Sherlock. One more miracle

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Magic vostok


*Magic vostok

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Участники: Khaphiz al-Phazaree, Sherlock Holmes, Game master
Время и место: июнь 2013, Касабланка, Марокко
Краткое описание: восток - дело тонкое. И несомненно опасное. В особенности для англичанина с большим самомнением.

0

2

Все началось в Лондоне, на удивление ясным утром...
Бегло просмотрев утренние газеты, аль-Фазари решил немного развеяться после утреннего кофе. Он приказал Хасану принести европейский костюм, а Хабибу – слуге и телохранителю – подготовить к выезду «понтиак».
Усевшись за руль и отослав телохранителя, эфенди завел двигатель. Сначала он решил отправиться куда-нибудь подальше от лондонского смога – но такое путешествие могло затянуться, а оставлять заведение надолго Хафиз-ака не хотел. Поработав с навигатором, аль-Фазари решил отправиться в Британский музей – и позже увидел в этом волю Создателя.
Неспешно передвигаясь по большим залам, эфенди успевал не только рассмотреть экспонаты, но и понаблюдать за посетителями – с утра их было не так много.
Из служебной двери показались двое мужчин – юркий седой старикашка и бородач средних лет. Аль-Фазари не обратил бы на них внимания, если бы старикашка не заговорил…
Хафиз-ака застыл, не веря своим ушам… Этот скрипучий голос он хорошо запомнил… В Иордании…
После секундного размышления экс-террорист и разведчик сел двоим «на хвост». К счастью, они не пошли в служебное помещение, а остановились около мраморной статуи высотой около двух с половиной метров, после чего старикан принялся что-то объяснять бородачу. Аль-Фазари из-за колонны незаметно ловил каждый жест и, наконец, дождался… Старик резко откинул голову назад, характерно дёрнув шеей… Этот жест также был хорошо знаком эфенди…
Хафиз-ака не спеша подошёл к музейному смотрителю в униформе, сидевшему в углу зала.
- Позвольте полюбопытствовать, уважаемый, - вежливо обратился эфенди к сотруднику музея. – Эти люди, - показал ака на собеседников у статуи, - работают здесь? Кажется, я видел бородатого мужчину на фото в одной из газет…совсем недавно…
- Его фото вы могли видеть в музейном буклете, - ответил сотрудник. – Их продают на первом этаже. Это профессор Ричард Брайтон из отдела техники.
- Благодарю вас, - поклонился аль-Фазари. – А с кем он беседует?
- С профессором Вильямом Бейли. Один из наших крупных специалистов по древним магическим культам. Немного чудаковат, но отличается просто энциклопедическими познаниями в своем предмете, - в голосе музейщика послышалась гордость.
- Благодарю, - снова поклонился эфенди и отошёл, не выпуская профессоров из поля зрения.
- «Энциклопедические знания в области магических культов? Ещё бы… Голос, жесты – всё сходится… Профессор Вильям Бейли? Как бы не так… Ганс Шейдеман, сотрудник гамбургского отделения института Аненэрбе и гауптштурмфюрер СС… Скрылся от правосудия и как-то едва не сдал «Моссаду» мою группу… Придётся изменить твою судьбу, герр Бейли… И я уже знаю, как именно…»

+2

3

Быстрым шагом аль-Фазари прошёл к себе.
- Хабиб! Я срочно вылетаю в Марокко – подготовь всё необходимое! Пригласи ко мне Фериде-ханум!
Фериде-ханум была старшей женой эфенди и вела дела в его отсутствие.
Хафиз-ака уселся за стол с письменными принадлежностями и принялся писать. Вошедшая ханум терпеливо и неслышно ожидала, когда супруг закончит письмо. Запечатав бумагу, аль-Фазари отдал жене стандартные распоряжения и потребовал к себе Хасана.
- Хасан! Немедленно доставь это письмо профессору Вильяму Бейли в Британский музей! Сообщи, что речь идёт об объекте древней культуры. Пусть прочтёт его в твоём присутствии и даст ответ! Ответ передашь Хабибу – известным способом…
В письме было написано:
«Уважаемый мистер Бейли!
В последние годы материальная культура древних цивилизаций несет урон следующего плана. Объекты этой культуры, в целом безопасные в религиозном отношении (ибо какой древний идол может тягаться с истинной верой!), становятся предметом преследования со стороны религиозных кругов вплоть до физического уничтожения. Сам я являюсь последователем ислама, но не чужд другим культурам, потому спешу сообщить об одном прискорбном факте.
На территорию Марокко неизвестным мне образом попал ритуальный предмет древних африканских цивилизаций, известный как «Демон Мокеле-Мбембе» или «Чёрный Демон Африки». Это деревянная маска, использовавшаяся языческими шаманами для призыва некоего зооморфного духа «Мокеле-Мбембе». Посредством маски шаман якобы управлял духом. Сам дух принимал форму доисторической рептилии – впрочем, это уже предмет Вашего исследования.
Определённые религиозные круги Марокко призывают к уничтожению «Чёрного Демона». Однако их беспокоит не факт существования маски вообще, а факт её нахождения в стране. Будучи вывезенной за пределы Марокко, она не станет представлять интереса. Потому я предлагаю Вам сделать маску экспонатом Британского музея. Уверен, мы сторгуемся.
Максимальному досмотру в Марокко подвергаются пассажиры воздушного транспорта. Морем из страны за плату можно вывезти всё, что угодно. За содействие в вывозе маски морским путём мы готовы не брать с Вас комиссию.
По понятным причинам я не называю Вам своего имени. Прошу Вас незамедлительно прибыть в Касабланку, в кофейню аль-Хасиди – это известное заведение. При ней имеется скромный отель – не слишком требовательные постояльцы из Европы им довольны. Спросите в кофейне месье аль-Исфахани – именно месье. Вас разместят в отеле и вскоре организуют нашу встречу. Прошу поспешить – ситуация пока контролируется нами не в полной мере.
Искренне Ваш марокканский друг.»

+2

4

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]

Расплавленные дневным зноем туристы текли в кофейню рекой. Не то, чтобы местные угощения были самыми прекрасными во всей Касабланки, просто в квартале Хабус никогда не было особого выбора. Новая Медина никогда не славилась богатым разнообразием кофейн, зато утомленной разноголосой публике было более, чем достаточно. Быть может именно это и предчувствовал мудрый Фарук аль-Хасиди, когда еще во времена французов затеял стоить свой дом, а при нем небольшой гостевой дом и кофейню в это тогда еще новом и чужом квартале. Хотя, мотивы у мудрого аль-Хасиди могли быть и совершенно иные, да и стоит сейчас о них гадать, когда почтенный аль-Хасиди уже несколько лет наслаждается обществом гурий в садах Аллаха, а на всем земным имуществом управляет его старшая вдова почтенная Нафиса-ханук.
Тот раскаленный полдень в кофейни ничем не отличался от многих тысяч прошлых дней. То же аромат кофе, те же сладости, та же беспокойная многоголосная толпа, все тот же старый слуга Ахмет, столь ловко управляющийся со всем, что происходит в зале, все так же небольшая суета в кухне. Разве что в какой-то момент среди посуды и салфеток оставшихся после очередной волны посетителей обнаружился клочок с условным знаком. Посторонний наблюдатель не обратил бы на этот листок ни малейшего внимания, рисующем на салфетке в ожидании заказа гостем удивить кого-то крайне сложно, вот только в обученные и вышколенные слуги в кофейне аль-Хасиди твердо знали, что подобные символы не появляются просто так. И потому младшенькая Мирза была немедленно отправлено в посланием в жилую половину дома.
Путь Мирзы пролегал через тенистый внутренний двор-колодец, служащей своеобразной границей между гостевой частью этого особняка в колониальном стиле и половиной, принадлежащей хозяйке. Пробежав буквально стрелой весь двор, Мирза вошла в дом и поспешила в комнату, где Нафиса-ханум в это время суток любила заниматься рукоделием.
Нафиса-ханум действительно была там. Щуря подслеповатые от старости глаза, Нафиса-ханум вышивала бисером. Не смотря на то, что комната для рукоделия находилась в глубине исторически женской половины дома, одета Нафиса-хунам была в черный никаб, а на руках были перчатки, что свидетельствовало о том, что почтенная ханум была воспитана в чрезвычайно строгих, особенно для испорченного французами Марокко правилах.
Когда Мирза передала послание Нафисе-ханум, та лишь едва прищурилась в сторону записку и, поблагодарив служанку, велела ей немедленно возвращаться обратно в кофейню. Потом, отложив бисер, Нафиса-ханум степенно поднялась со своего места и, сжимая записку в руках, не спеша, чуть шаркающей походкой направилась в свою личную комнату для молитвы. Медленной старческой походкой Нафиса-ханум преодолела часть пути, и лишь оказавшись в коридорах, где ее не могли видеть даже слуги, почтенная ханум ускорила шаг, ее движения сделались удивительно резкими для старухи, которая помнит Касабланку еще времен французов, а квартал Хабус расчищенным пустырем.
Когда дверь молитвенной комнаты закрылась за спиной Нафиса-ханум, почтенная женщина наконец-то развернула записку, старческая слепота при этом исцелилась как будто ее и не было. Нафиса-ханум вгляделась в странные символы. Это был шифр. Ее предупреждали о том, что будут особые гости.

