задним дверям машины, около его ног. Это был сержант, который еще недавно сидел рядом с ним.
Эйдан приподнялся на руках. В ладони тут же впились мелкие осколки стекол, наручники врезались в запястье. Сквозь звон снаружи стали доноситься приглушенные крики и шум сирен. Нортон нащупал руками скамейку сбоку позади себя, и стало ясно что фургон перевернулся. Что могло произойти, что весящая более двух с половиной тысяч фунтов машина, оказалась на боку?
Добравшись до сержанта, Эйдан разглядел глубокую рану на его затылке. Пульса уже не было. Схватившись за ручку, Нортон смог определить, что стало причиной смерти полицейского – пальцы оказались перепачканы в крови.
Дверь поддалась, и мужчина сумел выбраться наружу. Воздух вокруг был наполнен пылью, пахло гарью. Люди метались повсюду. Кто-то помогал кому-то выбраться из машины, врезавшейся в столб, кто-то просто бежал прочь. Женщина рыдала в голос, стоя прямо посреди обездвиженной трассы.
Кто бы мог подумать, что еще несколько минут назад он стоял в зале суда. Присяжные как раз должны были объявить о своем решении, когда здание сотрясло, словно под ним пустили интенсивную ветку метро.
В зале поднялась паника. Полиция поспешила вывести Эйдана из суда. Ему даже не позволили удостовериться, выбралась ли Ирен из толпы, в порядке ли она.
Сержант усадил его в машину, и фургон немедленно тронулся в путь. Эйдан тщетно пытался выяснить, что произошло. Просил дать ему телефон, чтобы связаться с женой. Но полицейский лишь отрицательно качал головой, встревоженно уставившись в одну точку.
А затем, всего через несколько минут, одновременно раздался громкий хлопок, и машина отлетела в сторону, словно какая-то пушинка.
Эйдан поднял глаза к небу, от чего земля едва не уплыла из-под ног. От падения спас фургон, в который он уткнулся спиной.
В небе летели вертолеты. Нортон еще никогда не видел столько винтовых машин над Лондоном. Казалось, что это все глупый сон, в котором нет никакой логики, только выбраться из него нельзя. И будильник никак не прозвенит, чтобы спасти от кошмара.
Ирен. Он должен быть с ней. Посреди этого хаоса у него есть только одно правильное место, и оно рядом с ней.
Забравшись обратно в фургон, Эйдан забрал у сержанта ключ от наручников. Потребовалось пара минут пока ему удалось от них избавиться. Спрятав их в карман своего пиджака, он нашел телефон полицейского, намереваясь позвонить жене, но смартфон не ответил ему взаимностью. Он был также мертв, как и его хозяин.
Нортон вновь выбрался наружу и оглянулся по сторонам. Оставаться здесь, дожидаясь полиции, или отправиться на поиски Ирен? Сейчас ответ казался очевидным. Он прошел вдоль поверженного фургона к водительской кабине и заглянул внутрь. Водитель был еще жив, но из его груди торчал внушительный осколок, прилетевший, должно быть, со стороны жилых домов.
Он не двигался, словно бы не мог, или боялся пошевелиться, беспокоясь о том, что осколок сдвинется в грудной клетке и прикончит его в одно мгновение. Губы шевельнулись в едва слышном «помогите».
Эйдан на секунду засомневался, но потом сделал шаг в сторону. Ему нужно быть с женой. Какая разница, что будет с этим несчастным. С ним или без него, наверняка, его ждала лишь смерть.
И когда Нортон уже окончательно решил уйти, из-за угла вылетела машина. Эйдан машинально бросился в ее сторону. К счастью водитель успел притормозить.
- Прошу вас, помогите, там человек, ему срочно нужно в больницу, - обратился к нему Эйдан. 
А Нортону срочно нужен телефон и транспорт.

+3

7

Доктор, который ее наблюдал, был категорически против появления женщины на публике. По мнению мистера Барта, лучшим местом в ее положении теперь была спальня собственного дома.
- Иначе я снимаю с себя всякую ответственность, миссис Нортон.
Ирен клятвенно пообещала прибыть непосредственно к началу судебного заседания, на такси и в сопровождении кого-нибудь из домашних.
Никаких прогулок, никакой прессы. Мистер Барт смягчился, и заметив, что надеется на ее благоразумие, уехал. Его взгляд при этом выражал скепсис и недоверие. Он хорошо знал свою пациентку.
Быть дома показалось ей вдвойне невыносимо после ухода мужчины. До суда было еще около трех часов, или больше. Ирен молча оделась и выскользнула из дома.
Каким-то образом она оказалась возле Патологического Музея Барта*, забавляясь совпадению имен. Доктор Барт наверняка здесь бывал.  Ирен даже попала внутрь, несмотря на то, что не имела никакого отношения к собранию молодых людей, видимо, студентов Университета , собравшихся провести там некую тематическую вечеринку.
Некоторые экспонаты были особенно отвратительны, до того, что захотелось выйти вон как можно скорее.
Ирен стояла на автобусной остановке, думая, что ей лучше: отправиться еще куда-нибудь и вернуться к Олд Бейли** как раз к началу заседания, или найти уединенный уголок, без людей и собак; когда рядом притормозила машина, и ее быстро, вежливо, профессионально заставили сесть внутрь.
У нее отчего-то не было ни единого сомнения. Манеру общения этого человека она успела узнать и хорошо запомнить.
Майкрофт. Теперь ей точно не на что надеяться. Удивительно, что только теперь, не раньше. Зачем я Вам, сэр Майкрофт. Забудьте, я Вас прошу.
Ирен выдохнула и опустила глаза. Холмсы ничего не забывают.

Вокруг было совершенно пусто. Старший исключил из сценария свидетелей и случайных прохожих на милю вокруг.
*

+

Ссылка
в настоящем закрыт для свободного посещения, открыт только для специальных мероприятий

**

+

Центральный уголовный суд в Лондоне

+2

8

Логика женщин невероятно проста. Чаще всего они думают сердцем, а не холодным рассудком. Ведь не зря Всевышний разделил людей на два пола. Мужчины главенствовали, являлись защитниками представительниц женского пола, демонстрировали силу и храбрость. А женщины были мягкими, нежными, издавна являлись хранительницами домашнего очага. А когда сердце и разум сочетаются, весь мир становится непобедимым.
Сейчас Ирэн была не просто вновь опасной фигурой на шахматной доске, она была замужней женщиной! Это о многом говорило Майкрофту. Адлер теперь уязвима куда больше, храня в своём сердце нежную и трепетную любовь к супругу. Это чувство напрочь лишает достоинства, самообладания, когда любимый человек оказывается в беде. И Холмсу было ужасно интересно, будет ли эта встреча как тогда доминирующей с её стороны, или же в этот раз она выслушает его спокойно, без этого надменного взгляда и гордо поднятой головы.
Есть много способов поставить врага на колени. И у Майкрофта в арсенале было очень много вариантов. Правда, с мисс Адлер ситуация была иной: нужно было просто, без лишнего шума и привлечения к себе внимания указать ей её место. И вежливо попросить держаться от Шерлока подальше.
Вообще Майкрофт не понимал, ну почему всегда все проблемы должен решать он? Почему он видит опасность (а кажущаяся она или настоящая, разве это важно), а брат  - нет? Ещё с детства их отношения не были идеальными, старший Холмс пытался поставить братца на место, показать ничтожность его существования в этом мире, противопоставляя ему себя. А когда началась школа, мнение о себе у маленького Шерлока изменилось. И теперь он видел свою несостоятельность только рядом с братом. Уже намного лучше. А Майкрофту приходилось принимать Шерлока таким, каков тот есть. Иначе говоря, со своими тараканами в голове. Ради дорогой мамочки его чрезмерная забота (доходящая порой до абсурда) крепла, и даже сейчас старшему Холмсу казалось, что только он и может защитить брата от новой опасности. Похоже на паранойю, но не в этот раз. Не в этот раз.
Надо было сразу с ней покончить. Возникает вопрос: как Адлер выжила? По последним сведениям, женщина была убита террористами. И «правящее Правительство» вздохнуло с облегчением. А теперь Ирэн спокойно живёт в Англии, в Лондоне, у него под носом. Немыслимо. И кто мог ей помочь? На этот счёт у Холмса тоже несколько версий, и не дай Бог и тут замешан Шерлок…
Время встречи всё близилось. Работа действительно отвлекала от предстоящего разговора. Утро пролетело незаметно, и вот Майкрофт ждёт прибытия благовоспитанной миссис Нортон.
Знаете это ощущение, когда тема разговора не вызывает приятных ощущений, хочется скорее с этим покончить. И Холмс абсолютно уверен: достаточно пары острых фраз для того, чтобы повлиять на строптивую доминантку. Своим образом жизни она сама ставит себя под удар, открывая для наблюдательного мужчины новые слабости и возможности на них надавить.
Антея сообщает о прибытии миссис Нортон. Но Майкрофт уже знает об этом. Практика и ещё раз практика.
О том, как выманить эту женщину в уединённое место, вопрос даже не стоял. Благоразумие и Ирэн? Ха, на это забавно посмотреть. Она не смогла бы сидеть дома всё это время. Нетерпение и волнение сейчас её вечные спутники.  Присутствие на суде не каждый выдержит, а с участием любимого человека это практически невозможно. Хотела бы она жить другой жизнью, спокойной и размеренной в своей новой роли, не лезла бы в гущу событий, вовлекая за собой других участников жуткого сценария.
Они наконец-то встретились. И это как-то необычно. Для Холмса она умерла, потом воскресла, и он даже пожалел её. Но таким женщинам неймётся, она вновь покусилась на безопасность Шерлока, и теперь покоя ей не ждать, она в опасном положении.
-Ну здравствуйте, миссис Нортон, - слова необычным звоном почти оглушают Ирэн, а ударение Майкрофт делает на фамилии, осознанно демонстрируя ей свою осведомлённость в её нынешней жизни.  – Подойдите ближе, не бойтесь. Я не кусаюсь.
Мужчина опирается одной рукой на зонтик, читая женскую фигуру, скрытую в тени, как раскрытую книгу. В привлекательности ей так же не откажешь, но внутренне она явно изменилась. В сторону, выгодную для сотрудника Министерства.
-Мне приятно, что вы изъявили желание заглянуть ко мне на несколько минут. Правда, это даже льстит. Но давайте без прелюдий, вы умная девочка и, наверное, понимаете, зачем вы здесь. Как так получилось, что в таком огромном городе вы вновь повстречались с моим братом? Не поверю в магнетизм или веление судьбы. Вам надоело жить спокойно? Я могу обеспечить вам  весёлую жизнь с крутыми поворотами.
Глаза Майкрофта холодны, взгляд практически неподвижен. Он ждёт, что ему ответ Ирэн. От её тона, фраз многое зависит. В частности, какие угрозы придётся применить для того, чтобы это звучало эффектно и  убедительно.

