Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Magic vostok


*Magic vostok

Сообщений 31 страница 41 из 41

1

Участники: Khaphiz al-Phazaree, Sherlock Holmes, Game master
Время и место: июнь 2013, Касабланка, Марокко
Краткое описание: восток - дело тонкое. И несомненно опасное. В особенности для англичанина с большим самомнением.

0

31

Даже плиты пропитались жарой и теперь щедро делились теплом. Шерлок добрался до лестницы и неторопливо начал свой спуск, прислушиваясь к звукам старой гостиницы. Лишь несколько ламп освещали ему путь. Где-то внизу, на этаж ниже, открылась дверь. Кого-то вывели наружу (вероятно, второго гостя премудрых). Мужчина говорил нескладно, будто бы он уже попробовал лакомств Нафис-ханум, но опьянел не настолько, чтобы провалиться в сон без сновидений. Именно ему должна быть оказана великая честь этой ночью. Он получил приглашение на собственную казнь, куда его любезно провожали два крупных араба-прислужника.
Шерлок притаился в темноте, дожидаясь, когда они пройдут во внутренний двор, чтобы незаметной тенью последовать за ними.
Ему предстояла роль зрителя в этом средневековом театре жестокости. Он не сможет вмешаться, чтобы не выдать себя, лишь наблюдать. Здесь на востоке, в этом старом районе города, жизнь будто бы текла в своем собственном ритме, не торопясь, замирая, скрывая жестокость под пеленой ночи.
Лестница осталась позади. Впереди показался Хафиз-ака. Узнать его можно было лишь по фигуре, лицо скрывалось под маской демона. Гость замер перед ним на коленях, всхлипывая и закрываясь руками.
Шерлок прижался к стене, лишь изредка выглядывая из-за нее. Роль немого свидетеля его совершенно не прельщала. А благородству здесь места не было. Стоило воспользоваться моментом и поискать доказательства, которые навсегда покончат с бизнесом юной Нафис-ханум.

+1

32

Ночь укрывала ханум от посторонних глаз. Она смотрела на смерть неверного без страсти и жалости. Участники сцены у фонтана виделись ее взору тряпичными куклами, набитыми соломой, которых дергает за ниточки Всевышний. Нет спасения от его судьбы никому. Вот один из них, кафир, стоит на коленях перед Хафизом-ака и просит его помиловать. Хафиз приложил много сил, чтобы, убивая профессора из далекой страны, видеть в его глазах ужас, насладиться его трусостью и унижением. Да будет так! Видно, неверный был очень плохим человеком, раз заслужил, чтобы его убил настоящий демон.
Почтенная Нафиза с интересом наблюдала. Хафиз-ака задвигался быстрее, его голос издали слышался как рычание дикого зверя в рокоте бури. Спокойствие изменило ему, и он прекратил спектакль одним ударом клинка. Профессор повалился на землю. Нафиза видела агонию умирающего.
Она оглянулась, кивнула слугам: «Уходим». Оборачиваясь, чтобы в последний раз взглянуть на труп и Хафиза, Амина вздрогнула, заметив в свете луны еще одну тень. Кудрявый француз, неверный, подлый лжец, он выследил Хафиза!
Когда Нафиза снова посмотрела на слуг, глаза ханум метали молнии. Слуги поняли все, они видели то же, что и женщина.
- Госпожа, мы…
- Убейте его, быстро. Иначе я изрежу вас на куски собственными руками и скормлю собакам.
Повторять второй раз было не нужно. Ахмет и Исмаил исчезли в темноте. Нафиза переложила телефон из одного внутреннего кармана широких темных одеяний в другой, ближе. Она, не спеша, направилась в дом – ждать добрых вестей.
[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