Отредактировано Game Master (2015-06-14 23:52:27)

+2

5

Границы постепенно исчезали, лица расплывались, как объекты в жаркий день, а Лондон все больше становился миражом, манящим и ускользающим.
Весь мир был открыт перед ним. Но целый мир он мог бы обменять на гостиную на Бейкер-стрит, треск огня в камине и бессмысленную болтовню Джона Уотсона, а также, пожалуй, излишнюю назойливость миссис Хадсон, «не их домохозяйки». Иногда самые простые вещи оказываются самыми ценными в жизни.   
Тысяча двести девяноста пять миль, прыжок с крыши, могила на кладбище и два года разделили их и пока были непреодолимы.
Собрав отросшие волосы в неряшливый хвост и поправив очки, съехавшие на кончик носа, он подхватил с пола походный рюкзак и подошел к окошку паспортного контроля.
- Здравствуйте, - по-французски поприветствовал он таможенника. Тот лишь кивнул, уставившись в протянутый ему паспорт.
- Цель визита? – дежурно поинтересовался он.
- Туризм. Накопился отпуск на работе, решил посмотреть мир наконец-таки, - жизнерадостно продолжил турист.
- Сколько дней? – все также безэмоциально произнес мужчина по ту сторону окошка, вбивая данные пассажира.
- Дней пять в Касабланке, затем на восток.
Таможенник впервые поднял на него безучастный взгляд.
- В Тунис, - пояснил турист.
Мужчина изумленно поднял бровь, но в следующую секунду протянул документ обратно приезжему.
- Хорошего отдыха, месье Бонне.
- Благодарю, - забирая паспорт, кивнул Шарль Бонне, финансовый аналитик из Нанта. Разведен, двое детей, без вредных привычек. Вечера после работы проводит дома за просмотром тв-шоу и чтением книг по профессии. По выходным забирает детей к себе и разрешает им все, что запрещает жена, за что они его обожают, а жена ненавидит всем сердцем. Но ничего не поделаешь, французского правосудие на его стороне.
Легенда была проста – он турист, который мало что знает о культурных особенностях стран, которые посещает. Его невежество недостаточно велико, чтобы на следующий день тело туриста нашли в мусоре на Медине, но любопытство все же превышает стандартный уровень.
Майкрофту нужна была услуга. Нет, конечно, он не так выразился в послании, которое получил Шерлок. «Брось заниматься ерундой. Касабланка. Кофейня Аль-хасиди».
Вот и все.
Мухаммед Пятый встретил его привычным гулом аэропорта. Пройдя паспортный контроль, он направился к выходу – багажа с собой не было. Все его вещи умещались в рюкзак. Но не успел он шагнуть из прохлады кондиционированного воздуха в жаркое пекло июньского Марокко, как взгляд зацепился за знакомое лицо в толпе.
Оправдываться поздно - он замечен.
Бежать же призраку не позволяла стать.
Захир-эфенди знал его достаточно хорошо. И наверняка, мимо него не прошла новость о смерти Шерлока Холмса. И вот детектив перед ним в Марокко. «Маскировка» роли не играла.
Шарль Бонне временно почил, а Шерлок Холмс отошел в сторону с пути торопящихся по своим делам пассажиров, дожидаясь, когда Захир-эфенди подойдет к нему.

+2

6

Покинув здание аэропорта, аль-Фазари не спеша огляделся – как человек, долгое время не бывавший на родине и, наконец, посетивший ее на довольно короткое время. Он даже не пытался скрыть улыбку в лабиринтах седеющей бороды. Взгляд эфенди рассеянно блуждал по площади – как будто Хафиз-ака стремился отпечатать в своей памяти максимум мелочей; местных торговцев сувенирами, специями и фруктами, носильщиков, таксистов, босоногих детей: шустрых мальчишек и степенных, полных внутреннего достоинства, но чрезвычайно смешливых девчонок…
Вдруг взгляд его остановился – в толпе европейских туристов промелькнуло явно знакомое лицо. Память услужливо подсказала имя знакомца.
«Ширали-ака? Живой? Я помню сообщение о его смерти… Видимо, скрывается – от кого? Его редкая проницательность может мне помешать… Однако и он заметил меня… Что ж – надо отдать ему дань уважения… С таким человеком лучше заключить союз…»
Разыгрывать фарс было поздно – да и не для кого. Поэтому аль-Фазари, поправив на плече ремень дорожной сумки, твердым шагом направился к Холмсу. Если Ширали-ака находится под наблюдением – аль-Фазари с помощью арабского языка и местной полиции сможет разрешить возникшую проблему.
- Приветствую Вас на земле древнего Магриба, Ширали-ака, - имя собеседника аль-Фазари произнес вполголоса, чтоб не расслышали возможные случайные уши. – Да осенит Вас милость Создателя и Вашего пророка Иссы бен Мариам! Да будет благословенно имя пророка Иссы и чрево матери его – праведной Мариам!
Сотворив традиционный молитвенный жест, аль-Фазари продолжил – снова вполголоса:
- Рад, что сведения о Вашей гибели оказались ложным слухом. Позвольте узнать, уважаемый, каким образом вы оказались здесь и могу ли я оказать услугу давнему знакомому?
Продолжая улыбаться, эфенди скользнул взглядом по толпе. Похоже, наблюдения за ними все-таки не было. Впрочем, если Холмса ведут европейцы – оторваться от них в лабиринтах арабского города было делом несложным, а зная пару местных диалектов – элементарным.

+2

7

- Мир Вам, милость Аллаха и Его благословения, - поприветствовал он Захир-эфенди. Взгляд араба, брошенный в толпу, было трудно не заменить. Но слежки и в самом деле не было. Шерлок выступал категорически против такого рода подмоги, да и Майкрофт не настаивал. Один европеец привлекает к себе достаточно внимания, несколько – вызывают уже серьезные подозрения. Кроме того, никогда не знаешь, кто твой друг, а кто работает на сеть Мориарти.
Вероятность чьей-то гибели оказывается слишком велика. А обучение агентов обходилось английской короне весьма недешево. 
Арабы-наемники – другое дело. У старшего Холмса везде есть уши и ноги, но сливаться с окружающим пейзажем они перестанут лишь тогда, когда в них появится острая необходимость. В таком случае, им сообщался пароль, зашифрованный различными способами. Шерлоку не составляла труда их расшифровать, потому что они с Макрофтом увлекались этим с раннего детства и до поступления в школу. Даже Майкрофту нравилось изображать агента Гарбо. Хотя по мнению Шерлока, у брата был слишком длинный нос и большой вес для этого, поддерживаемый юным детективом, вечно отказывающимся от десерта в пользу любезного братца.
В своих шпионских играх они всегда желали провала друг другу. Хотя Майкрофт несомненно делал вид, что он выше соперничества. Какой смысл соревноваться с заведомо более слабым противником?
Он всегда недооценивал младшего брата, что нередко оказывалось большой стратегической ошибкой. 
- Тот человек, о котором вы говорите, и в самом деле мертв. Меня зовут Шарль Бонне. Мой путь лежит в кафе Аль-хасиди, говорят, там готовят лучший кофе во всем Марокко, - легкий шифр понятный им обоим.
Разучиться доверять людям было очень легко. Но врать умудренному опыту арабу - тоже самое, что открыто выказывать ему свое неуважение, и в результате получить бомбу замедленного действия. Поэтому Шерлок не стал ничего утаивать. Захир-эфенди несомненно знал это кафе, и, конечно же, если и не был уверен наверняка, догадывался, какой «вкусный кофе там готовят» для тех, кто хотел бы скрыться от внимательных глаз мира навсегда.