+2

9

Стук в окно и резкая остановка. Чарльза и Лизу бросило вперед. Мужчина успел схватиться за ручку на потолке машины, а Лиза упала на колени на пол. Чарльз бросил быстрый взгляд на помощницу, быстро осмотрел и пришел к выводу, что он в порядке. Только ссадина на колене и порванные чулки. Не та беда, Магнуссен достаточно платит ей, чтобы она могла обеспечить себя годовым запасом женской галантереи. Лиза поднялась с колен, поправила выбившуюся прядь из пучка и села рядом с Чарльзом. Он посмотрел на нее вопросительно, и она открыла окно перегородки между водителем и салоном, чтобы узнать, в чем причина резкой остановки.
- В чем дело, Томас?
- Мисс, тут человеку нужна помощь.
- Нас это разве касается, Томас?
Ледяной голос помощницы Чарльза заставил вздрогнуть даже самого журналиста. Он в очередной раз восхитился ее хладнокровию и исполнительности, и тут же, ужаснулся, что может сделать эта женщина с ним. Хотя, та тайна, что скрепляла их  отношения, не всегда деловые, никогда не позволит ей сделать и малейшего покушения на Чарльза. Слишком крепка связь тайны и долга.
Чарльз нагнулся вперед, что бы увидеть человека, кому так срочно понадобилась помощь. Что ж, не зря он это сделал. Лицо давно знакомого ему человека, выражало не больше, чем лицо Чарльза сейчас. Однако, пятна крови на рубашке и наручники на руке говорили о многом. Чарльз дотронулся до руки Лизы, та посмотрела на него вопросительно и удивленно, но все же открыла дверь и пересела вглубь салона, напротив шефа.
- Садитесь, мистер Нортон. И товарища своего берите. Вместе веселее, не правда ли?
Чарльз сдвинул ноги, что бы Эйдан мог пролезть в машину и уложить свою ношу на сидение рядом.
- Чудесный день для фейерверков, не правда ли? Как поживаете, мистер Нортон?
Машина медленно двинулась, набирая ход. Чарльз закрыл окно перегородки и бросил короткий, но многозначный взгляд на Лизу. Она быстро ответила таким же взглядом. Удивительно, как иногда два человека могут понимать друг друга без слов.

+2

10

- А Вы все такой же …хорошо воспитанный мальчик, мистер Холмс, - с улыбкой, спокойно, насколько может, отвечает Ирен,  без приглашения садится на не предложенный ей стул. Голос женщины не дрожит, слова, как обычно, мягко обволакивают собеседника, но миссис Нортон страшно, и она отчаянно злится.
Это их вторая встреча, Ирен уже может себе позволить некоторую фамильярность, в ответ на его.
Загоните крысу в угол, и посмотрите, что будет. Она готова защищаться до последнего, и никогда не складывает лапок, прежде чем умереть.
Остановка вокруг, по-видимому, намеренно, лишена всякой индивидуальности, чтобы у нее не осталось в памяти ни одной детали, когда Ирен вернется в мир людей. Вернется. Значит, у Майкрофта еще нет окончательного решения относительно мисс Адлер.
Можно побороться за свою жизнь и за жизнь будущего Нортона. Она вспомнила о малыше как-то некстати, возможно, поздно. Подумала, что если сейчас спастись не сумеет, то убьет себя и маленькую жизнь, за которую она в ответе перед мужем.
- Напрасно Вы не верите мне, сэр Майкрофт. Вам лучше знать, насколько Лондон бывает тесен. У Вас есть возможность проверить любую информацию, равно как и мои слова. Так проверьте же! Да, наша встреча была совершенно случайной и очень, очень приличной, - Ирен нашла в себе силы иронически улыбнуться.
- Думаю, нравственные устои семьи Холмсов и на этот раз остались нерушимы, хотя, не скрою, что видеть Вашего брата – для меня неизменное удовольствие, что бы ни происходило. Я всегда любила мужчин умных и самодостаточных. Таков и мой муж, мистер Холмс. Нортоны – приличная семья, что бы ни писали газетчики теперь, однако, повторю: мы счастливы, любим друг друга и вскоре, как Вы видите, надеемся стать еще более счастливыми родителями.
- Моя минутная слабость по отношению к Вашему брату осталась в далеком прошлом. Мне жаль, если Вы ожидали другого ответа, потому что больше мне нечего Вам сказать, мистер Холмс.

Ирен отодвинула стул и встала напротив Майкрофта, глядя ему в глаза. Она понимала, что разбудила вулкан, и теперь не может изменить ничего, будучи готовой абсолютно ко всему.

+1

11

Восприятие человека настолько избирательная штука, что, только остановив машину, Эйдан заметил вырывающийся столп пламени из соседнего здания. Словно факел пылал он на фоне темнеющего неба. Муравейник был переполнен ужасом: крики, стоны, топот бегущих прочь. С близлежащих улиц разносился шум сирен. И шикарная машина посреди всего этого хаоса.
А внутри сам мистер Чарльз Магнуссен – практически гроза всей Великобритании, уж по крайней мере той части, что может быть ему хоть сколько-нибудь полезна. Вот так встреча, а Эйдан в грязной рубашке, и пиджак остался валяться в фургоне, галстук съехал куда-то в бок. Товарный вид утерян. Что ж, у Нортона не осталось секретов неизвестных общественности, а значит для Магнуссена он представляет такой же интерес, как испорченный сыр для гедониста. Поэтому опасаться больше было нечего.
Разрешение присоединиться было получено, и, хотя велико было желание сообщить «доброму самаритянину» Магнуссену, что полицейский умер, Эйдан на каком-то инстинкте вернулся обратно к фургону.
- Тебе сегодня повезло. Если выживешь, не забудь, кто тебя спас. А если умрешь, то… - Эйдан развел руки в стороны. В сущности, какая разница? Потянув стонущего полицейского за руку, Нортон поймал падающего в свои объятия. – Словно в упражнении на доверие. Какого это?
Осторожно, чтобы не порезать руки, Эйдан сложил пальцы в замок над раной с осколком и потащил пострадавшего в сторону машины Магнуссена.
Он бы не отказался от помощи, но ни Магнуссен, ни его свита, несомненно, помогать бы не стали, а остальные люди были слишком заняты собственным спасением, чтобы обращать внимание на творящиеся вокруг маленькие личные трагедии.
Наконец ноша была закинута в машину, и, что казалось чудом, полицейский все еще был жив, хотя хрипы вырывались из его глотки чаще, чем стоны прежде.
Эйдан великодушно позволил чужой голове уткнуться себе в плечо.
- Благодарю, мистер Магнуссен. Лондон невероятно маленький город, вы не находите? Не подкинете нас до ближайшей больницы, а то мой новый друг грозится заляпать вашу машину кровью, меня уже заляпал, - если бы Эйдан не знал, что Магнуссен не англичанин, он бы определенно сейчас так подумал. Посреди всех этих непонятных и, в общем-то, ужасных событий, они вели светскую беседу. Чая не хватало. Английский фарфор, белые салфетки и ложечки, не издающие ни единого звука, пока ими помешивают сахар. А вокруг крики, грязь, смерть: «Погода сегодня неважная». «Верно. Не задалась». – О, сегодня весьма насыщенный день… и совсем нескучный. Спасибо, что спросили. Как ваши дела? Надеюсь, утренняя газета выйдет по расписанию? Кстати, не одолжите телефон? Мне нужно позвонить жене.