+1

33

У Шерлока был шанс ознакомиться с планировкой гостиницы и кофейни – агенты дали ему насладиться схемами в течение целых тридцати секунд. В целом, смотреть их дольше смысла не было. Куда больше детектива интересовали потайные ходы, старые колодцы и другие помещения, которые можно было бы использовать в качестве укрытия для тех гостей, которые переступали порог этого благословенного места с одним именем и репутацией, а уходили с совершенно другими личностями и кристально чистым прошлым.
Цепочка событий, приведшая к попытке его убийства в связи с этим расследованием (а желание возникало у многих и ранее), приходила ему в голову. Поэтому при свете дня он досконально оценил обстановку, габариты предметов и время, которое ему потребуется, чтобы усложнить погоню своим разъяренным противникам, промотивированным обещанием ужасной смерти.
В таком случае убеждение не срабатывало. Впрочем, убеждение нельзя вообще было назвать сильной стороной Шерлока. Как и применение грубой силы. В подобных ситуациях помогала лишь хитрость или подлость, которых в меньшей степени ждали превосходящие по физическим параметрам противники.
Поэтому Шерлок предпринял следующее: сначала он уронил ближайший шкаф, наделав много шума, но, естественно, не разбудив одурманенных гостей, зато затормозив нападающих. Затем, он заскочил в одну из комнат, заперев за собой дверь и открыл окно. Оно не выходило во внутренний дворик, и от того было не заперто снаружи. Умственные способности своих преследователей он оценил верно, так что один из них первым делом выглянул в окно, а второй поспешил вниз, на улицу, предполагая найти беглеца там. Воспользовавшись одним и тем же приемом дважды, Шерлок ударил оставшегося охранника по голове, только на этот раз тяжелым блюдом, а не стулом. Тот пошатнулся, но на ногах выстоял. Он неминуемо схватил детектива за грудки и прижал к стенке, замахиваясь для удара, но тому только этого и надо было – нижняя часть туловища соперника оказалась беззащитна и немедленно подвергнута мощному удару коленом в пах.
Охранник завыл, сложившись пополам. Точно в срок поспел второй араб, вернувшийся на шум. Выстрела долго ждать не пришлось, но все тоже блюдо, оказалось вполне уместным, и пуля «удачно» (учитывая, что детектив все рассчитал заранее) срикошетила от поверхности в плечо мужчины.
Шерлок поспешил скрыться из виду. Ему нужно было добраться до заветной цели – той самой комнаты, где все «они» дожидались смены личности. Ошибки быть не могло, именно в ней находился тайный ход, ведущий к порту и новой жизни.
Пока его преследователи приходили в себя, он со второй попытки нашел нужный ключ и отпер дверь.
Но всегда оказывается что-то, чего нельзя предусмотреть, что-то, чего никак не ожидаешь.
- Есть тайны, которым суждено остаться таковыми, Ширали-ака. Тебе ли не знать, - маска словно шляпа была надвинута теперь на затылок старого араба. Хафиз-ака мягко улыбнулся, прежде чем взять в рот трубку и дунуть в нее, чтобы было сил в его немолодых легких.
Игла, вылетевшая из нее, вошла прямо в шею детектива. Шерлок немедленно вынул ее, но было слишком поздно. Перед глазами все помутнело, и дышать стало тяжело, словно кто-то сел ему на грудную клетку.
- Очень жаль, Ширали-ака, - услышал он, прежде чем сознание его покинуло, и он рухнул на пол.

+1

34

Ханум вошла в комнату. Убедившись, что находится здесь одна, она преобразилась из пожилой медлительной старухи в упругую нервную черную молнию,возникающую то в одном углу помещения, то в другом.

Проклятый француз оказался хитрее всех их. Хафиз-ака мудро предупреждал о коварстве неверного, но Нафиза понадеялась на надежность слуг и крепость стен. Стены пали, слуги упустили узника, и теперь кофейня напоминала растревоженный муравейник.
Тревожно было на душе хозяйки кофейни. Дамир исчез бесследно, не он ли предал свою госпожу, подкупленный деньгами или льстивыми речами кудрявого кафира?

Где теперь ходит этот Шерали, сын собаки*, и не собирается ли убить ее из-за угла? Женщина сжала в руках кинжал, спрятав его в рукаве.
На шум за спиной она обернулась, готовая вонзить лезвие в чужую плоть мгновенно, но тут же опустила руку. Хафиз-ака, легкий, как тень, возник в комнате.
- Уважаемый Хафиз-ака, в добром ли Вы здравии? Знаете, что нас выследил ваш "добрый друг", Бонне? Мои слуги ищут его по всему дому.
- Не тревожьтесь, уважаемая ханум и прикажите слугам вернуться на свое место. Аллах помогает Верным Его, и правосудие уже свершилось, моей собственной рукой. Я привел сюда этого человека, я и убил его только что. Клятвы именем Пророка недостоин он, но если хотите убедиться в словах Хафиза, идемте, я провожу Вас.
Хафиз протянул женщине телефон. Она взяла и недоуменно посмотрела на него и на мужчину.
- Это его аппарат. Бонне собирался позвонить кому-то, хотел, думаю, вызвать помощь, но я ему не позволил, и теперь...