+2

8

- В Марокко я известен как Хафиз аль-Фазари, или просто Хафиз-ака, - мимоходом заметил аль-Фазари.
Формально новое имя Холмса – Шарль – вполне вписывалось в обращение «Ширали-ака»; однако собеседник Хафиза-эфенди недвусмысленно дал понять, что его лучше не использовать. Причины этого могли быть самыми различными, а излишним любопытством аль-Фазари не страдал – поэтому, наряду с волей Создателя, и дожил до преклонных лет. Хафиз-ака решил именовать Холмса на французский манер – в конце концов, Марокко некогда был французской колонией.
- Ну что ж, мсье Шарль – нам по пути. Я тоже направляюсь в кофейню аль-Хасиди. Увы, её хозяин – высокоуважаемый Фарук-бей – уже несколько лет как предстал перед очами Создателя; да будет легким его путь в ином мире! – Хафиз-ака отёр ладонями бороду в традиционном молитвенном жесте и продолжил: - К сожалению, я не смог проводить досточтимого Фарука в последний путь, потому спешу со словами утешения к его супруге, несравненной Нафисе-ханум – достойной продолжательнице дел своего супруга. Прошу за мной, мсье Шарль – вы сделали прекрасный выбор. Мудрая Нафиса-ханум одинаково добра и к правоверным, и к последователям пророка Иссы – да будет славно его имя!
Таксисты ожидали своих жертв на другом конце площади. Они не стеснялись подскочить к туристу, ухватить его за рукав, подхватить ручку чемодана и увлечь к своей машине, при этом непрерывно извергали франко-англо-испано-арабский словесный поток. Смуглый бородач с белозубой улыбкой (белозубой она казалась лишь при контрасте с угольного цвета бородой) и отсутствующим правым резцом уже направился к собеседникам, намереваясь взять в оборот месье Шарля.
- Сабах альхир, бей, - остудил Хафиз-ака бизнес-мечту бородача обычным приветствием. – Бекам ди? – грозно спросил он о главном.
- Арба дирхам, эфенди, - попытку заломить запредельную цену таксист сразу отбросил, поняв, на кого нарвался. Хафиз-ака насупил седые брови; не дожидаясь продолжения, бородач решил не наглеть, - Талята дирхам!
- Квайс, - бросил таксисту аль-Фазари.
С пришибленным видом бородач отправился к старенькому, но неплохому на вид жёлтому «Рено», открыл заднюю дверь и жестом пригласил араба и европейца сесть.
- Не отказывайтесь от моей помощи, мсье Шарль. Я только что сэкономил вам около пятнадцати дирхамов, - лукаво улыбнулся в седую бороду Хафиз-ака и повторил жест таксиста, приглашая Холмса сесть в машину.

+2

9

Язык выучить несложно. На французском Шерлок научился говорить на спор в раннем детстве. Майкрофт сказал, что он не за что не сможет это сделать, потому что слишком глуп.
Другой бы, глупый, разбил Майкрофту нос той самой книгой по грамматике и удовлетворился бы, но не Шерлок. Спустя сутки, он говорил только по-французски, чем напугал отца, решившего, что это, должно быть, последствия травмы, иного и быть не могло. Зато Майкрофт оказался впечатлен. И тут же предложил выучить китайский.
Выяснилось, что ему просто надоело носиться с младшим братом, а этим можно было отвлечь его хоть на какое-то время.
Однажды Шерлок-таки разбил Майкрофту нос, но это случилось много лет спустя.
Языки Майкрофту давались проще, но Шерлок ни в чем не хотел емууступать. Поэтому разговор двух арабов был ему понятен, в отличие от Шарля Бонне, который впервые оказался на востоке и воспринимал каждого араба как потенциального террориста, если дать тому пару гранат, да автомат в руки.
В данном случае, это было как никогда близко к истине. Его достопочтенный друг Хафиз-ака до сих пор значился в списках самых разыскиваемых террористов крупнейших спецслужб мира. Несомненно с выходом на пенсию приоритетность его поимки значительно понизилась, однако никто не спешил списывать его со счетов.
Таксист же всего лишь держал пистолет под сидением своего автомобиля, хоть и пользовался им исключительно в рамках самообороны.
Так что Шарль Бонне, как и следовало настоящему европейцу,  некоторое время с сомнением и легко узнаваемым скепсисом оглядывал машину, водителя, своего "нового" знакомого и окружающий пейзаж на предмет возможных неприятностей, однако же материальный интерес француза перевесил все страхи и опасения, и он наконец забрался в машину.
- Мерси, - в машине было ужасно душно, несмотря на открытые окна и дверь, и все пропахло сигаретным дымом. Француз придирчиво оглядел антураж, в Чертогах же разума Шерлок сосредоточился на более серьезном вопросе: что именно понадобилось эфенди в том самом злополучном кафе.

+2

10

Согласно старинным легендам, Гай Юлий Цезарь мог одновременно читать, писать и говорить по телефону – в возможности последнего современные «белые воротнички» уверены на все сто процентов. Поэтому они регулярно пытаются переплюнуть римского императора по указанной части – правда, сместить знаменитого римлянина с насиженного исторического места пока не удается даже посредством книги рекордов Гиннеса.
В такси аль-Фазари пришлось одновременно выполнять не три, а четыре действия: мило улыбаться месье Шарлю, внимательно следить за его поведением, ностальгировать по местам своей юности и размышлять о наличии или отсутствии связи между ожидаемым визитом британского профессора и встречей с Холмсом. При этом земная слава какого-то кафирского императора совершенно не заботила араба. Гораздо важнее было то, что Ширали-ака был немного знаком с прошлым аль-Фазари. Такое знакомство могло породить сомнения в том, что единственной целью Хафиза-эфенди было утешение Нафисы-ханум.
Таксист не стал петлять по городу и вскоре затормозил у здания, архитектура которого, казалось, вобрала в себя все существовавшие в Марокко за последние сто лет стили. Хафиз-ака вложил в ладонь водителя не три, а четыре дирхама, выбрался из машины, подождал, когда его спутник покинет салон, и направился к входу.
- Ахмет! – с ходу окликнул эфенди старого слугу. Тот поспешил к гостю, но, видимо, не узнал его.
- Ты не узнал меня, почтенный Ахмет? Я – Хафиз, сын Умара, что был вторым сыном Якуба аль-Фазари…
- Хафиз-ака! Какое счастье снова видеть тебя на земле славного Магриба! Как возрадовался бы твоему посещению хозяин, достопочтенный Фарук-ака – да помилует его Создатель и дарует ему райские утехи!
- Рахим Алла, - ответил аль-Фазари. – В добром ли здравии несравненная Нафиса-ханум? Её должны были предупредить о моём визите – хотелось бы высказать ей слова утешения.
- Конечно, ака! Исмаил проводит тебя, - Ахмет махнул рукой одному из мужчин в куфии, расположившемся у стойки; мужчина тут же направился к собеседникам.
- Ахмет, поручаю тебе моего знакомого – месье Шарля, - показал аль-Фазари на Холмса. – Угости его кофе…или чем-либо другим по его просьбе. Пусть его никто не беспокоит. Месье Шарль из Франции, но понимает по-английски. Месье Шарль, - обратился Хафиз-ака к Холмсу по-французски, - подождите меня, пока я нанесу визит Нафисе-ханум. Ахмет понимает французский, так что сделайте ему заказ. Если хотите развлечь себя танцами девушек – Вас проводят. Только не делайте им непристойных предложений…до захода солнца. Если кто-то из них понравится – скажите Ахмету, и он всё устроит.
С последними словами Хафиз-ака лукаво подмигнул месье Шарлю и, оставив его на попечении старика, последовал за Исмаилом.

+2

11

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]

В пустыне ветер приносит слова быстрее, чем летит самый быстрый скакун. А когда ветру помогают глаза и уши в нужном месте, тогда слова несутся быстрее ветра. Так что о прибытии нежданном попутчике почтенного гостя в доме аль-Хасиди знали уже в тот момент, когда мудрейший аль-Фазари и загадочный кафир месье Шарль покидали аэропорт и выбирали такси. Так что пока долгожданные и не очень гости услаждали свой взгляд видами города, в доме аль-Хасиди тщательно готовились к встрече.
Предав письмо огню и развеяв пепел, почтенная Нафиса-ханум, не спешно, как это и полагается в столь уважаемом возрасте, покинула молитвенную комнату и направилась в общую гостиную хозяйского дома, где ее уже ожидали верные слуги с последними сведениями. Распорядившись, какие комнаты необходимо подготовить для гостей, прибывших и ожидаемых, Нафиса-ханум попросила младшую служанку принести, забытый в другой части дома бисер.
Так что, когда почтенный аль-Фазари, сопровождаемый верным Исмаилом, переступил порог комнаты для встречи гостей в общей половине дома, Нафиса-ханум была погружена в вышивку, как будто и не было с утра никаких новостей.
Услышав шаги вошедших, Нафиса-ханум не спеша подняла взгляд от своей работы и сщурила взгляд на госте. Исмаил подал условный жест, свидетельствующий о том, что почтенный гость был именно тем, за кого себя выдает, и тем, кого ждали. Только после этого Нафиса-ханум заговорила:
- Мир вам, милость Аллаха и Его благословение, достопочтенный аль-Фазири. Я позволила себе дерзость заговорить первой. Мое имя Амина, но в этом доме меня называют Нафиса-ханум, и я надеюсь, почтенный гость не будет разочарован оказанным гостеприимством, - произнесла Амина-Нафиса в силу привычке, а не по необходимости, продолжая имитировать старческую хрипоту. По всем имеющимся источникам Нафисе-ханум нынешней весной должно было минуть семьдесят шесть лет. Уважаемый возраст, препятствующий, к сожалению, некоторым угодным Аллаху делам, требующим определенной ловкости. Именно, по-этому еще полвека назад мудрейшему из заинтересованных лиц была ниспослана идея изменять суть, сохраняя личность. И Амина была уже третьей, кто носил имя и образ почтеннейшей Нафисы-ханум.