+2

12

Как обычно ведут себя люди,  только познакомившись? Правильно, изучают своего собеседника, в случае Майкрофта ищут его слабые стороны, уязвимые места. В прошлый раз действительно он оказался в положении жертвы и был вынужден принять условия мисс Адлер. Дело тогда касалось фотографий, и он, как многие агенты тайной службы, потерпел крах, вынужден был уступить блестящей доминантке, войти в игру на её условиях. И как хорошо было бы больше никогда её не видеть! Ведь свои поражения Холмс не забывает, выжидая время, чтобы отомстить…
Ирэн одна из тех женщин, с которыми можно говорить только то, что тщательно обдумаешь, ибо она может поставить в тупик одним своим взглядом или жестом, у неё в крови читать между строк, и за фразами собеседника улавливать многообразие чувств, будь то:  страх, ненависть, неприязнь, но страх более всего. Ты должен отвечать за вои слова, они могут обернутся против тебя.
Как давно они не виделись? Для мужчины это схоже с долей секунды. Своим появлением Ирэн воскрешает первую встречу, с её приходом вспыхивает желание поставить её на место. И у него есть прекрасная возможность для этого.
Элегантные фразы, сказанные с полуулыбкой совсем не важны для Майкрофта. Женщина защищается, делает всё, что в её силах, чтобы сохранить свою независимость и гордость. Боже, как жалко это выглядит для него! Она знает, что это неё игра, условия диктует он.
Вокруг никого, и такую обстановку можно было назвать интимной, если бы не пустующее место возле заводов, оглушительная, холодная тишина и неприязнь этих двоих. Почему-то рядом с Ирэн никогда не чувствуешь себя свободно, будто ожидая от непредсказуемой миссис Нортон экстравагантных выходок, непредсказуемого хода ферзёй.
-Я не сомневаюсь в том, что встреча была приличной, - отвечает ей Холмс, игнорируя первую фривольную фразу, - но всё же мне не понятно, почему из всех возможных вариантов рядом оказался именно Шерлок. Хотя сейчас не об этом. Миссис Нортон, вы вряд ли хотите оказаться сейчас в каком-нибудь неприятном положении, это я учитываю из ваших слов о прекрасной и счастливой семье, потому прошу, настоятельно прошу держаться подальше от моего брата.
Это ведь так не сложно! При ваших-то умениях.
Ирэн надеется, что её увлечение Шерлоком в прошлом сейчас так же важно для Майкрофта, и ошибается. Холмса старшего это не касается. Как бы он не защищал своего братца, его личная жизнь всё-таки остаётся личной жизнью.
-Не думаю, что мне есть нужда проверять ваши слова на истинность, - иронически добавляет Майкрофт, беря зонтик в другую руку и по-прежнему на него опираясь.  – Сейчас ваши слова, точнее их искренность, залог вашей безопасности. И я думаю, что мы услышали друг друга сегодня. Вы оставляете в покое Шерлока, и больше не впутываете его в свою афёру, тем самым живёте спокойно. Наверняка муж огорчится, если вы потеряете ребёнка, не правда ли? Или вынуждены будете навсегда уехать из Лондона. Хотя учитывая вашу профессию, вы всегда найдёте выход из ситуации. Заключением в тюрьме не хочу угрожать, это как-то не по-джентльменски. Но чего не сделаешь ради безопасности!  Вам придётся сделать так, как говорю я, если вы хотите жить. Ведь во второй раз я не промахнусь, отправив вас в увлекательное путешествие в один конец…
Взгляд Майкрофта холодеет, а слова и правда звучат совсем неутешительно.
-И ещё, меня с самого вашего приезда интересует один вопрос…
В этот момент звонит телефон, и наверное, Холмс немного меняется в лице, когда слышит известие о взрывах возле Парламента. Ну конечно, когда его нет на месте, всегда что-то происходит. Никто не в состоянии контролировать такого рода ситуации.
-Боюсь, наша беседа откладывается до следующего раза, - по-светски улыбаясь Ирэн, говори Майкрофт, а затем обращается к водителю, что привёз сюда женщину.
-Отвезите миссис Нортон обратно к суду, и без лишнего шума.
Холмс не прощается с ней, да и некогда. Сам он уезжает на другой машине, чтобы успеть проконтролировать очередной взрыв, если таковой случится…

+1

13

Женщина индифферентно разглядывала чернильно-черную поверхность стекла машины, пока ее везли обратной дорогой. Естественно, Старший предусмотрел и такой «пустяк», как полное отсутствие ориентиров.
Она не знала, где была, однако надеялась, что успеет к заседанию вовремя.
Настороженное любопытство поселилось в ней рядом со страхом, и теперь, когда она узнавала прорывающиеся с улицы знакомые запахи Лондона, страх отступал, а настороженность и любопытство усиливалось.  Какое чудо отвлекло Майкрофта от дальнейших расспросов? Их Ирен страшилась больше всего, хотя и тут придумала правдоподобную версию о добрых самаритянах из Пакистана. Имя Шерлока должно быть вне подозрений. Ирен усмехнулась, воображая себе лицо чопорного Майкрофта, вдруг пришлось бы тому узнать подробности. Обойдется.
Случилось нечто экстраординардное, или кто-то объявил кому-то войну. В результате у Старшего теперь более важные дела, нежели устраивать тайные свидания лондонским домохозяйкам по имени Нортон.
Ирен присела на парковую скамейку и с облегчением выдохнула. Следующий вдох, однако, дался женщине с трудом. Не слишком сильная, но ощутимая боль заставила ее схватиться за живот и снова присесть. До начала заседания, если верить Cartier, еще полчаса.
Видимо, изначально, Старший рассчитывал потратить оставшееся время на расспросы о ее вояже, в частности, о подробностях возвращения на Родину.

Все к лучшему, решила миссис Нортон. Дыхательная гимнастика, которой ее обучал доктор Барт, пришлась как нельзя кстати и боль ушла.
Миссис Нортон с любопытством, пожалуй, несколько бОльшим, нежели праздное, рассматривала двух молодых женщин, сидящих напротив, пока не взглянула на часы снова.

Точность – вежливость королей. И королев. Ирен вошла в Олд-Бейли с таким расчетом, чтобы попасть к началу заседания, не раньше и не позже. Она великолепно выглядела, улыбалась прессе. Миссис Нортон выразила глубокое сожаление по поводу случившегося с ее семьей, уверенность, что мистер Нортон будет признан невиновным, а так же подтвердила намерение Нортонов стать родителями в ближайшее время.
Вердикт был ей обещан и предрешен задолго до начала действа. Ирен верила в успех как терпящий кораблекрушение, видя берег, верит, что доберется до него. Ей больше не во что было верить.
Под монотонное бормотание судейских, прерываемое эмоциональными выступлениями противоборствующих сторон, она наблюдала за мужем, приглядывая за стрелкой на циферблате.
Рассмотрение подходило к концу, и вот, когда должен был прозвучать очевидный для всех вердикт присяжных, произошла катастрофа.
Эйдан что-то протестующее объяснял полицейскому, когда его спешно уводили прочь. Ирен следила за ним взглядом до тех пор, пока не почувствовала толчки со всех сторон. Она схватилась за чью-то спину, чтобы не упасть, и перепуганная толпа вынесла ее на улицу.
Там уже царил хаос. Ирен бежала, стараясь держаться середины, чтобы осколки и предметы, падающие из разрушенных зданий, не могли причинить ей вред.
Едва успев завернуть за угол, она услышала позади еще один взрыв. Воздух покачнулся и ударил в спину. Человеческий вой, шум, летящие части карнизов, декора и стекол – Ирен, удалялась прочь, подгоняемая инстинктом сохранения жизни, оставляя опасность позади.
Наконец, у нее подкосились ноги, и миссис Нортон, не очень понимая, где она теперь, тем не менее, нащупала опору и аккуратно опустилась на землю.
Боль вернулась, все усиливаясь, приступы участились. Попытки отыскать сумочку и телефон успеха не имели. Ирен вспомнила, как споткнулась о лежащее тело по дороге сюда, и выронила сумочку, едва не упав на него. Следом уже бежали другие люди, поэтому останавливаться было опасно. Она даже не оглянулась и не сбавила ход.
Теперь выглядело все так ужасно, что о последствиях  не хотелось и думать. Думать, тем не менее, пришлось.
Ей нужно было узнать, что случилось с Эйданом, успокоить натянутые нервы уверенностью, что он жив, по крайней мере.
Ей нужно было позвонить доктору Берту, срочно.
Ей нужно было попасть домой.
Вокруг не было ни души, кроме бредущей прочь пожилой леди, взгляд которой наводил на мысль о сумасшествии.
Просить у нее телефон Ирен не стала. Когда женщина скрылась из вида, госпожа Нортон смежила веки, решая, что делать дальше.
Ребенок двигался у нее внутри, не переставая. Ему тоже было страшно и больно.