Громкие крики огласили дом, когда Нафиза уже хотела идти, смотреть на мертвого Шерали:
- Дамир, госпожа, Дамир! Он там!
Нафиза-ханум поспешила на голос Исмаила, с проворством, удивительным в ее столь почтенном возрасте. Дамир был ее любимцем, и горькая мысль, что он может предать ее, прельщенный речами кафира, отравляла душу. Пусть мертвец подождет, надо расспросить живого. Хафиз-ака, верно, сказал ей правду.
С отвращением бросила она чужой телефон в сейф, и направилась к комнате, которую предназначила для коварного француза. Она была пуста. Дамир, оглушенный, мычал сквозь заклеенный рот и извивался на полу.
Она поднесла кинжал к лицу слуги, помедлила, наблюдая, как у того от ужаса расширяются зрачки, разрезала скотч
- Простите меня, ханум, этот человек обманул меня, я не предатель, а Ваш верный раб!- вопил Дамир так, что в ушах Нафизы слышался звон.
[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

Ахлас, барра! **- ответила ханум, не глядя на лежащего на полу слугу. Добрая весть пока была только одна: Шарль Бонне отправился в ад.

*

Простите, мистер Холмс, но Нафиза очень разозлилась, и не стесняется в выражениях

**

Замолчи, убирайся вон!(араб.)

+1

35

Первое, что он ощутил – это боль. Голова желала расколоться на части. Его мутило, и невероятно хотелось пить. Почти со 100% вероятностью Шерлок мог бы назвать точный состав средства, которым его отравили.
- Я начал беспокоиться, Ширали-ака, - произнес Хафиз где-то над его головой. – Думал, вдруг твоя зависимость даст о себе знать, и ты никогда не очнешься.
Шерлок медленно вздохнул и решился открыть глаза. В комнате царил полумрак, однако за окном уже начинало светлеть. По всем признакам оно выходило на запад. Эта та самая комната. Шерлок провел пальцами по шее, в том месте, куда попал дротик араба.
- Это было бы ужасной потерей для вашего заведения, Хафиз-ака, - откликнулся детектив, положив руку себе на лоб и не торопясь подниматься с тонкого ковра с коротким ворсом, которым был покрыт пол в комнате.
- Я считал, что мы вас уже потеряли, так что потеря была бы уже не так велика, - Хафиз-ака отвернулся в другую сторону, когда говорил, будто бы прислушиваясь.
Шерлок слабо улыбнулся, прикрыв глаза.   
- Почему?
Некоторое время было слышно только как старый араб ровно дышит, да как двери хлопают этажом выше.
- Ты знаешь, что я здесь не ради тебя, Ширали-ака, - наконец ответил Хафиз.
- Конечно, нет, вы здесь ради себя, - освобождая старика от ненужных объяснений, ответил детектив. Лишь на долю секунды Шерлок мог поверить, что араб убьет его. Хафиз, которого он знал, отличался необходимой для бывшего террориста прозорливостью, сохраняющему ему жизнь. Он уже убил своего врага, цель была достигнута, и теперь ему не зачем было испытывать судьбу. Большой брат мог добраться до него где угодно.
Шерлок повернулся на бок и медленно сел, облокотившись о стену позади себя и вытянув длинные ноги. 
- Ты уже понял, как здесь все работает? – поинтересовался Хафиз-ака. Он наклонился вперед, и детектив наконец-то смог увидеть его лицо. На его губах царила ухмылка. – Секретный код, пластическая операция, убийство самого простого постояльца отеля и вот, злодей, с совершенно чистой репутацией покидает здешние стены, имея все необходимое для счастливой, долгой и необремененной никакими более проблемами жизни?
- Колодец находится здесь, под этим самым ковром, я прав? - уточнил детектив, оторвав голову от стены и пристально посмотрев на Хафиза.
- Думаешь, они уходят по тайному ходу? – старик вновь отодвинулся назад, скрывшись в тени.
- Нет, они остаются здесь навсегда, как и тот, кого вы сегодня убили.
Воцарилась пауза, но араб очень скоро ее нарушил:
- В самом деле?
- Секретный код, да, плата вперед, отдых в отеле, в котором царит покой и восточное гостеприимство, и ничто не предвещает беды, наоборот, лишь скорое избавление от всех грехов и новую личность, свободу. Или другую не менее ценную награду. Но той же ночью или в ближайшую они находят здесь свою гибель от рук прислужников-арабов, от самой Нафизы, чья прыть не имеет ничего с почтенным возрастам или… - Шерлок посмотрел туда, где притаился Хафиз, - от того, кто давно хотел отомстить. А затем остается лишь избавиться от следов. Они заходят сюда и исчезают навсегда.
- Не правда ли, благое дело, убить негодяя, а, Ширали-ака?
- Негодяя – возможно, но здесь людей не делят, - на улице притормозила машина.
- Время вышло? – спросил Хафиз-ака, бросив взгляд в сторону окна.
- Да, - Шерлок потянулся к углу ковра, собираясь проверить свою дедукцию. Под ним и в самом деле была спрятана дверца. Шерлок дернул за кольцо. Вонь чувствовалась и до этого, но стоило приоткрыть, как запах разложения резко ударил в нос. Огонь, тела… вот как все происходит. Именно поэтому здесь столько незанятых комнат вокруг. 
Шерлок опустил кольцо.