+1

12

- Да продлит Создатель Вашу молодость и сохранит в ясности Ваш разум, уважаемая Амина-ханум. Вы хозяйка, а я гость, - ответил аль-Фазари женщине. – Что же делать, если почтеннейший Фарук-ака призван Создателем для новой жизни? Кто мы, чтобы противиться высшей воле? А что до имени – в своей жизни я тоже сменил несколько имён. Если даже зверь меняет свою шкуру – неужели такое не дозволено человеку?
Присев сообразно жесту собеседницы, Хафиз-ака продолжил:
- Уверен, что Фарук-эфенди передал свой непростой бизнес в надёжные руки, поэтому перехожу к делу. Скоро здесь должен появиться этот человек, - аль-Фазари вынул фото Бейли-Шейдемана, которое Хасан сделал скрытой камерой. – Это профессор из Британии; но по прибытии может выдать себя за немца или австрийца. В Британии он известен как Вильям Бейли. Он – мой клиент, - последнее слово ака произнёс с особой интонацией; Амина, как новая владелица бизнеса Фарука-эфенди, должна была понять её. – Мне потребуются акульи зубы – не полированный сувенир, а зубы с природной заточкой. Ещё нужна абиссинская маска – не очень древняя; пусть ей будет около ста пятидесяти – двухсот лет. Плачу наличными – располагаю счётом в городском филиале марокканского банка. Профессора всегда интересовали демоны - хочу дать ему возможность пасть от руки демона.
Эфенди сделал паузу, давая возможность ханум переработать информацию.
- Я представился профессору Бейли как месье аль-Исфахани. И ещё: в аэропорту я встретил знакомого кафира. Он тоже сменил имя и прибыл в Марокко как месье Шарль Бонне. Это весьма умный и наблюдательный человек. Маловероятно, что он связан с Бейли: однако контакты между ними надо исключить. Будем следовать народной мудрости: надеясь на милость Создателя, не забудь привязать верблюда.
Хафиз-ака склонил голову в знак уважения к хозяйке.
- Моя последняя просьба не должна стать затруднительной: это Беретта-92-Ф с четырьмя магазинами и ханджар. С почтением жду ответа, Амина-ханум.

+2

13

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]

Нафиса-ханум внимательнейшим образом выслушала пожелания уважаемого гостя и, почти не щуря взгляд, вгляделась в снимок важного клиента.
- Почтенный Фарук-эфенди заложил в этом доме особые традиции гостеприимства, и в меру своих скромных сил я стараюсь их соблюдать. Ваши пожеланию будут исполнены в точности, почтенный аль-Фазари, - заверила гостя Нафиса-ханум, после чего обратилась к слуге. - Исмаил, акульи зубы, пистолет и ханджар ты найдешь внизу, где им и положено быть. Отнеси все в комнату, предназначенную нашему уважаемому гостью. Не забывай при этом быть быстрым как ветер и незаметным как вода в пустыне. Распорядись, чтобы Наиль навестил в Медине лавку уважаемого Салах-эфенди и купить у него абиссинскую маску, пусть скажет нашему почтенному другу, что маска нужна для особых целей и должна быть подлинной, поделки из пыли под ногами пусть ловчейший из торговцев оставит на потеху туристам. Все запомнил? Исполни в точности, - приказала Исмаилу Нафиса-ханум.
Тот, заверив хозяйку и гостя в своем почтении и преданности, немедленно отправился исполнять поручения.
- Есть ли что-нибудь еще, что мы должны знать о вашем клиенте или о французском месье, почтенный аль-Фазари, - вновь вернула все свое внимание гостю.
Но прежде, чем тот успел ответить, в комнату неслышно вошел еще один слуга.
- Что случилось, Рахим? - тут же отреагировала Нафиса-ханум, в этом доме слуги позволяли себе вмешиваться в общение хозяйки и гостя только в важных случаях.
- Этот кафир. Месье Шарль. Не дает всем покоя, он настаивает на разговоре с вами, почтенная Нафиса-ханум. Утверждает, что у него особый вопрос, - коротко сообщил Рахим.
- Что ж, почтенный аль-Фазари, я вынуждена вновь просить вас извинить мою непочтительность. Я вынуждена прервать нашу беседу, чтобы услышать, что за важность привела сюда этого кафира. Могу ли я попросить вас присутствовать при разговоре, - мягко попросила Нафиса-ханум. - Рахим, пусть Ахмет проводит гостя во второй зал кофейни, я приду.
Слуга исчез так же бесшумно, как появился. Нафиса-ханум сщурила глаза и сгорбилась, вновь превращаясь в почтенную старуху. Не спеша, как будто каждое движение отзывается болью в усталых костях, Нафиса-ханум поднялась со своего места, и очень медленно направилась к двери.

Отредактировано Game Master (2015-05-20 23:28:50)

+2

14

Уставившись в окно такси, месье Шарль будучи человеком наблюдательным не мог не заметить пристального интереса к своей персоне со стороны эфенди. Их обоих беспокоил один и тот же вопрос, тревожно витающий в жарком воздухе Касабланки: зачем их спутник здесь?
Вопрос неминуемо тянул за собой стайку других: простое ли это совпадение, или же в Касабланке они оказались неслучайно? Чем в целом это может грозить? Как можно снизить риски вмешательства в свои дела? Не выдаст ли его попутчик при первом удобном случае?
Под строгим взглядом Хафиз-ака таксист не посмел повести их по большому кругу, демонстрируя все «прелести» старой Медины, мечеть Хасана Второго и закатные лучи над Атлантикой. 
Они въехали в район Хабус и словно бы оказались в другом мире – туристическом рае со множеством лавок и узкой проезжей частью. Здесь были собраны лучшие товары Востока, конечно же, по весьма завышенным ценам. Но жаждущие новизны, вдоволь пропитавшиеся восточным колоритом за короткий отпуск, иностранцы, предпочитающие спокойный шоппинг в безопасном районе бросовым ценам других кварталов Касабланки, устремлялись сюда нестройными рядами и целыми автобусами. Они жадно рассматривали яркие наряды, ковры, предметы мебели, которые ни за что не получится увести с собой в чемодане. Но без вот этой  совершенно бесполезной керосиновой лампы, к которой они позабудут купить масло, уйти не удастся. Дамы примеряли роскошные ювелирные украшения прямо на улице, обязательно делая селфи и против своей воли возвращая дорогую побрякушку арабу. Они вздыхали, удалялись, но оглядывались. Шли медленно и печально, всем видом посылая сигналы в мозг своим непонятливым кавалерам: «купи, сделай счастливой хоть на минуту». Кто-то всерьез интересовался изделиями из кожи и меди, предметами домашней утвари, а дизайнеры профессионалы и неотстающие от них любители не могли пройти мимо лавки с антиквариатом. Туристы победнее теснились рядом с палатками с сувенирами и пряностями. Вдыхая восточные ароматы, кто-то непременно чихал. Но как бы то ни было, все здесь было наполнено восхищением красотой Востока, его непохожестью на прогнивший западный традиционный мир. 
В это уже не раннее время улочки были переполнены туристами, и таксист был вынужден ехать медленно, дожидаясь, пока люди не сойдут с его пути, увлекшись очередной яркой лавкой, где торгуют оливками из синих пластмассовых бочек или состригают тесаком верблюжатину прямо с туш.
Когда машина остановилась, француз выбрался из такси и вытащил бумажник, как будто бы собирался вернуть деньги эфенди, но спустя несколько секунд, замешкавшись, спрятал его обратно в рюкзак.
Здание кофейни не сильно отличалось от других построек в этом старом, построенном еще при французах квартале. Шарля провели внутрь, а затем оставили со слугой. То, что эфенди первым встретиться с хозяйкой внушало опасения – неизвестно, что именно он ей расскажет, если разговор зайдет о прибывшем вместе с ним кафире.
Но пока Шарлю оставалось лишь рассматривать убранство кофейни и многочисленную собравшуюся публику.
Ресторанов и кафе в районе Новой Медины практически не было, поэтому кофейня аль-Хасиди пользовалась большой популярностью. Кроме того, постояльцы здешней гостиницы также добавляли доходности этому месту.
Сев за столик Шарль обратился к Ахмету:
- Могу я попросить немного табака? – в руках француза появилась трубка. Он постучал ей о ладонь в попытке вытряхнуть остатки прошлой порции. – А еще мне необходимо как можно скорее встретиться с почтенной Нафис-ханум по особому делу.
Последнюю фразу турист произнес достаточно тихо, чтобы никто кроме Ахмета его не расслышал, и с какой-то явной неловкостью.
Вскоре его проводили в другой зал, где, закурив трубку, он принялся дожидаться аудиенции.
Нафис-ханум не заставила себя долго ждать. Стоило ей войти, как Шарль приветственно вскочил на ноги.
- Я не ожидал, что вы откликнетесь на мою просьбу так быстро, - взволнованно начал Бонне, а потому на французском. – Надеюсь, я не оторвал вас от более важных дел…
Шарль смотрел в глаза – единственное, что не было скрыто никабом. Темно-карие, почти черные глаза хозяйки также внимательно изучали его. Старух выдавала блеклость радужной оболочки и нередко желтеющие, покрытые прожилками лопнувших сосудов, белки. Ничего этого у Нафис-Ханум не было. Как и глубоких морщин, заставляющих веко почти наезжать на длинные верхние ресницы.
Чудеса восточной косметологии и медицины.