0

14

Полиция окружила места двух взрывов плотным кольцом. Пострадавшим оказывается помощь. Мирных граждан, которые вызвались помогать, отправили за ограждение за сто-двести футов от взорванных строений. Их просят разойтись по домам ради их же безопасности.
Метро закрыто, но действует наземный транспорт в направлении окраин города.

Город сотрясает третий взрыв где-то в районе Мэрилебон. В этом же районе располагается Бейкер-Стрит. Ничего конкретного в новостях не сообщается.
Работа журналистов во всех районах города затруднена.

+2

15

- О, не беспокойтесь, номер как раз вывозят из типографии. Как же можно пропустить такое событие.  – Чарльз слегка улыбнулся и поправил запонку на левом рукаве. Погода и правда выдалась дивная. Ирония судьбы, в городе хаос, крики и кровь, но светит яркое солнце, слепя глаза спасателям и водителям неотложек. Абсурдность ситуации забавляла Магнуссена, как бой двух корги на ринге собачьих боев.
- Телефон?  Лиза, предоставь, пожалуйста, мистеру Нортону нашу внутреннюю связь. Телефонные каналы перекрыли после первого взрыва. – поясни Нортону Чарльз, - Ни один канал корме полиции и скорой помощи не работает. Национальная безопасность,  –  он нарочно сделал ударение на этом словосочетании, дабы подчеркнуть комичность ситуации и положение в Лондоне на данный момент. – Впрочем, куда же вы ей позвоните?
Лиза, коротко кивнув, запустила руку в портфель, который лежал рядом с ней на сидении, и достала оттуда большую трубку, практически привет из 90-х, если бы не современная навигация и прочный корпус. Она протянула трубку  Эйдану, бросив взгляд на раненного полицейского. Вопросительный взгляд обратился к Чарльзу. Магнуссен окинул масштаб бедствия и коротко кивнул.
Помощница достала все из того же портфеля коробку, из которой извлекла бинты, физраствор, капельницу и перчатки. Надев перчатки и зафиксировав осколок бинтом, Лиза умело поставила капельницу с физраствором пострадавшему и так же быстро все убрала обратно в портфель.
- Что же с вами приключилось, мистер Нортон? Меня прямо распирает любопытство! – конечно, Чарльз прекрасно знал, что произошло и почему Эйдан в наручниках, иначе он не было бы Чарльзом Магнуссеном, но поддержать беседу было просто необходимо. Не в правилах джентльмена не уделять гостю достаточного внимания. Даже если вы едете по полуразрушенным улицам Лондона, в то время как термисты врывают город.

Отредактировано Charles Magnussen (2016-03-10 14:46:56)

+1

16

Быстрота реакции, с которой помощница Магнуссена оказывала помощь будущему герою (Нортон уже все придумал, если полицейский только выживет), была достойна восхищения. Эйдан даже забыл, что собирался позвонить, наблюдая за слаженными действиями.
Несмотря на слова Магнуссена, бывший юрист все же набрал номер жены, но вместо Ирен отозвался лишь оператор.
Скорые сейчас были переполнены. Полиции тоже работы хватало. Девушка с взволнованным голосом, взявшая трубку в больнице, пообещала проверить, поступала ли к ним Ирен Нортон. Вскоре она ответила, что такая по ее данным не значится. Эйдан не знал, хорошо это или плохо.  Это всего лишь одна больница среди десятков подобных заведений Лондона. Кроме того, Ирен могла оказаться где-то на улице, без помощи и поддержки. Лучше бы она пришла в суд с Кейт. Почему она не пришла в суд с Кейт.
Эйдан был обеспокоен и при этом злился. На себя, Ирен, обстоятельства, даже на Магнуссена, который ничем не мог помочь, только развлекал себя пустыми разговорами.
- О, у нас несомненно много времени, мистер Магнуссен, но не уверен, что вас, да и меня развлечет разговор о том, о чем вы и сами в курсе. Вряд ли этим стоит гордиться, но меня в этом городе теперь знает каждая собака, благодаря вашей газете в том числе. Мне повезло, что вы попались на моем пути. По крайней мере, я могу быть уверен в собственной безопасности. Вам ведь нет дела до других людей.
Эйдан провел пальцами по шишке на голове. Ему в очередной раз несказанно повезло.

+1

17

Не быть на своем месте - вот о чем мечтал Лестрейд в эту минуту. Город разваливался на части: взрывы произошли в центральных районах, в непосредственной близости от Букингемского дворца и самого Скотланд-Ярда. И, несмотря на то, что террористические атаки не были его спецификой, он ощущал на себе тяжелый груз ответственности. Нужно было что-то делать. Но любая попытка взять ситуацию под контроль разбивалась о несогласованность служб. Нет, в целом все было отлажено. Пока не происходил очередной взрыв.
Никто не знал, когда это закончится. Никто не знал, что станет следующей мишенью террористов. Паника, хаос и полная беспомощность.
Лондон за час превратился в поле битвы.
А Лестрейд, верный страж, мог лишь наблюдать и пытаться хоть немного помочь тем, кому помощь еще была нужна.
Патрули растекались по улицам города, стараясь обеспечить хоть маломальский порядок. Некоторые особо важные объекты немедленно были взяты под усиленный контроль. Лестрейда отправили на патрулирование. На некоторых улицах скопились немаленькие пробки, мешающие проезду экстренных служб.
Повернув за угол, он не сразу заметил ее – маленькую фигуру на асфальте. Удивительно, но он моментально узнал ее – миссис Нортон. Дело об убийстве мистера Олдейкра. Такую женщину сложно забыть.
Остановившись на обочине, он вышел из машины и пропустил группку спешащих прочь молодых людей, прежде чем смог добраться до нее.
- Миссис Нортон? Вы слышите меня? – заметив, что женщина беременна, Лестрейд, нахмурившись, потянулся к телефону, но вспомнил, что всю сотовую связь в городе выключили. Работал только интернет, а также в его распоряжении была машина и рация. – Нужно доставить вас в больницу, моя машина недалеко. Скорую ждать придется дольше.

+1

18

Свет сквозь прикрытые веки неприятно резал глаза. В виски стучала сотня молотков. Новые ощущения были сильнее, и поэтому возникала иллюзия, что с ребенком уже все в порядке.  Холодная поверхность асфальта наполняла и ее тело холодом. Головная боль напоминала, что миссис Нортон жива, и что ей нужно домой.
Люди проходили мимо, прятали глаза, делая вид, что не замечают ее. Куда девается вежливость и сострадание к ближним в тот момент, когда возникает необходимость выжить самому?
Ирэн не удивлялась. Люди таковы от начала, что теперь поделать. Она понимала, как беспомощна, слаба, у нее не хватит сил даже встать на ноги, чтобы сделать пару шагов. Эйдан и Кейт очень расстроятся. Пожалуй, Эйдан больше. Муж мечтал о ребенке, а женщина подвела его. Определенно больше. Если он еще жив. По крайней мере, на это теплилась надежда – все таки господин Нортон под защитой закона. Дикость, ирония, непреложный факт.
Женщина вначале подумала, что ослышалась. Однако, голос был знакомым, и обращался человек к ней.
Ирэн с усилием подняла глаза на мужчину, и убедилась, что ошибки нет. Детектив-инспектор Скотланд-Ярда мистер Грегори Лестрейд стоял рядом и лично предлагал ей свою помощь. Миссис Нортон предпочла бы, чтобы это был другой человек, но выбора не осталось у обоих. Грег был насколько умен, настолько же и добр, судя по всему. Он не мог оставить даму в беде, даже если в другое время не посмотрел бы в ее сторону из чувства брезгливости.
- Мистер Лестрейд, я Вас слышу, - слова давались с большим трудом, - да, спасибо…у меня проблема, мне нужен мой собственный доктор, мистер Питер Барт. Вы понимаете, ребенок…я могу потерять ребенка. Больницы теперь должны быть переполнены. Прошу Вас, отвезите меня домой и позвоните доктору. Он решит что делать. И еще, я хочу знать, где Эйдан..простите, мистер Нортон. Сегодня в Олд Бейли у нас было судебное заседание, потом эти взрывы. Я хочу знать, что с моим мужем. Любая информация. Ради всего святого. Я буду у Вас в долгу до конца жизни, мистер Лестрейд.
Мало-помалу ее в начале слабая речь стала напоминать бред горячечного больного, слов было много, Ирэн волновалась; в конце она совершенно обессилила и произнесла последнюю фразу очень тихо.
Она послушно схватилась за локоть инспектора, и, поддерживаемая сильной мужской рукой, пошла куда укажут.