0

36

Ханум присела на скамью и обхватив ладонью горло, горестно покачала головой. От волнения её мутило, колени стали слабы, а разум затуманился гневом.
Сотворив краткую молитву, Нафиза, встала и направилась на поиски Хафиза. Зрелище мертвого француза вернёт покой душе, решила женщина. Хафиз-ака обещал порадовать её.
Мало имела ханум доверия к людям, но Хафиз-ака был его достоин.
Она вызывала абонента по телефону, но ответа не было. Госпожа знаками приказала топтавшимся неподалёку без дела слугам ещё раз тщательно обшарить все помещения, начиная с самых дальних. Сама же она, повинуясь причудливому пути, которым бежали мысли, и продолжая звонить, шла вдоль стен. Женщина не боялась, ведь это был её собственный дом, её крепость, где каждый тайный угол был знаком. Напрасные попытки услышать ответ Хафиза, и телефон вернулся на своё место.
Как разбойник ночной,  явилось ей предчувствие большой беды.
Звук машины заставил женщину напрячься, и крепче сжать клинок в руке. Ханум приоткрыла маненькую дверцу в стене, и надежно укрывшись за ней, хотела подумать, как ей быть. Тайный ход, через который можно незаметно покинуть дом, был неподалёку, но Нафиза, все же, надеялась на милость небес.
За стеной т о й  с а м о й  комнаты ей почудились чьи-то голоса. О, как хотела ханум, чтобы слух обманул её! Она узнала голос Хафиза и проклятого француза. Чтобы попасть к ним, Амине надо было открыть ещё одну тайную дверь. Но женщина стояла, поражённая людским коварством, и проклиная себя за то, что отпустила слуг.