+2

15

- Разумеется, ханум, - с поклоном ответил аль-Фазари на просьбу женщины присутствовать при беседе с кафиром. – После того, как Вы великодушно откликнулись на мою просьбу, мой долг – помочь Вам.
Пропустив вперёд Нафису-ханум, Хафиз-эфенди неслышно последовал за ней. Обычно Ширали-ака отличался недюжинным терпением; отсутствие такового весьма озадачило аль-Фазари. Возможно, кафир, сменив имя, решил поменять и привычки; но это означало, что намерения у англичанина более чем серьёзные. Такая тщательная конспирация требовалась в довольно редких случаях – и это тревожило.
Войдя следом за женщиной, Хафиз-ака первым почтительно обратился к Холмсу:
- Тысяча извинений, месье Шарль. Не сочтите моё присутствие дерзостью, непочтением или недоверием к Вашей высокочтимой особе. Однако наши строгие каноны требуют, чтобы первый визит к незнакомцу арабская женщина совершала в присутствии знакомого ей мужчины. Восток весьма консервативен и порою строг в области традиций; полагаю, что Вы поймёте нас, поскольку не впервые попали в нашу среду.
Аль-Фазари сделал вежливую паузу и продолжил:
- Позвольте, месье Шарль, представить Вам хозяйку этого прекрасного заведения, уважаемую Нафису-ханум. Всеми силами она поддерживает статус этого благословенного места, созданного её почтенным супругом Фаруком-эфенди. Увы, мой друг Фарук-ака уже предстал перед лицом Создателя, - сотворил молитвенный жест Хафиз-ака, - но его дело оказалось в надёжных руках. Примите месье Шарля как моего друга, Нафиса-ханум.
Поклонившись обоим, аль-Фазари устроился позади женщины.

+2

16

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]

Нафиса-ханум, щурясь будто бы сослепу, внимательно изучала нетерпеливого французского гостя. Гость был не прост, не зря же почтенный аль-Фазари рекомендовал его как умного и наблюдательного человека. Полезно было бы узнать, какая настоящая цель прибытия на восток у этого месье, пожалуй, стоило приставить к этому кафиру особо доверенные глаза и уши. Но прежде стоило услышать версию самого месье Шарля.
Застыв в кресле бездвижной старчески-сутулой статуей, Нафиса-ханум молча выслушала приветствия и извинения француза, сбивчивая речь которого так контрастировала со спокойными речами почтенного аль-Фазари. И лмшь после того, как ее представили официально, Нафиса-ханум позволила себе сказать несколько слов:
- Мир вам и милость Аллаха, месье Шарль, - глухим старческим голосом поприветствовала француза Нафиса-ханум, смешав в одну фразу приветствие на родном языке и слегка искаженное акцентом чужое обращение.
После чего Нафиса-ханум продолжила говорить на сбивчивом, изуродованном акцентом французском, некоторые слова при этом были едва узнаваемые, будто бы почтенная ханум не практиковалась в языке с тех самых времен, когда переличевавшие на свой лад этот город французы убрались к родным берегам.
- Вы гость этого дома, а просьбы гостей у нас принято чтить. Вы просили уделить вам внимание, и я готова выслушать все, что вы желаете сказать мне. Но заклинаю вас излагать свои мысли без лишней спешки. Язык вашей страны дается мне не слишком хорошо, и потому ваша поспешность может оказаться губительной для понимания сути, - путаясь во фразах и ломая слова, произнесла Нафиса-ханум.

+1

17

Присутствие Хафиз-ака рушило все планы. Первыми же своими словами араб дал повод усомниться в честности месье Бонне, который всем своим видом, речами и отметками в паспорте демонстрировал, что никогда не бывал на Востоке ранее.
Другое дело Шерлок Холмс,  успевший пожить в Тибете, посетить Лхасу, объехать весь Иран, заглянуть в Мекку, а до своей «смерти» побывать в Пакистане. Майкрофт называл эти путешествия каникулами. Брат обладал уникальной способностью превращать свою проблему в чужую блажь. А если что-то шло не так, он всегда мог скрыться в тени неудачливого помощника.
К счастью для Шерлока, Нафис-ханум не могла заглянуть в паспорт месье Шарля и не знала его биографии, так что некоторые изменения в истории были позволительны. Но стоило обратить на это внимание в будущем, когда его вещи, без всяких сомнений, будут тщательно досмотрены. 
Извинившись за свою грубость, месье Бонне поприветствовал хозяйку кофейни, как подобает и пообещал, что не будет торопиться, раз время у них действительно есть.
Когда все трое сели за стол, Шарлю принесли табак. Наполнив чашу курительной трубки, он поставил ее на стол, придерживая, и положил рядом тампер, не решаясь продолжить процедуру. Затем и вовсе прислонил трубку к чайничку, чтобы она не мешалась во время разговора.
- Я бы не был так настойчив, требуя встречи с вами, если бы дело мое могло ждать, - француз достал из кармана джинс бумажник, открыл и положил его перед арабами, чтобы они могли увидеть фотографию двух маленьких детей месье Бонне. Дети на самом деле были похожи на Шерлока, чему было вполне логичное объяснение. – Моя жена… моя бывшая жена вновь вышла замуж. Ее мужу предложили работу в Штатах. Буквально на днях она поставила меня в известность, что уезжает с ним и возьмет детей с собой. К сожалению, в силу некоторых обстоятельств она имеет полную опеку над ними. Хорошо еще, что разрешает мне хоть раз в неделю с ними видеться. Но если они переедут в Штаты… - Шарль развел руки в стороны и печально улыбнулся. Он перевел взгляд с хозяйки на Хафиз-ака, изучая их реакции. – Я смогу видеться с ними не чаще, чем раз в год. Это немыслимо. Дети – это все, что у меня есть. Я готов ради них на все.
Француз пододвинул бумажник к себе, всматриваясь в лица детей на фотографии.
- Мне посоветовали обратиться к вам. Сказали, что если я хочу забрать детей навсегда, то для этого нужны другие документы, и только вы можете сделать так, чтобы мы исчезли. Чтобы она, их мать, никогда нас не нашла.
Шарль с надеждой взглянул на Нафис-ханум.
Если бы Шерлок Холмс не стал детективом, возможно, его бы ждала актерская карьера.

+2

18

«Не чрезмерно ли вы зашифровались, Ширали-ака?» - подумал про себя аль-Фазари. Сменить имя, национальность, завести фиктивную супругу, разорвать с ней отношения, которых не было – это ещё вписывалось в стандартные рамки так называемого «трафарета». Но двое детей, которых нужно оторвать от матери… Либо Холмс задумал некую демоническую по изобретательности комбинацию, смысл которой эфенди не понял, либо…Ширали-ака действительно угрожает смертельная опасность. Утешало одно: связь Холмса с британским профессором пока не просматривалась, так что подыграть месье Шарлю стоило. Обсудить с Нафисой-ханум невероятную легенду Ширали-ака можно будет позднее.
- Ваша супруга совершила отвратительный поступок, месье Шарль, - осуждающе произнёс Хафиз-ака. – Правоверные приговорили бы её к побитию камнями. Думаю, мы сможем помочь вам. Организовать исчезновение Шарля Бонне нетрудно: отправим его на верблюде в пустыню Сахара – месье Бонне довольно неравнодушен к экзотике, не так ли? Увы, песчаные бури, смерчи и самумы так непредсказуемы – но что мы можем поделать с судьбой, узоры которой подвластны только Создателю? Дальнейшее гражданство месье будет зависеть от его желания и размера счёта в каком-либо серьёзном банке; но полагаю, что уважаемая Нафиса-ханум проявит снисхождение в финансовом вопросе. Вот только дети, месье Шарль… Они воспитаны в кафирских традициях… Выдержат ли они разлуку с матерью? Не выдадут ли себя, случайно встретив прежних знакомых? И не станут ли в будущем мстить за ваш поступок?