+2

19

Агата быстро побежала в близстоящую аптеку, купила там все что нужно, что бы можно было обработать раны. Можно конечно было из подручных материалов, но это следовало приберечь для других случаев, более тяжелых. Вернувшись обратно, парикмахер стала потихоньку обрабатывать каждого потерпевшего. У кого-то были не сильно тяжелые ранения, у кого-то совсем легкие царапины, потому что успели где-то спрятаться или прикрыться, что бы не получить более тяжелых ранений. Но были и те, кому помощь была уже ни к чему. Эти люди были мертвы.

Фултон как могла, оказывала первую помощь. Больше она ничего сделать не была в силах. Обработав очередного пострадавшего, она услышала тихий стон. Обернувшись, девушка увидела, что это стонал какой-то мужчина. Он был изранен и истекал кровью, но, тем не менее, он еще цеплялся за жизнь. Парикмахер тут же отправилась к нему. А что ей ему говорить? Успокаивать, уговаривать? Соберись тряпка!

- Потерпите, - тихо сказала Агата, - Вам скоро окажут профессиональную помощь.

Быстро осмотрев объем работы, она с ужасом поняла, что этого человека не спасти. Как бы она этого не хотела. Но все же решила попытаться и постараться спасти жизнь мужчине. Сев на колени, рыжеволосая представительнице женского пола уже протянула руки для того что бы попытаться остановить кровь, но мужчина остановил её.

- Не надо мисс, я все равно не жилец, - мужчина сглотнул, - Возьмите фото с нагрудного кармана и передайте его моей семье.

Агата послушно выполнила указание, но все же сказала.

- Вам помогут, Вас спасут! Вы будете жить! Да Вы еще внуков на руках качать будете! Будете учить их жизни….

Девушка не отводила взгляд от мужчины. Тот только посмотрел на неё и слегка улыбнулся. Ему сейчас было не до дебатов, но надо было как-то заговорить ему зубы до прихода врачей. У тех полно работы на сегодня.

Он закрыл глаза, а она не знала, как поступить. Это была первая ситуация в которой она не знала что делать. Наконец к ним подошли врачи и положив незнакомца на носилки, унесли. А мисс Фултон сидела на коленях и держала в руках фото. Она перевела взгляд на карточку в руке и увидела улыбающегося незнакомца и его семью. Перевернув фото, она увидела написанный адрес. Теперь она должна была передать это его семье. Завернув фото в чистый носовой платок, она положила его в сумку и отправилась дальше помогать людям.

+1

20

- Мой интерес распространяется дальше, чем вы можете себе представить, мистер Нортон. В чем радость иметь мелкую информацию о чем-то большом и крупном? Куда интереснее знать что-то большее о мелком. Этот путь более правильный и эффективный.
Чарльз елейно улыбнулся, снова поправляя запонки на рукавах. Солнц светило теперь прямо в окно со стороны, где сидел журналист. Яркие лучи упорно били в затонированное стекло, в надежде проникнуть в салон автомобиля и коснуться его обитателей. Чарльз радовался, что этого не происходит. Он не любил солнце. Вернее, любил, но не когда оно светило прямо в глаза или жгло кожу. Любоваться солнечными лучами из затемненного кабинета или салона машины было куда радостнее. Стороннее наблюдение, все, что так любил Магнуссен.
Расслабившись, он откинулся на спинку сиденья, вытянул ноги и сложил руки на груди. Хотелось спать. От суеты, солнечных лучей, бликов огня в проплывающих мимо окнах. Странное состояние, Чарльз не любил спать днем. Откровенно говоря, он вообще не любил сон. Не понимал его значения. По его мнению, ценность сна сильно переоценивали. Сколько всего можно успеть, если правильно оптимизировать время и не тратить его на сон. Столько упускается возможностей, сколько времени утекает просто так. Чарльз закрыл глаза и глубоко вздохнул.
В следующий момент  произошло сразу несколько событий. Сначала раздался приглушенный хлопок, как будто рядом взорвалась петарда. Сквозь дремоту Чарльз подумал: Как странно, откуда на улице сейчас ребетня? Их разве не эвакуировали из района? Затем яркая вспышка ослепила Магнуссена сквозь закрытые веки, и толчок заставил расслабленное тело журналиста подлететь на добрых 20 сантиметров и удариться лбом и носом о крышу машины.
В следующий момент, Чарльз открыл глаза и увидел, что вокруг уже и нет машины, развороченная передняя часть лимузина выделялась в зияющей дыре в перегородке между салоном и водительским местом. Том, вернее, то, что осталось от водителя, а именно правая рука на руле и половина черепа, сидел неподвижно, глядя застывшими глазами в небо. Из уха и рта струилась кровь.
Лиза лежала навзничь на полу машины. Ее правая рука была заломана за спину, рукав блузки был разорван и сквозь рваную рану, торчал белый осколок кости. Левая нога была прижата перегородкой, оторвавшейся от стенки между водителем и салоном. Девушка была жива, он смотрела испуганно на Чарльз с немым вопросом: Что произошло?
Хотелось бы и Чарльзу знать ответ на этот вопрос. Он приподнялся на локтях и ощутил острую боль в груди. Несколько ребер сломано, по все видимости, даже со смещением. Лишь бы ребро не прокололо легкое или желудок. Иначе, будут сложности. Правую ногу жгло. Чарльз приподнялся выше, схватившись за ручку на потолке машины, и обнаружил, что в икре застрял осколок стекла. Тело полисмена, который сопровождал Эйдана, лежало рядом. По всей видимости, осколок теперь достался Магнуссену. Ирония, что ж…
Слева послышался шорох и среди осколков стекла и пепла появилась голова мистера Нортона.
-Вы живы?  - спросил Чарльз, пытаясь подтянуться на руках и сесть в более удобное положение.  – Если можете двигаться, помогите Лизе подняться. У нее есть необходимые инструменты, что бы подлатать нас. Я бы не отказался от пары таблеток викодина…
- Он вам не понадобится.  – прозвучал грубый, приглушенный голос где-то справа. Резкая боль в затылке и темнота….

+1

21

Быстро стало понятно, что миссис Нортон не может даже с его помощью добраться до машины. Казалось, что женщина в любой момент лишиться чувств. Лестрейд, недолго думая, подхватил ее на руки. Женщина, несмотря на беременность, казалась почти невесомой. Открыв дверь, он устроил миссис Нортон на заднем сидении, насколько это было возможно, комфортно.
Его одолевали сомнения, что доктора смогут найти вовремя, а уж тем более, маловероятно, что он быстро сможет добраться до дома миссис Нортон. Надежнее было бы отвести ее в больницу. Но женщина была права – в лечебных заведениях сейчас творился хаос. Вряд ли они даже сортировать больных успевали, не то что оказывать помощь всем страждущим.
Спрашивать адрес не пришлось: база Скотланд-Ярда, к которой был подключен компьютер немедленно подсказала правильное направление.
- Джонс, ты слышишь меня? – по рации шли помехи, но скоро всегда позитивная Джонс, а сейчас крайне обеспокоенная Джонс ответила на его вопрос положительно. – Найди доктора Питера Барта. Из-под земли достань, если потребуется. Пришли за ним машину, - Лестрейд продиктовал адрес миссис Нортон. – И узнай, где находится Эйдан Нортон. Он проходит по делу о «шелковом душителе». Хорошо, как сможешь. Пока достань мне Питера Барта, это вопрос жизни и смерти.
С включенной мигалкой машина плавна тронулась с места.
- Миссис Нортон, пожалуйста, говорите со мной. Я хочу знать, что вы в сознании, - произнес Лестрейд, наблюдая за ней в зеркало заднего вида. Ему так будет спокойнее. Конечно, он знал, как оказывать первую помощь, но первая помощь здесь явно не поможет.
До дома миссис Нортон удалось добраться довольно быстро вопреки чрезвычайной ситуации. Весь центр был оцеплен. Машины, устремившиеся из центральной части в пригороды, встали в пробки, но не по пути их следования. Службы оперативно досматривали всех проезжающих и пропускали дальше. К счастью или сожалению, миссис Нортон жила в центре, так что время они почти не потеряли.
Когда они подъехали, выяснилось, что ключи остались в сумочке женщины, которая потерялась во всей этой суматохе. Пришлось взломать замки. Лестрейд устроил миссис Нортон в гостиной на диване и принес ей стакан воды.
Потом он вернулся в машину, чтобы узнать, что с доктором. Джонс заверила его, что Барт уже в пути и скоро будет. Не забыла она и упомянуть, что он ей теперь должен, так как Барта и в самом деле пришлось доставать из-под земли.
- А что с Эйданом Нортоном?
- Машина, в которой его перевозили, попала под взрывную волну. Один охранник погиб на месте. Ни Нортона, ни второго охранника на месте не обнаружили. Похоже, он воспользовался моментом и сбежал.
Лестрейд нахмурился и тяжело вздохнул.
- Сообщи шефу, что я останусь у миссис Нортон. Если ее муж сбежал, то он непременно будет разыскивать свою жену. Постараюсь задержать.
- Это не твое де… - начала Джонс.
- Конец связи.
Лестрейд взял аптечку из багажника и вернулся к миссис Нортон.
- С вашим мужем все хорошо, миссис Нортон. Его доставили обратно в тюрьму, - сообщил Грег, пододвинув стул к дивану. – Доктор едет. Я могу чем-то пока помочь?