[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

+1

37

Эфенди вновь тяжело вздохнул и скрестил кисти рук на колене, будто бы смирившись с судьбой и приготовившись отдаться на волю Аллаха.
Шерлок согнул ногу в колене и на мгновение зажмурился. Майкрофту стоило отправить сюда своих «джеймсов бондов», а не его. Разгадка лежала на поверхности. Все дело не стоило потраченных усилий. Он лишь потерял время, которое мог бы уделить паутине Мориарти.
- Достигнуть зари можно только тропою ночи, - задумчиво произнес Хафиз-ака. Он неторопливо поднялся и посмотрел в окно, хмурясь и раздумывая над чем-то. – Если бы все, что говорили о добре и зле было бы правдой, всю мою жизнь можно было бы считать преступлением.
- И это недалеко от истины, - отозвался Шерлок.
- Пока мы одни, позволь сказать тебе еще кое-что. Кофейня Аль-хасиди, Ширали-ака, лишь верхушка айсберга. Закроется одно подобное заведение, откроется другое. Этому миру  равновесие, и здешние гостеприимные стены позволяли его обрести, - Хафиз-ака сделал шаг вперед, придавив ногой ковер, под которым скрывался люк, ведущий в колодец. – Ради справедливости иногда приходится пожертвовать несколькими невинными.
- Порочность жертвы не может оправдать убийцу в глазах закона.
- Какого закона, Ширали-ака? – усмехнулся эфенди. – Здесь действуют совершенно иные законы, чуждые твоему миру.
Шерлок не ответил. Он поднес палец к губам и указал другой рукой на стену слева от араба. В комнате уже было достаточно светло, чтобы он заметил, как пыль взметнулась из едва заметных щелей и снова осела на окружающие предметы. Кто-то притаился по ту сторону и слушал их, подобно пауку, устроившемуся прямо в центре паутины. И это мог быть лишь один человек, остальные бы не стали ждать и немедленно перешли к действиям. Тупым и бесполезным, но единственным, на которые они вообще были способны.
- Выходите, Нафиза-ханум, присоединяйтесь к нашей беседе.

...

Позволил себе очередное допущение в тексте...

Отредактировано Sherlock Holmes (2017-01-22 01:14:43)

0

38

Восточная женщина - порождение страсти. Не напрасно приписано ей Всевышним опускать глаза вниз и прятать себя под густым темным покровом. Темны, бездонны глубины души ее; родник ли живой хлынет оттуда или яд гибельный, кто знает.
- Достигнуть зари можно только тропою ночи, - говорил подлый Хафиз, и слова его, слетавшие со змеиного языка, были все так же мудры. Здесь свои законы, свое добро и своя истина, данная свыше.
Врага - убей. Друга выбирай долго, как он выбирает тебя. Она ошиблась, поверила Хафизу сразу, глупая женщина.
Ханум соглашалась с ними и скорбела. Продался неверному, о, Всевышний, так ли справедливо устроен мир, как Ты его устроил, если сюда проник тлен духовного разложения, от людей, называющих себя "цивилизованными"!

- Выходите, Нафиза-ханум, присоединяйтесь к нашей беседе.

Шайтан дал этому человеку глаза, видящие сквозь стены, не иначе. Всевидящие глаза и дерзкие речи. В своем ли доме ей спрашивать разрешения, когда говорить, а когда молчать?!

Нафиза тихо вошла в комнату и остановилась у стены, готовая взглядом испепелить их обоих. Тайна кофейни раскрыта, и эти люди надеются на что-то? Дух жизни в человеке слаб, а стен здесь много, они прочны. Успеют ли друзья кафира помочь, если он уже вызвал подмогу. Пусть оставит надежду.

- Я не боюсь смерти, но вам не выбраться отсюда живыми.
Голос Нафизы прозвучал тихо и ровно, словно она предлагала кофе дорогим гостям.

[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

Отредактировано Irene Adler (2017-01-29 00:22:01)

0

39

Эфенди чуть отступил в сторону и встал так, чтобы видеть обоих своих собеседников. Он нахмурился, взглянув на женщину, черной тенью, возникшей в комнате. Даже не смотря на то, что мужчинам были видны лишь выражение ее глаз, оно оказалось настолько говорящим, что араб приготовился к самозащите, сжал пальцами эфес кинжала, скрытого в складках его одеяния.
Шерлок же оттолкнулся от стены и неторопливо поднялся.
- Это вряд ли, - с сомнением произнес он. Комната раскачивалась.
- Люди, стоящие за кафиром, уже в здании, Нафиза-ханум, все кончено, - попытался вмешаться эфенди.
"Стоящие за..." не понравилось Шерлоку, но определение его роли в этом деле сейчас определенно было не самым главным пунктом в плане. Стоило сосредоточиться на том, чтобы избежать смерти.
- Вы молоды, Нафиза, у вас вся жизнь впереди, не стоит усугублять свое положение.
В конце концов, ей наверняка надоело горбиться и притворяться старухой. Шерлок знал об этом не понаслышке. Как-то раз он провел несколько дней, изображая старика. Невероятным счастьем было потом вытянуться во весь рост и снова стать самим собой.
Дверь распахнулась и в комнате появились двое мужчин. Судя по загару на их лицах, они уже успели позабыть о Туманном Альбионе с непредсказуемой погодой, и Марокко стало им домом. Один из них имел длительную связь с местной женщиной, хотя дома его ждала жена. Эти отношения скомпрометирует его, если о них станет известно. И дело закончится не только печальным разводом, но и проблемами на службе. Мысли об этом мучили его. Другой же плохо видел на правый глаз. Но как бы то ни было, какими бы недостатками не были наделены прибывшие агенты, как бы плохо не ощущал себя накаченный наркотиками Шерлок, и какими бы сниженными реакциями не обладал уже не юный Хафиз, Нафиза оказалась в полном одиночестве против четырех мужчин. Ей стоило сдаться.