+2

19

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]

Мудрейший Фарук-ака еще в те времена, когда возводил на песке это славное традициями заведение, сразу на нескольких камнях начертал главную местную традицию, почти что заповедь: "Не верь никому, а кафирам не верь вдвойне." Так что Нафиса, специально воспитанная на роль хозяйки дома, слушала месье Шарля и не верила ни единому слову. Впрочем, свое недоверие ханум никак не демонстрировала, потому как второй традицией этого дома было гостеприимство и внимание к словам гостей ровно до тех пор, пока не рассеяться морок  их слов и не станут их мотивы видны, как на ладони.
Французский месье говорил витьевато, а его мотивы были темнее бури в пустыни. А сомнения эфенди, пусть и не высказанные явно, в очередной раз показывали, что месье не так прост.
Нафиса-ханум в мыслях решила, что загадку этого неверного стоит как можно быстрее загадать тем, кто в этом доме был призван блистать умом. Сама же Нафиса-ханум была призвана изображать спокойствие и понимание, так что она лишь старчески щурила глаза и внимательно вслушивалась в слова. И лишь после того, как оба мужчины высказали собственные суждения, Нафиса-ханум позволила себе заговорить:
- Месье Шарль, я не могу понять причину действий вашей супруги. Но я понимаю ваше желание вернуть то, что принадлежит вам по праву, детей. Также я не сомневаюсь, что мудрейший Хафиз-ака прав в своих суждениях о том, что вашим детям будет тяжело понять Восток, - голос звучал по-старчески хрипло, но при этом неожиданно выразительно. -  Лишь одно позвольте спросить. Вы уверены, что выбранный вами путь окажется верным решением. Почему вы прячетесь, как вор, а ваша поступившая столь не почтительно... супруга... до сих пор жива? Не сочтите за дерзость мой вопрос, - почтительно и осторожно поинтересовалась Нафиса-ханум.

+1

20

"Мы сможем помочь вам" - мгновенно резануло ухо. Похоже Шерлок был куда в большей опасности, чем мог себе представить, когда встретил Хафиз-ака в аэропорту Касабланки.
С другой стороны, возможно у МИ-6 появятся все шансы поймать араба, каких не было никогда прежде, если эфенди действительно окажется по ту сторону баррикад.
Воцарилась пауза, пока месье Шарль внимательно изучал сидящего напротив Хафиз-ака. Над столом повисло напряжение, которое обязанно было завершиться взрывов.
Француз схватился за свой рюкзак, резко дернул молнию на себя и, порывшись, вытащил немного помятую папку, где среди документов на французском и каких-то счетов с цифрами с шестью нулями и знаком евро в конце, лежали детские рисунки. Закрыв тут же папку, не позволив разглядеть ее содержимое, он протянул один из листков Хафизу. На бумаге неаккуратно были нарисованы мужчина с длинными волосами собранными в хвост, а рядом двое детей. Около них, без намека на перспективу возвышался дом. Вверху плыли облачка, а в углу рисунка светило солнце.
Рядом с мальчиком по-французски было написано синим карандашом: "папа, я хачу жить с табой".
В мире всякое случается. Месье Бонне, например, и в самом деле решивший похитить у бывшей жены детей, ради чего, будучи довольно неплохим финансистом и грабил своих клиентов, медленно, аккуратно, совершенно незаметно. Но жадность подвела его.
Пока настоящий месье Шарль находился под следствием, грех было не воспользоваться его историей. Дело было слишком громким, чтобы кому-либо, кроме французских спецслужб (и Майкрофта), о нем стало известно до суда, который состоится не раньше, чем через три месяца.
- Они еще маленькие, многоуважаемый Хафиз-ака. Их мать беременна и весьма увлечена своей личной жизнью. Они чувствуют себя в ее новой семье ненужными. Все, что я хочу - дать им нормальное, насколько это возможно, детство. Деньги это не проблема. Я уверен, что когда они подрастут и у них появятся свои дети, они все поймут.
Выслушав хозяйку дома, Шарль отрицательно замотал головой.
- Моим детям и не придется привыкать к Востоку, почтеннейшая Нафис-ханум. Как только у нас будут новые документы, мы выберем страну, куда поедим. Устрою им каникулы, - Месье Бонне улыбнулся, но услышав следующие слова женщины, помрачнел. - Об этом не может быть и речи. Я никогда бы не решился убить мать моих детей, каким бы человеком она ни была. Я желаю ей счастья в ее новой жизни, пускай только оставит мне часть моей прежней.

+2

21

- Месье Шарль – последователь Иссы бен Мариам, почтенная Нафиса. Не в его правилах желать недругу смерти. В этом есть своя мудрость – отдать врага на волю Создателя – да осенит он своим вниманием наши скромные дела, - дал аль-Фазари хозяйке дома небольшое пояснение, после чего обратился к Холмсу.
- Позвольте, месье Шарль, предложить вам план. Шарль Бонне исчезает в Сахаре; как именно – я описал выше. Пару дней вы проживёте у сахарских троглодитов в подземных хижинах – французский язык им знаком. Не отель, конечно – но крыша над головой и скромная пища гарантированы. Лучше, если вы начнёте отращивать бороду и усы. После в Касабланке появится гражданин Алжира или Туниса, этнический европеец, пожелавший посетить Европу – имя этому господину вы дадите сами. Вы вылетите из Марракеша, чтобы встретиться с детьми. Увы, на немусульманских территориях мы мало чем сможем помочь; но обратитесь в Тулонском порту в экскурсионное бюро Франсуа Морико и передайте ему привет из знойной Мавритании. Когда дети будут с вами, через это же бюро садитесь на круизный лайнер, идущий в Кейптаун. В Танжере на борт сядут наши люди – с этого момента вы в полной безопасности. Можете пересесть на трансатлантический лайнер здесь, в Касабланке, либо добраться до Кейптауна. А далее к вашим услугам даже Австралия. Хотите обсудить детали или предложите свой вариант?

+1

22

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]
Кто-то из слуг, видимо, забыл закрыть окно, и в комнату проник воздух из внутреннего дворика, весь пронизанный жарой и ароматом магнолий. Удушающе приторно. А может быть вся эта душная сладость лишь примерищилась Нафисе-ханум из-за рассказанных французом подробностей его истории про забытых детей и их мать, которую нельзя убить. Неужели, ища помощи на Востоке, месье не смог придумать более местной истории. А может быть столь откровенное звучание Европы в его словах были точным рассчетом - удивить, шокировать так, чтобы эмоции мешали услышать фальшь. Тогда это был очень истересный ход. Но ведь не зря же почтенный Хафиз-ака предупреждал о том, что этот неверный хитер и непредсказуем, как пустыня. Знать бы еще его истиные цели?
Углубившись в размышления Нафиса-ханум пропустила тот самый важный момент, когда закончились французские сказки месье и повисла тишина-ожидание ответа. К счастью, мудрейший Хафиз-ака взял ситуацию в свои надежные руки и предложил план, изящный, как арабская вязь, и надежный как песок под ногами, что впрочем французу было знать не обязательно. Тем более, что звучало все красиво, как ночь в Касабланка.
Нафиса-ханум позволила себе еще немного молчания. В конце концов, она ведь стара и подчтенна, а значит, быстроты и звонкости родника в оазисе от нее никто не ждет. Она должна быть неспешна и мудра, как змея.
- Подчтенный друг моего достоподчимого ныне покинувшего этот мир супруга прав, - катая слова как глину, заговорила Нафиса-ханум. - Если вам претит убивать, значит, вы должны умиреть сами. Сгинуть в песках Сахары, и явится под новым именем. Мы можем помочь вашему перерождению. Но с одним условием - все, что происходит в Марокко, должно остатся в границах Марокко. Вернувшись в Европу вы должны все забыть или вам помогут потерять память, - тихим скрипящим голосом старухи прошелестела Нафиса-ханум, слова звучали настолько сухо и слабо, что с трудом походили на угрозу. - Вы согласны, месье?

