Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Hard Drive » Mark Dawson


Mark Dawson

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Имя персонажа:
Марк Доусон/Mark Dawson

2. Возраст:
50 лет.

3. Род занятий:
Директор по коммуникациям правительства Великобритании.

4. Краткое описание:
Родился в пригороде Лондона, в семье мелкого чиновника. Второй ребёнок - есть старший брат и младшая сестра.  В школе слыл ботаником и слабаком, однако в средних классах количество желающих издеваться над худым и низкорослым Марком резко сократилось. Уже тогда мальчик знал - каким учителям и на кого можно пожаловаться, чтобы добиться наилучшего эффекта, а самому остаться безнаказанным и даже избежать клейма стукача; какие слухи распустить в старших классах, чтобы особо ярым задирам было неповадно рот открывать, где не следует, и в каких случаях можно использовать отца в качестве рычага воздействия на других родителей. Никто ничего не мог доказать, но закономерность была выявлена очень быстро. Кто пытался начать травлю на "малыша Доусона", через несколько дней сами становились жертвами травли. Деловая хватка, умение разбираться в людях, непревзойдённый нюх дельца и инстинкты прирождённого интригана - ничего этого не было у Доусона-старшего, который, по слухам, вовсе и не являлся отцом Марка. Зато у последнего все вышеперечисленные качества, вкупе с умением изощрённо сквернословить и использовать любые средства для достижения своей цели, составляли характер, который помог ему сделать превосходную карьеру. Он закончил Кембридж, стажировался в Германии, а по возвращении на родину занялся журналистикой. Он был спортивным репортёром, специальным корреспондентом, немного работал интервьюером. Затем стал редактором новостей в крупном британском таблоиде, где был очень близок к нервному срыву. Когда умер лидер консервативной партии, Марк уже был узнаваемым лицом и взял интервью у нескольких кандидатов на нового лидера партии. Так он сформировал связи с будущим премьер-министром страны, который был среди этих кандидатов. Позже Марк стал пресс-секретарём лидера партии, многое делал для поддержки партии прессой. Когда его непосредственный начальник стал премьер-министром, Доусон остался при нём пресс-секретарём и проработал ещё три года, прежде чем его назначили директором по коммуникациям.
Очень быстро соображает, даже в критической ситуации. Прекрасный организатор. Безупречный лжец. Может показаться, будто Марк ненавидит всё население планеты. Его редко видят спокойным (а его напускное спокойствие обычно внушает ужас подчинённым), ещё реже - улыбающимся. Язвительный, резкий, вспыльчивый. У него есть телефоны всех мало-мальски значимых лиц государства, всех редакторов, всех директоров газет, теле- и радиокомпаний. Кого угодно (или почти кого угодно) он достанет из-под земли, если ему понадобится.
Попал в неприятную ситуацию по вине запутанных интриг и печального недостатка бдительности. После инцидента Марку частично отшибло память, он сильно пострадал. За его лечение взялся доктор МакКой, у которого Доусон и жил некоторое время под псевдонимом Гриффин. Когда он полностью оправился - вернулся на свою должность, которую для него держал исполняющий обязанности.
Женат, есть сын (живёт отдельно от родителей).         

5. Внешность:
Питер Капальди

6. Связь с вами:
Все контакты есть у администрации.

7. Пробный пост:
(от лица того, кто называл себя Гриффином)
Незнакомец появился в начале февраля.

Он шёл практически вслепую. Иногда утыкался лбом в холодную кирпичную стену, иногда неосторожно ставил ногу и, не ощутив под собой твёрдого асфальта, чуть не падал - очередной бордюр, нужно куда-нибудь повернуть. Он метался по улицам ночного Лондона как зверь по клетке, как крыса, посаженная учёными в лабиринт. И не находил выхода. Где-то здесь, как ему казалось, находилась его цель. Насекомое, которое нужно раздавить каблуком. Предмет, который нужно разбить ломом. Живое существо, которому нужно свернуть шею и смотреть, как оно издыхает у твоих ног. Ярость, ненависть, боль. Он остановился вдруг и встал, как вкопанный. В какой части города он находится? Так темно, а на нём ещё эти очки, которые только мешают. Вместо того, чтобы их снять, он зачем-то оттянул бинты от носа. Глубоко вдохнул, медленно выдохнул, поправил свою "маску". Воняет жаренной рыбой. В этом городе хоть когда-нибудь перестают её жарить? Навстречу ему, придерживаясь за стену, двигается силуэт. Мирный алкоголик, пытающийся добраться до дома, что-то напевающий себе под нос. Пьянчужка не знает, что за ним следят с холодным интересом. Подняв голову, он пытается сфокусировать взгляд и через пару секунд у него это выходит. Вскрик. Силуэт мягко оседает на землю, потом торопливо поднимается и очень быстро сворачивает в какой-то грязный переулок, постоянно оглядываясь. Наверное, сразу протрезвел. А может решил, что допился до белой горячки и перед ним появилось её безмолвное воплощение. Забинтованный издаёт короткий приглушённый смешок и идёт дальше. Он держит руки в карманах, по старой привычке - раньше в осенне-зимний период он никогда не надевал перчаток и руки часто мёрзли. Сейчас перчатки ему не нужны - руки тоже плотно забинтованы, так, что пальцы еле двигаются и с трудом сгибаются. Что если он наткнётся на кого-нибудь неприятного? Мало ли, какие личности шастают по ночам. Он ловит себя на мысли, что теперь сам принадлежит к этой категории. Только за счёт своего внешнего вида, скорее, будет принадлежать к числу городских легенд. Ему кажется, что сейчас он может кого угодно размазать по стенке тонким слоем, но он знает, что никогда не был хорошим бойцом. Проверять на практике как-то не хочется и одновременно аж руки чешутся проверить. Он без размаха бьёт в стену ближайшего дома. Он не наделён никакими супер-способностями, поэтому стена не разлетается, не остаётся вообще никаких следов. Просто вымещение того, что кипит внутри на чём-то, что никак не может дать сдачи. Ему хочется напиться до бессознательного состояния, врезать по сочувствующей роже бармена, что-нибудь разломать. Никогда он себя так не чувствовал и никогда не ощущал себя таким старым. Настолько старым, что в самую пору только завернуться в простыню и ползти в сторону кладбища. Его никто не будет оплакивать, его личный врач наверняка вздохнёт с облегчением, но для проформы, всё-таки, выпьет за помин души. Мужчина получал некое особое, мрачное удовольствие от этих мыслей. От них его начинало колотить мелкой дрожью, в голове шумело и, очевидно, подскакивал пульс - так он напоминал себе, что всё ещё жив. Неожиданно он осознал, что чувствует волчий голод - верный знак, что пора возвращаться. Дорогу в то место, что теперь он мог бы называть "домом", он находил безошибочно, пусть и медленно. Сегодня рысканье по городу не увенчалось успехом, как и вчера, как и три дня назад. Но скоро, совсем скоро, он снова наплюёт на все предписания и выйдет ночью бродить вслепую. Как будто таким образом он может что-то найти. Как будто так он может исцелиться.

Отредактировано Griffin (2017-02-07 15:23:13)

+1

2

Приняты)

Устраивайтесь поудобнее. Тема для Вас скоро будет открыта.
Никакие официальные форумские темы Вам пока ни к чему)

0

3

http://sh.uploads.ru/t/zi9PU.png
Awakening
Inappropriate moment
Look before you leap

http://sh.uploads.ru/t/i2rQt.png
http://sh.uploads.ru/t/2HUtg.png
http://sh.uploads.ru/t/Hu51m.png

0


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Hard Drive » Mark Dawson