+1

40

Амина по очереди окинула взглядом четырех мужчин. Глаза ее были пусты, а уста молчаливы. Казалось, она смирилась со своей участью, и готова была последовать за своими стражами, покорная и раздавленная свалившимся на ее плечи горем.
Она посмотрела на Хафиза, и могла бы поклясться, его рука сжимает под одеждой кинжал, такой же острый, какой был зажат в ее ладони и спрятан в рукаве. Посмотрела на двух неверных, безмозглых псов своих господ, думающих, что их потемневшая под солнцем Касабланки кожа может обмануть кого-то. Равнодушно отвернулась, взглянула на Шарля Бонне, и возненавидела его сильнее, чем прежде, всей душой и сердцем.
Он пришел оттуда, где мужчинам не стыдно любить подобных себе, а женщинам обнимать женщин. Где дети не почитают родителей, родители бросают детей, а старики доживают свой век в чужих домах за деньги, как будто у них нет семьи и родных! Там  распутство зовут "свободой", а добродетель бросают на землю, чтобы вытереть ноги. Вот откуда пришел он, и вот какие "законы" рождены его смердящим миром!
Зачем ей жить, если придется подчиниться им, стать как они, и убить свою бессмертную душу, до того, как придет ее час?!
Она хотела смерти, но только вместе с ним, проклятым французом, или англичанином, кем бы он ни был. Пусть поплатится за то, что совратил достойного человека, Хафиза, пусть смоет кровью зло. Ненависть окрылила ее. Не чувствуя ног, черной пустынной птицей бросилась Нафиза на врага, обнажив свой кинжал.
[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

Отредактировано Irene Adler (2017-02-05 21:54:42)

+1

41

Шерлок ничего не успел сделать. Оглушительный выстрел , и Нафиза оказалась на полу. Бросок кобры был прекращен, нож выпал из рук и вонзился в пол рядом с его правым ботинком. Детектив бросил ошарашенный взгляд в сторону агентов.  Пока один из них продолжал следить за женщиной на полу, второй уже держал на прицеле подоспевшую охрану. Хафиз присел рядом с Нафизой, попытался зажать рану рукой, попросил или прокричал, чтобы немедленно вызвали помощь. Он бережно положил ее голову себе на колени, бормоча что-то едва слышно. Должно быть молитву. А Шерлок все еще не мог оттолкнуться от стены, прижимаясь к ней спиной словно к последнему оплоту реальности.
Позже, он будет сидеть рядом с кафе, щурясь от яркого солнца, вслушиваясь в разговоры проходящих мимо людей, глотая остатки воды из бутылки. Агенты вернут ему его телефон, который Нафиза спрятала в сейф, и он прочтет недавно полученное от Майкрофта сообщение:
«Никакого класса у этих марокканцев. То ли дело преступники в Лондоне. До встречи, братец»
- Быстрая смерть лучше позорной жизни. Ты думаешь, что ты решаешь, как все будет, но на самом деле лишь твоя гордыня мешает тебе увидеть, что все предрешено, что ты лишь орудие в руках Аллаха. Покинь Касабланку до заката, Ширали-ака. Так будет лучше.
Совету Шерлок последовал. Его вновь ожидала Европа. О возвращении домой по-прежнему не было и речи.

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Magic vostok