+1

23

Улица за стенами кофейни шумела, словно рассерженный пчелиный улей. Казалось, что еще секунда и люди повалят в здание, чтобы защитить свою королеву от замаскированного шмеля. Разорвется бомба, прогремит выстрел. Что-то случится, что разрушит воцарившееся за столом напряжение самым естественным в данной обстановке способом.
Его словам не поверили. И теперь настал их черед закидывать наживку, а ему раскланиваться и благодарить мудрейших за решение столь болезненной его сердцу семейной драмы.
Слушая беседу арабов, Шерлок наконец набил трубку табаком и раскурил.
Настоящему месье Бонне повезло. Если бы его не перехватили перед самым вылетом в аэропорту,  никто и никогда уже не нашел его тела, похороненного под весьма ветреными песками Сахары.
- И я могу получить гарантии, что все свершится именно так, как вы рассказали? – поинтересовался француз все с той же надеждой, что эти люди могут решить все его проблемы, стоит лишь деньгам опуститься на их счета в швейцарских банках, или в марокканских кофейных склянках. Он вытащил трубку изо рта, надеясь, что люди Майкрофта отследили Хафиз-ака, и вскоре достопочтенный будет исключен из этой истории. По крайней мере, если основной план провалится, Шерлоку будет, что предъявить брату в качестве своей заслуги. 
- Не поймите меня неправильно. Я не просто так приехал сюда, чтобы отнимать ваше время. Мне нужно подумать. До завтрашнего полудня. Я должен все взвесить, ведь это может в корне изменить всю мою жизнь. В конце концов, не каждый день приходится умирать.
Месье Бонне усмехнулся, беспокойно постучав кончиками пальцев по столу.
- Могу я остаться в вашей гостеприимной гостинице на эту ночь, уважаемая Нафиса-ханум. Завтра я, обещаю, озвучу Вам свое решение, и мы обговорим все детали нашей сделки.

+1

24

[AVA]http://savepic.su/5555855.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

- На все воля Аллаха, - прошелестела Нафиса-ханум, услышав, что этот странный неверный желает получить какие-то гарантии.
- Время, месье Шарль, не щадит никого, даже столь прекрасные цветы, как Нафиса-ханум, к величайшей скорби зрение почтенной хозяйки слабее и слабее с каждым днем, и в любом документе почтенная ханум видит лишь темноту местных ночей. Не сочтите ее слабость за недостаточное почтение, месье Шарль, но вы не получите даже клочка расписки в качестве гарантий, - пришел на выручку Хафиз-ака, повторив чуть более понятно для европейца мысль о том, что все слова, сказанные в этом доме, тают на солнце и растворяются в воздухе, а все договоренности зыбки как песок в пустыне.
- Вам будет позволено немного подумать, месье Шарль, - глухим старческим шепотом продолжила Нафиса-ханум в подсказанном Хафиз-ака стиле, - но вы должны обдумать все сами и в тишине, не обсуждая ничего и не с кем и не слушая ничьих советов. Ведь никто не знает, возможно вашим собеседником и советчиком окажется шайтан, а его подсказки могут завести вас далеко или даже туда, откуда не возвращаются, - предостерегла француза Нафиса-ханум.
На минуту в разговоре повисла тишина, которая казалась осязаемой в жарком, раскаленном воздухе, сдобренном клочьями дыма. Почтенная Нафиса-ханум размышляла о гостеприимстве. В доме сегодня и так ожидался один очень важный гость, тот самый, для которого почтенный Хафиз-ака просил маску и кое-что еще. Оставлять в доме этого странного европейца было немного опасно. Но француз еще не дал ответа, а значит, выставлять его за порог тоже риск, к тому же нарушение традиций. Нафиса-ханум приняла решение.
- Вы гость этого дома, а просьбы гостей у нас принято чтить, - смиренно повторила Нафиса-ханум те же самые слова, с которых начался этот разговор. - Мои слуги с удовольствием подготовят вам лучшую комнату. Рахим, - ни на пол-тона не повышая голос, позвала Нафиса-ханум. И слуга моментально возник как из воздуха, как будто бы он невидимый присутствовал при разговоре. На самом деле Рахим появился из-за одной из скрытых тканью дверей, вот только появился он слишком быстро. Снизив голос до неслышного шепота, Нафиса-ханум сказала слуге несколько фраз, видимо, на одном из диалектов арабского, тот поклонился и исчез так же быстро и бесшумно, как появился.
- Прошу вас, месье Шарль, насладитесь кофем в главном зале, а после вас проводят в номер, - вновь обратилась к лже-французу Нафиса-ханум.

Отредактировано Erin Nolan (2016-01-17 22:58:40)

+1

25

Месье Бонне замешкался, а Шерлок воспользовался мгновением, чтобы еще раз взглянуть в глаза Нафис-ханум.
Нет, не только он здесь водит всех за нос. У каждого из них своя игра.
- Merci beaucoup, - склонив голову в почтительном поклоне, произнес Шарль. Он поднялся и торопливо добавил. - Je vous suis tres reconnaissant! Je vous remercie, Хафиз-ака.
Переместившись в соседний зал вслед за Рахимом, который, вне всяких сомнений, являлся первоклассным убийцей, Шерлок сел за свободный столик, как можно ближе к приватной комнате, где осталась юная Нафис-ханум и Хафиз-ака. Все, что ему оставалось теперь – это наблюдать. Его пьеса подходила к концу, оставалось лишь предугадать, каков будет следующий шаг его противника, и к чему это может привести.
Ночь снимет свои маски. Наверняка стараниями аль-Фазари его попытаются убить или хотя бы ограничить любые попытки выяснить, как устроен бизнес в этом злачном месте.
Кофе и в самом деле был потрясающим. К несчастью, Шерлок не смог бы насладиться им в полной мере – приехал еще один гость, проследовавший к Нафис-ханум. А вскоре для месье Шарля Бонне подготовили комнату.
Шерлок был хорошо знаком с восточным гостеприимством, поэтому внезапно сломавшейся дверной замок его нисколько не удивил. Конечно, ни телефона, ни компьютера, ни даже розеток в комнате не нашлось. Кровать, шкаф, стол, стул и бутылка воды – все, что полагалось гостю. Впрочем, и картин, камер и других источников слежки тоже обнаружить не удалось.
Солнце еще высоко висело на небосводе, а значит у него было время подготовиться. Окно чудодейственным способом открылось. Под ним к соседней комнате тянулся едва заметный выступ. Из комнаты открывался типичный вид на восточный внутренний двор-колодец с ярким мозаичным полом и небольшим фонтаном по центру – любимое место отдыха гостей Нафис-ханум. 
Свет оказался лишним, поэтому Шерлок выкрутил лампочки. А под подкладкой рюкзака обнаружилось все необходимое, что должно было помочь ему пережить эту ночь.

+1

26

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/7209199.jpg[/AVA]

Едва шаги француза месье Бонне  стихли за дверью, Хафиз-ака посмотрел на часы и обратился к хозяйке:
- Рейс, который предпочел профессор Бейли, прибыл на землю Марокко пятнадцать минут назад, я полагаю, что новый гость уже на пороге.
Нафиса-ханум лишь коротко кивнула в ответ и позвонила в колокольчик. Слуга бесшумно возник в комнате.
- Исмаил, - обратилась к нему Нафиса-ханум, голос прозвучал без капли старческой хрипоты, времени на маски не осталось, - ты выполнил в точности все пожелания нашего почтенного гостя.
- Да, - коротко отозвался слуга, -  все с точности, акульи зубы, ханджар, Беретта-92-Ф,  четыре магазина к ней и маска ждут нашего почтенного гостя в предназначенной ему комнате в сейфе за дамасским ковром.
- Надеюсь, годы пощадили вас, мудрейший Хафиз-ака, и без моих ничтожных подсказок память подскажет вам шифр, - добавила к донесению слуги Нафиса-ханум.
- Почтенной ханум не стоит об этом беспокоиться, - великодушно отозвался эфенди, - а теперь с вашего позволения я позволю себе пожелать вам спокойного вечера и удалиться наслаждаться вашим гостеприимством в отведенные мне комнаты. Профессор Бейли под каким бы именем сюда не явился не должен меня видеть раньше срока. Он будет искать месье аль-Исфахани, передайте ему, что месье будет ждать его после захода солнца у фонтана. И больше ему знать ничего не надо. И да, почтенная ханум, я еще раз прощу вас не оставлять без внимания вашего второго гостя, это непростой неверный и гостеприимство для него нужно особое.
Нафиса-ханум ответила едва заметным кивком головы, но для тех, кто знал местные порядки этого было более, чем достаточно, чтобы быть уверенным, что все будет исполнено в точности.
Сердечно распрощавшись с хозяйкой, Хафиз-ака удалился в отведенную ему комнату, оставив Нафису-ханум наедине со слугой.
- Исмаил, ты все слышал. Как наши гости?
- Профессор, он предпочел назваться австрийцем Штефан Зауэром уже прибыл, Ахмет проводил его по малой лестнице в комнату в центральном крыле, встретиться с другими гостями у него не было возможности. Сейчас я лично передам ему послание почтенного Хафиз-ака и будем ждать наступления ночи, да поможет нам Создатель.
- Исмаил, ты уже забыл о нашем другом госте. Нельзя так. Скажи Мирзе, чтоб отнесла нашему дорогому месье Шарлю небольшой подарок в знак нашего к нему расположения. Фрукты и сладости подойдут.
- Нафиса-ханум говорит о том самом лукуме? – уточнил Исмаил.
- Несомненно. Пожелайте нашему гостю спокойного вечера, - подтвердила Нафиса-ханум.
Спустя ничтожные тридцать минут, невероятно быстро по восточным меркам, в дверь комнаты  месье Шарля  постучали. Возникшая на пороге младшая служанка Мирза, одетая в легкий шелк, в стиле туристических представлений о востоке, кланялась почти что в пол, рассыпалась в красивых выражениях, желая засвидетельствовать гостю почтение хозяйки дома, и принесла поднос, полный фруктов и сладостей. Подарок и пожелание спокойного вечера. С щедрой дозой снотворного. Нафиса-ханум умела быть гостеприимной хозяйкой.