+2

22

Эйдан коротко улыбнулся Магнуссену, размышляя о том, что убийство медиамагната доставило бы ему немало удовольствия, но свело бы на нет попытки избавиться от преследования закона. Последнее перевешивало чаши весов. Ради Ирен и будущего ребенка он не убьет Чарльза.
К счастью, Магнуссен замолчал, оставшись довольным произведенным эффектом. Он задремал, а Эйдан принялся звонить в справочные больниц, пытаясь найти Ирен. Домашний телефон и ее мобильный по-прежнему тревожно молчали.
А потом одновременно машина дернулась, будто бы у нее оторвало передние колеса, подлетела вверх и раздался оглушительный шум. Эйдана подкинуло. Словно в замедленно съемке он увидел муку боли в глазах его стража. Эйдан ударился о дверь, затем упал на ноги полицейского. Стекла окон посыпались на пассажиров. К счастью, они не могли причинить им серьезных увечий, в отличие от искореженного металла и вспыхнувшего в миг пожара, из-за разлитого из бака бензина.
Когда все кончилось, Эйдан слышал лишь свист в ушах. Кажется, на этот раз его контузило. На некоторое время он впал в панику, не понимая, где он, кто он, что произошло. Но когда понимание пришло, он попытался пошевелиться. Нога оказалась прижата вдавленным в пол машины сидением, на котором еще не давно располагался Магнуссен и его помощница. Эйдан дернулся, пытаясь освободить конечность. Боль от поврежденных окончаний немедленно распространилась в мозг. Он сцепил зубы, чтобы не закричать. Может и не сдержался, звон в ушах мешал воспринимать звуки действительности. Должно быть, его контузило.
Магнуссен что-то сказал ему, появившись из ниоткуда, но слова мужчины доносились до Эйдана словно как через толщу воды, он не смог уловить даже смысл произнесенной фразы.
Затем появились люди, и Нортон был готов вздохнуть с облегчением, но один из них врезал прикладом автомата по макушке Чарльза, и стала ясно, что их злоключения только набирают обороты. Маска, скрывающая лицо нападавшего, должна была сразу же подсказать, что этот человек отнюдь не планирует оказать им помощь, но инстинкты и сознание Нортона давали сбои.
Что за день. Тысяча смертей в одни сутки.
Эйдан поднял вверх окровавленные ладони (его ли это кровь, или добитого охранника, понятно не было).
Двое других мужчин в масках вытянули Магнуссена за руки из машины, взломав ломом дверь искорёженного лимузина.
Напавший меж тем что-то произнес, но Эйдан не расслышал, как не пытался напрячь пострадавший слух. На него наставили пистолет, и тут шестое чувство подсказало разгадку: этим людям он живым не нужен.
Если он что-то не предпримет, его убьют на месте, чтобы не возиться со случайным свидетелем.
- Нет, нет, - на ум приходили лишь жалкие мольбы оставить его в живых. – Я журналист, я на него работаю, - указав в сторону Чарльза, которого грузили в машину с названием популярной в Лондоне прачечной, нашелся Эйдан. -  Я могу быть полезным. Пожалуйста.
Напавший медлил, держа Нортона на мушке. Лимузин Чарльза меж тем мог взлететь на воздух в любой момент.
Лиза схватила Нортона за ногу. Казалось, что не просто схватила, а вцепилась в нее своими ногтями, которые чувствовались даже через ткань брюк.
Наконец, нападавший кивнул.
- Она его личный секретарь. Может оказать помощь, если он умрет, вам пользы не будет, - продолжил Нортон, почти не слыша своих слов.
- Тащи ее сам, - произнес мужчина в маске. Возможно, он сказал что-то иное, но Эйдан по губам понял обращенные к нему слова именно так.
Во всех памятках по мерам поведения во время захвата заложников есть непреложное правило – не проявлять героизма в каком-либо виде. Следующим пунктом идет указание следовать приказам. 
Меньше всего Эйдан Нортон ассоциировал себя с героем.
Нужно было вытащить ногу. Как бы то ни было. Машина взорвется или террористы разозлятся и пристрелят его - лучше остаться без ноги, но живым.
Схватив ногу около колена двумя руками, он что было сил потянул ее на себя. Раздался хруст, который Эйдан не услышал, но боли было достаточно, чтобы все понять. Не закричать удалось лишь потому, что он прокусил себе до крови губу.
Ступня была на месте. Но в переломе сомневаться не приходилось.
Эйдан посмотрел на Лизу. Он себя сейчас едва спасет. Стоило оставить ее здесь. В конце концов, он попытался.
Но она все еще крепко держалась за его вроде бы здоровую ногу. Стерва не даст ему уйти.
Эйдан сжал кулаки, жалея, что не дал ее пристрелить. С другой стороны, с ногой было худо. Возможно, она сможет помочь и ему.
Времени было невероятно мало. Нортон взял ее за руку, которая была цела, помогая подняться на колени.
Мужчина коснулся пальцем губ, приказывая ей молчать. Он первым выбрался из машины, опираясь на искореженный металл. Болело все. Возможно, нога была еще не самой большой проблемой. Голова кружилось и его едва не вырвало, когда он сумел принять вертикальное положение.
Однако он стоически вытянул Лизу из машины и даже поставил боле-мене на ноги, обхватив ее за талию. 
Не было времени на жалость к себе. О боли пришлось забыть. Террорист пихнул дулом калашникова Нортона в спину в сторону Спринтера. Должно быть, приказал шевелиться быстрее.
Эйдан, не слишком церемонясь, помог Лизе забраться в мерседес, затем залез сам, растянувшись на полу и закрыв глаза.
Двери за ними захлопнулись, и машина резко рванула с места.
Оставалось надеяться, что террористы не слишком интересуются криминальной хроникой и его легенда не будет раскрыта неловкими словами Лизы или Магнуссена.
Он не знал, сколько прошло времени до того момента, когда мерседес остановился, но двери вновь открылись и Нортону приказали выбираться.
Слух постепенно возвращался. Собрав остатки сил, Эйдан почти вывалился из машины на асфальт. Лиза на этот раз сама подползла к краю и дождалась, пока Нортон подаст ей руку. Вид у нее был ужасный, но она молчала. Даже не поднимала глаз на террористов и делала все, что тихо приказывал ей Эйдан.
Магнуссен так и не пришел в сознание. Его вытащили и их всех вместе повели в какой-то дом. Эйдан не смог определить район Лондона, в котором, они оказались, пребывая в состояние полной дезориентации.
Вряд ли это знание могло бы стать сейчас полезным.
«Журналист, ты журналист», - повторял он про себя, чтобы самому не забыть о своей новой личине.
Шестиэтажный дом казался заброшенным. Мебели в квартире на первом этаже, в которую их завели террористы, почти не было.
Всех троих заперли в одной из комнат, где была только кушетка, на которую уложили Чарльза. Спустя некоторое время один из террористов принес аптечку и чистую воду.
- У вас двадцать минут, приведите себя в порядок, - сообщил террорист, прежде чем снова закрыть дверь.

+2

23

Надо полагать, они с инспектором выглядели весьма романтично, когда Грегори Лестрейд нес Ирэн Адлер на руках к машине. Вот еще одно доказательство того факта, что видимое бывает обманчиво  Она испытывала странное чувство неловкости, пополам с благодарностью и уверенностью, что теперь все будет настолько хорошо, насколько это вообще возможно.
Пока они ехали домой, Ирэн молчала. Боли возобновились, и теперь она понимала еще отчетливее, что шансы сохранить беременность очень малы..
- Спасибо, мистер Лестрейд, - коротко отозвалась женщина, и снова вернулась к собственным мыслям.
Питер может приехать слишком поздно, а то и вовсе не приехать. Барт был великолепным специалистом, но отнюдь не волшебником.
Инспектор вскрыл ее замок за считанные минуты.
- Из Вас вышел бы первоклассный взломщик, детектив, - с улыбкой заметила Ирэн, обозначив между ними некое подобие светской беседы, и замолчала. Достаточно. Ей нужно лечь.
Получив возможность, наконец, расслабиться на любимом диване, миссис Нортон удивилась: Лестрейд вернулся не только с известием, что всё очень хорошо, но и с аптечкой. Ирен мечтала, чтобы он ушел, и в то же время боялась оставаться одна.
Она с надеждой посмотрела на Грегори, когда тот сообщил, что Нортона успели отвезти в тюрьму, и – не поверила ему. Отвернувшись к спинке дивана, Ирэн сжала губы, чтобы не расплакаться. Взрыв произошел сразу вслед первому, она едва успела выйти на улицу, а Эйдана только что увели. Он мог не успеть уехать далеко. О последствиях она приказала себе пока не думать. Слишком рано. Всегда есть надежда.
- Сделайте одолжение, отыщите мисс Фергюсон, мою компаньонку. Она в доме? Не поймите меня превратно, инспектор, но Вы мужчина, а мне теперь необходима помощь женщины.  Кейт могла выйти за покупками, если так, то я надеюсь, она скоро вернется.
Ирен помолчала и добавила, совершенно искренне:
- Я очень Вам благодарна, мистер Лестрейд. Подайте, пожалуйста, плед. Мне холодно.
Нервное напряжение, наконец, дало о себе знать. Ирэн знобило так, словно она зимой вышла на улицу без пальто.
Миссис Нортон была на грани обморока, но потерять контроль над ситуацией казалось ей катастрофой.