Отредактировано Erin Nolan (2016-05-22 21:29:35)

+1

27

Шерлок поймал себя на мысли, что прислушивается к каждому шороху из коридора и с улицы.
В Чертогах живо всплыли воспоминая о Германе Маджетте и его отель-смерти. В конце девятнадцатого века в Чикаго  он травил своих постояльцев удушающем газом. А тех, кому не повезло умереть мгновенно, отправлял по системе желобов в подвал полный хитроумных пыточных машин. Герману нравилась идея о людях-гигантах, поэтому его любимым орудием стала дыба. Ему удалось сделать свое «хобби» еще и прибыльным: скелеты жертв он продавал медицинским кафедрам университетов и анатомическим театрам. Никто никогда не спрашивал у него, где он владелец-отеля и скромный аптекарь брал эти кости.
По удивительному совпадению, Герман Маджетт взял себе псевдоним: Генри Говард Холмс.
Стоило шагам раздаться в коридоре, как Шерлок расслабленно развалился на стуле. Угрозы из-за этого визита он не чувствовал. Куда проще справиться с жертвой несопротивляющейся, чем со здоровым, полным сил мужчиной.
- Bon soir! – воодушевленно воскликнул он, стоило двери открыться. – Передайте мое почтение Нафис-ханум.
Слуга поставил фрукты и сладости на стол и удалился.
Шерлок набил трубку табаком и закурил.
От части лукума он избавился. Один кусочек аккуратно надкусил и бросил к оставшимся, после чего промыл рот, оставленной для него водой.
Можно было бы сбежать до второго визита, если он состоится, или следовать продуманному для него сценарию.
Первый вариант явно давал больше преимуществ, хоть и был куда опаснее второго.
Неисповедимы пути, но сегодняшняя ночь определенно будет нескучной, но определенно не в этом номере.

0

28

[NIC]Naphisa[/NIC]
[AVA]http://savepic.su/7209199.jpg[/AVA]

Алый диск солнце тонул в море, стремительно и безвозвратно, пока не осталось даже лучика. Город окутала темнота. Прокричал муэдзин, призывая всех верных совершить магриб. Затем воцарилась тишина. И только цикады отчаянно кричали у фонтана.
Ночь вступила в свои права. Вот только удушающая жара была сильнее ночи. И темнота не принесла за собой даже легко бриза.
Нафиса-ханум застыла у открытого окна малой гостиной и немигающим взглядом наблюдала за пустотой во внутреннем дворике. Слуга бесшумно вошел и застыл у нее за спиной.
- Я ждала грозу, но природа никогда не оправдывает ожиданий. Но, Ахмет, свидетели нам не нужны, будем следовать плану, даже не смотря на безветрие, - не оборачиваясь, обратилась к слуге Нафиса-ханум.
- Отменить уже ничего нельзя, Исмаил уже поднялся на крышу, а Дамир проверяет двери, - тихо отозвался слуга.
Нафиса-ханум продолжала, не мигая смотреть на внутренних дворик. По крыше гостевой половины бесшумно скользнула тень. Исмаил. Раздался чуть слышный щелчок, потом еще один и еще один. Будто бы ветер играл с деревянными ставнями окон. Щелчок - и окно, выходящее во двор, закрыто. Еще щелчок. Вот только ветер тут был совершенно не причем. Просто скользящий по крыше бесплотной тенью Исмаил захлопывал и запечатывал снаружи ставни у выходящих во двор окон. Теперь те, кому недозволенно, даже случайно не могли увидеть, что же происходит во внутреннем дворе.
В это же самое время другой слуга - Дамир - такой же бесплотной тенью скользил по коридорам гостиницы, закрывая снаружи на засов некоторые двери. Теперь до утра покинуть комнату могли лишь те, кого ждут.
Нафиса-ханум видела, как закрылось последнее окно и Исмаил покинул крышу. Последние приготовления закончились. Теперь оставалось лишь немного подождать.

что собственно произошло

Если Шерлок попытается выйти из комнаты, то он обнаружит, что дверь закрыта с внешний стороны. При попытке открыть окно будет обнаружено, что окна, выходящие во внутренний двор, закрыты ставнями и прижаты защелкой снаружи.
Еще можно было слышать шаги по крыше и шаги в коридоре. По коридору ходил слуга - закрывал двери. А на другом конце коридора из одной комнаты вышел человек и пошел куда-то вниз.

+1

29

Лежа на спине на кровати, Шерлок положил руки на затылок, по-прежнему улавливая каждое шевеление за пределами своей комнаты. Было душно. Рубашка быстро прилипла к мокрому от пота позвоночнику, но он даже не подумал изменить позу.
Майкрофт ситуацией в кофейне Нафис-ханум не заинтересовался. На смс-ку он ответил сухим «нет», что означало лишь то, что миссия Шерлока остается в силе в неизменном виде. Появившиеся в этом уравнении дополнительные неизвестные значения для Британского правительства не имели.
Шерлок не мог с этим согласиться. Возможно, вскрывшиеся подробности, помогут и его делу тоже.
Поэтому, как только по коридору прошелся слуга, закрывая все комнаты, в то время как другой позаботился о ставнях на окнах, выходящих на внутренний дворик, Шерлок решил действовать. Некоторое время спустя в конце коридора стукнула дверь, шаги удалились в сторону лестницы и скоро затихли.
Вероятно, кто-то умрет этой ночью. А потом и его последний оплот притворства рухнет.
Слуга все еще прохаживался по этажу, когда его привлек шум, исходящий из комнаты псевдо-француза.
Он отпер дверь, уставившись в царящую там темноту, сделал шаг внутрь, и неожиданно сильный удар обрушился на его голову. Охранник бы рухнул на пол, как подкошенный, если бы Шерлок не подхватил его.
Уложив мужчину на постель, детектив крепко связал его, не забыв заклеить рот пластырем.
Шум от упавшего стула вряд ли был слышен на других этажах, а значит, Шерлок выиграл себе немного времени до того момента, как араба хватятся.
Он захватил с собой все необходимое, запер дверь, используя ключи, которые забрал у охранника, и бесшумно двинулся вниз, туда, где по его идее и должно было произойти что-то интересное.

+1

30

Мысли Нафизы-ханум плыли, легкими облаками над морской гладью. Ахмет и Исмаил, верные стражи всякого дела, порученного им, должны были отправиться к комнате " Штефана Зауэра" и охранять его покой, подобные теням в углах старой кофейни. Женщина не сомневалась, что слуги уже там.
Амина мысленно видела, как в это самое время Мирза застенчиво улыбается гостю, предлагая кушанья и напитки.
Хозяйка могла бы поручить передать  и записку  от его друга "аль-Исфахани" с просьбой о встрече у фонтана, но она была любопытна не по годам и решила взглянуть напоследок на врага Хафиза своими собственными глазами. На памяти ханум  Бейли был первым  английским профессором, посетившим ее заведение. С тех пор, как она сама, много лет назад, пересекла границу той страны и обрела дом в Касабланке.

- Дорогому гостю - мое почтение, - произнесла Нафиза-ханум, когда ей открыли на стук, - надеюсь, Ваш отдых будет приятным. Известен ли Вам некий господин эль-Исхафади?
Бейли радостно закивал в ответ.
- Слава Аллаху! Тогда это письмо попадет в руки того, кому оно предназначено.
Нафиза с легким поклоном положила письмо на столик, и тихо вышла. Она заметила, глянув на поднос, что гость уже успел вкусить восточного гостеприимства.
Солнце падало за горизонт, нестерпимая духота заставила ханум направиться к фонтану, чтобы насладиться прохладой. Она заняла удобное место в глубине двора, с которого видела все, что нужно, сама оставаясь невидимой.
Ахмет и Исмаил "проводят" профессора до места встречи, чтобы все произошло без помех.
[AVA]http://s7.uploads.ru/ogEYH.jpg[/AVA]
[NIC]Naphisa[/NIC]

+1


Вы здесь » Sherlock. One more miracle » Flashback » *Magic vostok