+1

24

Кейт сидела в маленьком пабе на два стола и восемь стульев, потягивая крепкий темный эль. В столь ранней час не принято истинной леди наливаться алкоголем, но несчастливые, в отличие от счастливых, по-своему соблюдают часы.
Жизнь после возвращения домой наладилась каким-то волшебным образом, напугав Кейт воплощением мечт. Ну посудите сами: Госпожа ее не только простила, да еще и приняла обратно, ни словом ни обмолвившись об том инценденте с покушением. Как будто девушка и в самом деле всего лишь ездила к родителям погостить, задержавшись всего лишь на каких-то два с половиной месяца. Но самое удивительное, самое чудесное, правда со знаком минус, заключалось в том, что вскрылась подноготная отвратительного супруга Ирен. Казалось бы, ну с чего девушка так взъелась на Нортона с самого начала, мало ли у ее Хозяйки было мужчин, которым та вертела как хотела, а те только ползали у ее ног, вымаливая жестокостей.
Не мало. Но чертов Нортон был не из клиентов, чем они там занимались наедине Хозяйка с Кейт не  делилась, в спальню не звала. Что само по себе уже настораживало. Похоже, брак оказался вовсе не фиктивным, не ради денег и безопасности  Хозяйки. Ко всему прочему, по возвращению Кейт обнаружила свою возлюбленную из возлюбленных в интересном положении. Ну как тут не напиться? Какой-то мерзкий самец умудрился запихать своего отпрыска в лоне лучших из Женщин. Той, что по природе своей, как было свято и наивно убеждена Кейт, была для женщин, а вовсе не для мужчин. Ко всему прочему Нортон оказался серийным убийцей, фетишист придурочный. Ну и кончал бы в свои галстуки, или чем он там душил, втихаря, зачем же людей зазря гробить.  Ну вот угораздило же мисс Адлер связаться с таким супчиком!
А ведь какие высокородных лордов она плеткой охаживала, кто перед ней только не пресмыкался!
Эхх...
Кейт задумчиво догрызла арахис со своего блюдечка и потянулась за сигаретами. Бармен, молодой симпатичный индус с прекрасным четким выговором образованного человека, сделал ей было замечание, но тут же  сам присоединился к ней, засмолив самокруткой. Только дверь в паб прикрыл, чтобы не застукали его с клиенткой за таким вопиющим нарушением общественного порядка как курение в общественных местах.
Так они сидели некоторое время напротив друг дружки как два заговорщика, наслаждаясь запретным удовольствием. В углу над барной стойкой беззвучно работал телевизор, показывая какую-то унылую хрень с претензией на юмор, вроде "Лиги джентельменов"*, без закадрового смеха выглядящий еще более идиотским.
Внезапно вместо рыжей физиономии Гэтисса появилось озабоченное лицо диктора новостей, а внизу бегущей строкой прошло сообщение о невероятном: серия взрывов в Лондоне. Хотя, отчего же невероятном? Все чаще теракты происходили в европейских столицах, а не только в бывших Колониях.**
- Эй, включи-ка звук в телевизоре, - внезапно севшим голосом  даже не попросила, а приказала Кейт. Бармен послушно нашел пульт, и в уши ударил конец фразы об утечке газа чуть ли не в самом Парламенте. Полиция призывала к бдительности и спокойствию. Кейт едва не расслабилась, ведь Парламент был далеко и от  нее, и от дома и от...
- О Господи! - вскричала девушка, вскакивая со стула и опрокинув свой недопитый бокал на стойку, по которой быстро побежал темный ручеек, заливая раскрытую пачку табака бармена. Но парнишка даже не обратил внимание на потерю. Обхватив себя руками за плечи он горестно раскачивался из стороны в сторону, бормоча: " и здесь теперь тоже начинается. И сюда добрались..."
- Что начинается, что? О ком ты говоришь? - едва не срываясь на истеричный вопль спросила испуганная девушка.
- Теракты, мисс. Это вовсе не газ, с чего это газу так взрываться? Вот увидите, это еще не конец... Это начало, мисс!
Бросив купюру на стойку, Кейт подхватила сумочку и выбежала на улицу, намереваясь поймать такси до дома. Сжимая в руках телефон, она добежала до ближайшего банкомата, благо он был совсем близко, и сняла несколько тысяч фунтов наличными - все, что у нее было на открытом счету на данный момент. Ей посчастливилось поймать такси, водитель которого, похоже, еще не был в курсе происходящего. Впрочем, радио тут же восполнило этот пробел и он заломил такую цену, что не позаботься Кейт о наличных, ей пришлось бы добираться пешком.  Весь путь  она пыталась безуспешно дозвониться до Ирэн. Вслушиваясь в записанный на автоответчик любимый голос, она успокаивала себя, что это всего лишь техническая неполадка и от перегрузки рухнули сотовые сети, ведь сколько людей сейчас так же судорожно цепляются за трубку, желая удостовериться в том, что с их близкими ничего не случилось.
К счастью, в воем желании напиться Кейт сегодня не слишком отдалилась от дома и такси добралось довольно быстро. Уже совсем близко от дома машина встала в заторе, пропуская мчащуюся со включенными мигалками машину. Оценив на глаз пробку, девушка все же решила остаток пути преодолеть на своих двоих. Проклиная про себя задержку, ей пришлось обойти полицейский заслон. Телефон Ирэн все еще не отвечал...
Увидев явно взломанную входную дверь, Кейт остановилась. Оглядевшись, она сняла жестяную круглую крышку с мусорного бака и, вооружившись подобным образом, храбро двинулась вперед.
Осторожно приоткрыв дверь, девушка услышала голоса: мужской и женский. В последнем она, к своему облечению, опознала голос своей дражайшей Хозяйки. Второй тоже казался знакомым, причем угрозы не угрожающий, а напротив, успокаивающий.
Решив, что это врач, Кейт сломив голову бросилась в гостиную. При виде распростертой на диване Ирен отбросила свой импровизированный щит, со страшным грохотом покатившимся по паркету и, запнувшись за подставку для зонтиков, с не менее громким дребежянием остановившим свой бег.
-О, моя дорогая! - воскликнула Кейт, упав на колени рядом с диваном. - Ты порядке?!  Я не могла до тебя дозвониться, вся извелась. А ребенок, как ребенок? - с тревогой добвали Кейт, впервые признав этого ребенка, но только как дитя Ирен, продолжая отрицать право Нолана на существование в их жизнях. Их троих.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

25

►►►Разговор Кейт и Ирэн в связанной теме [not]Pride and [not]Prejudice

0

26

Тьма, пришедшая извне, накрыла так горячо любимое, сознание Чарльза Магнуссена. Исчезли висячие мосты мыслей, логических цепочек и памятные моменты.  Темнота была настолько нестерпимо темной, что резало глаза и уши. Они была настолько осязаема, что мурашки, бегавшие по коже журналиста, казалось, были размером с кулак. Голова начала кружиться, к горлу подступала тошнота. И если бы Чарльз был в сознании, его бы вырвало прямо там.
Однако тряска прекратилась, и Чарльз утоп в теплых, мягких волнах бархатной поверхности.
Странно, - подумал Чарльз, - машина искорежена, вокруг осколки и детали машины, почему так мягко? В темноте возник образ детской его комнаты, где он рос, взрослел. Его кровать с мягким матрасом, теплым стеганым одеялом, которое сшила его мать собственноручно из старых лоскутов. Пуховая подушка с изображением лошади на наволочке. Запах ячменя и сирени в комнате. Чарльз лежал на кровати в своей пижаме. На пижаме были изображены пушистые овечки с черными носами и копытами. Они смеялись и блеяли. Чарльз почти отчетливо слышал это тонкое, слегка хрипловатое блеяние овец за окном.
Чарльз подошел к окну и открыл створку старого деревянного окна. В комнату дохнуло ночью, запахом прелого сена, смешанного с потом и навозом. Летняя ночь. Пели цикады и сверчки. Блаженное спокойствие…
Магнуссен очнулся так же быстро, как отключился. Образ комнаты, запахи и звуки еще слышались отголоском сознания. Голова болела, нога ныла, в руке ощущалось онемение. Чарльз попытался приподняться на локтях, но у него не получилось. Руки утопли в мягкой поверхности чего-то, на чем он лежал. Он повернул голову и заметил недалеко мужчину и молодую девушку. Оба были вымазаны в крови, одежда неопрятна порвана. Нога мужчины была изогнута под неестественным углом. Чарльз облизал губы, в горле пересохло. На языке почувствовался привкус крови. Спасибо, очки уцелели.
- Что произошло?
Девушка оглянулась на него и отползла от мужчины, которому обрабатывала, по всей видимости, ногу. Ее рука была сломала, из локтевой части торчала кость. Шифоновая блузка порвана, являя свету нижнее белье. Ее это, видимо, не сильно заботило, так как на лице ее не было и тени смущения. Довольно проворно она переместилась к Чарльзу и достав из сумки бант, наспех вытерла ему лицо. Проверила пульс, зрачки, и стекло в ноге. Чарльз дернулся от боли, резко пронзившую его ногу, но тут же успокоился. Чувства были настолько аморфными, что беспокоить о боли не было сил.
- На нем отслеживающее устройство – прошептала Лиза на ухо Чарльзу.
- Что? – не понял он.
- На ноге. Он был в суде, на ноге маячок. Нас найдут.
- Что произошло? Где мы? – все еще не понимал журналист.
- Я не знаю. Они отвезли нас с закрытыми глазами. Но я слышала петухов недалеко. Дорога была трясучей, возможно мы ехали по проселочной дороге.
Чарльз улыбнулся. Он понял, кто перед ним и вспомнил, за что ценил Лизу.
- Что им надо?
- Я не знаю. Видимо, они перепутали нас с кем-то более важным.
Чарльз кивнул и откинул голову назад. Закрыв глаза, он снова почувствовал тошноту и головокружение. Он открыл глаза и уставился в потолок, пытаясь понять, как выбраться из такой нелегкой ситуации. Лиза уселась удобнее на пол и прислонилась спиной к кушетке. В комнате повисло молчание, только журчание в трубах было еле слышно в густой тишине.

Отредактировано Charles Magnussen (2016-04-29 15:11:12)

+1

27

Эйдан потянулся, чтобы поправить брючину и спрятать браслет. Эта штуковина неприятно сжимала опухшую ногу. И было еще одно прискорбное обстоятельство – возможно взрыв повредил маячок, и он вышел из строя. Доказательств не было, поэтому об этом не стоило и говорить. Возможно, даже не работающий браслет поможет ему выжить. По крайней мере может это повлияет на Чарльза, и ему будет выгодно сохранить секрет Эйдана хотя бы на какое-то время. Нортон был убежден, что немного времени поможет ему разработать другой план спасения.
Кстати о секрете.
Эйдан подполз ближе к кушетке и вновь облокотился о стену, потирая колено.  Боль в ноге возобновилась, будто бы и не было двух принятых таблеток обезболивающего.
- Вероятно Лиза уже напомнила вам, что вот уже некоторое время я работаю журналистом в вашей редакции. Если нет, прошу иметь это в виду. Судя по всему, они желают дать интервью. 
Нортон подготовился услышать условия этой сделки. Если этого не произойдет, стоило ожидать хотя бы унижений. Он не сомневался, и в такой ситуации Магнуссен останется Магнуссеном. Даже если это его последний день на планете Земля. В Чарльзе куда меньше человеческого, чем в нем самом, что казалось почти невероятным.
Но не успел Магнуссен ответить, как дверь распахнулась, и на пороге появился мужчина в черном. Его лицо скрывала маска.
- Мистер Магнуссен, рад, что вы уже в сознании.

+2

28

Магнусен посмотрел на Эйдана непонимающим взглядом. Как будто он в первый раз увидел этого человека, услышал его голос и сильно удивился его звучанию. Затем, в сознание вернулось воспоминание минувших событий и Чарльз моргнув, слегка растянул губы в улыбке.
- Вы живы. Это уже плюс. Хотя, что я вам рассказываю.
Он облизал губы и посмотрел в потолок. Запах гниющего сена все еще отчетливо чувствовался в носу, а вечерний ветерок на щеках. Как было бы здорово оказаться сейчас там. Он ухмыльнулся про себя и посмотрел на Лизу. Ее лицо он не забывал. Ее присутствие его даже радовало. Становилось как-то спокойнее, когда он чувствовал ее еле уловимый запах парфюма.
- Что вы пишите, Эйдан?
В этот момент зашел мужчина, лицо которого скрывала маска. И даже голос человека не был знаком Чарльзу. Он приподнялся на локтях и внимательно вгляделся в глаза пришедшего.
- Мое сознание-мое сокровище. Я редко бываю вне его.

Отредактировано Charles Magnussen (2016-05-11 15:44:39)

+2

29

[NIC]Marko Vukovic[/NIC][AVA]http://st-im.kinopoisk.ru/im/kadr/2/6/0/kinopoisk.ru-Dan-Stevens-2609065.jpg[/AVA]- И это прекрасно, - мужчина хлопнул в ладоши, и рядом с ним появился другой, чье лицо так же было скрыто под маской. – Помогите мистеру Магнуссену и его ассистентке добраться до моего кабинета.
- Что делать с журналистом?
- Журналист? – главарь сделал несколько шагов по направлению к Эйдану, затем остановился и склонил голову на бок, рассматривая пленника перед собой. – На вряд ли.
Мужчина в пол-оборота развернулся к подельнику.
- Убейте и от тела избавьтесь.
Покинув помещение, он взглянул на часы, а затем поднялся наверх и зашел в первую дверь. В отличие от комнаты внизу, обстановка здесь была вполне приемлема: стол, несколько стульев, книжные полки, большой экран на стене. По телевизору как раз транслировались последние новости. Сегодня они шли весь день по всем каналам, кроме детского разве что.
Мужчина сел за стол и стянул с лица маску. Поправив волосы, которые стали уже непростительно длинными, он взглянул на часы.
Времени было немного. Как жаль, план был почти идеальным, если не считать исполнителей, но нынче их так трудно найти.
Мужчина открыл верхний ящик стола и достал из него шприц и пузырек с лекарством. Наполнив прозрачной жидкостью шприц, он положил его на стол перед собой.
Вскоре Магнуссен и его помощница оказались перед ним. Судя по шуму с лестницы, процесс этот был не простой.
Мужчина поприветствовал Чарльза лучезарной улыбкой.
- О вашей памяти можно слагать легенды, так что вам не составит труда вспомнить мое имя, не так ли, - он подался вперед, - мистер Магнуссен?

0

30

- Добрый день, мистер Вуковик. Рад видеть вас в здравии среди этого хаоса. Смотрю, ваш план по реорганизации Лондона в процессе. Весьма радикальный метод. Я бы избрал путь меньшего сопротивления. Но… Каждый сходит с ума по-своему.
Чарльз сморщился от боли, когда его вводили в комнату и сажали на стул. Нога явно была не в порядке и настойчиво сообщала ему об этом пульсирующей болью. «Надо подумать о другом, блокируй воспоминания о боли. Ты можешь, это просто».
Чарльз взглянул на Лизу, которую так же усадили на стул рядом. Она была бледна. Губы сжаты в тонкую линию, руки напряжены, пальцы сжаты в кулаки. Что ж, он ее не винил, не к такому он ее готовил, и уж тем более не хотел, что бы девушка участвовала в подобных мероприятиях.
- Я бы предпочел, чтобы моего журналиста привели тоже сюда. Мне он еще понадобится. Знаете ли, хорошие кадры на дороге не валяются. В наше время отличных журналистов осталось очень мало. Ничего личного, только бизнес.
Он поправил очки и улыбнулся Марко. В этой улыбке было нечто дьявольское. Или даже предостерегающее. Еще бы, убей они Эйдана, у Чарльза не останется никаких рычагов,  и он не сможет подобраться больше к целям, которые его интересовали больше, чем кулуарные разборки в правительстве. К тому же, по GPS датчику на его ноге их найдут быстрее, чем Марко закончит  говорить свою мысль. Это было на руку Чарльзу. Гнить в подвале неизвестно где в его планы не входило. Да и Лиза… надо было убираться. Верить Лидеру нельзя,  Чарльз понял это в их первую встречу. Магнуссен снял очки, и стал протирать их полой пиджака.
Когда Эйдана вводили и сажали на стул рядом с Чарльзом, он сделал вид, что уронил очки и нагнулся, чтобы их поднять. В этот же момент он с силой нажал на рану Эйдана, тот глухо вскрикнул и обмяк на стуле, потеряв сознание.
- Видите, он еще более безопасен, чем когда-либо. Вряд ли в бессознательном состоянии можно запомнить хоть что-то. Итак, для чего вы нас собрали в этом уютном помещении, мистер Вуковик? Я выполнил свою часть сделки, что вам еще нужно?

Отредактировано Charles Magnussen (2016-06-22 18:09:11)

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *[Four Calamities] Trial by fire